авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Гражданско-правовое регулирование в сфере высшего профессионального образования в российской федерации

-- [ Страница 4 ] --

Исследование финансово-экономических моделей образования стран Запада приводит к выводу о том, что сегодня в России в сфере высшего образования реализуется модель финансирования, ориентированная на создание свободного рынка в версии стран «третьего мира». Этот вывод аргументируется тем, что государственные вузы финансируются в объеме от необходимого лишь в пределах 20–50 %, а источником недостающего объема финансовых средств выступают доходы, полученные вузами от осуществления предпринимательской деятельности. При таком соотношении объемов финансирования государство заинтересовано в расширении содержания правоспособности вузов за счет предоставления им права на осуществление предпринимательской деятельности. Не случайно предлагаемые на уровне законопроектов новые модели организационно-правовых форм образовательных организаций предполагают их активное участие в предпринимательских отношениях. В результате реализации соответствующей государственной образовательной политики складывается парадоксальная ситуация: расширение правоспособности вуза за счет права на осуществление предпринимательской деятельности соответствует краткосрочным интересам государства, но противоречит его долгосрочным интересам и общественным потребностям.

Финансирование высшего образования напрямую зависит от вывода о принадлежности его к категории смешанного общественного блага. Как правило, данные блага финансируются за счет государственных и частных источников. В связи с этим было бы вполне логично, чтобы основные расходы по содержанию и развитию высшего образования государство взяло на себя.

Ретроспективный анализ гражданского законодательства и законодательства об образовании свидетельствует о том, что право на ведение предпринимательской деятельности некоммерческими организациями, к которым относятся и высшие учебные заведения, было легализовано с момента вхождения России в рынок и что с этого момента вуз стал рассматриваться не только как храм знаний и науки, но и как хозяйствующий субъект, что обусловило расширение содержания правосубъектности вуза.

В то же время право вуза как некоммерческой организации на занятие предпринимательской деятельностью не может быть безграничным, и законодатель ограничивает его двумя условиями: вуз должен служить целям, ради которых создается, и соответствовать этим целям (абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК РФ). Первое условие, предъявляемое к предпринимательской деятельности некоммерческой организации, заключается в том, что эта деятельность должна способствовать достижению основной цели деятельности организации. Применительно к образовательной деятельности вуза это может проявляться в направлении полученных средств в его основные и оборотные фонды, на выплату заработной платы, служебные командировки и т.д. Что касается второго условия, то здесь возникают, прежде всего, проблемы лексического свойства, так как если исходить из буквального толкования слова «соответствие», то предпринимательская деятельность некоммерческой организации должна быть идентична (подобна) основному виду ее деятельности, т.е. применительно к вузу – деятельности по осуществлению образовательного процесса в виде реализации образовательных программ. Данной деятельности может «соответствовать» только образовательная деятельность, осуществляемая сверх бюджетного финансирования. Это обстоятельство свидетельствует о наличии внутренней коллизии между идеей законодателя и нормой закона, что требует изложения абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК РФ в новой редакции. При этом заслон от чрезмерного увлечения видами деятельности, несвойственными сущности некоммерческой организации, должен быть закреплен в ее учредительных документах (п. 2 ст. 52 ГК РФ).

Предпринятый в работе анализ признаков предпринимательской деятельности свидетельствует о том, что определенные виды разрешенной деятельности, осуществляемые вузом, в полной мере подпадают под признаки предпринимательской деятельности. Во-первых, такой деятельности присущ самостоятельный характер, во-вторых, она осуществляется вузом на свой риск (по своим обязательствам он де-факто несет самостоятельную имущественную ответственность, существующая де-юре норма о субсидиарной ответственности собственника образовательного учреждения носит декларативный характер и на практике «не работает»), в-третьих, ее основная цель – получение прибыли.

В законодательстве и юридической литературе в отношении вуза понятию «предпринимательская деятельность» противопоставляется понятие «внебюджетная деятельность», однако данные категории соотносятся между собой как вид и род.

Во втором параграфе «Актуальные вопросы правового регулирования предпринимательской деятельности вуза» осуществлен анализ правового регулирования наиболее распространенных на сегодняшний день видов предпринимательской деятельности, осуществляемых вузами. Наибольший удельный вес в структуре его доходов от разрешенной предпринимательской деятельности занимают доходы от осуществления возмездной образовательной деятельности.

Наибольшие сложности в правовом плане возникают при анализе правомочий вуза по сдаче имущества в аренду, так как здесь налицо противоречие как между нормами гражданского законодательства и законодательства об образовании, так и между нормами гражданского законодательства. В частности, законодательство об образовании, закрепляя право образовательного учреждения на сдачу любого имущества в аренду (п. 4 ст. 27 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании), противоречит пункту 1 ст. 298 ГК РФ, который, в свою очередь, противоречит ст. 608 ГК РФ. При рассмотрении данной ситуации автор исходит из следующего: анализ норм ст. 298 ГК РФ не может осуществляться в отрыве от норм п. 1 ст. 296 ГК РФ, а норм ст. 608 ГК РФ – от норм п. 1 ст. 298 ГК РФ и п. 1 ст. 296 ГК РФ.

В результате обосновываются следующие выводы: 1) нормы Особенной части ГК РФ, отражающие специфику соответствующих институтов, должны иметь приоритет перед нормами Общей части ГК РФ, не учитывающими особенности отдельных видов правоотношений; 2) сдача в аренду движимого имущества, приобретенного учреждением за счет доходов от разрешенной предпринимательской деятельности, по аналогии с нормами ст. 295 ГК РФ, должна осуществляться им самостоятельно. Согласие собственника необходимо лишь при сдаче в аренду недвижимого имущества (как уже отмечалось, в работе отстаивается позиция, что имущество, приобретенное учреждением за счет средств от разрешенной предпринимательской деятельности, целесообразно закрепить за ним на праве хозяйственного ведения); 3) в отношении имущества, закрепленного за учреждением на праве оперативного управления, а также имущества, приобретенного им за счет средств, выделенных по смете, должно применяться правило ст. 608 ГК РФ, но с учетом положений п. 2 ст. 295 ГК РФ. Таким образом, по вопросу о соотношении правомочий образовательного учреждения и его собственника при сдаче в аренду имущества следует исходить из приоритета норм ГК РФ, а не специального законодательства об образовании.

Одним из важнейших является вопрос о праве вуза на долевое участие в деятельности других организаций. Законодательством об образовании право вуза на участие в деятельности как коммерческих, так и некоммерческих организаций легализовано без всяких оговорок. Гражданское же законодательство допускает возможность участия учреждения в уставном капитале только отдельных коммерческих (хозяйственных обществ, товариществ на вере – в качестве вкладчиков) и некоммерческих (фонда, за исключением, например, благотворительного, общественного, ассоциации (союза), некоммерческого партнерства, автономной некоммерческой) организаций. При решении вопроса о наделении правом на выступление того или иного субъекта в роли учредителя других организаций должна учитываться цель учредительства (соучредительства). Участие в уставном капитале коммерческих организаций может принести доход, который подлежит распределению между учредителями (эта деятельность – вид предпринимательства). В связи с этим вуз заинтересован вкладывать свободные средства в уставной капитал хозяйственных обществ. При участии же вуза в качестве учредителя некоммерческой организации, подобная цель отсутствует, так как доход такой организации не подлежит распределению между учредителями. Государственный вуз может иметь определенный неимущественный интерес (организационный, социальный и др.) на участие его в ассоциациях, фондах. Однако его долевое участие в деятельности автономной некоммерческой организации и некоммерческого партнерства вряд ли оправданно. Ведь при долевом участии вуза в деятельности некоммерческой организации прекращается право государственной собственности на внесенный вклад и возникает право частной собственности организации. При этом данная трансформация права собственности не подпадает под понятие приватизации. В этой связи, на наш взгляд, целесообразно ст. 120 ГК РФ дополнить нормой, запрещающей государственным (муниципальным) учреждениям выступать в качестве учредителей некоммерческого партнерства и автономной некоммерческой организации.

Данное предложение созвучно нормам бюджетного законодательства, поэтапно ограничивающим правоспособность государственных учреждений, в том числе и вуза, в возможности создания организаций.

В третьем параграфе «Правовая природа доходов вуза от осуществления разрешенной предпринимательской деятельности и имущества, приобретенного за счет этих доходов: выбор эффективного вида вещного права» обосновывается тезис о том, что с позиции осуществляемой образовательной реформы наиболее оптимальным вещным правом в отношении указанных доходов и имущества является право хозяйственного ведения.

Анализ законодательства, судебной практики и научных взглядов относительно правового режима внебюджетных средств государственных учреждений позволяет прийти к выводу о том, что данный режим имеет не только теоретическое, но и, прежде всего, практическое значение, так как от вида вещного права учреждения зависит, в том числе, и вопрос о пределах его ответственности по своим обязательствам. Проблема, вынесенная в название данного параграфа, в настоящий момент приобретает политический характер: законодательные предложения о замене учреждения на иные организационно-правовые формы обосновываются также и нежеланием государства отвечать по обязательствам учреждений в сфере предпринимательства. На наш взгляд, в этой ситуации наиболее правильным решением было бы распространить на доходы и имущество, приобретенные учреждением за счет разрешенной предпринимательской деятельности, режим права хозяйственного ведения, так как именно он предполагает самостоятельную имущественную ответственность его носителя по своим обязательствам в сфере предпринимательства. При таком решении проблемы нет необходимости вводить новые организационно-правовые формы образовательных организаций взамен учреждения. Наделение вуза правом хозяйственного ведения не только наделяет его возможностью нести самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам, но и предоставляет право самостоятельно распоряжаться доходами, полученными за счет осуществления предпринимательской деятельности, а также имуществом, приобретенным за счет доходов от нее, за исключением объектов недвижимости. В результате расширения объема правосубъектности вуза за счет указанных черт он приобретает свойства, отвечающие требованиям гражданского оборота.

Действующее законодательство (гражданское, бюджетное, исполнительное, законодательство об образовании), касающееся ответственности учреждения по своим обязательствам, весьма противоречиво. Так, нормы бюджетного законодательства (п. 15 Правил исполнения требований исполнительных листов судебных органов о взыскании средств по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета), вводя новый порядок привлечения субсидиарного должника к ответственности, вступают в противоречие с нормами гражданского законодательства (ст. 120, 399 ГК РФ). Смысловая направленность Правил подтверждает вектор государственной образовательной политики, направленной на уход государства от ответственности по обязательствам бюджетных учреждений.

Противоречивость законодательства привела к тому, что обширная судебная практика пошла по своему пути. В частности, долги по обязательствам, расходы по которым заложены в смету, погашаются учреждением в первую очередь за счет средств, полученных при осуществлении предпринимательской деятельности. По отдельным делам очередность обращения взыскания выглядит следующим образом: 1) денежные средства, полученные по смете; 2) денежные средства от разрешенной деятельности, приносящей доход; 3) имущество, приобретенное за счет доходов от такой деятельности. При этом в судебных решениях указывается, что в случае отсутствия или недостаточности у должника денежных средств и имущества, приобретенного от приносящей доход деятельности, требование может быть предъявлено субсидиарному должнику.

Коллизионность законодательства и судебной практики свидетельствует о том, что вопрос о судьбе доходов и имущества, приобретенного за счет осуществления приносящей доход деятельности, требует безотлагательного решения на законодательном уровне.

В четвертой главе «Договор на оказание вузом образовательных услуг» исследуются отношения, возникающие между вузом и обучающимся по поводу образовательных услуг, источником финансирования которых выступают как бюджетные, так и внебюджетные средства.

В первом параграфе «Образовательные услуги как предмет договора на оказание вузом образовательных услуг» на основе анализа признаков услуги как объекта гражданских прав формулируются специфические признаки образовательных услуг.

Образовательная деятельность вуза выступает в виде деятельности по обеспечению образовательного процесса (составление учебных программ, расписаний, издание учебно-методических комплексов и т.д.) и по осуществлению образовательного процесса, которая предстает в виде образовательных услуг, оказываемых за счет бюджетных либо внебюджетных средств. В законодательстве об образовании отсутствует понятие образовательной услуги, не указаны ее виды и признаки. В целях выявления особенностей образовательных услуг, являющихся предметом исследуемого договора, в работе предпринят анализ признаков, присущих всем услугам, проведено разграничение работ и услуг, осуществлена классификация последних.

В юридической литературе господствует точка зрения о том, что для услуг, находящихся в поле правового воздействия главы 39 ГК РФ, характерно то, что услугодатель не гарантирует достижение предполагаемого результата услуг (М.В. Кротов, Е.Д. Измайлова и др.). Однако, на наш взгляд, данный признак находится за пределами договора на оказание возмездных услуг, так как предметом такого договора является сама деятельность, а не ее результат. В то же время о данном признаке следует вести речь применительно к тем обязательствам, в которых результат услуги напрямую зависит от личностных качеств услугополучателя, встречных действий с его стороны. Речь здесь идет прежде всего об образовательных услугах, где многое зависит от творческих способностей, усидчивости, целеустремленности обучающегося.

Предмет договора на оказание вузом образовательных услуг состоит из двух компонентов: образовательной деятельности и приобретенных обучающимися знаний, умений, навыков. Образовательные услуги, выступающие в качестве элемента предмета анализируемого договора, представляют собой целенаправленную, последовательную деятельность в лице профессорско-преподавательского состава, направленную на передачу обучающимся системы знаний, умений, формирование у них профессиональных практических навыков, глубина восприятия которых зависит от их личностных качеств, и заканчивающуюся выдачей документа государственного образца о высшем профессиональном образовании.

Наряду с уже представленными в научной и учебной литературе признаками образовательных услуг необходимо выделить следующие: 1) целью их оказания является не просто передача знаний, умений, навыков, но и усвоение этих знаний и умений со стороны обучающихся, так как в противном случае договор не сможет быть исполнен вузом; 2) результат оказываемых вузом образовательных услуг является предметом систематического контроля (в лице профессорско-преподавательского состава) в форме зачетов, экзаменов, аттестации, что совершенно не характерно для иных видов услуг; 3) образовательные услуги, преломляясь через личностные качества обучающегося, индивидуализируются, персонифицируются, а потому содержание предоставляемой образовательной услуги и результат этой услуги в виде приобретенных знаний, умений, навыков – явления не тождественные и на «выходе» не одинаковы по отношению к обучающимся; 4) образовательные услуги обладают публичной значимостью; 5) образовательные услуги осуществляются в определенной последовательности, обусловленной: а) технологией образовательного процесса – лекция, практическое и семинарское занятия, зачет, экзамен, практика, итоговая аттестация. Данная последовательность никогда не может быть нарушена, но в этой цепочке может отсутствовать тот или иной элемент; б) взаимозависимостью учебных дисциплин, приводящей к кумулятивному эффекту полученных знаний (например, занятия по гражданскому праву не могут быть поставлены перед римским правом и т.п.).

Образовательные услуги можно классифицировать по различным основаниям: по виду услуги; в государственных (муниципальных) вузах – по связи с образовательными программами и государственным образовательным стандартом (основные и дополнительные).

Наряду с традиционными формами осуществления образовательной деятельности вузы все активнее используют дистанционные технологии, внедрение которых в сферу высшего образования свидетельствует о расширении их правоспособности. Необходимо проводить различие между формой обучения (очная, заочная, очно-заочная (вечерняя) и т.д.) и дистанционным обучением. Первая представляет собой методологию обучения, последнее – технологию обучения. Соответственно, обучение посредством дистанционных технологий представляет собой форму осуществления образовательной услуги, но более усовершенствованной по сравнению с классической.

Второй параграф «Правовая природа договора на оказание вузом образовательных услуг» посвящен вопросу о характере юридической связи между вузом и студентами, обучающимися за счет бюджетных и внебюджетных средств. В работе исследуются прежде всего отношения между вузом и студентом–контрактником, которые, на наш взгляд, опосредуются гражданско-правовым договором на оказание образовательных услуг, подпадающим под регулирующее воздействие 39 главы ГК РФ. Данный вывод следует из анализа предмета данного договора и характера отношений, вытекающих из него.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.