авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Эволюция правового статуса свободных сельских обывателей российской империи в xix в.

-- [ Страница 4 ] --

В диссертации подчеркивается, что совершенствование правовых форм экономических отношений представляло для российских либеральных реформаторов первой четверти XIX в. первоочередную задачу, и потому главным основанием официальной юридической дифференциации крестьянства создатели Свода законов избрали правовой статус земельного имущества, находящегося в условном владении и пользовании крестьянина13. Движение общества к юридической гражданской свободе, демократии и формальному равенству пролегало через юридизацию поземельных отношений, четкое определение личных имущественных прав их субъектов. Предполагалось, что поземельная дифференциация российских крестьян сохранит свое значение и после ликвидации состояния личной крепости, обеспечивая трансформацию условных поземельных отношений в общегражданскую (договорную) правовую модель. В данном вопросе реформаторский легизм М. М. Сперанского, хотя и со значительным отставанием, коррелировал с западноевропейским позднесредневековым «юридизмом»14, а сама поземельная классификация основных разрядов сельских обывателей подчеркивала ключевую роль земельно-правовой правосубъектности абсолютного большинства населения империи для формирования основ общего правового статуса российского подданного.

В диссертации обоснована целесообразность использования в историко-юридическом исследовании категорий «Корона», «коронные земли», «коронные крестьяне» (как аналога западноевропейского термина «Домен» и производных от него понятий). Внеклассовое, формально-юридическое содержание антитезы «коронный» – «частновладельческий» позволяет более точно определять юридическое содержание субъективных имущественных прав представителей различных юридических групп российского крестьянства. Корона (монархическое государство) как собственник населенных казенных, удельных, кабинетских, дворцовых земель выступала субъектом централизованной власти, расширяющей свое присутствие в традиционном обществе путем развития государственно-организованного права, постоянного усложнения сети государственных (коронных) органов управления не только в собственных интересах, но и общества. Образование и воспроизводство в крестьянской среде новых правовых коммуникаций, выходящих за рамки обычного права, требовало, в первую очередь, не столько перестройки правовой ментальности крестьян, сколько создания государственной властью нового механизма правового регулирования земельно-имущественных отношений.

Во втором параграфе «Условия приобретения сословного правового статуса свободных сельских обывателей» систематизируются основания приобретения сословной правосубъектности свободных сельских обывателей, раскрывается значение таких административно-правовых институтов, как «избрание рода жизни», «приписка», «водворение». Способ, которым приобреталась указанная правосубъектность как важнейший элемент Stat. hom.rust., имел решающее значение для определения меры сословной свободы лица, объема его субъективных прав и юридических обязанностей. Государственная политика ограничения сферы действия крепостного права в первой половине XIX в. расширяла правовые возможности прекращения крепостного состояния путем заключения договоров помещиков с сельскими обществами и государственными органами, способствовала углублению юридизации общественных отношений в частновладельческом секторе аграрной экономики.

Начиная с 1840-х гг., правовой статус, приобретаемый отпущенными на волю помещичьими крестьянами, становится основной проблемой для законодателя. Если по закону 20 февраля 1803 г. «о вольных хлебопашцах» он однозначно определялся как статус «крестьян-собственников», то указ от 2 апреля 1842 г. допускал только статус «обязанных поселян» (российский аналог западноевропейского эмфитевта)15. Приведенные в диссертации примеры законодательной деятельности государства по ограничению возможностей крестьян, освобождавшихся от крепостной зависимости вместе с землей, приобрести правовой статус частных собственников земли наряду с усилением регулирования «общественных» (общинных) форм правовой жизни крестьян коронного сектора российского землевладения, показывают, что легистскую либеральную парадигму реформирования Stat. hom.rust. в это время начал вытеснять новый идейный реформаторский концепт, связанный с недооценкой различий правовых интересов крестьян, углубления их социальной неоднородности.

В третьем параграфе «Основы общего (сословного) правового статуса свободных сельских обывателей» анализируются правовые нормы, регулировавшие сословные права, юридические обязанности, ответственность, гарантии свободных сельских обывателей на примере самой массовой внутрисословной группы – государственных крестьян. С учетом того, что основные положения Свода законов и других официальных систематизаций нормативно-правового материала, регулировавшие основы сословного Stat. hom.rust., достаточно известны, в диссертации, согласно логике исследования, сделан акцент на развитии норм, испытавших влияние нового общинно-государственного реформаторского концепта. Так анализ положений указа от 9 декабря 1846 г. о семейно-наследственных участках, показал, что регулирование земельно-правовой правосубъектности государственных крестьян во второй четверти XIX в. средствами государственно-организованного права не могло стимулировать развитие индивидуальных форм крестьянского землевладения и землепользования.

Особое внимание в диссертации уделено отраслевой административно-правовой компоненте дореформенного Stat. hom.rust., определявшейся их подведомственностью государственным органам управления. Правовые средства и способы проведения административных реформ в коронной деревне отражали не только уровень правосознания властной элиты или ее бюрократические способности организовать эффективное управление в аграрном обществе, но и особенности социальной организации крестьянства как основной части населения империи. Административная система аграрного общества базировалась на взаимодействии двух центров власти – государственного органа и сельского «мира», двух источников права – закона и обычая, двух «уровней» правовой жизни – государственно-организованного и общественного (общинного). Управленческий потенциал государственной власти в коронной деревне в первой половине XIX в. был весьма высок, хотя и неравномерно, но уже спустя несколько лет после начала реформы 1861 г. он оказался практически исчерпанным, не способным обеспечить эффективную модернизацию деревни.

На примере института крестьян-собственников, по инициативе П. Д. Киселева переименованного в институт государственных крестьян, водворенных на собственных землях, рассмотрена возможность развития в российской коронной деревне инновационных правовых средств, обеспечивающих действие эволюционных механизмов модернизации аграрного общества. Крестьяне-собственники по российскому праву оказывались вне «обязанных» отношений с казной (при условии, если они не пользовались казенными землями) или иным коронным землевладельцем. В их статусе выделялись права, обязанности, ответственность, гарантии, отличающие их от государственных крестьян, водворенных на землях российской короны, но сближающие с представителями других свободных сословий, владевших ненаселенными землями. Однако до 1857 г. неэффективное регулирование земельно-правовых и налоговых отношений в государственной деревне со стороны МГИ не способствовало росту этой группы крестьян, доля которой едва превышала 2,5 % в общей численности всех свободных сельских обывателей16.

Четвертый параграф «Формирование общинно-государственной модели эволюции правового статуса свободных сельских обывателей» раскрывает содержание и ход процесса формирования новой парадигмы правосознания российских реформаторов, непосредственно повлиявшей на дальнейшую эволюцию Stat. hom.rust.

В диссертации отмечен широкий круг российских общественных деятелей 1840–1850-х гг., правовые взгляды которых оттачивали конструкцию общинно-государственной модели реформирования крестьянской России (А. И. Герцен, А. П. Заблоцкий-Десятовский, К. Д. Кавелин, П. Д. Киселев, Н. А. Милютин, Н. П. Огарев, Ю. Ф. Самарин и другие). На примере ряда ранних эмансипационных записок показаны новые по сравнению с официальной либеральной мыслью первой четверти XIX в. методологические приемы критического анализа современной их авторам ситуации и выработки предложений по ее исправлению (противопоставление морали и права, права и закона, принципов естественного и позитивного права, включение популистской обличительной риторики в юридический дискурс и другие).

Публицистическая концепция «государственного крепостного права» К. Д. Кавелина, подменяя юридическое понятие «крепостное состояние» неюридическим термином «крепостное право», включала в сферу последнего, помимо 23 млн человек частновладельческого населения России, еще 4 млн человек, юридически не считавшихся крепостными17. Объединение понятием «крепостные государства» удельных и дворцовых крестьян, военных поселян, мастеровых, фабрично-заводского населения и военнослужащих, т. е. лиц с весьма различными правовыми статусами, часто весьма далекими от положения крепостных крестьян, имело сильный обличительный эффект, но минимальное научно-практическое значение. Интерес русской интеллигенции к социалистической идее, проявившийся в 1840-е гг.18, и опыт МГИ по укреплению в российской деревне крестьянских общественных («мирских») институтов, к середине XIX в. создали уникальный симбиоз теории и практики государственного социализма, породивший общинно-государственную модель эволюции Stat. hom.rust., вектор которой был направлен внутрь сельской общины, где должны были формироваться образцы нового всеобщего правопорядка19.

Учитывая, что модель выкупа помещичьими крестьянами земли, представленная Кавелиным в его записках 1855–1857 гг., стала основой законопроектной работы Редакционных комиссий и затем с некоторыми доработками была распространена на все российское крестьянство, можно согласиться с оценкой его эмансипационного плана как первого в России успешно реализованного научного проекта «социальной инженерии – радикальной модернизации социальных отношений, осуществляемой государством на основе компромисса»20, но именно научность этого проекта и с юридической, и с экономической точек зрения вызывает сомнения. В работе приводится краткая характеристика состояния отечественной юридической и экономической науки в конце 1850-х гг., которое не способствовало снижению пафоса славянофильских освободительных теорий, пренебрегавших отечественной легистской традицией особенно в вопросах государственного управления аграрным обществом, применения принципов и положений римского права к российской действительности.

Вторая глава «Юридические предпосылки трансформации сословного правового статуса свободных сельских обывателей Российской империи в общегражданский в конце 50-х начале 60-х годов XIX в.» подразделяется на четыре параграфа, в которых раскрывается роль высшей правительственной бюрократии, российских юристов в создании предпосылок перехода к общему правовому статусу личности в коронном секторе российского землевладения накануне принятия законов 19 февраля 1861 г.

Первый параграф «Идейно-теоретические основания либерально-этатистской модели реформирования правового статуса свободных сельских обывателей» систематизирует основы и определяет идейные источники российской либерально-этатистской модели реформирования Stat. hom.rust.

В диссертации реконструируются основания либерально-этатистской парадигмы социальной эволюции российского сословного общества средствами государственно-организованного права, разработанные М. М. Сперанским, отмечаются ее национальная специфика и общеевропейские параллели. Прослеживается идейно-теоретическая связь реформаторских программ М. М. Сперанского, ряда его современников, Б. Н. Чичерина, представителей высшего российского чиновничества – Л. А. Перовского и М. Н. Муравьева в части определения целей, методов и правовых средств модернизации социальных отношений в аграрной России. Подчеркивается общность целевой и идейной направленности их программных установок, с одной стороны, и хода земельных реформ в ряде западноевропейских государств средне-восточно-европейской группы, с другой. Рассмотренные проекты отличались эволюционным подходом к проведению преобразований, умеренным либерализмом, допускавшим постепенное развитие новых гражданских свойств правовой личности на базе сословного права, имели ярко выраженный этатистский и легистский характер, но при этом оставались верны либеральным правовым ценностям (гражданской свободе, частной собственности, формальному равенству, законности), эволюционному способу их развития в обществе.

Либерально-этатистская модель была направлена на преодоление сословных различий в российском обществе в целом, а не только на изменение положения российского крестьянства. Основой формирования «среднего класса» в России, главным свойством которого, по Сперанскому, являлось обладание «недвижимой собственностью в известном количестве»21, должно было стать свободное сельское население, а организатором процесса приватизации – выступить государство, способствуя всеми правовыми и организационными средствами развитию новых индивидуализированных форм правовых коммуникаций. В диссертации приведено немало примеров нормотворческой и организационно-распорядительной деятельности МГИ и департамента уделов МИДв в указанном направлении.

Принято считать основоположником данной модели перехода к гражданской свободе в России видного отечественного правоведа Б. Н. Чичерина, что бесспорно в философско-теоретическом аспекте, однако первые конкретные законопроекты создания на базе Stat. hom.rust. переходных форм к общему правовому статусу российского подданного были выдвинуты министрами М. Н. Муравьевым и В. Ф. Адлербергом, которых до сих пор ошибочно считают противниками российских реформ.

Второй параграф «Унификация правового статуса отдельных групп свободных сельских обывателей в 18581860 гг.» раскрывает нормотворческую деятельность государственных органов управления по консолидации различных юридических групп сельского населения, проживавшего на землях российской короны, на основе сословного Stat. hom.rust. Рассматриваются ее основные этапы, связанные с открытием и деятельностью Особого комитета, работавшего параллельно с ГККД, разработкой и принятием законов от 20 июня 1858 г., 26 августа 1859 г.22 и других.

Сторонники обеих рассматриваемых моделей модернизации по-разному понимали суть, цель и правовые средства унификации Stat. hom.rust. Либералы не считали ее «поравнением» всех крестьян в рамках одного сословия, а следовали традиции, заложенной М. М. Сперанским, полагая, что унификация сословного статуса коронных крестьян есть лишь предпосылка организованного поэтапного перехода к формально-юридическому равенству в правах (в первую очередь, имущественных) вех российских подданных. Упразднение ограничений сословных прав и свобод в статусах ряда групп коронных крестьян на рубеже 1850–1860 гг. ослабляло их административную зависимость (подведомственность) от системы коронного управления, в то же время открывая возможность для изменения функций последней и общей перестройки механизма государства.

Третий параграф «Унификация управления земельным имуществом российской короны» раскрывает административную практику коронных ведомств по проведению рациональной земельно-правовой политики в целях обеспечения условий трансформации Stat. hom.rust.

МГИ и МИДв в 1857–1860 гг. разрабатывали и проводили единую программу реорганизации системы управления земельной недвижимостью российской короны, с одной стороны, упрощая ее, а с другой, развивая качественно новые звенья и направления деятельности. Административная и земельно-правовая реформы М. Н. Муравьева способствовали реализации новой цели социального управления – формированию институтов гражданского общества в России. Важнейшими направлениями административной деятельности коронных ведомств стали внедрение в законотворчество и государственное управление научных основ организации межевого дела, кадастрового учета земельного фонда, оценки земельной недвижимости, а также разработка основ рационального поземельного налогообложения23, формировавших предпосылки общегражданской институционализации поземельных отношений.

Анализ деятельности государственных органов в сфере управления земельным имуществом короны сегодня не позволяет согласиться с ее оценкой как «реакционной попытки … превратить Министерство [госимуществ] в политическую опору против ликвидации крепостных отношений»24 и продолжать считать его главу противником отмены крепостного права. М. Н. Муравьев сопротивлялся легкомысленному выбору правовых средств глобальных социальных преобразований. Проектируемый им путь к гражданской свободе крестьян был связан с рационализацией государственного управления традиционными общественными отношениями, постепенным формированием в патриархальной российской деревне новых социальных институтов, основанных на личной инициативе и предприимчивости крестьян, их базовых естественных правах, учете законодателем различий в их правовых интересах.

Четвертый параграф «Индивидуализация землевладения и землепользования свободных сельских обывателей» раскрывает юридическое содержание первых нормативно-правовых актов земельной реформы, разработанных в МГИ и департаменте уделов МИДв под руководством М. Н. Муравьева, показывает их роль в правовом механизме реализации либерально-этатистской модели эволюции правового статуса российского крестьянства.

М. Н. Муравьев являлся одним из самых авторитетных специалистов в управлении земельно-аграрной сферой российского общества, ясно представлявшим вектор и правовые средства реформирования поземельных отношений и в коронном, и частновладельческом секторах российской аграрной экономики, административно дистанцированных друг от друга при крепостном праве. Реструктуризация дореформенного устройства российского землевладения мыслилась им как эволюционный регулируемый государственной властью процесс дисперсной индивидуализации субъектов сельскохозяйственной деятельности посредством «крестьянской приватизации» земли и развития долгосрочной аренды в целях утверждения в России поземельных имущественных прав и правовых институтов, индифферентных к сословному статусу собственника (пользователя) земли. Опираясь на зарубежный опыт, практику реализации российских законов 1801, 1803, 1842, 1846 гг. и других, он проектировал более реалистичные, чем его предшественник на посту руководителя МГИ, основания для развития массового индивидуального землевладения в России.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.