авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Актуальные вопросы использования специальных знаний в российском уголовном судопроизводстве.

-- [ Страница 2 ] --

Практически единодушны ученые в определении цели использования специальных знаний, поскольку считают, что это знания, применяемые для разрешения вопросов, возникающих при осуществлении правосудия, либо необходимые для решения вопросов, возникающих при расследовании и рассмотрении в суде конкретных дел, либо используемых для решения вопросов, возникающих в процессе уголовного судопроизводства.

Также, в последнее время, практически не вызывает споров позиция, что специальные знания должны быть основаны на теории и закреплены практикой, получены в результате специальной подготовки или профессионального опыта, поскольку наличие достаточного опыта у специалиста прямо предусмотрено в УПК.

Многие ученые при формулировании понятия специальные знания, характеризуют их через навыки и умения. Как нам представляется на основе проведенных исследований, при определении понятия специальных знаний нет необходимости отдельно выделять навыки и умения, поскольку в основном все ученые сходятся на той точке зрения, что навыки и умения являются либо составляющими элементами знаний, либо их внешним проявлением.

Изучение основных подходов к вопросу об использовании в отношении специальных знаний, применяемых в ходе уголовного судопроизводства, терминов “познания” и “знания”, позволяет прийти к выводу, что в данном вопросе следует согласиться с авторами, считающими более предпочтительным использование термина “знание”.

Отсут­ствие ясных критериев разграничения понятий “специальные знания” и “специальные познания” давно вызывало дискуссии среди ученых. Новейшее законодательство преимущественно использует термин “специальные знания”. Многие ученые также предпочитают пользоваться дан­ным термином.

На основе проведенного исседования диссертантом делается вывод о том, что знание – понятие более широкое, чем познание. Знание имеет объективную природу и не связано непосредственно с конкретным носителем. По существу, это объем накопленных сведений о фактах действительности. Познание же это способ применения знаний конкретной личности для решения стоящих перед ней (как исследователем) задач. По существу, это знание в действии, если исходить из ста­тического понимания знания. Посред­ством использования имеющихся знаний и навыков человек изуча­ет окружающую действительность. Осуществляя познание, человек может полу­чать, открывать новое знание. Следовательно, данные понятия можно рассматривать в их взаимной связи как содер­жание (знание о чем-либо) и форму (приобретение знания пу­тем познания действительности), процесс (познание) и резуль­тат (получение знания). Например, эксперт осуществляет позна­ние, т. е. на основе имеющихся личных профессиональных знаний и приобретенных навыков проводит исследование с целью получе­ния нового доказательства. Таким образом, для целей УПК применимо именно понятие “специальные знания”.

Итак, специальные знания - это система (совокупность) знаний, полученных на основе проведенной научной и практической деятельности специалиста, используемых им в установленном законом порядке для разрешения вопросов, возникающих в ходе уголовного судопроизводства, а специальные познания – это способ получения знания соответствующими лицами в результате теоретического и практического обучения определенному виду деятельности, во время которого они получили необходимый опыт для ее осуществления.

Второй параграф Признаки специальных знаний посвящен рассмотрению тех признаков, согласно которым знания могут быть отнесены к специальным.

К наиболее спорным моментам относятся: возможно ли наделение специальных знаний признаками “необщеизвестности”, “необщедоступности”, возможно ли исключение из системы специальных знаний – знаний юридических и т.д. В результате диссертантом были выделены следующие признаки специальных знаний:

1. Такие знания не являются общеизвестными, общедоступными и единичными. Признаки “необщеизвестности”, “необщедоступности” выделялись учеными давно, автор на основе анализа подтвердил необходимость такого выделения, кроме того, обосновано выделения признака “неединочности”, т.е. под специальными знаниями мы понимаем знания, которые могут быть использованы в различных стадиях уголовного процесса. В этом заключается отличие специальных знаний от единичных знаний свидетеля и иной ограниченной группы лиц.

2. Такие знания приобретаются в процессе теоретической и практической подготовки к конкретной деятельности. Знания должны быть получены, переданы лицам, обладающим специальными знаниями. Без их овладения невозможно надлежащее осуществление профессиональной деятельности.

3. Неоднократно применяются. Применение специальных знаний возможно при расследовании любого преступления, если это необходимо для установления интересующих следствие обстоятельств. Специальные знания могут применяться столько, сколько будет необходимо для формирования достаточной доказательственной базы, и по тем уголовным делам, которые потребуют их применения.

4. Представляются не в прямой, а в опосредованной форме. Непосредственная передача своих знаний следователю или суду экспертом, специалистом может не дать совершенно ничего полезного для уголовного судопроизводства. Так, при расследовании преступления суд вряд ли будут интересовать химические формулы, а также способы их применения – те специальные знания, которыми обладает эксперт. Суду будет необходим лишь конечный результат проведенных с использованием данных знаний исследований. Таким образом, экспертом, специалистом представляются не сами "специальные знания", а лишь результат их применения для решения конкретной практической задачи.

5. Вовлекаются в процесс в установленном законом порядке при наличии у участников процесса потребности в такого рода знаниях. Этот признак определяет цель участия эксперта и специалиста в производстве по делу, поскольку их знания должны быть необходимы для решения конкретных процессуальных задач.

6. Используются в предусмотренных процессуальным законодательством формах. Это признак служит гарантией того, что доказательства собранные с использованием специальных знаний, будут являться допустимыми, т.е. полученными с соблюдением норм УПК.

7. Их использование связано с определенным уровнем образования и/или подготовки, а также профессиональным или иным опытом. Лицо, обладающее специальными знаниями должно иметь соответствующий опыт, полученный в результате теоретического изучения и практического применения этого изучения. Ряд положений, указывающих на необходимость установления уровня опыта лица, привлекаемого к участию в процессе в качестве эксперта или специалиста, прямо предусмотрены в уголовно-процессуальном законодательстве. Так, эксперт вправе возвратить без исполнения постановление о назначении судебной экспертизы, если посчитает, что не обладает достаточными знаниями для ее производства (ст. 199 УПК). Специалист по той же причине вправе отказаться от участия в следственном действии (ст. 58 УПК). Следователь, привлекая к участию в следственном действии специалиста, должен удостовериться в его компетентности (ст. 168 УПК).

8. Такие знания способствуют обеспечению вынесения законного и обоснованного акта органов предварительного расследования и суда как органа судебной власти. Автором обосновано выделение данного признака специальных знаний, как цели их использования – обеспечение вынесения законного и обоснованного акта органов предварительного расследования и суда как органа судебной власти.

Третий параграф Классификация форм использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве России, в нем рассматриваются различные классификации форм использования специальных знаний, в зависимости от основания, положенного в основу.

Некоторые ученые формы использования специальных знаний классифицируют в зависимости от правового положения участников деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, совершенно верно, по нашему мнению, включая в их число следователя, лицо, ведущее дознание, специалиста, оперативного ра­ботника, эксперта, судью; также от цели применения – назы­вая обнаружение, фиксацию, изъятие, исследование доказательств; от процессуального значения результатов – выделяя непосредственный источник доказа­тельств, опосредованный мнением эксперта, и источник доказательств, не имеющий доказательственного значения.

Приведенная система форм может быть признана удовлетворительной, однако, по мнению диссертанта, при ее конструировании допущены неточности, не позволяющие согласиться с ней полностью. Во-первых, использование специальных знаний не следует ограничивать только опера­циями с доказательствами в зависимости от цели их применения, так как обнаруживаться, фиксироваться и исследоваться могут объекты, и не имеющие доказательственного значения (например, фотографическая фиксация в ходе оперативного мероприятия или инструментальное изучение предмета следователем не в ходе следственного действия).

Во-вторых, результаты применения криминалистической техники имеют разное процессу­альное значение в зависимости от условий их применения, а именно: в одних случаях они могут быть источниками доказательств, а в других слу­чаях — нет. Поэтому, по нашему мнению, введение понятий непосредствен­ного источника доказательств и источника доказательств, опосредствованного мнением эксперта, не имеет никакого практического значения, поскольку, с точки зрения теории доказательств и уголовно-процессуально­го закона все источники доказательств имеют одинаковое процессуальное значение — давать возможность субъектам доказывания получать из них сведения о фак­тах. В этом смысле протокол осмотра вещественного доказательства, например, имеет такую же доказательственную силу, как и заключение эксперта.

Что же касается ис­точника доказательств, “не имеющего доказательствен­ного значения”, то если здесь имеются в виду непроцессуальные источники, они вообще не могут имено­ваться источниками доказательств, поскольку послед­ние обязательно должны иметь призрак допустимости, а если речь идет об источниках, предусмотренных зако­ном, то они, даже при отсутствии в них имеющей отно­шение к делу доказательственной информации, всегда будут иметь доказательственное значение. В данном случае такие источники не используются в процессе до­казывания, хотя и находятся в деле.

По мнению некоторых ученых, главным критерием разграничения форм использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, является доказательственное значение результатов их примене­ния, так как доказывание составляет главную сущность уголовного процесса, и четкое определение места, зна­чения и содержания каждой из форм имеет первостепенное практическое значение. Однако разграничение только по этому основанию не позволяет создать все­объемлющую систему форм, поскольку недостаточно учитываются характер, условия такой деятельности, правовые полномочия отдельных субъектов познания (и доказывания) по уголовным делам.

Формы использования специальных знаний зависят и от субъектов их применения. Субъектами, использующими специаль­ные знания являются: следова­тель; лица, проводящие дознание; начальник следственного отде­ла; прокурор-криминалист; прокурор в стадии возбуждения уго­ловного дела и предварительного расследования; специалист; эксперт; судья.

Классификация процессуальных форм исполь­зования специальных знаний может быть проведена и по другим основаниям. Одно из них — обязательность привлечения сведущих лиц при проведении данного следственного или иного процессуального действия. В частно­сти, осмотре трупа и эксгумации (ст. 178 УПК, ст. 179 УПК (в случае обнажения лица другого пола нежели следователь)), допросе лиц, не владеющих языком, на котором ведется процесс (ст. 189 УПК). Неиспользование специальных зна­ний в перечисленных действиях следует рассматривать как существенное процессуальное нарушение, влекущее утрату доказательственного значения результатов этих действий. Факультативным является использование специальных знаний при освидетельствовании — ст. 179 УПК, а также при допросе, осмотре, следственном эксперименте и в ряде других следственных действий.

Основанием классификации специальных знаний мо­жет быть и характер их применения, по которому их можно подразделить на используемые в рамках: следственных действий—привлечение к производству по делу экспертов, специалистов, педагогов, переводчиков; иных процессуальных действий, а также использование специальных знаний иных сведущих лиц, не имеющих определенного процессуально­го статуса. Некоторыми учеными выделяются также процессуальные и непроцессуальные формы использования специальных знаний.

Вышеизложенное показывает многопрофильность направлений использования специальных знаний в уголовном процессе и разное их назначение в процессуальных и непроцессуальных формах использования и свидетельствует о необходимости система­тизации и классификации перечисленных форм использования специальных знаний по различным основаниям. В этой связи важное значение приобретает четкое определение объекта и пред­мета процессуальных действий. Для этого необходимо четко определить упомянутые понятия применительно к уголовно-процессуально­му доказыванию и уголовному процессу в целом.

Вторая глава Специалист в уголовном судопроизводстве России состоит из трех параграфов и посвящена рассмотрению понятия специалиста и проблемных вопросов определения процессуального статуса специалиста в уголовном процессе, доказательственного значения заключения и показаний специалиста.

Первый параграф Понятие и процессуальный статус специалиста в уголовном судопроизводстве России посвящен

Проведенный анализ норм УПК и точек зрения ученых процессуалистов, позволил диссертанту определить, что термин специалист используется в нем в узком, широком и очень широком (употребленном в ч. 1 ст. 168 УПК) смысле слова. В первых двух случаях специалистом лицо становится с момента получения лицом, обладающим специальными знаниями, вызова к следователю, дознавателю и др. для участия его в процессуальном действии в соответствующем качестве. В том смысле, который заложен в понятие "специалист" ч. 1 ст. 168 УПК, специалистом лицо, обладающее определенного рода специальными знаниями, становится с момента, когда у следователя (дознавателя и др.) появляется необходимость в использовании таких знаний в порядке, предусмотренном ст. 168 УПК. Такое представление о специалисте, как нам видится, не соответствует общетеоретическим воззрениям на участника уголовно-процессуальных правоотношений.

Во-первых, таких лиц, обладающих необходимыми специальными знаниями будет множество. Во-вторых, пока они не получили вызова принять участие в производстве процессуального действия, у них нет ни уголовно-процессуальных прав, ни соответственно уголовно-процессуальных обязанностей, без которых участником уголовного процесса они быть не могут.

Ряд ученых придерживаются той точки зрения, согласно которой специалист появляется в уголовном процессе с момента вызова лица, обладающего специальными знаниями, для его участия в производстве по делу в соответствующем качестве. Однако в литературе высказывается и иная позиция. Некоторые авторы считают, что лицо, обладающее специальными знаниями и привлекаемое для участия в деле в качестве специалиста, приобретает соответствующий процессуальный статус с момента разъяснения ему прав и ответственности, предусмотренных данной статьей перед началом следственного действия, для участия в котором привлекается специалист.

Лицо, обладающее статусом специалиста, одновременно является соответствующим участником уголовного процесса. Участие же в данном качестве в производстве по уголовному делу является бесспорным основанием отвода (самоотвода) судьи, прокурора, следователя, дознавателя, начальника следственного отдела, руководителя (члена) следственной группы (ст. 61 УПК); переводчика (ч. 2 ст. 69 УПК); защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика (п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК). Именно поэтому определение четких границ понятия “специалист” имеет реальное практическое, а не только теоретическое значение. Как нам представляется, пока лицу не разъяснены его права и ответственность, предусмотренные уголовно–процессуальным законодательством, специалистом он не является, может участвовать в процессе в качестве иного участника и заявить самоотвод по поводу своего участия в качестве специалиста.

Данные вопросы наводят на мысль, что термин “специалист” в главе 9 УПК – “Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве”, законодателем употребляется в узком смысле этого слова. Под специалистом здесь понимается лицо, обладающее специальными знаниями, привлеченное к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК, для содействия в обнаружении, закреплении и (или) изъятии предметов, иных объектов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и (или) суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

На основе проведенного анализа норм УПК и судебной практики диссертант приходит к выводу, что документ, которым специалиста, обладающего специальными знаниями, вызывает следователь (дознаватель и др.), должен содержать в себе сведения о том, в качестве кого данное лицо вызывается. Если в повестке (ином документе) не указано, что оно приглашается в качестве специалиста, нельзя и говорить о том, что имел место вызов специалиста. А это означает, что если не было вызова специалиста, то и лицо, обладающее специальными знаниями, не может быть признано специалистом, уклоняющимся от вызова.

Во втором параграфе Участие специалиста в уголовном судопроизводстве России рассматривается проблемные вопросы участия специалиста в уголовном процессе.

С принятием ныне действующего УПК участник уголовного процесса – специалист – приобрел новое качество. По УПК РСФСР роль специалиста заключалось в одном – используя свои специальные знания, содействовать следователю или суду в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств (ст.ст.133, 253). В данный момент, согласно ст.58 УПК специалист может приглашаться для решения, кроме указанной, еще двух задач – постановки вопросов эксперту и разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.