авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Основы профилактики легализации преступных доходов

-- [ Страница 3 ] --

Параграф 1.1 «Дефекты реформ как условие экономических деформаций, связанных с легализацией преступных доходов» посвящен исследованию связи легализации преступных доходов с деформациями рыночной экономики. Отмечается, что легализация преступных доходов – преступление рыночное, появилось в финансово-экономической сфере России в связи с переходом страны к рыночной экономике. Для легализации преступных доходов в нашей стране имелись благоприятные условия, связанные с дефектами реформ, ведущих к деформациям рыночных отношений, криминализации экономики, извлечению преступных доходов колоссальных размеров, вывозу капиталов за границу в размере до 60 млрд. долл. США в год. При этом дефекты реформ и вызванные ими деформации рыночных отношений не создавались государственными органами умышленно. Чаще всего реформы проводились ускоренными темпами, были недостаточно продуманными, нормативные правовые акты, регулирующие реформы, принимались не только без достаточно глубокой проработки и должного учета реальной обстановки, изменений, которые претерпевал хозяйственный механизм, но и без предвидения возможных негативных последствий. В процессе применения таких нормативных правовых актов вскрывались недостатки, но они своевременно не устранялись и становились объектом криминального воздействия, при этом деформированные рыночные отношения, превращаясь в механизмы «теневой экономики», позволяли извлекать преступные доходы и легализовать их. Развиваясь от простых форм до все более сложных, включающих международные финансовые связи, «отмывание» распространилось и проникло во все сферы экономики, способствуя ее криминализации.

В параграфе 1.2 «Легализация как криминальное явление, связанное с маскировкой происхождения преступных доходов» автором проводится анализ процесса получения преступных доходов и обосновывается вывод о том, что преступления экономической направленности, как правило, совершаются с целью получения выгоды. При получении крупных сумм криминальных доходов, превышающих личные потребности, преступник или организованная группа сталкиваются с необходимостью снижения экономических и юридических рисков обладания подобными активами, сохранения их от возможной конфискации, инфляции. Учитывая, что преступные доходы не изъяты из гражданского оборота и обладают рыночной стоимостью, возможности для их сохранения и приумножения представляет законный экономический оборот.

Введение преступных доходов в легальный экономический оборот связано с риском привлечь внимание органов государственного контроля и правоохранительных органов, что требует маскировки происхождения криминальных средств. Для этих целей совершается множество фиктивных или запутанных сделок, преступные доходы инвестируются в легальную предпринимательскую деятельность, где они преобразуются в результате хозяйственных процессов. Такие операции позволяют выдать криминальные активы за легальные доходы и получить возможность свободно их использовать. Подобная деятельность не только скрывает преступное происхождение имущества и денежных средств, но и повышает социальный статус преступника, нередко превращая его в законного бизнесмена.

Основываясь на анализе процесса легализации преступных доходов, автор критически оценивает мнения ученых (В.М. Алиев, Е.Ю. Андронникова, В.И. Третьяков и др.) о легализации денежных средств для последующего совершения преступлений и приходит к выводу, что использование криминальных доходов для потребления, совершения преступлений, приобретения и сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, не может рассматриваться как «отмывание». При рассмотрении легализации преступных доходов следует учитывать, что даже после смены формы и основания происхождения доходы, в сущности, остаются преступными, что обусловливает высокую степень общественной опасности данного деяния.

В параграфе 1.3 «Состояние и динамика легализации преступных доходов в России» исследуются показатели легализации преступных доходов, их изменение, тенденции в целом по России и по федеральным округам, изучается их зависимость от уровня социальной и экономической стабильности регионов, изменений в уголовном законодательстве, эффективности деятельности правоохранительных и государственных контролирующих органов по выявлению и предупреждению данных преступлений.

Отмечается, что декриминализация ст. 174.1 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления) посредством повышения порога привлечения к уголовной ответственности до 6 млн. руб. существенно изменила состояние борьбы с анализируемыми преступлениями. В период с 2009 по 2012 годы количество регистрируемых преступлений по ст. 174.1 УК РФ снизилось в 24 раза: с 8417 до 346, что во многом связано с указанной декриминализацией данного преступления, отсекшей всю легализацию до 6 млн. руб., ограничив тем самым деятельность правоохранительных органов по ее выявлению.

По мнению автора, показатели регистрируемой легализации преступных доходов не соответствуют реальному уровню преступности данного вида с учетом латентности, достигающей 95%. В России ежегодно регистрируется несколько сотен тысяч преступлений экономической направленности, из них десятки тысяч преступлений связаны с получением преступного дохода в крупном или особо крупном размере (в 2010 г. – 51 969, в 2011 г. – 40 315, в 2012 г. – 36 083), что обусловливает их связь с «отмыванием». При этом соотношение легализации преступных доходов, предусмотренной статьями 174, 174.1 УК РФ, к указанным преступлениям составляет несколько процентов (в 2010 г. – 3%, в 2011 г. – 1,7%, в 2012 г. – 1,4%). Латентность легализации преступных доходов связана с разнообразием способствующих ей негативных факторов и изменчивостью способов совершения этих преступлений, сложностью их доказывания, что затрудняет выявление и расследование таких криминальных деяний. Кроме того, правоохранительными органами реализуются не все имеющиеся возможности по выявлению рассматриваемых преступлений. Сталкиваясь при расследовании предикатных преступлений с фактами хищений, корыстных злоупотреблений и извлечением преступных доходов, следователи зачастую не выдвигают версий о легализации преступно полученных доходов, не интересуются тем, куда пошли криминальные деньги, иное имущество, какие операции, сделки совершены с ними. До настоящего времени выявление легализации преступных доходов средствами оперативно-розыскной деятельности находится на низком уровне, в результате организованные торговцы наркотиками, оружием, незаконные предприниматели уходят от уголовной ответственности.

Параграф 1.4 «Структура легализации преступных доходов в России» посвящен исследованию видов легализации преступных доходов, распределения ее по различным отраслям экономики: кредитно-финансовой, потребительскому рынку, внешнеэкономической деятельности. Автор исходит из того, легализация преступных доходов проникла во все сферы хозяйственной деятельности, но в наибольшей степени распространена в кредитно-финансовой сфере, где сам характер деятельности создает условия для маскировки преступных доходов. Количество преступлений рассматриваемого вида в кредитно-финансовой сфере остается высоким и составляет существенную долю от общего количества таких преступлений. Так, в 2011 г. из 450 преступлений по ст. 174.1 УК РФ 202 совершено в финансово-кредитной системе (45%), в 2012 г. – 155 (45%). Для отмывания преступных доходов используются практически все виды банковских операций, страхование, операции на рынке ценных бумаг.

Если в кредитно-финансовой сфере легализация преступных доходов продолжает выявляться, то на потребительском рынке и во внешнеэкономической деятельности в последние годы регистрируется незначительное количество этих преступлений. Так, в 2012 г. на потребительском рынке выявлено 8 преступлений, предусмотренных ст. 174 УК РФ, 16 – ст. 174.1 УК РФ; во внешнеэкономической сфере выявлено одно преступление, предусмотренное ст. 174 УК РФ, и ни одного по ст. 174.1 УК РФ. Автор делает вывод, что снижение показателей легализации преступных доходов в рассматриваемых сферах не соответствует реальному уровню «отмывания», если учесть, что продолжается незаконный вывоз капитала за рубеж, который оценивается в 1 трлн. руб. в год, тогда как по выявленным преступлениям данной категории преступный доход составляет всего несколько миллиардов руб.

Подчеркивается, что извлечение преступных доходов и «отмывание» их является одним из основных видов деятельности организованной преступности в сфере экономики. Однако, несмотря на высокую степень общественной опасности, выявление анализируемых преступлений, совершенных организованными преступными группами или преступными сообществами, осуществляется не всегда результативно, что во многом связано с высокой степенью криминального профессионализма организованных преступников, активным противодействием деятельности правоохранительных органов.

Параграф 1.5 «Особенности личности легализатора преступных доходов» посвящен исследованию характеристики личности легализатора преступных доходов. Отмечается, что социально-групповая распространенность легализации преступных доходов характеризуется вовлечением работников как государственных, так и негосударственных организаций, а также индивидуальных предпринимателей, лиц, осуществляющих иную экономическую деятельность.

В число сотрудников государственных организаций входят должностные лица органов государственной власти и местного самоуправления, антиобщественная ориентация которых выражается в стремлении использовать свое служебное положение для создания и «отмывания» преступных капиталов. При этом только меньшая часть легализаторов является сотрудниками коммерческих организаций, собственниками (совладельцами) или предпринимателями. Так, в 2012 г. из лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 174.1 УК РФ, к таковым относились только 41%, и 8% лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 174 УК РФ.

Автором разработана классификация легализаторов преступных доходов по социальному положению, включающая в себя собственников, совладельцев, руководителей; служащих, специалистов; обслуживающий персонал. При этом рассматриваются особенности мотивации легализаторов преступных доходов, связанные, в первую очередь, со стремлением к обогащению и сохранению преступных капиталов.

В диссертации обосновывается вывод о том, что для личности легализатора преступных доходов характерен практически тот же набор черт, что и у других преступников в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Специфика личности легализаторов обусловлена не психологическими, генетическими или биологическими особенностями, а факторами, связанными с социальным и экономическим положением. Совершение преступлений данной категории требует высокого уровня криминального профессионализма, познаний в экономической области, владения информационными технологиями, опыта финансовой и предпринимательской деятельности.

Глава 2 «Правовые основы профилактики легализации преступных доходов в России и зарубежных странах» посвящена исследованию правового регулирования профилактики «отмывания» на международном уровне, в России и за рубежом.

В параграфе 2.1 «Международно-правовая регламентация профилактики легализации преступных доходов» рассматривается совокупность международных актов, содержащих положения, направленные на предупреждение легализации преступных доходов. Автором подробно анализируются положения Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, Конвенции ООН против коррупции, Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, Договора государств – участников Содружества Независимых Государств о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма.

Обосновывается вывод о том, что развитие международного правового сотрудничества в сфере противодействия легализации преступных доходов осуществляется как на глобальном, так и на региональном уровнях посредством заключения международных соглашений, в которых дается определение «отмывания», предусматриваются меры профилактики данных преступлений, рассматриваются формы международной правовой помощи по делам об этих преступлениях. Вместе с тем имплементация ряда положений указанных международных конвенций связана с определенными трудностями, обусловленными особенностями российской правовой системы. В частности, в российском законодательстве отсутствуют институты уголовной ответственности юридических лиц, возложения на обвиняемого обязанности доказывать законность происхождения своего имущества, гражданско-правовой конфискации имущества, законность происхождения которого не доказана. Поэтому включение указанных положений в национальное законодательство должно осуществляться не механически, а с учетом существующих ограничений и возможностей российского законодательства.

В параграфе 2.2 «Правовая база профилактики легализации преступных доходов в зарубежных странах» проводится анализ положений законодательства о противодействии легализации преступных доходов США, Великобритании, Швейцарии, Китая. Отмечается, что правовая база противодействия легализации преступных доходов, которая начала формироваться в 80-е г. ХХ в., продолжает развиваться и совершенствоваться. Характерной тенденцией является расширение перечня предикатных преступлений, увеличение количества сфер, подпадающих под антилегализационный контроль, ужесточение требований к идентификации клиентов и выгодоприобретателей, ответственности за нарушение рассматриваемого законодательства. Указанное изменение предмета правового регулирования обусловлено выявлением в процессе применения антилегализационного законодательства тесной связи отмывания денег не только с незаконным оборотом наркотиков, но и с организованной преступностью, коррупцией, финансированием терроризма и экстремизма.

Обращает на себя внимание использование в зарубежных государствах совокупности мер, направленных на противодействие обороту преступных доходов. Так, Закон Великобритании о преступных доходах дает право возвращать незаконно полученные средства путем конфискации активов вне уголовного производства (гражданская конфискация). В рамках этой процедуры после рассмотрения дела в Высоком суде принимается постановление о возврате активов с использованием принципа сравнения вероятностей, позволяющее правоохранительному органу конфисковать активы, которые представляют «имущество, полученное в результате противоправного поведения». Конфискация активов вне уголовного производства используется только в том случае, если невозможно осуществить уголовное преследование или если процедура конфискации не принесла результата после осуждения.

В параграфе 2.3 «Унификация законодательства стран в рамках Рекомендаций ФАТФ по противодействию легализации преступных доходов» рассматриваются основные международные стандарты противодействия легализации преступных доходов, которые содержатся в Сорока рекомендациях межправительственной Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ). Созданная в 1989 г. по инициативе стран «Большой семерки», ФАТФ подготовила первую редакцию Сорока рекомендаций в 1990 г., опубликовав их в качестве международной программы борьбы с использованием финансовой системы лицами, отмывающими «грязные» деньги. ФАТФ пересматривала Сорок рекомендаций в 1996, 2003, 2012 гг. Указанные рекомендации содержат комплекс правовых и организационных мер противодействия легализации преступных доходов, реализация странами указанных мер способствует эффективному международно-правовому сотрудничеству.

Тем не менее сопоставление законодательств о противодействии «отмыванию» различных государств показывает, что каждая страна по-своему определяет круг экономических сфер и организаций, на которые распространяется антилегализационный контроль, компетенцию финансовой разведки, правоохранительных органов. Государства также по-разному подошли к вопросу криминализации «отмывания», зачастую отличия в описании составов легализации преступных доходов, перечне предикатных преступлений являются существенными. Законодательство ряда стран препятствует осуществлению международного сотрудничества в борьбе с легализацией преступных доходов. Учитывая многообразие национальных правовых систем противодействия легализации преступных доходов, эксперты ФАТФ выработали 25 основных критериев, по которым они проводят их периодическую оценку соответствия Сорока рекомендациям. Дальнейшее совершенствование национальных законодательств в рамках Сорока рекомендаций ФАТФ должно способствовать унификации мер противодействия легализации преступных доходов.

В параграфе 2.4 «Правовое регулирование профилактики легализации преступных доходов в России» рассматривается профилактическая направленность законодательства о противодействии «отмыванию» в России, которое предусматривает ряд нормативных требований, обеспечивающих недопущение проникновения преступных капиталов на финансовый рынок; устранение возможности перерастания нарушений законодательства о противодействии легализации преступных доходов в преступления; использование полномочий органов государственной власти, местного самоуправления, государственного контроля, правоохранительных органов для воздействия на обстоятельства, способствующие легализации преступных доходов.

Отмечается, что в профилактике легализации преступных доходов наряду с внешними механизмами государственного и общественного контроля важнейшая роль отводится внутреннему контролю кредитно-финансовых организаций и специалистов, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом. Согласно требованиям законов о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем, на них возлагаются обязанности по получению сведений о клиентах, их представителях, выгодоприобретателях (идентификация), выявлению операций с денежными средствами или иным имуществом, связанных с легализацией преступных доходов (внутренний контроль), сообщению органам финансовой разведки об этих операциях. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение этих обязанностей предусмотрена ст. 15.27 КоАП РФ, обладающей значительным профилактическим потенциалом.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.