авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Принцип территориальной целостности государства в решениях судов (на примере российской федерации, сша, канады, турции, молдовы)

-- [ Страница 2 ] --

Автор раскрывает соотношение понятий «территориальная целостность» и «государственная целостность», указывает на их тесную связь, но не на тождественность. Представляется, что категория «государственная целостность» понятийно шире и включает категорию «территориальная целостность» в свое содержание.

Таким образом, диссертантом проведен теоретический анализ базовых понятий, начиная с родового понятия «территории» и заканчивая «территориальной целостностью государства», а также прослеживается их логическая взаимосвязь.

Второй параграф «Правовые основы принципа территориальной целостности» посвящен осмыслению сущности и содержания принципа «территориальной целостности», научному поиску комплексного подхода идентификации угроз целостности территории.

Принцип территориальной целостности прошел длинный путь развития: от принципа, направленного на охрану только территориальной целостности, т.е. на недопустимость расчленения госу­дарства или отторжения от него части территории, до фундаментального правового устоя, гарантирующего как целостность, так и неприкосновен­ность государственной территории, т. е. недопустимость любых «прикосновений» к территории страны, к ее границам. В современном конституционном праве содержание этого принципа постоянно углубляется, становится все более разносторонним и емким.

В данном параграфе автором предпринята попытка проанализировать содержание принципа территориальной целостности через анализ международных актов и национального законодательства.

Понятия «целостность» и «неприкосновенность» как составные элементы принципа территориальной целостности имеют много общего, но вместе с тем обладают известной спецификой. Территориальная целостность включает обязательство не допускать наиболее грубых нарушений — аннексии, оккупации, расчленения территории, а территориальная неприкосновенность — обязательство государства воздерживаться от любых косвенных посягательств на территорию и гра­ницы других государств. Соблюдение требования неприкосновенности го­сударственной территории является условием сохранения ее целостности. Различие здесь состоит лишь в том, что, нарушая неприкосновенность территории, государства не всегда преследуют цель отторгнуть ее часть. И наоборот, посягательство на целостность государства может быть осу­ществлено и без формального нарушения неприкосновенности и являться следствием поддержки сепаратистов. Включение понятия «неприкосновенность» в содержание принципа территориальной целостности значительно обогащает и углубляет его содержание.

По мнению диссертанта, два элемента, составляющие принцип территориальной целостности, - целостность и неприкосновенность - настолько глубоко проникают друг в друга, что их следует рассматривать как части одного принципа.

В рамках проводимого исследования было обращено внимание на принцип нерушимости границ. Было выявлено, что принципы территориальной целостности государств и нерушимости границ имеют одинаковую предметную область - обеспечение безопасности целостности территории и непри­косновенности границ. Принцип нерушимости границ в большей степени, чем принцип территориальной целостности государств, обеспечивает стабильность границ, а не всей территории в целом, обязывая не оспаривать их и не требовать изменений, что соответствует задачам укрепления мира и развития добрососедских отношений между государствами.

Предписание воздерживаться от любых требований или действий, направленных на захват и узурпацию части или всей территории государства-участника, устанавливает прямую связь принципа нерушимости границ с принципом территориальной целостности.

Проблема сохранения территориальной целостности изнутри также нашла отражение в данном исследовании и связана с интерпретацией форм национального самоопределения. Автор диссертационного исследования проводит анализ международно-правовых актов и внутринационального законодательства, в том числе постановлений Конституционного Суда Российской Федерации по проблеме коллизий принципа территориальной целостности государства и права наций (народов) на самоопределение.

В работе обосновывается позиция, согласно которой право наций (народов) на самоопределение реализуется в различных формах, не обязательно путем отделения; отделение - только одно из возможных средств самоопределения, и применение его эффективно лишь в конкретной обстановке и только при наличии обоснованных причин. Указывается, что право наций (народов) на самоопределение в том виде, в каком оно закреплялось в международных актах, а именно вплоть до отделения, имело целью дать независимость колониальным народам и на сегодняшний день не должно сводиться к сецессии. Видимость противоречия возникает в силу преувеличения роли отделения при осуществлении народами и нациями права на самоопределение.

В заключение параграфа рассматриваются и систематизируются внутренние и внешние угрозы территориальной целостности государства. Представляется, что под внешними угрозами следует понимать возможные опасности, исходящие от источников, находящихся за пределами территории государства. Среди них вторжение или нападение вооруженных сил иностранного государства-агрессора на территорию государства или любая военная оккупация, бомбардировка вооруженными силами иностранного государства-агрессора территории государства или применение любого оружия иностранным государством-агрессором против территории другого государства, блокада портов или берегов государства вооруженными силами иностранного государства-агрессора и др. Среди внутренних угроз следует выделить не только действия антиправительственных вооруженных групп, но и отсутствие надлежащего правового регулирования обеспечения территориальной целостности, недостатки в реализации права народов на самоопределение, опасность возникновения неконтролируемых территорий в рамках федеративного государства, а также невысокую эффективность деятельности субъектов, призванных обеспечивать единство и территориальную целостность государства.

Во второй главе «Решения судов в механизме обеспечения территориальной целостности государств» рассматриваются решения Конституционного Суда Российской Федерации по защите территориальной целостности государства, исследуются вопросы сецессии и целостности в решениях Верховных Судов США и Канады, а также обеспечение территориальной целостности в деятельности органов судебного конституционного контроля Молдавии и Турции.

В первом параграфе «Решения Конституционного Суда Российской Федерации по защите территориальной целостности государства» автором рассматривается вопрос о месте и роли Конституционного Суда РФ в обеспечении территориальной целостности.

Доминирующее место в первом параграфе занимают проблемы территориальной целостности страны, так как само государственное устройство России как целостного образования объективно влечет единство конституционно-правовой системы, которая имеет два уровня: федеральный и региональный.

В этих условиях осуществление конституционного правосудия приобретает свою специфику, поскольку в таком государстве наряду с общефедеральной Конституцией, законами и иными правовыми актами действуют конституции, уставы и другие правовые акты субъектов.

Анализ постановлений и определений высшего судебного органа страны позволяет отметить конструктивную роль и значимость Конституционного Суда по укреплению единого правового пространства.

Так, определенная часть решений Конституционного Суда затрагивает вопросы по проблемам суверенитета Российской Федерации и входящих в ее состав республик, большинство из которых к этому времени приняли Декларации о независимости и государственном суверенитете. Речь в частности идет о превышении субъектами Российской Федерации власти за счет прав федеральных властей. Еще в Постановлении от 13 марта 1992 года по делу о проверке конституционности ряда законодательных актов о государственном суверенитете Татарской ССР Конституционный Суд высказался по поводу конституционно-правовой природы Российской Федерации. Проблема государственного суверенитета в федеративном государстве была разрешена только в Постановлении Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и в Определении от 27 июня 2000 года о проверке соответствия Конституции РФ ряда положений конституций республик Адыгея, Башкортостан, Ингушетия, Коми, Северная Осетия - Алания и Татарстан, в которых признано, что единственным носителем и источником государственного суверенитета является только весь многонациональный народ Российской Федерации.

Автор сознательно ограничил рамки исследования республиками. Это объясняется тем, что именно в республиках более активно шел процесс суверенизации, что естественно нарушало единое конституционное пространство. Именно республики предпринимали попытки получить все больше независимости и зачастую нарушали Конституцию РФ.

Особое внимание диссертант уделяет кризису в Чеченской Республике и правовым позициям Конституционного Суда РФ, призванным обеспечить конституционную законность.

В заключение параграфа автор делает вывод: анализ постановлений и определений высшего судебного органа страны позволяет отметить конструктивную роль и значимость Конституционного Суда в решении конституционно-правовых коллизий, связанных с проблемами федеративных отношений, территориальной целостности. Они способствуют установлению взаимных интересов федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, направлены на защиту основ конституционного строя, единого правового пространства. Одной из ведущих в правовой позиции Конституционного Суда была линия на сохранение целостности Российской Федерации.

Во втором параграфе «Вопросы сецессии и целостности в решениях Верховных Судов США и Канады» диссертантом через призму судебных решений рассматриваются вопросы территориальной целостности государств, их прошлое и настоящее, совершается правовой экскурс с целью исследования причин и условий, породивших нестабильность и разрыв единого правового и политического пространства государств.

Анализируя деятельность Верховного Суда США, в частности, принимаемые им решения и содержащиеся в них правовые позиции по вопросам федеративного устройства страны, диссертант на конкретных примерах показывает сферу и характер осуществления судебного конституционного контроля.

Автор отмечает, что многие решения органов конституционной юстиции напрямую не связаны с сепаратизмом или сецессией, но через толкование судом понятий государственности, нации, единства складывается полноценная структура обеспечения территориальной целостности государства.

Верховный Суд США в деле «Fletcher v. Peck» постановил, что тот или иной штат (по обстоятельствам дела - «Chisholm v. Georgia») «не может рассматриваться как отдельная суверенная держава. Штат является частью большой империи, он - член Американского союза, Конституция которого очерчивает пределы компетенции законодательных органов штатов». Таким образом, Верховный Суд США подтвердил приверженность принципу территориальной целостности государства.

Последнюю точку в проблеме сохранения территориальной целостности страны поставил Верховный Суд США в 1869 года в деле «Texas v. White». Опираясь на ранее принятые Верховным Судом решения, имевшие характер прецедентов по основополагающим конституционным положениям, высшая судебная инстанция вынесла вердикт о неконституционности сецессии.

Таким образом, правовая позиция Верховного Суда США вырабатывалась в процессе официальной деятельности судебного органа, полномочия которого были определены Конституцией 1787 года.

Было также рассмотрено решение Верховного Суда Канады от 20 августа 1998 года по вопросу обеспечения территориальной целостности страны. По мнению Суда, решение жителей Квебека в пользу отделения поставило бы под угрозу экономические, социальные, политические и культурные связи, основанные на конституционных ценностях. Суд констатировал, что Канадская Конституция гарантирует порядок, стабильность и, следовательно, отделение одной из провинций не могло бы быть осуществлено в одностороннем порядке, то есть без предшествующих переговоров с другими субъектами в существующих конституционных рамках.

В принятом в 1998 году Постановлении Верховный Суд пришел к выводу, что ни Канадская Конституция, ни международное право не позволяют Квебеку в одностороннем порядке отделиться от Канады. При этом Суд указал на неправомерность ссылок на право народа на самоопределение как правовое основание отделения и образования самостоятельного государства той или иной этнической или этнолингвистической общности. По мнению Суда, ссылка на такое право допустима для народа, находящегося под колониальным или полуколониальным гнетом и испытывающего эксплуатацию со стороны метрополии. Условия, в которых находится население Квебека, отличаются принципиально.

Таким образом, любое федеративное государство имеет в своем распоряжении определенный арсенал средств защиты ее безопасности и целостности. Среди этих средств заметное место занимают судебно-правовые способы охраны федеральной конституции.

В третьем параграфе «Обеспечение территориальной целостности в деятельности органов судебного конституционного контроля Молдавии и Турции», анализируя деятельность органов конституционной юстиции Турции и Молдовы, автор подчеркивает схожесть обозначенных стран с Россией в европейской (концентрированной) модели конституционного контроля.

В рамках проводимого исследования, для определения особенностей судебных средств обеспечения территориальной целостности в Турции, были рассмотрены решения Конституционного Суда Турции от 14 июля и от 23 ноября 1993 года. Первое решение связано с роспуском Народно-трудовой партии, а второе - с роспуском Партии свободы и демократии.

В своих решениях суд указал, что политические партии как необходимые элементы демократической системы не должны осуществлять деятельность, противоречащую демократии и угрожающую социальному миру. Любая деятельность, направленная на разрушение нации и целостности территории, подстрекательство граждан к вооруженному мятежу путем культивации этнических различий, разжигание конфликтов между гражданами одной и той же нации, не может рассматриваться как решение, а является осуществлением плана, направленного на разрушение государства. Распад структуры нации на этнические меньшинства нарушает социальный мир, служит подстрекательству меньшинств и усилению терроризма. Ссылка на применение международных норм невозможна, если прав добиваются с помощью оружия и насилия. Таким образом, несмотря на попытки расколоть нацию на две части: «турков» и «курдов», Конституционный Суд Турции подтвердил приверженность целостности нации и территории страны.

Одним из важных направлений является изучение и обобщение практики конституционного правосудия по вопросам территориальной целостности в современных государствах, положительного опыта работы конституционных судов тех государств, которые имеют общие черты переходного периода их развития.

Что касается Молдовы, то диссертантом было предложено рассмотреть проблемные вопросы о статусе Гагаузии и левобережья Днестра (самопровозглашенной Республики Приднестровья).

В связи с данным обстоятельством Конституционный Суд Молдовы был вынужден рассматривать вопрос о конституционности принятого закона, который предусматривает внешнее самоопределение Гагаузии в случае изменения статуса Республики Молдова как независимого государства. Рассмотрев текст требования о вмешательстве и полный текст органического Закона № 344-XIII от 23 декабря 1994 года «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)», а также конституционные положения, Конституционный Суд не согласился с данным в требовании о вмешательстве толкованием статьи 1 абзаца (4) указанного Закона, согласно которому право на самоопределение, предоставленное гагаузскому меньшинству, сужает содержание и поле действия национального суверенитета.

Следует отметить, что положения статьи 1 абзаца (4) применяются только в случае изменения статуса Республики Молдова как независимого государства. На данный момент, как отметил суд, таких условий нет, поэтому нельзя заявить, что они сужают содержание и поле действия суверенитета.

Конституционный Суд посчитал, что это не произойдет и в случае, если даже Республика Молдова утратит свою независимость как государство, поскольку в этом случае не будет больше и суверенитета. А значит, не может быть сужено то, чего на деле не существует.

Проанализировав конституционные положения, автор приходит к выводу, что территориальная целостность Республики Молдова обеспечивается единством системы государственной власти, опирающейся на единство правовой и политической системы.

Таким образом, территориальная целостность Республики Турции и Республики Молдовы по решениям судебных органов есть неотъемлемое свойство их статуса как государства, которое устанавливается и закрепляется Основным Законом страны, гарантируется системой конституционно-правовых, экономических, политических и социальных норм, а также функционированием органов единой публичной власти, что и было подтверждено решениями Конституционных судов.

В качестве обобщающего вывода диссертант отмечает, что в решениях судов Турции, Молдовы речь идет о концепции территориальной целостности сквозь призму единства государственной власти. Единство государственной власти при этом предполагает значительный объем и уровень согласованности позиций, а также интересов и отношений между различными институтами государства, взаимосвязанных с политической и правовой системами, включая институты гражданского общества. При этом важно подчеркнуть, что исторически сложившиеся национально-территориальные образования с компактным проживанием населения на определенной территории (Канада, Молдова) или наличие другой группы национальностей (Турция) не всегда являются угрозой целостности территории государства, как утверждают некоторые исследователи.

На наш взгляд, насильственное искоренение национального фактора может привести лишь к разрушению сложившейся целостности государства.

Принцип территориальной целостности направлен прежде всего на защиту от попыток насильственного раскола государства вопреки национальным интересам, о чем и говорят рассмотренные решения судов.

В заключении подводятся итоги диссертационной работы, обосновываются выводы и рекомендации, вытекающие из исследования.

По теме диссертации в журналах, рекомендованных ВАК, опубликованы следующие работы:



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.