авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Обычно-правовая система традиционного общества

-- [ Страница 4 ] --

Виды и признаки обычно-правовых систем обусловлены их функциями: консолидационной, регулятивной, аксиологической, коммуникативной и охранительной. Перечень этих функций стандартен для любой правовой системы общества, что еще раз подчеркивает доктринальный уровень сопряженности письменной и устной традиций права. Консолидационная функция заключается в объединении в рамках обычно-правовых систем однородных общин, племен, союзов племен, прочих сообществ. Регулятивная функция указывает на то, что обычно-правовая система нацелена прежде всего на регуляцию общественных отношений как средство обеспечения социальной организации, интеграции, передачи нормативного опыта, имманентного взаимодействия субъектов социума. Аксиологическая функция выражается в том, что в ценностном плане обычно-правовая система представляет собой сопряжение обычно-правовых комплексов с обусловливающими их традиционными ценностями, относящимися не только к духовно-нравственной сфере, но и к самой культуре доиндустриального общества, особенностям его политического, морально-этического и нравственного мировоззрения. Главным же аспектом аксиологии обычно-правовых систем является то, что они обеспечивают интеллектуальные потребности и межсубъектное взаимодействие внутри традиционного общества, тем самым обусловливают коммуникативную функцию. Охранительная функция обычно-правовой системы тесно связана с предыдущими, но в отличие от них направлена на недопущение и пресечение девиаций от устоявшихся моделей правомерного поведения, заложенных в обычном праве.

В завершении параграфа диссертант формулирует вывод о том, что обычно-правовая система – это разновидность правовой системы общества, представленная в виде совокупности обычного права, основанных на его действии юридической практике и обыденном правосознании, взаимодействие которых обеспечивает санкционированное регулирование общественных отношений в традиционном обществе, отражая конкретно-исторический уровень его правовой культуры и обладая возможностью латентного функционирования в современном обществе.

В четвертом параграфе «Сравнительно-классификационная характеристика обычно-правовой системы» отмечается, что в типологическом контексте обычно-правовая система относится к семье традиционного права, являясь ее составляющей и специфической частью. Функционирование обычно-правовых систем характерно для раннего периода генезиса всех правовых семей, в т.ч. романо-германской и англосаксонской. Традиционные правовые системы разнообразны по характеристике юридических форм, способам выработки и систематизации норм, источникам права, применяемым для их толкования, и духовно-нравственным детерминантам. Данное обстоятельство лежит в основе тенденции включения в семью традиционного права всех правовых систем, не находящих места в иных правовых семьях.

Семья традиционного права сегодня объединяет национальные правовые системы стран Дальнего Востока и Экваториальной Африки, хотя фактически ее содержание значительно шире. Региональные системы, основанные на обычном праве, самостоятельно не рассматриваются, но учитывая, что государственные границы ряда стран достаточно условны (особенно африканских), то фактическое значение региональных правовых систем предполагает необходимость их более тщательного и всестороннего изучения с последующей классификацией. Однако выделение в рамках семьи традиционного права самостоятельной группы обычно-правовых систем представляется в настоящий момент невозможным, т.к. они имеют региональный характер, а существующие подходы сравнительного правоведения предполагают рассмотрение преимущественно национально-государственных систем. По мнению диссертанта, обычно-правовую систему следует рассматривать как одну из традиционно-правовых форм отображения правовой действительности, основанную на примате обычного права.

В зависимости от формы нормативной регламентации следует выделить позитивно-правовую, прецедентно-правовую, религиозно-правовую и традиционно-правовую модели правовых систем, соответствующие основным традициям права; по степени утверждения форм (источников) права автором выделяются: доминантная (примат одной формы и факультативность иных), дуалистическая (наличие двух конкурирующих форм – одна поглощает другую) и гибридная (гармоничная интеграция ряда форм права) модели; по степени санкционирования различных традиций права – дисперсионная (дозволение различных традиций права в пространстве и по кругу лиц) и централистская (обеспечение единственной традиции права); по форме развития властных институтов можно выделить потестарную и публичную модели; по способу систематизации права – дифференцированную, индифферентную (не ставящую цель систематизации) и недифференцированную; в зависимости от массива правового пространства – международную, национальную и региональную модели; в зависимости от степени этатического становления – догосударственную, раннегосударственную, национально-государственную, внутригосударственную и внегосударственную модели.

Кроме того, диссертантом выделяются действующие правовые системы и недействующие (историко-правовые); традиционные и современные; цивилизованные (развитые) и варварские (примитивные); официальные (санкционированные) и неофициальные (самобытные). Также выделяются этатические, этнические и субкультурные модели правовых пространств. Модели правовых систем могут отражать культурные приоритеты общества, например западная (либеральная) или восточная (традиционная); могут иметь географический характер, например латиноамериканская, азиатско-тихоокеанская, восточно-европейская, или отражать этнические особенности – панарабская, панславянская. Отдельно диссертантом выделяются светская и религиозная модели правовых систем (христианская, иудейская, мусульманская и буддийская). Великие державы позиционируют собственные модели правовых систем: российская, американская, немецкая, французская и др.

Перечень моделей, основанных на определенных качествах нормативно-регулятивных систем, практически неисчерпаем. В отличие от религиозно-правовых систем, обычно-правовые системы имеют и отражают соответствующие их характеру источники нормативного регулирования, тем не менее испытывая серьезное религиозное влияние (не только монотеистическое, но и языческое). Для каждой правовой системы характерна персональная специфика, выраженная в формах (источниках) права, употребляемых для регулирования общественных отношений, и в духовно-нравственном понимании права как социального явления. Такая закономерность имеет универсальное значение, независимо от индивидуальных особенностей модели, масштабности ее проявлений на практике, хронологического и субъектного проникновения и др., позволяя на основе исследования специфики права и ряда общественных факторов судить о проецируемых на их основе нормативно-регулятивных пространствах.

Во второй главе «Структура и элементы обычно-правовой системы» автор предпринимает системный анализ структурных элементов обычно-правовой системы. В первом параграфе «Нормативная структура системы обычного права» обращается внимание на нормативные компоненты обычно-правовой системы. Обычное право имеет преимущественно вербальный характер, что препятствует дословной определенности и лаконичности содержания обычно-правовых норм. В передаваемых устным способом конструкциях отражаются традиционалистские мировоззренческие установки, ассоциированные не только с правосознанием, являющимся частью общественного сознания, но и социальными, религиозными, культурными, нравственными и иными фактическими отношениями.

Примат обычного права как базовой формы (источника) права в обычно-правовой системе представляется естественным, отражая культурный уровень традиционного общества. Обычное право не является и не может являться продуктом волевой деятельности законодателя (как позитивное право), т.к. формируется в процессе реализации общественных отношений незаметно для субъектов, без доктринальных проектов и проблем применения нормативных предписаний. Поэтому оно носит самодостаточный характер, определяющийся потребностями непосредственного общественного урегулирования. В бесписьменных культурах или относительно обособленных общностях с невысокой грамотностью населения применение позитивного права крайне затруднительно, кроме того, закон часто воспринимается как внешне чуждое явление.

С технико-юридической точки зрения обычное право представляется правовым массивом, легитимированным непрерывностью юридической практики обычно-правовых норм, выработка и воспроизведение которых осуществляются естественным путем, в условиях отсутствия или ограниченности действия большинства форм (источников) права, при этом систематизация обычаев, а равно иные действия по их дифференциации возможны только в ходе законотворческой деятельности.

Отсутствие или недостаточность государственного принуждения не снижают императивности обычного права, и оно является в традиционном обществе самым действенным регулятором общественных отношений, позволяющим упорядочивать как возникающие казусы, так и повторяющиеся с определенной частотой факты. В его рамках закрепляется нравственное, моральное, политическое и эстетическое поведение субъектов, обеспечиваемое общественным принуждением. По мнению диссертанта, обычное право следует рассматривать как архетипическую форму (источник) права, имеющую широкое распространение в традиционном обществе и преимущественно теневое в современном, основанную на юридической практике вербальных обычаев, санкционируемых социумом, и правовых обычаев, обеспечиваемых государством, а также ценностях и интересах, закрепляемых в правосознании и правовой культуре различных народов и культур.

Проведенное диссертационное исследование позволяет сделать вывод, что в рамках непосредственных обычно-правовых систем обычное право формируется в виде двухуровневой нормативно-регулятивной структуры. Первый уровень (начальственный) включает обычно-правовые комплексы, имеющие всеобщее распространение в пространстве и по кругу лиц в рамках всей обычно-правовой системы (региональные обычаи). Второй (подчиненный) содержит обычно-правовые комплексы, партикуляризированные только в рамках отдельного племени, поселения или общины (локальные обычаи). Эта особенность представляет обычно-правовую систему как сложное социально-нормативное явление, имеющее органический характер. Дуализм сферы применения обычного права порождал противоречия или даже повторения в содержании региональных и местных обычаев, относящихся к одной обычно-правовой системе. Причем региональные нормы не всегда имели безусловный приоритет над местными, мерилом чего являлась фактическая общественно-регулятивная практика. Каждые обычаи применялись в своем пространстве и по кругу лиц, но разница между ними состояла в том, что региональные обычаи могли вытеснить местные. Естественность механизмов саморегулирова­ния общественных отношений снимала потребность в систематизации и согласовании обыч­но-правовых норм.

Значительная роль в нормативной организации обычно-правовой системы отводится общественно-правовой практике, которая представляет собой деятельность органов потестарной власти, выступающих от имени общества и реализующих неограниченный перечень полномочий, а также деятельность иных субъектов общества, приводящую к генезису, воспроизводству и реализации обычного права. В этом смысле юридическая практика в обычно-правовой системе традиционного общества максимально приближена к практике регулирования общественных отношений, выраженной в обычно-правовой деятельности и сформировавшемся на ее основе социально-правовом опыте. Юридическая практика в обычно-правовой системе связана с жизнедеятельностью всего социума и его отдельных субъектов, которые подтверждали или нивелировали регулятивную силу того или иного обычая. Такая практика представлена в контексте нормотворчества, толкования и реализации обычного права, особенностью которых служит то, что общественно-правовая практика строится на основе не только обычно-правовых норм, но и смежных с ними норм морали, нравственности и религии.

Субъектами общественно-правовой практики в обычно-правовой системе выступали субъекты обычного права, а участниками – непосредственные экспликаты субъектов. Однако главным субъектом был народ как совокупность индивидов, участвующих в регулировании общественных отношений, в том числе посредством широкого доступа к деятельности органов потестарной власти. Социально-правовой опыт представляется в традиционном обществе в виде общественных предписаний нормативно-регулятивного характера, устоявшихся в правосознании, подтвержденных правоприменительной практикой и транслируемых во времени, в пространстве и по кругу лиц.

Во втором параграфе «Особенности правосознания и правовой культуры в обычно-правовой системе» диссертант анализирует ту роль, которую в обычно-правовой системе традиционного общества играют ненормативные правовые регуляторы, такие как правосознание. Правосознание в процессе реализации обычного права фиксировало состояние императивности обычаев, имея традиционный характер, отличаясь от современного, что затрудняет понимание его содержания в условиях индустриального и постиндустриального общества. Традиционное правосознание имело обыденный характер и было неразрывно связано с религиозно-мифологическим, этнокультурным, выражая внутреннее отношение субъектов к нормативной основе и юридической практике, имевшей место в рамках обычно-правовой системы традиционного общества. Оно имело индивидуальный и групповой характер, не восходя до уровня массовости, для достижения которой недостаточно вербально-мыслительного инструментария.

Правовая культура в традиционном обществе неразрывна с социально-правовым опытом, сложившимся в рамках конкретного государства, этноса или сообщества. Через правовую культуру воспроизводится богатство всего нормативно-регулятивного опыта, своеобразие ментальности и ценность самобытности. Содержание правовой культуры в обычно-правовых системах выражается в знании, понимании и реализации обычаев, а также иных социальных норм, обладающих императивностью применения в регулировании общественных отношений, при этом обычно-правовые познания индивидов формируются на основе жизненного опыта, выражаясь в нормативно-регулятивных установках. Отсутствие этого опыта компенсируется его воспроизводством представителями потестарной власти, «геронтами» или иными людьми, отличающимися рассудительностью и логичностью умозаключений. Поэтому в традиционном обществе широко использовались аналогии, способы разрешения схожих казусов или их варианты, заслужившие одобрение общины и отвечающие уровню ее правовой культурности.

В третьем параграфе «Источники права в обычно-правовой системе» автор показывает, что обычное право формируется на основе различных нормативных структур. Выделяются две группы источников формирования обычного права: нормативно-правовые (обычаи, прецеденты, договоры, статуты, указы, положения и т.п.) и социокультурные (обряды, обыкновения, каноны, предания, мононормы этики, морали и нравственности и т.п.).

В тех государствах и регионах, где допускаются различные формы правового плюрализма, нормативно-правовые источники, представленные преимущественно зафиксированными в письменном виде обычаями, потестарными прецедентами и вербальными договорами, возникающими из непосредственной практики регулирования общественных отношений, играют основную роль в функционировании обычно-правовой системы. Отсутствие четкой позитивной формализации обычно-правовых норм, содержащихся в обычаях и иных источниках, а также карательного аппарата по обеспечению силы обычного права в традиционном обществе компенсируется за счет их неразрывности с социокультурными основаниями, прежде всего религией, мифологией, моралью, эпосом народа, обрядами и ритуалами, при этом самые устойчивые и важные обычаи, существуя с незапамятных времен, обладали особой безоговорочной силой (особенно запреты). Многократность применения обычаев обеспечивала постоянную перепроверку соответствия содержащихся в них норм потребностям общества.

Прецеденты потестарной власти, классифицируемые на судебные и административные, имеют особое значение для обычно-правовых систем, т.к. на их основе происходит оперативное формирование новых обычно-правовых норм. Ведь если для становления обычаев требуется относительно длительный временной период, то прецеденты возникают немедленно, причем далеко не всегда на основе обычаев, а в дополнение или даже противопоставление им. В таких условиях причиной установления прецедентов обычно является неурегулированность определенного общественного отношения. Таким образом, потестарный прецедент обеспечивал оперативное восполнение пробелов в обычном праве и упразднение не отвечавших совокупным потребностям общества обычаев.

Договор также выступает в качестве самостоятельного источника обычного права, приводя к воспроизводству действующих обычно-правовых норм или к генезису новых обычаев. Часть договоров становилась примером заключения схожих соглашений в будущем. Данные соглашения были направлены на разрешение конкретных проблем, обеспечение реализации коллективных или индивидуальных интересов.

Говоря о социокультурных источниках обычного права, следует отметить, что обряды, обыкновения, каноны, предания, нормы этики, морали и нравственности как таковые не выступают в качестве источника разрешения конфликтных ситуаций, но при их помощи осуществляется передача нормативной информации в вербально-мыслительной форме. Поговорки, песни и афоризмы также не являются регуляторами общественных отношений в обычно-правовых системах, но служат устойчивым логическим подспорьем процесса обычно-правовой регуляции, компенсируя отсутствие позитивной формализации обычно-правовых норм. При этом значение пословиц, поговорок и афоризмов в обычно-правовых системах представляется более важным, чем только лишь ретрансляция социально-правового опыта и фиксация логических установок. Эти источники относятся к сфере обыденного правосознания индивидов, выражая господствующие в обществе социально-правовые идеи и принципы, ценности социума, которые становятся основой генезиса и воспроизводства непосредственных обычно-правовых норм в процессе реализации общественных отношений.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.