авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Проблемы теории и практики разрешения криминалистических ситуаций в процессе раскрытия, предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел

-- [ Страница 3 ] --

На криминалистическом поле деятельности возникли криминалистическая характеристика преступлений как криминалистическая система закономерных знаний о преступной деятельности с ее криминальными ситуациями (Л.А. Сергеев, 1966; В.К. Гавло, 1968; Р.С. Белкин, В.Г. Танасевич, В.А. Образцов, 1976; А.Н. Васильев, Н.П. Яблоков, 1978; А.А. Хмыров, 1984; А.Ф. Лубин, 1997; И.М. Комаров, 2003; М.В. Субботина, 2004; О.Н. Коршунова 2006 и др.), криминалистическая характеристика предварительного расследования преступлений как криминалистическая система знаний о раскрытии, предварительном расследовании и предотвращении преступлений уполномоченными на то уголовно-процессуальным законом субъектами доказывания с ее следственными ситуациями (Л.Я. Драпкин, 1975; В.К. Гавло, В.А. Образцов, 1982; В.И. Куклин, 1983; Л.Д. Самыгин, 1989; С.Н. Чурилов, 1998; В.Н. Бахин, Н.С. Карпов, П.В. Цымбал, 2001; С.И. Коновалов, 2002; Г.А. Густов, 2004; Я.М. Мазунин, 2006 и др.) и криминалистическая характеристика судебного разбирательства с ее судебными ситуациями (Л.Е. Ароцкер, 1964; Т.С. Волчецкая, 1997; В.К. Гавло, Д.В. Ким, 1999; С.Э. Воронин, Ю.В. Кореневский, 2001; В.И. Комиссаров, 2003; Н.П. Кириллова, 2007; А.Ю. Корчагин, 2008 и др.). В развитие этих идей в диссертации утверждается, что формирующиеся криминалистические характеристики преступления, предварительного расследования и судебного разбирательства позволяют объединить в одну систему все информационно-познавательные структуры, связанные с постоянным движением уголовно значимой информации: возникновением, обнаружением, исследованием и использованием ее и доказательств в уголовно-процессуальной деятельности – от выявления признаков преступления, возбуждения уголовного дела и до момента окончательного принятия процессуального решения по делу судом.

Во втором параграфе «Ситуационный подход как метод научного познания и его роль в криминалистическом обеспечении деятельности субъектов доказывания в уголовном судопроизводстве» констатируется, что понятие «ситуация» является полидисциплинарным, при этом для всех наук, использующих это понятие, остается справедливым утверждение о том, что «сложность, многоаспектность, диалектичность возникновения и функционирования механизма актуальной ситуации является ощутимым препятствием для ее содержательного анализа» (А.В. Филиппов, С.В. Ковалев,1986).

Впервые введенное в науку К. Ясперсом, анализируемое понятие «ситуация» в дальнейшем получило широкое распространение и глубокое изучение в других областях научного знания (физике, химии, космонавтике, военном деле и др.).

Сегодня необходимость осмысления и понимания широты распространения ситуационных представлений и в юриспруденции требует специального изучения, так как подход к познанию мира в ситуационном аспекте теоретически и практически оказывается востребованным многими науками.

Ситуационный метод дает необычайно широкие возможности для его применения и в криминалистике. Именно он позволяет дифференцировать все многообразие ситуаций, возникающих в процессе как преступной, так и правоприменительной деятельности, и на этой основе разрабатывать рекомендации технического, тактического и методического порядка.

Ситуационный метод позволяет любой элемент криминалистической ситуации рассматривать как центральный источник информации, как основной объект исследования. При этом взаимосвязи с остальными элементами остаются теми же, которые лежат в основе метода. Исследуя каждый элемент в отдельности и в одной системе, можно определить его взаимосвязи с другими элементами криминалистической ситуации, а также закономерности взаимодействия с ними на основе его индивидуальных качеств. В совокупности это позволяет исследовать как каждый элемент, так и всю систему (криминалистическую ситуацию) не только в статике, но и в динамике.

Таким образом, ситуационный метод выражает уникальность каждой складывающейся криминалистической ситуации, в то же время с учетом повторяемости, схожести общих черт и элементов, образующих эти ситуации, он служит для типизации криминалистических ситуаций. В конечном счете, как верно считает Н.М. Солодухо, ситуационный метод решает свою сверхзадачу – «научиться управлять ситуациями». Применительно к криминалистике это может означать дальнейшее совершенствование и разработку типовых алгоритмов разрешения криминалистических ситуаций, в том числе на базе автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС).

В третьем параграфе «Криминалистическая ситуация как системообразующий фактор криминалистической науки и практики» указывается на то, что в последнее время, с учетом тенденций развития криминалистики первостепенное значение и особую актуальность приобретает дальнейшее развитие теории криминалистических ситуаций, основные положения которой пронизывают практически все разделы науки. Такой интерес к криминалистическим ситуациям, по мнению автора, обусловлен тем, что они являются результатом познавательной деятельности субъектов доказывания по раскрытию, предварительному расследованию преступлений и их судебному разбирательству, причем таким результатом, который включается в содержание деятельности и детерминирует ее последующую направленность и избирательность.

Основываясь на приведенной концепции, в работе дается авторское определение криминалистической ситуации и рассматривается ее структура, которая, по мнению автора, может быть представлена в виде двух тесно взаимосвязанных составляющих (характеристик). Первой составляющей является логико-формальная (формализованная) структура криминалистической ситуации, которая отражает природную взаимосвязь предметов и явлений. В этой характеристике предметы и вещи объективного мира связаны между собой сложными связями и процессами независимо от субъекта доказывания.

Помимо логико-формальной структуры криминалистической ситуации, ориентируясь на достижения современной психологии (О.К. Тихомиров, 1969; В.Е. Клочко, 1991; Э.Д. Телегина, 1993; О.М. Краснорядцева, 1997; И.А. Васильев, 1998 и др.), автор выделяет неформальную, ценностно-смысловую структуру криминалистической ситуации, которая характеризует соответствие природных свойств действующему человеку.

Объективные обстоятельства по уголовному делу связаны в определенную структуру, т.е. не являются некой разрозненной совокупностью обстоятельств, в связи с чем можно предположить, что логика субъекта доказывания уже в определенной мере предопределена объективной логикой структурных взаимосвязей между элементами криминалистической характеристики преступления (объективными обстоятельствами). С другой стороны, на этой логической (логико-формальной) структуре как бы надстраивается другое, неформальное измерение. Иначе говоря, каждый элемент, включенный в логическую структуру, имеет еще и неформальные (ценностно-смысловые) координаты в виде большего или меньшего значения и смысла каждого из элементов логической структуры для выдвижения версий, а также разработки и реализации тактики и стратегии расследования. Именно поэтому можно говорить о криминалистической ситуации как о самоорганизующейся, саморегулирующейся системе, которая, в свою очередь, выполняет системообразующую функцию по отношению ко всей деятельности субъектов доказывания, обеспечивая ее направленное и устойчивое развитие.

Динамика ценностно-смысловой структуры криминалистической ситуации пока не стала предметом самостоятельного криминалистического исследования, но без ее учета нельзя понять, почему то или иное обстоятельство, явление, факт включаются или не включаются в ситуацию расследования; почему, будучи включенными в криминалистическую ситуацию, они направляют познавательную деятельность субъекта доказывания в ту или иную сторону.

Дальнейшая разработка системного подхода применительно к проблемам криминалистики должна, по мнению автора, позволить выделение диалектики криминалистической ситуации как динамической информационно-познавательной системы. При этом остается задачей обнаружение источников трансформации криминалистической ситуации не во внешнем (объективном), не во внутреннем (субъективном), а в ней самой, в том сложном единстве субъективных и объективных, внешних и внутренних факторов, которые и обусловливают движение криминалистической ситуации, ее развитие. Это позволит более обоснованно отбирать и систематизировать рекомендации, относящиеся к частным методикам расследования преступлений и их судебному разбирательству, к проведению отдельных следственных действий и тактических операций.

Глава 2 «Информационная база и классификация криминалистических ситуаций» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе «Информационная база криминалистических ситуаций» концептуальной основой является то, что информационная база криминалистических ситуаций, по мнению автора, состоит из данных, относящихся, с одной стороны, к закономерностям проявления механизма подготовки, совершения и сокрытия преступлений (преступная деятельность) и создания на этой основе криминалистической характеристики преступлений; с другой стороны, из данных, относящихся к закономерностям механизмов раскрытия, предварительного расследования и предотвращения преступлений и их судебного разбирательства, познание которых ведет к созданию типовых криминалистических характеристик предварительного расследования и судебного разбирательства преступлений как итоговой деятельности в осуществлении задач уголовного судопроизводства (В.К. Гавло, 1988).

Эти различные информационно-познавательные подсистемы, со своими внутренними составляющими, тесно связаны между собой сложными явлениями и процессами, центральным, ключевым из которых является криминалистическая ситуация. Именно через информационную базу криминалистической ситуации происходит пересечение этих трех подсистем и проявляется их общность в системе – методике расследования преступлений и их судебного рассмотрения. Согласно такому подходу, расследуемое событие преступления, закрепленное в криминалистической ситуации в доказательствах, является основой деятельности субъектов доказывания, т.е. тем информационно-структурным развивающимся элементом, который следователь, прокурор, суд (судья) познают под своим углом зрения, исходя из целей и задач уголовного судопроизводства, а также в пределах своих уголовно-процессуальных полномочий.

С учетом этого в криминалистике разрабатываются более совершенные технические, тактические и методические рекомендации по эффективному обнаружению, фиксации, изъятию и использованию доказательств на досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Рассматривая информационную базу криминалистических ситуаций более детально, автор определяет криминалистическую характеристику преступлений как систему типовых сведений, раскрывающих основные типичные черты преступления в ситуациях его подготовки, совершения и сокрытия. При таком толковании криминалистической характеристики преступлений важно то, что в нем связываются в единую систему такие понятия, как преступная деятельность и ситуации, складывающиеся в процессе этой деятельности.

С учетом анализа позиций ученых относительно структуры криминалистической характеристики преступления, в диссертации делается вывод о том, что в структуру криминалистической характеристики преступлений следует включать систему типовых сведений, раскрывающих основные черты способа, механизма и обстановки совершаемых преступлений, следообразования, преступника, его мотивы и цели в ситуациях подготовки, совершения и сокрытия преступлений, учитываемых в методике расследования. Эти элементы, взаимодействуя друг с другом, отражают динамический процесс преобразования криминальных ситуаций и по следам-последствиям указывают на закономерные связи и взаимодействия между ними, что в итоге позволяет установить корреляционную зависимость между элементами криминалистической характеристики преступлений. По мнению автора, тщательное изучение каждого из выделенных элементов (все они подробно анализируются в диссертации) в отдельности и в системе будет способствовать правильному построению криминалистической методики расследования преступлений.

Далее в диссертации исследуется понятие «криминалистическая характеристика предварительного расследования преступлений» как структурное звено в деятельности субъектов доказывания. Она показана как вторая, специфичная информационная подсистема, а ее выделение подтверждается фактическим становлением и развитием собственно методики расследования отдельных видов преступлений, базирующейся на криминалистической характеристике преступлений, ситуациях и методах их расследования. Если поле криминалистической характеристики преступления имеет ретроспективную направленность, находится в системе «преступление», отражая закономерности его подготовки, совершения и сокрытия, то поле криминалистической характеристики предварительного расследования преступления имеет перспективную направленность, отталкиваясь именно от криминалистической характеристики преступлений. В этом процессе проявляется сама сущность предварительного расследования, с его средствами, тактическими приемами, операциями, методами и этапами с учетом криминалистических ситуаций.

Диссертант пришел к выводу, что к основным компонентам криминалистической характеристики предварительного расследования преступлений необходимо отнести: следственные версии и направления расследования, криминалистические ситуации, складывающиеся на различных этапах расследования, систему следственных, оперативно-розыскных и иных действий и тактических операций (комбинаций), обеспечивающих выполнение целей расследования.

Так как правоприменительная деятельность является антиподом криминальной (преступной) деятельности, то ее этапная структура должна соотноситься с этапной структурой криминальной деятельности. В связи с этим в работе выделяются три этапа правоприменительной деятельности: первоначальный, дальнейший и заключительный. В свою очередь, в каждом из названных этапов могут быть выделены подэтапы как структурные его элементы. Выделение подэтапов диктуется необходимостью целенаправленной проверки версий относительно лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, как главного направления в расследовании, с учетом складывающихся в этот период криминалистических ситуаций, связанных с выявлением и установлением соучастников, задержанием подозреваемого, проверкой его показаний и т.д. Все это требует специфических приемов и методов расследования.

Каждому этапу соответствуют «свои» криминалистические ситуации с их специфической системой следственных и иных действий, исходя из задач, возникающих на том или ином этапе расследования. Динамическим фактором развития криминалистической ситуации, определяющим ее направленность и системность, может выступать тот смысл, который имеет уголовно значимая информация для субъекта доказывания в определенный момент времени.

В диссертации подробно исследуется проблема выделения третьей информационной подсистемы – криминалистической характеристики судебного рассмотрения уголовных дел. Исследование является продолжением дискуссии о целесообразности включения в предмет криминалистики судебного следствия (А. Цыпкин, 1938; К. Гарин, 1955; А.Н. Васильев, Н.П. Яблоков, 1984; В.К. Гавло, 1985; Р.С. Белкин, 1993; Т.С. Волчецкая, 1997; В.Н. Карагодин, 1998; Ю.В. Кореневский, 2001 и др.).

По мнению автора, «криминалистическая характеристика судебного рассмотрения уголовных дел» должна отражать особенности методик по ведению судебных стадий уголовного процесса с позиции ситуационного подхода.

Это понятие, наряду с криминалистической характеристикой преступления и криминалистической характеристикой предварительного расследования, является структурным компонентом единой криминалистической методики раскрытия, предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. Все эти характеристики не являются тождественными, не поглощаются одна другой, а в научных и практических целях их целесообразно различать. Такой подход позволяет расширить категориальный аппарат криминалистической науки и способствует более углубленному ее изучению.

Сама же криминалистическая характеристика судебного рассмотрения уголовных дел, отражая закономерности механизма судебного рассмотрения отдельных видов и групп преступлений, как полагает соискатель, должна изучать систему сведений, во-первых, о криминалистических ситуациях, складывающихся в ходе судебного разбирательства уголовных дел с учетом его этапов и инстанций, во-вторых, о способах собирания, исследования и использования доказательств применительно к данным криминалистической характеристики преступлений и криминалистической характеристики расследования, а также судебным версиям в целях осуществления задач уголовного судопроизводства.

Криминалистическая характеристика судебного рассмотрения уголовных дел, по мнению диссертанта, отталкиваясь от криминалистической характеристики преступлений и криминалистической характеристики их расследования, в то же время ориентируется на них, на их информационную базу. Она имеет свою внутреннюю специфическую базу саморазвития, которая позволяет понять в генезисе специальный криминалистический (а не уголовно-процессуальный) ход, этапы и самое главное – поисковую сущность деятельности суда (судьи) криминалистическими средствами, тактическими приемами и методами с учетом складывающихся ситуаций.

Поле криминалистической характеристики судебного рассмотрения уголовных дел находится в плоскости, началом которой является момент поступления уголовного дела в суд и связанные с этим полномочия судьи (ст. ст. 227-233 УПК РФ), а окончанием – момент вынесения окончательного решения по делу, включая прохождение исключительных стадий уголовного процесса (производство в надзорной инстанции и возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств).

Во втором параграфе «Классификация криминалистических ситуаций как разновидность систематизации научного знания» отмечается, что в любой отрасли научного знания можно обнаружить большое количество различных классификационных оснований объектов в целях решения актуальных исследовательских задач. Не является исключением и криминалистика. Объектами классификации в ней становятся многие явления, связанные как с механизмом подготовки, совершения и сокрытия преступлений, так и с процессом их раскрытия, расследования и предупреждения.

Учитывая системный подход, базирующийся на анализе научной литературы, автор придерживается позиции, согласно которой классификация рассматривается как специфическая разновидность систематизации научных знаний (в широком смысле) в отличие от традиционного подхода – как средство, способствующее систематизации (в узком смысле).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.