авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Правовые и гуманитарные проблемы передачи лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения в странах снг

-- [ Страница 3 ] --

Во втором параграфе «Условия передачи и отказа в передаче (принятии) лиц, с психическими расстройствами для проведения принудительного лечения» раскрыты условия, при которых осуществляется передача лица для прохождения принудительного лечения, предложены сформулированные автором, основания для отказа в передаче лиц на принудительное лечение.

Условия передачи лица для проведения принудительного лечения предусмотрены в статье 2 Конвенции 1997 года :

а) Вступление решения суда о применении принудительных мер медицинского характера в законную силу. Если решение суда о применении ПММХ оспаривается в кассационном порядке, запрос компетентного органа иностранного государства о передаче лица для проведения лечения не может быть рассмотрен по существу. Ведение надзорного производства по такому делу не влияет на рассмотрение вопроса о передаче лица для проведения принудительного лечения по существу, поскольку судебное решение о применении ПММХ уже обладает законной силой.

б) Лицо, направленное на принудительное лечение, совершило деяние, являющееся уголовно наказуемым по законодательству обеих Договаривающихся Сторон. Если совершенное общественно опасное деяние не является уголовно наказуемым по законодательству одного из Договаривающихся государств, передача лица на лечение будет невозможна.

Совпадать должен лишь основной состав деяния, т.к. нормы Конвенции не содержат формулировку о точном соответствии уголовного закона Договаривающихся государств.

в) Законодательством обеих Договаривающихся Сторон предусмотрены аналогичные меры медицинского характера. Очень важным при соблюдении данного условия является не формальный подход к аналогичным названиям медицинских мер, а их содержание, цели и виды. Анализ целей и видов ПММХ государств – участников Конвенции позволил прийти к выводу, что не все их уголовные законодательства содержат одинаковые цели и виды медицинских мер. Для разрешения такой ситуации мы предлагаем в запросе о передаче лица, изложить суть применяемой медицинской меры, ее содержание.

г) У принимающей Договаривающейся Стороны имеется возможность обеспечить необходимое лечение и соответствующие меры безопасности. Это значит, что у государства исполнения решения в наличии должны быть не только необходимые медицинские препараты, но и квалифицированный медицинский персонал, медицинское оборудование, достойные условия содержания пациента.

д) Получено согласие больного, а в случае его неспособности к свободному волеизъявлению – согласие его законного представителя. Вопрос законного представительства в законодательствах стран СНГ разрешен по-разному. Поэтому, сотрудничая с компетентными органами государств – участников Конвенции необходимо помнить, что законным представителем может быть не только близкий родственник, но и другое лицо, определенное уголовно-процессуальным законодательством иностранного государства.

К сожалению, как показывает практика, соблюдение всех вышеперечисленных условий иногда не является гарантией успешного сотрудничества в сфере передачи лиц на принудительное лечение.

По данным проведенного исследования в 83 % случаях отказ в передаче лиц для принудительного лечения заключался в отсутствии механизма реализации Конвенции 1997 года. Одной из составляющих механизма реализации положений указанного документа является наличие органа, отвечающего за перевозку и охрану, передаваемых (принимаемых) на лечение лиц. В частности, Генеральная прокуратура Российской Федерации вынуждена отказывать в передаче либо принятии лиц на лечение в связи с неопределенностью органа, ответственного за охрану и транспортировку лиц для проведения лечения.

В части 3 статьи 3 Конвенции, предусмотрено, что лицо, подлежащее принудительному лечению, его законный представитель, а также близкие родственники вправе направить в компетентные органы любой из Договаривающихся Сторон заявление о своей заинтересованности в передаче. Однако в связи со сложившейся ситуацией, в Генеральную прокуратуру Российской Федерации с просьбами о рассмотрении вопроса о возможности направления иностранных лиц в государства их гражданства зачастую обращаются главы администраций следственных изоляторов и главные врачи психиатрических стационаров. По данным анкетирования, обращения лиц, не предусмотренных нормами Конвенции 1997 года, составляет 66 % от общего количества заявлений о передаче лиц на лечение.

Несмотря на то, что в Конвенции 1997 года не предусмотрен отказ в передаче или принятии на лечение, анализ практики и международных конвенций и соглашений о выдаче свидетельствует о том, что Договаривающиеся государства имеют право отказывать друг другу в передаче таких лиц. Поэтому автором предлагается в Дополнительном протоколе к Конвенции о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения предусмотреть следующие возможные основания для отказа: 1. Решение суда о применении принудительных мер медицинского характера не может быть исполнено в государстве, гражданином которого является запрашиваемое к передаче лицо, вследствие истечения сроков давности или по иному основанию, предусмотренному законодательством этого государства; 2. Запрашиваемое к передаче лицо имеет постоянное место жительства на территории государства, судом которого вынесено решение о применении принудительных мер медицинского характера; 3. Не достигнуто согласие о передаче (принятии) лица, страдающего психическим расстройством для проведения принудительного лечения в государство его гражданства или постоянного места жительства на условиях, предусмотренных настоящей Конвенцией. Кроме того, в передаче (принятии) лица для проведения принудительного лечения может быть отказано, если такая передача может нанести ущерб суверенитету или безопасности либо противоречит законодательству запрашиваемой Договаривающейся Стороны. В случае отказа в просьбе о передаче (принятии) лица, запрашивающая Договаривающаяся Сторона незамедлительно уведомляется о причинах отказа.

Наш взгляд, в национальном законодательстве также необходимо предусмотреть основания для отказа в передаче иностранных лиц для проведения принудительного лечения, и для лиц, принимаемых в Российскую Федерацию из иностранного государства, а также закрепить право обжалования решения о передаче (отказе в передаче) лица в судебном порядке.

Третья глава «Порядок передачи лица для проведения принудительного лечения, пересмотра и отмены решения о применении принудительной меры медицинского характера» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Процедуры рассмотрения обращения и передачи лиц для проведения принудительного лечения». В данном параграфе анализируются российские нормативно правовые акты и нормы Конвенции 1997 года, регламентирующие процедуру непосредственного рассмотрения запроса компетентным органом при передаче (принятии) лица для проведения принудительного лечения, а также вопросы его транзита.

Решение о передаче/принятии на лечение, принимается руководителем компетентного органа не позднее 40 дней со дня поступления обращения. Следует отметить, что Указание Генерального прокурора Российской Федерации от 18 октября 2008 года № 212/35 не содержит конкретных сроков проведения прокурорской проверки о возможности передачи лица, а также перечня документов, которые необходимо собрать во время проверки и представить вышестоящему прокурору. Поэтому автор исследования предлагает установить срок для сбора и проверки документов при рассмотрении вопроса о передаче лица 25 суток, а также определить перечень документов, в которые обязательно должны войти документы, предусмотренные в статье 4 Конвенции 1997 года.

Полагаем, что участникам рассматриваемой Конвенции целесообразно обмениваться информацией о вынесении судебных решении в отношении иностранных граждан Договаривающихся сторон либо аккумулировать такие данные в Координационном Совете генеральных прокуроров государств – участников СНГ. Такой обмен данными позволит ускорить передачу лиц для проведения принудительного лечения в государства их гражданства.

В тексте Конвенции 1997 года не регламентирована процедура запроса дополнительной информации, а также необходимого для этого срока. Проблема непосредственного запроса транзитной перевозки также не нашла должного отражения в нормах указанного международного документа. В связи с этим предлагаем в Дополнительном протоколе к Конвенции 1997 года разрешить следующие вопросы : в какой форме должен быть направлен запрос о транзитной перевозке лица и какие документы при этом необходимы; возможен ли отказ в транзите через территорию третьего государства и на каких основаниях; предусмотреть возможность запроса дополнительной информации о запрашиваемом лице; установить сроки получения дополнительной информации.

Во втором параграфе «Прекращение, изменение и продление применения принудительной меры медицинского характера» проводится сравнительный анализ законодательства государств – участников Конвенции, регламентирующего основания и процедуры продления, прекращения или изменения принудительной меры медицинского характера, а также рассматриваются нормы Конвенции 1997 года, регулирующие пересмотр решения суда о применении ПММХ в отношении переданного лица.

Анализ порядка оснований изменения, прекращения и продления, принудительных мер медицинского характера, судебного порядка пересмотра решения о применении ПММХ, свидетельствует о схожести их регламентации в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации и других государств – участников Конвенции.

Исключение составляет пересмотр первоначального судебного решения о применении ПММХ. Так, Уголовно-процессуальный кодекс Молдовы полномочиями по продлению, изменению или прекращению ПММХ наделяет суд, как по месту вынесения решения, так и по месту проведения принудительного лечения, а Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь исключительно суд по месту вынесения решения.

Конвенция предусматривает возможность переуступки права пересмотра применения ПММХ, но только в случае отмены или изменения принудительной меры медицинского характера.

Вопрос о том, в компетенцию суда какого государства (вынесения решения или проведения лечения) входит продление принудительных мер медицинского характера не регламентирован нормами Конвенции 1997 года. Мы полагаем, что когда речь идет о продлении принудительной меры, администрация психиатрического учреждения должна обращаться с заключением в суд по месту проведения лечения.

Право на пересмотр самого решения нормы указанной Конвенции оставляют только за государством его вынесения. Однако если при этом потребуется не только отменить первоначальное решение, но и произвести новое расследование или судебное разбирательство, Конвенция 1997 года обязывает копию решения об этом, материалы уголовного дела и другие необходимые документы передать Договаривающейся Стороне, принявшей лицо на лечение.

Положения статьи 10 Конвенции 1997 года предусматривают гарантии не привлечения, переданного для лечения лица к уголовной ответственности за деяние, в отношении которого оно было признано невменяемым, за исключением случаев, предусмотренных в части 3 этой статьи.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы и рекомендации, а также вносятся предложения по совершенствованию законодательства и практики его применения.

В приложениях представлены: анкета для изучения надзорных производств о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами для проведения принудительного лечения; проект Постановления Правительства Российской Федерации «Об уполномоченных органах, осуществляющих организацию передачи и принятия Российской Федерацией для проведения принудительного лечения лиц, страдающих психическими расстройствами, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о применении принудительных мер медицинского характера, или проходящих принудительное лечение по решению суда в медицинских учреждениях органов здравоохранения»;

В конце работы приведен список использованной литературы и нормативных правовых актов.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Фролова, М.А. Передача лиц, страдающих психическими расстройствами в странах СНГ / М.А. Фролова // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2004. – № 3. – С. 289–291. – 0,3 п.л.

2. Фролова, М.А. К вопросу о новом направлении международного сотрудничества прокуратуры Российской Федерации в сфере уголовного судопроизводства / М.А. Фролова // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. – 2008. – № 1 (3). – С. 82–83. – 0,3 п.л.

Публикации в иных изданиях:

3. Фролова, М.А., Щерба, С.П. Взаимодействие компетентных органов Казахстана и России в сфере применения принудительных мер медицинского характера / М.А. Фролова, С.П. Щерба // Вестник Карагандинского юридического института МВД Республики Казахстан им. Б. Бейсенова. – 2004. – № 2 (10). – С. 25–28. Вклад автора – 0,2 п.л.

4. Фролова, М.А., Щерба, С.П. Передача лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения в странах их постоянного проживания (опыт и проблемы) / М.А. Фролова, С.П. Щерба // Прокурорская и следственная практика. – 2005. – № 1–2. – С. 122–130. Вклад автор – 0,3 п.л.

5. Фролова, М.А., Щерба, С.П. Межгосударственный учет лиц, страдающих психическими расстройствами, переданных для проведения принудительного лечения / М.А. Фролова, С.П. Щерба // Прокурорская и следственная практика. – 2006. – № 1–2. – С. 90–97. Вклад автора – 0,3 п.л.

6. Фролова, М.А. Защита прав и свобод лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости / М.А. Фролова // Вестник Карагандинского юридического института МВД Республики Казахстан им. Б. Бейсенова. Материалы международной научно-практической конференции «Проблемы уголовно-процессуального права». – 2006. – Вып. 5. – С. 240–243. – 0,3 п.л.

7. Фролова, М.А. Проблемы передачи лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, для продолжения принудительного лечения / М.А. Фролова // Закон: стабильность и динамика. – 2007. – С. 289–291. – 0,3 п.л.

8. Фролова, М.А. Соблюдение прав и свобод лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, в досудебном производстве / М.А. Фролова // Правовые и гуманитарные проблемы защиты прав участников уголовного процесса. Материалы международной научно-практической конференции. – 2008. – С. 339–344. – 0,5 п.л.


1 Далее – Конвенция 1997 года.

2 Далее – УПК РФ.

3 Далее – ПММХ.

4 Далее – УК РФ.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.