авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Надзор в правовой политике россии

-- [ Страница 3 ] --

Вместе с тем в основе гражданского общества лежит не единство, а противопоставленность друг другу индивидуальных и групповых интересов, что порождает противоречия между членами общества, проявляющиеся, например, в сфере рыночной экономики в конкуренции между ее участниками, следовательно, их преодоление составляет одну из актуальных задач государства. Это вызывает необходимость в сохранении на современном этапе государственного регулирования в данных сферах в той мере, в которой они не обеспечиваются процессами саморегуляции. В этих условиях надзорная деятельность подлежит реализации в отдельных направлениях. Так, в сфере экономики надзор обеспечивает правовую реализацию рыночных принципов, предупреждение недобросовестного поведения субъектов экономической деятельности и привлечение их к установленной ответственности, т.е. экономического правопорядка.

Формирование надзорно-правовой политики предполагает учет следующих обстоятельств: а) состояние надзорной политики есть своеобразный критерий уровня научной и политической обоснованности, взвешенности политико-правовых решений в экономической, социально-культурной и административно-политической сферах; б) надзорно-правовая политика, как и другие виды политики, обусловлена сущностью государства, его социальным назначением, историческим этапом развития, что предопределяет специфику ее исторических форм; в) правовые воззрения на надзор отражают соотношение взглядов, существующих в данный момент на степень отношений между обществом и государством; г) разработка основ надзорной политики предполагает учет двух опасностей, одинаково разрушительных для государства: бюрократизма и коррупции при избыточном администрировании, с одной стороны, и криминализации общественных отношений, дезорганизации общественного порядка, общественной безопасности, стихийность – с другой; д) современная надзорно-правовая политика должна «выходить» на проблему упорядочения полномочий надзорных органов и способствовать усилению их правовой регламентации; исключить дублирование надзорной деятельности и предотвратить использование надзора как средства оказания административного давления; е) невозможность догматизма в правовой политике не должна быть объяснением колебаний от императивности к диспозитивности в короткие временные периоды в вопросах осуществления государственного надзора.

Надзорно-правовая политика определяется как обусловленная сущностью государства, его социальным назначением и историческим этапом развития научно обоснованная, последовательная и системная деятельность по созданию эффективного механизма регулирования и оптимизации надзорной деятельности (упорядочения полномочий надзорных органов, их правовой регламентации, преодоление дублирования надзорной деятельности и т.д.), система приоритетов которой основывается на общепризнанных нормах международного права и состоит в выработке и осуществлении юридических идей стратегического плана, в принятии, совершенствовании и реализации законодательства о надзорной деятельности.

Во втором параграфе «Надзор как средство правовой политики» для определения сущности надзора и его отличительных признаков осуществлен сравнительно-правовой анализ правовых норм, регулирующих данный вид деятельности, исследованы высказанные в научной литературе подходы по данному вопросу. Анализ научных исследований позволил обобщить следующие выделяемые большинством ученых признаки надзора, которые, по их мнению, обособляют надзор от контроля: осуществление надзора только за соблюдением законов, а органами контроля в основном (или только) – за подзаконными нормативными актами; многофункциональность деятельности контрольных органов, обладающих в отличие от органов надзора полномочиями по правовому регулированию и оказанию услуг; наличие у органов контроля полномочий по рассмотрению административных дел и применению административного наказания; возможность вмешательства органов контроля, в отличие от надзора, в оперативно-хозяйственную деятельность проверяемых структур; осуществление контроля в отношении подчиненных структур.

В связи с этим в работе отмечается, что приведенные критерии различия надзора и контроля были присущи советскому периоду и в настоящее время претерпевают значительные изменения.

В правовом государстве, сущность которого заключается в его ограничении правом, выступающим антиподом произволу, государственные органы ограничены компетенцией, основанной на принципе «дозволено только то, что прямо разрешено законом», в связи с чем нормативное регулирование деятельности органов государства должно исключать возможность оценки деятельности проверяемых органов с позиций ее целесообразности (т.е. собственного усмотрения), так как это создает условия для коррупционных проявлений. С этих позиций автор формулирует вывод о том, что механизм надзорной деятельности должен состоять только из урегулированных правом способов и средств проверки и оценки деятельности проверяемого объекта.

Наличие у одних органов полномочий по рассмотрению административных дел (например, у налоговых) и их отсутствие у других (например, у прокуратуры) не может служить основанием для разграничения осуществляемой ими деятельности соответственно на контрольную и надзорную. Определяющим является не то обстоятельство, наделен или не наделен тот или иной орган правом в порядке внесудебной юрисдикции привлекать виновных лиц к установленной законом ответственности, а то, чтобы на такой орган и его должностных лиц законодательно была возложена обязанность привлечения их к ответственности. Выполняя эту обязанность, государственный орган использует тот механизм привлечения к ответственности, который установлен государством. Данный механизм может изменяться (например, в связи с возможным созданием административных судов), но это не влечет изменение существа деятельности органа по выявлению нарушений.

Правовой анализ принимаемых нормативных актов позволил диссертанту сделать вывод о наличии устойчивой тенденции расширения регулирования общественных отношений посредством права, в том числе и в сфере действия различного рода технических правил, стандартов и нормативов, которые, будучи закрепленными в законе (технические регламенты), становятся предметом надзорной деятельности, существенно расширяя ее сферу. Вместе с тем и подзаконные нормативно-правовые акты, издаваемые во исполнение требований законов, не могут в связи с этим исключаться из сферы надзорной деятельности.

В заключение параграфа автор приходит к выводу, что указанные обстоятельства изменяют понимание надзора как «суженного в сфере своего применения контроля» (М.С. Студеникина), поскольку упраздняют выделяемые в научной литературе их основные различия, что позволяет рассматривать исследуемый вид деятельности в одном юридическом значении – как надзор.

Надзор определяется как юридическая деятельность специализированных государственных органов по поддержанию режима правообеспечения, осуществляемая в установленной процессуально-правовой форме в отношении не подчиненных им субъектов, обеспечивающая правореализацию законодательства в урегулированных правом сферах жизнедеятельности, направленная на предупреждение и выявление нарушений, привлечение виновных к установленной законом ответственности, а также на соответствие правовых актов Конституции Российской Федерации общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам.

Рассматривая надзор как специфическую функцию, обеспечивающую реализацию основных функций права и государства, автор отмечает, что в советский период распространение государственного правового регулирования на непомерно широкую сферу общественной жизни и доминирование запретительно-карательных механизмов вытесняли саморегулятивные начала и тем самым предопределяли наличие чрезвычайно широкой сферы реализации надзорной деятельности.

Современное содержание функций надзорных органов находится в непосредственной взаимосвязи со становлением и развитием в России правового государства и формированием гражданского общества. В диссертации показана взаимосвязь надзорной функции с функциями права, которая позволяет автору обнаружить ее в том, что, с одной стороны, государственная власть через нормативные акты придает нормам и принципам всеобщую нормативность и общеобязательность, а, с другой – наделяет соответствующими полномочиями и средствами воздействия компетентные органы, включая надзорные, что гарантирует реализацию правовых установлений.

Рассмотрение диссертантом функции как внешнего проявления внутренних присущих ей свойств, составляющих основу выделения конкретных функций объекта, позволило прийти к выводу о том, что вне объекта функционального воздействия указанные свойства, реально присущие конкретному объекту, существуют как потенциальная способность, возможность их реализации. Исходя из этого, в работе обосновывается, что свойства надзора, непосредственно порождающие его отношение к объектам функционального воздействия, следует рассматривать как основание надзорных функций.

Надзору присуще множество свойств, выражающих в своем единстве его качество, однако выявить сущность надзора возможно только путем выделения среди них основных свойств надзора, которые отражают его предназначение. Таким определяющим, основным свойством, характеризующим сущность надзора, по мнению диссертанта, является обеспечение регулятивного воздействия права на общественные отношения.

Функция надзора определяется как обусловленное сущностью, социальным назначением и историческим этапом развития государства направление его деятельности по обеспечению регулятивного воздействия права на общественные отношения, реализуемое посредством осуществления надзорной деятельности в урегулированных правом сферах жизнедеятельности в отношении определенных объектов. Надзор рассматривается как элемент системы «особых механизмов» по поддержанию устойчивости и непрерывности функционирования общества в заданных правовым регулированием параметрах, как «специальный аппарат» обеспечения реализации правового регулирования.

Обусловленность функций надзорных органов функциями права и государства позволяет выделить правоохранительную и правозащитную надзорные функции. Современные функции надзорных органов характеризуются: отсутствием идеологической и политической направленности при осуществлении надзора; обеспечением защиты жизненно важных интересов личности, общества и государства; соблюдением прав и свобод человека и гражданина; становлением единого правового регулирования порядка проведения надзорных мероприятий.

Выделение функции правозащиты в деятельности органов надзора основано на закреплении в Конституции РФ норм и принципов международного права о соблюдении прав и свобод человека и гражданина как фундаментальной основы демократического правового государства и обязанности государства обеспечивать их защиту.

В третьем параграфе «Исторические формы надзорно-правовой политики» обосновывается, что выявлению устойчивых процессов, позволяющих оценить прошлое, исследовать формирование и генезис надзорно-правовой политики, проследить тенденции ее развития, институционализации, воздействие на различные процессы жизнедеятельности общества и определить перспективы решения современных проблем способствует исторический подход к ее исследованию.

Надзорно-правовая политика советского периода обусловливалась классовой сущностью государства, что оказывало непосредственное влияние не только на ее содержание, но и на масштабы реализующей деятельности; надзор являлся средством обеспечения правового регулирования, в котором господствовали абсолютно разрешительно-обязывающий его тип и запретительно-карательные механизмы.

Надзорно-правовая политика постсоветского периода формируется в условиях становления правового государства на приоритете права в его современном правопонимании, основу которого составляют естественно-правовые начала; приоритете прав и свобод человека и гражданина; введении рыночной экономики и свободы предпринимательства, что, с одной стороны, вызывает необходимость ограничения надзорного воздействия, а с другой усиление правовых основ надзорной деятельности.

На современном этапе государственное регулирование в них (сферах) сохраняется в той части, которая не обеспечивается процессами саморегуляции, что вызывает потребность в наличии специализированных видов государственной деятельности, одним из которых является надзор.

Во второй главе «Надзор как правовая форма деятельности» отмечается, что правовая политика в сфере надзорной деятельности может осуществляться только на научном подходе к формированию концепции современной надзорной деятельности, основу которой составляют разработанные в теории права и государства теория правовых форм деятельности, теория юридической деятельности, теория юридического процесса.

В первом параграфе «Надзор в системе правовых форм деятельности» дано понятие правовой формы деятельности, которое используется в значении характеристики видов юридической деятельности. Оспаривая мнения ученых, рассматривающих надзор как самостоятельную правовую форму (наряду с правоприменением, правотворчеством и др.), автор обосновывает необходимость его рассмотрения как одной из разновидностей правоприменительной юридической деятельности. В связи с этим в работе приводятся следующие признаки, отражающие их общность: современная надзорная деятельность, как и правоприменение, призвана устанавливать соблюдение и исполнение требований законов и издаваемых подзаконных нормативно-правовых актов, а не всех управленческих решений, как это полагают сторонники обособления надзора; потребностью осуществления и надзорной деятельности, и правоприменения является обеспечение эффективного правового регулирования и восстановления состояния правообеспечения в случае их нарушения; субъектный состав органов, осуществляющих надзорную деятельность и правоприменение, характеризуется его принадлежностью к специализированным государственным структурам и исключает осуществление надзора общественными, политическими, иными организациями и гражданами; современная деидеологизация как надзорной, так и правоприменительной деятельностей исключает при их осуществлении общественно-политическую оценку (наряду с юридической); результатом надзорной деятельности, как и правоприменения, является принятие итогового акта применения права.

Вместе с тем, обладая указанными общими признаками, правоприменительная деятельность отдельных надзорных органов имеет свои особенности, обусловленные предметом надзора.

Так, специфика правоприменительной деятельности органов прокуратуры проявляется в том, что она направлена на выявление и устранение нарушений, допускаемых как самими субъектами правоприменения, так и отдельными субъектами правотворчества, реализуя тем самым функцию корректировки.

Надзор за законностью нормативно-правовых актов позволяет выявлять ненормативные правовые акты и посредством осуществления надзорного правоприменения обеспечивать их приведение в соответствие с Конституцией РФ и федеральным законодательством, чем и осуществляется правообеспечение.

Правовая форма надзорной деятельности представляет собой обусловленный социальной сущностью государства, его целями и задачами вид правоприменительной деятельности специализированных государственных органов, обеспечивающий соответствие законодательству деятельности поднадзорных органов, осуществляемый посредством использования юридических средств и методов и применения правовых норм в целях достижения состояния правообеспеченности в урегулированных правом сферах жизнедеятельности.

Второй параграф «Надзор как вид юридической деятельности» посвящен выявлению юридической сущности надзора, определению его места в системе разновидностей юридической деятельности, установлению особенностей содержания его структурных элементов (предмета и целей, способов и методов осуществления и т.д.), что способствует формированию концепции надзорно-правовой политики.

Юридическую природу надзора отражают следующие его признаки, присущие каждому виду надзорной деятельности и всем им в совокупности: прерогатива органов государства на осуществление надзора на основе нормативно-правового регулирования их деятельности; проверка соблюдения требований законодательства в определенных сферах общественной жизни, урегулированных правовыми нормами; возникновение при осуществлении надзора надзорно-правовых отношений; реализация надзора путем совершения операций с нормами права с использованием средств и методов юридической техники; закрепление результатов надзорной деятельности в соответствующих правовых документах; наступление юридически значимых последствий в результате применения надзорными органами правовых норм; принятие мер к выявлению и устранению установленных нарушений.

Надзор как вид юридической деятельности представляет собой систему осуществляемых с соблюдением установленных требований юридических действий и используемых правовых средств и методов, а также принимаемых по их результатам актов применения права, направленных на достижение поставленных целей.

В системе юридической деятельности надзор является его неюрисдикционным видом, поскольку он не связан с разрешением правовых споров, однако содержание надзорной деятельности, порядок ее осуществления, в связи с расширением подведомственности органам судебной юрисдикции надзорно-юридических дел, должен отвечать требованиям деятельности подготовительной (обеспечительной) по отношению к деятельности юрисдикционной.

Исследовано соотношение категорий «юридическая деятельность» и «правовая деятельность». Категория «правовая деятельность», по мнению диссертанта, отражает качественную характеристику юридической деятельности, в связи с чем исследование соотношения понятий «юридическая» и «правовая» деятельность должно опираться на разработанную в теории права и государства концепцию разграничения понятий «права» и «закона». Исходя из этого, не правовой деятельностью является реализация закона, не соответствующего праву, поскольку воля законодателя носит не правовой характер.

Обосновывается, что проверка деятельности поднадзорных структур должна осуществляться не только путем оценки правового характера проверяемой деятельности, но и оценкой правового характера нормативных актов, регулирующих эту деятельность. Более подробно данный вопрос рассмотрен в четвертой главе.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.