авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Процессуальные функции профессиональных участников состязательного судебного разбирательства уголовных дел в суде первой инстанции

-- [ Страница 3 ] --

Оценивая возможности состязательного судебного разбирательства, следует прийти к выводу о достижимости в нем истины. Постановка законодателем перед судом вопроса о доказанности события преступления, доказанности совершения его подсудимым и доказанности его виновности свидетельствует о требовании законодателя установить в ходе судебного разбирательства юридическую (формальную, процессуальную) истину. В то же время, с нашей точки зрения, в состязательном процессе может быть достигнута и объективная истина, но при близком к идеальному выполнении сторонами и судом их процессуальных функций. Тот факт, что защитник далеко не всегда заинтересован в установлении объективной истины, не будет препятствием к ее установлению, поскольку в состязательной конструкции процесса это обстоятельство учтено. Задача защитника как раз и состоит в опровержении обвинения, отыскании его слабых мест, что позволяет разрушить слабую или необоснованную обвинительную базу. Именно таким образом достигается назначение уголовного процесса, выражающееся в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения. При законном и эффективном расследовании, прокурорском надзоре и судебном контроле на стадии предварительного расследования, профессиональном поддержании государственного обвинения, защите, рассмотрении и разрешении уголовного дела, когда стороны и суд принимают все предусмотренные законом меры для полноценной реализации своих функций, объективная истина по делу не только может, но и должна быть установлена.

Параграф 2 «Конфликтология и учение о процессуальных функциях, выполняемых профессиональными участниками в суде первой инстанции» посвящен анализу процессуальных функций, реализуемых в суде, с учетом понятия, содержания, механизма развития и разрешения юридического конфликта и достижений конфликтологии в целом. Автор исходит из того, что уголовно-процессуальный конфликт как вид юридического конфликта — не только неизбежное, но и необходимое явление, прямо запрограммированное законодателем.

Уголовно-процессуальный конфликт сторон в судебном разбирательстве — это вид юридического конфликта, возникающий, развивающийся и разрешающийся по поводу криминального конфликта, в рамках уголовно-процессуальных правоотношений. Он предопределен предусмотренным законом различием природы и содержания процессуальных функций, реализуемых участниками уголовного судопроизводства, и выражается в действиях, бездействии, процессуальных решениях субъектов, определяемых их процессуальным статусом.

Уголовно-процессуальные конфликты могут быть классифицированы как объективные и субъективные. В свою очередь, субъективные уголовно-процессуальные конфликты в суде могут быть классифицированы с точки зрения принадлежности субъекта конфликта к определенной стороне, имеющей самостоятельный или представляемый процессуальный интерес. С точки зрения данного критерия можно выделить следующие виды уголовно-процессуального конфликта:

— между обвинителем и защитником;

— между обвинителем и подсудимым;

— между государственным обвинителем и гражданским ответчиком и его представителем;

— между подсудимым и потерпевшим;

— между потерпевшим и гражданским ответчиком и его представителем;

— между потерпевшим и защитником;

— между гражданским истцом и гражданским ответчиком и их представителями.

Основой этих видов конфликтов может быть различие процессуальной позиции по уголовному делу. В работе приводятся примеры возникновения, развития и разрешения таких конфликтов.

Уголовно-процессуальный конфликт может возникнуть и между представителями одной стороны, т. е. в рамках одной процессуальной функции. Это конфликты, возникающие:

— между государственным обвинителем и потерпевшим;

— между защитником и подсудимым;

— между защитниками, представляющими интересы двух и более подсудимых;

— между подсудимыми;

— между подсудимым и его законным представителем;

— между государственным обвинителем и вышестоящим прокурором.

В основе данных конфликтов может находиться не только различная позиция по данному делу, но и межличностные противоречия, возникающие в ходе реализации процессуальных функций. Эти конфликты могут быть как межгрупповыми, так и межличностными.

Объективные уголовно-процессуальные конфликты можно разделить на априорно запрограммированные законодателем и вызванные несовершенством уголовно-процессуального законодательства.

Так, конфликт между государственным обвинителем и защитником по поводу предмета судебного исследования предусмотрен УПК РФ. Примером конфликта, порожденного несовершенством уголовно-процессуального законодательства, может служить конфликт между подсудимыми, когда их интересы противоречат и когда они представлены одним защитником.

В динамике уголовно-процессуального конфликта существенную роль играет вмешательство третьей стороны — государственного правоприменительного органа, который будет разрешать конфликт и принимать по нему решение. В разрешении уголовно-процессуального конфликта сторон непосредственное участие принимает суд как орган государственной власти, реализуя при этом различные функции, среди которых рассмотрение и разрешение дела по существу. В связи с участием суда в разрешении уголовно-процессуального конфликта сторон исследуется вопрос о характере и объеме процессуальных полномочий суда, которые достаточны для реализации его процессуальной функции и соответствуют ее цели. Деятельность противоборствующих сторон и суда в возникновении, протекании и разрешении уголовно-процессуального конфликта определяется их целями, функциями, процессуальным статусом, процедурой судебного разбирательства и принятия решений, которые подробно анализируются в работе.

Рассмотрены различные научные подходы к определению и классификациям процессуальных функций в процессе применения УПК РСФСР и действующего законодательства, сформулированные М. С. Строговичем, В. М. Савицким, П. С. Элькинд, В. П. Нажимовым, Я. О. Мотовиловкером, Р. Д. Рахуновым и другими учеными. По мнению автора, целесообразен системный подход к определению понятия и содержания процессуальной функции, поскольку уголовно-процессуальная деятельность является сложным системным объектом. При определении понятия и содержания функции необходимо учитывать не только направление деятельности субъекта, но и ее содержание, а также задачи, стоящие перед субъектом уголовно-процессуальной деятельности. Имеет значение также и назначение стадий уголовного процесса, в которых осуществляется процессуальная деятельность. С учетом перечисленных категорий рассматриваются понятие и содержание функций, выполняемых государственным обвинителем, адвокатом-защитником, судом (судьей).

Анализируя содержание дискуссии о функции государственного обвинителя и в современном уголовном процессе, автор приходит к выводу о выполнении им двух функций — уголовного преследования и правозащитной. Поддержание государственного обвинения можно обозначить как форму уголовного преследования, характерную именно для судебного разбирательства. Полномочия государственного обвинителя по истребованию и исследованию доказательств со стороны защиты, установлению им обстоятельств, смягчающих ответственность, когда защита подсудимого не осуществляется надлежащим образом, право обжалования им приговора в связи с его чрезмерной суровостью, предъявление гражданского иска в защиту нарушенного права свидетельствуют о выполнении им правозащитной функции, а не являются «дисфункциями», т. е. отклонениями от основной функции — уголовного преследования. Изменение обвинения и отказ от обвинения являются процессуальными актами, которыми подводится итог выполнения правозащитной функции. Соискатель предлагает определение правозащитной функции.

По мнению автора, правозащитная деятельность государственного обвинителя может быть сведена к минимуму, если профессиональные участники уголовного процесса (следователь, дознаватель, прокурор, адвокат, судья) идеально реализуют свои функции.

Наличие функции защиты, противостоящей обвинению, обеспечивает разрешение уголовно-процессуального конфликта в ходе судебного разбирательства и соответствует его состязательным началам. Предметом исследования являются защита в формальном смысле, осуществляемая профессиональным участником уголовного процесса — адвокатом в судебных стадиях, основные проблемы, связанные с ее осуществлением, и направления ее совершенствования. Автор считает, что для надлежащей реализации процессуальных функций чрезвычайно важно, чтобы закон, устанавливая для сторон круг полномочий, не предоставлял одной из них каких-либо преимуществ. В противном случае не будет достигнуто их равенство в представлении и исследовании доказательств, в обосновании своих позиций, что приведет к нарушению баланса интересов сторон и к нарушению одного из основополагающих принципов уголовного процесса — его состязательности. Реализация состязательных начал в судебных стадиях уголовного процесса требует обязательного присутствия формальной защиты как в суде первой инстанции, так и на прочих судебных стадиях. Эффективная деятельность адвоката-защитника позволит освободить суд от обязанности выполнения несвойственных функций сторон, в том числе по инициированию собирания доказательств со стороны защиты.

Данную позицию разделяет подавляющее большинство проанкетированных нами практических работников. На вопрос о том, считают ли они правильным предусмотреть в законе обязательное участие адвоката в суде по делам, в которых участвует государственный обвинитель, положительно ответили 90 % федеральных судей и 90 % адвокатов. Следует отметить, что практика давно следует в этом направлении. Результаты обобщения уголовных дел, рассмотренных в 2006–2007 гг. в Санкт-Петербургском городском суде и в двух федеральных районных судах Санкт-Петербурга, показывают, что почти 100 % дел рассмотрено с участием защитников. С учетом сказанного мы предлагаем п. 5 ст. 51 УПК РФ изложить в следующей редакции: участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно «в случае участия в деле государственного обвинителя». Такая редакция п. 5 ст. 51 УПК РФ исключает наличие п. 6 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, поскольку рассмотрению дела судом присяжных подлежат дела публичного обвинения.

Анализируя проблему, связанную с возможностью уравнивания процессуальных полномочий адвоката-защитника и государственного обвинителя в представлении доказательств, автор считает необходимым закрепить право каждого из них на встречу и переговоры со свидетелями, представляющими соответствующую сторону, до судебного разбирательства.

В работе исследуется один из возможных уголовно-процессуальных конфликтов, непосредственно заложенных в УПК РФ. Часть 6 ст. 48 УПК РФ запрещает осуществление защиты двух или более подозреваемых или обвиняемых одним защитником, если их интересы противоречат друг другу. Однако наличие противоречий может выявиться на более поздних стадиях уголовного процесса, когда часть деятельности по осуществлению защиты уже состоялась. Эти обстоятельства дали основание для предложений некоторых авторов изменить положения ч. 6 ст. 49 УПК РФ. Например, Т. З. Зинатуллин предложил законодательно закрепить запрет адвокату-защитнику выходить за пределы своей защиты и защищать несколько обвиняемых даже при отсутствии между ними противоречивых интересов. Данное предложение разделяется автором в полной мере. Результаты анкетирования адвокатов совпадают с этой позицией: 40 % опрошенных согласились с таким предложением, 35 % — высказались против, 25 % — затруднились ответить.

Рассматривая содержание процессуальной функции, выполняемой судом в суде первой инстанции, автор исходит из его центральной роли в разрешении уголовно-процессуального конфликта, анализирует понятие и содержание функции разрешения дела. В основу определения указанной функции положены исследования В. М. Савицкого, Ю. И. Стецовского, В. А. Лазаревой, Л. А. Воскобитовой и других авторов.

Закон не дает определение функции разрешения дела. Ее понятие и содержание следует выводить из задач суда, рассматривающего дело в определенной стадии, из процессуального регулирования статуса суда и его деятельности по рассмотрению и разрешению дел в судах различных инстанций. Только системный подход к анализу законодательства, регулирующего деятельность суда, позволит определить его задачи, содержание и порядок деятельности в судебных стадиях уголовного процесса, сформулировать понятие и содержание выполняемых функций. Помимо задач, стоящих перед судом в уголовном процессе, для определения содержания выполняемых им функций имеет значение процедура его деятельности. В соответствии с ч. 3 ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты, а создает условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Таким образом, законодатель не ставит перед судом задачу борьбы с преступностью. Однако мы полностью солидарны с позицией А. Д. Бойкова о том, что уголовный закон обладает силой индивидуальной и общей превенции, т. е. работает на предупреждение преступности. Каждый приговор суда, осуждая противоправное деяние, вносит вклад в дело борьбы с преступностью или в защиту общества от преступлений.

Под разрешением дела в суде первой инстанции следует понимать деятельность суда, направленную на подготовку к судебному разбирательству, исследование, проверку и оценку собранных по делу доказательств и принятие итогового процессуального решения.

Параграф 3 «Процессуальный статус государственного обвинителя, адвоката-защитника и профессионального судьи» содержит утверждение о необходимости преемственности функции уголовного преследования на следствии и в суде. Преемственность заключается в том, что руководителем уголовного преследования на всех стадиях уголовного процесса должно быть одно должностное лицо. В условиях действующего закона это прокурор, у которого должен быть комплекс полномочий, позволяющий осуществлять данную функцию. Так, прокурор должен иметь возможность оценить не только результат предварительного расследования, сформулированный в обвинительном заключении (обвинительном акте) и отраженный в материалах дела, но и эффективность самого процесса расследования, в том числе процесса формирования доказательств. Это необходимо для того, чтобы поддержание обвинения в суде, которое будет осуществлять сам прокурор или по его поручению должностное лицо прокуратуры, могло основываться на материалах дела, сформированных под надзором прокурора.

В Российской Федерации прокурор, осуществляющий надзор за проведением предварительного расследования, утверждающий обвинительное заключение и поддерживающий обвинение в суде, — это зачастую разные должностные лица. Помощник прокурора, которому, как правило, поручается поддержание государственного обвинения в суде, получает материалы уголовного дела после окончания расследования и утверждения обвинительного заключения. Таким образом, к формированию доказательственной базы он не имел никакого отношения и не анализировал ее в ходе расследования или после его окончания с точки зрения судебной перспективы. Со свидетелями и потерпевшими он ранее не общался и не имел процессуальной возможности непосредственно оценить их показания с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Иногда доказательства, кажущиеся на первый взгляд достоверными, в суде подвергаются трансформации, объем обвинения изменяется, и государственный обвинитель вынужден полностью или в части отказываться от обвинения, что снижает эффективность уголовного преследования в суде.

Представляется, что реформа института поддержания государственного обвинения в суде должна осуществляться по нескольким направлениям.

Прежде всего, речь идет о повышении координации деятельности должностных лиц, ответственных за предварительное расследование дела, за процессуальный контроль над расследованием и за поддержание государственного обвинения в суде. Указанная координация может быть регламентирована уголовно-процессуальным законодательством, Законом о прокуратуре РФ, соответствующими инструкциями и приказами, исходящими из Генеральной прокуратуры РФ.

По нашему мнению, государственный обвинитель мог бы более эффективно поддерживать государственное обвинение, если бы законом ему было предоставлено право совместно с прокурором, надзирающим за следствием, проверять материалы расследования в момент утверждения обвинительного заключения и давать согласие на его утверждение. Назначение государственного обвинителя в момент утверждения обвинительного заключения, предоставление ему возможности наряду с надзирающим прокурором (когда эти две процессуальные фигуры не совпадают в одном лице) оценивать материалы дела с точки зрения судебной перспективы снизили бы количество некачественно расследованных дел, направляемых в суд.

Было бы целесообразно предоставить прокурору соответствующего уровня право принимать решение о назначении потенциального государственного обвинителя еще на этапе предварительного расследования, например, после предъявления обвинения.

Другим вариантом решения проблемы повышения уровня координации процессуальной деятельности органов расследования и поддержания государственного обвинения могло быть совмещение функций надзора за расследованием и поддержания государственного обвинения в суде в одном должностном лице. В данном случае следует исходить из того, что прокурор, надзирающий за расследованием уголовного дела, будет обязан по общему правилу поддерживать по нему государственное обвинение. Это повысит степень его ответственности при осуществлении процессуального руководства следствием, поскольку будет четко прослеживаться преемственность между уголовным преследованием на досудебных и судебных стадиях уголовного процесса. 56 % проанкетированных в 2006 г. государственных обвинителей приветствуют и такой подход к реформированию института поддержания государственного обвинения. Среди федеральных судей 81 % считают целесообразным совмещать функции надзора за следствием и поддержания государственного обвинения.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.