авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Похоронная культура как объект уголовно-правовой охраны

-- [ Страница 3 ] --

Автор анализирует вопрос о квалификации противоправного изъятия разного рода вещей из мест захоронений. Обосновывается дифференцированный подход к уголовно-правовой оценке рассматриваемой ситуации, а именно: содеянное в случае противоправного завладения имуществом с места захоронения – «над могилой» – образует совокупность хищения чужого имущества и преступления, предусмотренного ст. 244 УК РФ, в то время как противоправное завладение имуществом с места захоронения – «из могилы» – должно квалифицироваться только по ст. 244 УК РФ.

Уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий, предназначенных для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением, следует считать оконченным преступлением с момента приведения виновным данных объектов похоронной культуры в такое состояние, при котором они утрачивают полностью или частично свое значение ритуально-похоронных символов. Это означает, что такие объекты становиться невозможно использовать для совершения погребальных или поминальных обрядов, либо их использование в таком значении ограничено.

При характеристике субъекта соответствующего посягательства автор отмечает, что нередки случаи, когда данное преступление совершается несовершеннолетними, которым не исполнилось шестнадцати лет. Исходя из положения ч. 2 ст. 20 УК РФ, уничтожение или повреждение надмогильных сооружений, кладбищенских зданий, предназначенных для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением, лицом в возрасте от четырнадцати до пятнадцати лет может влечь уголовную ответственность по ч. 2 ст. 167 УК РФ при наличии признаков данного преступления.

С субъективной стороны осквернение соответствующих объектов похоронной культуры является деяниям, совершаемым исключительно с прямым умыслом, что вытекает из правовой природы этого посягательства. Уничтожение или повреждение объектов похоронной культуры, указанных в ст. 244 УК РФ, учитывая положение ч. 2 ст. 24 УК РФ, может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности.

В четвертом параграфе«Квалифицирующие признаки состава надругательства над телами умерших и местами их захоронения и проблемы дифференциации уголовной ответственности за данное преступление» – дается уголовно-правовая характеристика квалифицирующих признаков, предусмотренных в ч. 2 ст. 244 УК РФ, а также формулируются предложения по совершенствованию дифференциации уголовной ответственности за данное преступление.

Чаще всего в практике преступные деяния, ответственность за которые предусмотрена в ст. 244 УК РФ, совершаются группой лиц по предварительному сговору или организованной группой экстремистского характера либо специализирующимися на хищениях дорогостоящих надгробий, их элементов из цветных металлов.

Автор выявляет несовершенства в законодательной регламентации квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 244 УК РФ. В частности, квалифицированный состав п. «б» ч. 2 ст. 244 УК РФ нуждается в модернизации по следующему образцу: ответственность по п. «б» ч. 2 ст. 244 УК РФ должна связываться лишь с экстремистскими мотивами надругательства над телами умерших и местами их захоронения; совершение данного преступления в отношении скульптурного, архитектурного сооружения, посвященного борьбе с фашизмом или жертвам фашизма, либо места захоронения погибших в борьбе с фашизмом или жертв фашизма следует закрепить в качестве квалифицирующего обстоятельства в отдельном пункте ч. 2 ст. 244 УК РФ.

Если насилие в процессе надругательства над телами умерших и местами их захоронения выразилось в убийстве, то содеянное помимо п. «в» ч. 2 ст. 244 УК РФ должно дополнительно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Аналогичным образом должен решаться вопрос, если примененное насилие выразилось в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью – п. «в» ч. 2 ст. 244 и ст. 111 УК РФ.

Напротив, умышленное причинение средней тяжести или легкого вреда здоровью, лишение потерпевшего свободы в форме его удержания, приведение его в беспомощное состояние, причинение ему физической боли или физических страданий охватывается признаком насилия в п. «в» ч. 2 ст. 244 и не требует дополнительной квалификации по ст. 112, 115, 116, 117 УК РФ.

Признак «угроза применения насилия» охватывает собой устрашение расправой любой степени тяжести, в том числе угрозу убийством. Квалификация по совокупности со ст. 119 УК РФ будет излишней.

В результате анализа вопроса о дифференциации уголовной ответственности за надругательство над телами умерших и местами их захоронения автор предлагает в целях дифференциации уголовной ответственности по ст. 244 УК РФ в зависимости от размера имущественного ущерба, причиненного владельцам надмогильных сооружений и ритуально-похоронных зданий в результате их уничтожения, повреждения или осквернения, ч. 2 указанной статьи дополнить квалифицирующим признаком «с причинением значительного ущерба собственнику или иному владельцу надмогильного сооружения или здания, предназначенного для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением».

Исходя из повышенной общественной опасности надругательства над телами умерших и местами их захоронения, если данное преступление сопряжено с противоправным завладением предметов погребального инвентаря, предлагается в ч. 2 ст. 244 УК РФ включить квалифицирующий признак – «с похищением погребенного имущества».

По мнению диссертанта, основания для емкого и лаконичного названия, точно отражающего правовую природу и сущность общественной опасности преступления, предусмотренного ст. 244 УК РФ, находятся в плоскости объекта данного посягательства. Учитывая сферу совершения анализируемого преступления, оно может быть обозначено как «Похоронное святотатство».

В заключении предлагается новая модель ст. 244 УК РФ.

Третья глава «Актуальные проблемы уголовно-правовой охраны похоронной культуры» – состоит из трех параграфов.

В первом параграфе«Проблема уголовно-правовой охраны чести и достоинства умерших» – автор, оценив научные доводы и зарубежный опыт уголовно-правовой охраны чести и достоинства умерших лиц, приходит к выводу, что российское уголовное законодательство справедливо не предусматривает ответственность за клевету и оскорбление в отношении умершего лица. Законодательная инициатива криминализировать соответствующие посягательства не может быть реализована в российском уголовном праве по причине того, что она лишена научно обоснованных оснований криминализации уголовно-правового запрета, прежде всего общественной опасности.

Во втором параграфе«Уголовно-правовая охрана похоронной культуры при проведении патологоанатомического вскрытия и судебно-медицинского исследования» – исследуется вопрос об уголовно-правовой квалификации посягательств на погребальную обрядность, совершаемых при нарушении условий правомерности патолого-анатомического и судебно-медицинского вскрытия тела умершего.

Анализ условий правомерности патолого-анатомического вскрытия умершего позволяет сделать вывод, что производство такого акта при отсутствии на то законных оснований свидетельствует о его неправомерности, что образует признаки состава преступления, предусмотренного ст. 244 УК РФ. В частности как надругательство над телом умершего следует квалифицировать следующие умышленные деяния, совершенные при нарушении условий правомерности патолого-анатомического вскрытия:

– проведение патолого-анатомического вскрытия вне патолого-анатомических бюро и отделений лечебно-профилактических учреждений неуполномоченным на то лицом;

– проведение патолого-анатомического вскрытия тела человека, умершего вне стационара, если отсутствуют правовые основания обязательного проведения патолого-анатомического вскрытия;

– обезображивание в процессе патолого-анатомического вскрытия открытых частей тела умершего, совершение с телом без необходимости иных манипуляций, не обусловленных методикой патолого-анатомического исследования;

– проведение патолого-анатомического вскрытия вопреки письменному заявлению членов семьи, близких родственников или законного представителя умершего либо прижизненному волеизъявлению самого умершего о несогласии на производство патолого-анатомического вскрытия, а равно вопреки письменному указанию главного врача, его заместителя или дежурного врача об отмене вскрытия, если отсутствуют правовые основания обязательного проведения патолого-анатомического вскрытия.

Не содержат состава преступления, предусмотренного ст. 244 УК РФ, действия по проведению патолого-анатомического вскрытия при наличии соответствующих оснований, но с нарушением установленного порядка его проведения (например, патолого-анатомическое вскрытие трупа больного при отсутствии истории болезни или родов, оформленной в установленном порядке, либо в отсутствие лечащего врача; продолжение патолого-анатомического вскрытия при выявлении патологоанатомом признаков насильственной смерти или подозрений на нее и т.п.).

Анализ условий правомерности судебно-медицинского исследования умершего позволяет сделать вывод о том, что производство такого акта при отсутствии на то законных оснований должно квалифицироваться по ст. 244 УК РФ как надругательство над телом умершего. В частности, преступлением следует считать следующие умышленные деяния, совершенные при нарушении условий правомерности судебно-медицинского исследования:

– проведение судебно-медицинского исследования вне медицинского учреждения государственной системы здравоохранения неуполномоченным на то лицом;

– проведение судебно-медицинского исследования при отсутствии определения суда, постановления судьи, дознавателя или следователя о назначении судебно-медицинской экспертизы трупа;

– обезображивание в процессе судебно-медицинского вскрытия открытых частей тела умершего, совершение с телом без необходимости иных манипуляций, не обусловленных методикой судебно-медицинского исследования, в том числе помещение по окончании исследования в полость трупа посторонних предметов (тампонов, повязок, секционных инструментов и т.п.).

Не содержат состава преступления, предусмотренного ст. 244 УК РФ, действия по проведению судебно-медицинского исследования при наличии соответствующих оснований, но с нарушением установленного порядка его проведения (например, судебно-медицинское исследование трупа до появления ранних трупных изменений; использование судебно-медицинским экспертом неразрешенных медицинских технологий или технических средств, когда это не влечет обезображивания трупа; проведение судебно-медицинской экспертизы в отсутствие копии протокола осмотра трупа на месте его обнаружения (происшествия); проведение экспертизы трупа с нарушением требований санитарных правил и иных нормативных документов, регулирующих организацию противоэпидемического режима в государственном судебно-экспертном учреждении, и т.п.).

Во третьем параграфе«Уголовно-правовая охрана похоронной культуры при изъятии органов и тканей умершего для трансплантации (посмертном донорстве)» – исследуется вопрос об уголовно-правовой квалификации посягательств на погребальную обрядность, совершаемых при нарушении условий правомерности изъятия органов или тканей у умершего донора для трансплантации.

Как надругательство над телом умершего по ст. 244 УК РФ следует квалифицировать следующие умышленные деяния, совершенные при нарушении условий правомерности посмертного донорства:

– изъятие из тела умершего органов и (или) тканей, которые в соответствии с законодательством не отнесены к объектам трансплантации (за исключением биологических объектов, необходимых для инструментальных или лабораторных исследований, а также иммунологического типирования донора);

– забор и заготовка органов и (или) тканей умершего человека для трансплантации субъектами частной системы здравоохранения или иными частными лицами;

– забор и заготовка органов и (или) тканей умершего человека для трансплантации в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, не включенных в Перечень учреждений здравоохранения, осуществляющих забор и заготовку органов и (или) тканей человека, утвержденный Министерством здравоохранения и социального развития РФ;

– забор и заготовка определенных органов и (или) тканей умершего человека, на изъятие которых учреждение здравоохранения – субъект донорства не имеет специального разрешения;

– забор и заготовка органов и (или) тканей умершего человека для трансплантации уполномоченным учреждением здравоохранения вопреки прижизненному волеизъявлению умершего либо волеизъявлению его близких родственников или законных представителей о несогласии на посмертное изъятие органов и (или) тканей для трансплантации, о чем были своевременно осведомлены субъекты посмертного донорства (главный врач, дежурный врач, члены бригады по забору и заготовке органов);

– забор и заготовка органов и (или) тканей умершего человека для трансплантации уполномоченным учреждением здравоохранения без разрешения главного врача, а в случае когда требуется проведение судебно-медицинской экспертизы – без разрешения судебно-медицинского эксперта;

– обезображивание в процессе изъятия органов и (или) тканей открытых частей тела умершего, совершение с телом без необходимости иных манипуляций, не обусловленных методикой посмертного донорства.

Если изъятие органов и (или) тканей у донора-трупа производилось при наличии соответствующих оснований, но с нарушением установленного порядка его проведения, содеянное не может квалифицироваться по ст. 244 УК РФ (например, изъятие органов или тканей у трупа, подлежащего судебно-медицинскому исследованию, без уведомления об этом прокурора; изъятие органов или тканей бригадой по забору и заготовке органов не в полном составе; нарушение очередности изъятия донорских органов или иных требований методики конкретного вида операции и т.п.).

В целях обеспечения адекватного уголовно-правового противодействия организованной преступности в сфере посмертного донорства автор предлагает законодателю принять одно из двух решений:

1) увеличить максимальный размер санкции в ч. 2 ст. 244 УК РФ (хотя бы на один год) с тем, чтобы надругательство над телами умерших, совершенное организованной группой, в том числе в форме незаконного изъятия органов и (или) тканей у донора-трупа, перешло в разряд тяжких преступлений. Тем самым по такого рода делам будет обеспечен надлежащий уровень уголовно-правовой репрессии в виду возможности применения ст. 210 УК РФ;

2) включение в УК РФ статьи 2441 «Незаконное посмертное донорство», содержащей адекватную данному посягательству санкцию.

Предпочтительным является второе решение.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы и предложения.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора:

Публикации в журналах, входящих в перечень изданий, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ:

1. Исмагилов Р.А. Похоронная культура как предмет правового регулирования и объект уголовно-правовой охраны // Юридическая наука и правоохранительная практика. – 2011. – № 1. – с. 71-80. – 0,8 п.л.

Работы, опубликованные в других изданиях:

2. Исмагилов Р.А. К вопросу о квалификации хищения имущества с тел умерших и мест их захоронения // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: материалы Международной науч.-практ. конф. (2-3 ноября 2010 г.). Вып. 7. Тюмень: Тюменская областная Дума, ТГАМЭУП, 2010. – с. 129-133. – 0,4 п.л.

3. Исмагилов Р.А. Уголовно-правовая характеристика предмета надругательства над телами умерших // Академический вестник. – Тюмень: Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права. – 2010. – № 3 (13). – с. 135-140. – 0,5 п.л.

4. Исмагилов Р.А. О проблеме уголовно-правовой охраны чести и достоинства умерших // Проблемы юридической науки и практики: взгляд молодых исследователей: Сб. тезисов докладов и сообщений на всероссийской науч.-практ. конф. (26 ноября 2010 г.). Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 2010. – с. 63-66. – 0,2 п.л.

5. Исмагилов Р.А. Совершенствование уголовно-правовой охраны памятных мест и сооружений, посвященных участникам и жертвам борьбы с фашизмом // Актуальные проблемы развития современного общества: материалы Международной науч.-практ. конф. / под ред. Н.Р. Насыровой. Тюмень: ТГНГУ, 2011. – с. 34-36. – 0,2 п.л.

6. Исмагилов Р.А. Актуальные направления дифференциации уголовной ответственности за надругательство над телами умерших и местами их захоронения // Правовая защита частных и публичных интересов: Материалы VII Международной межвузовской науч.-практ. конф.: Сб. статей. В 2 ч. Ч. 1. Челябинск: Южно-Уральский гос. ун-тет, 2011. – 0,2 п.л.


1 По данным ГИАЦ МВД РФ.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.