авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Односторонние сделки в гражданском праве российской федерации: понятие, виды и значение

-- [ Страница 3 ] --

ференциация предмета гражданского права) для проведения различия между имущественными и неимущественными сделками, мы подобрали случаи, когда односторонние волевые акты опосредуют установление и прекращение неимущественных отношений. В группу волеизъявлений, направленных на возникновение неимущественной правовой связи, во­шли: обнародование автором произведения или его повторный ввод в обращение, согласие адресата частного письма или лица, изображенного в произведении изобразительного искусства на его опубликование, вос­произведение и распространение, согласие абонента-гражданина на включение сведений о нем в данные для информационно-справочного обслуживания в целях оказания оператором связи (третьими лицами) справочных и иных информационных услуг. Затем мы отобрали одно­сторонние сделки, вызывающие прекращение отношений, лишенных имущественного содержания. Такую группу составили: отказ от право­мочия требования по предварительному договору, отзыв автором обна­родованного произведения или его изъятие из обращения.

Используя разнообразные классификационные основания - факт воспринятости, порождаемые сделкой юридические последствия, влия­ние на динамику правоотношений, мы уточнили и дополнили видовую систематизацию односторонних поведенческих актов. Так, выделяя од­носторонние сделки, нуждающиеся и ненуждающиеся в восприятии дру­гими лицами (Цительман), мы отметили, что восприятие представляет собой юридический факт, несмотря на то, что относится к области созна­ния. А в более широком значении - добавочный элемент фактического состава, отсутствие которого препятствует осуществлению волеизъявле­ния.

С другой стороны структуру понятия односторонней сделки рас­крывает их дифференциация на распорядительные и обязательственные. Применение предложенной дихотомической модели к передаче как спо­собу приобретения права собственности на движимые вещи открыло возможность конструировать предложение исполнения должником и его принятие кредитором как взаимосвязанные распорядительные сделки.

Собранный материал послужил основой для построения распро­страненной классификации. Так, в литературе традиционно выделяются односторонне - управомочивающие и односторонне-обязывающие сдел­ки (Б.Б. Черепахин). Разбирая первую группу действий, мы показали, что она распадается на три подгруппы в зависимости от объема прав, предос­тавленных уполномоченному субъекту. Первую подгруппу образуют од-

посторонние волеизъявления, направленные на предоставление другому лицу (третьим лицам) юридическои~возможности, осуществление кото­рой действиями управомоченного лица (управомоченных лиц) приводит к правовым последствиям (публичное обещание награды, отказ от субъ­ективного права собственности). Вторую подгруппу составят односто­ронние волевые акты, порождающие наделение "дробными" частями субъективного права (выдача разовой доверенности). Наконец, третью -правомерное поведение субъектов гражданского права, приводящее к предоставлению совокупности гражданско-правовых правомочий (закре­пление имущества уполномоченным органом собственника на праве \о> зяйственного ведения или оперативного управления).

В ходе изучения второй группы волеизъявлений доказана возмож­ность сочетания в одной сделке одностороннего управомочивания и од­ностороннего обязывания.

Несомненно и значение односторонних сделок как средства инди­видуального опосредования социальных связей, то есть установление границ возможного и должного волей одною субъекта (Т.Н. Илларионо­ва). Используя этот признак в качестве критерия, мы предложили сле­дующее дихотомическое разграничение: а) волеизъявления, регламенти­рующие поведение субъектов гражданского нрава в нормативно-допустимых формах; б) волевые акты, не наделенные необходимой рег­ламентирующей силой (одобрение оспоримой двусторонней сделки, уничтожение собственной вещи).

В результате деления понятия односторонней сделки по независи­мым, не связанным в строгую систему основаниям, мы получили не­сколько рядом расположенных классификаций, раскрывающих с различ­ных сторон его структуру.

Вторая глава диссертации "Односторонние сделки как основание движения гражданских правоотношений" состоит из трех параграфов.

В первом параграфе "Односторонние сделки, направленные на установление гражданских правоотношений" исследуются односто­ронние поведенческие акты, вызывающие возникновение правовой связи.

Придерживаясь дифференциации имущественных отношений на вещные и обязательственные, мы выявили последствия правообразую-щих волевых актов в вещной и обязательственной сферах. Отнесение ор­ганизационных правовых связей к предмету российского гражданского права значительно расширило рамки исследования.

18

19

Последующее деление первой группы привело к выделению в ее составе двух подгрупп односторонних сделок в зависимости от порож­даемого ими результата - приобретения права собственности или ограни­ченных вещных прав. К первой подгруппе отнесено завладение как спо­соб приобретения права собственности на движимые вещи посредством одностороннего акта занятия со стороны ее приобретателя. Ко второй -закрепление имущества управомоченным органом собственника на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

Во вторую группу объединены односторонние волеизъявления, ко­торые отвечают критерию направленности на установление обязательст­венных отношений. Получение завещательного отказа выступает одним из таких оснований. Рамки избранной темы позволили уделить внимание лишь одному из элементов этого понятия - времени приобретения лега­тарием (легатариями) правомочия требования имущественного содержа­ния по отношению к обремененному завещательным отказом наследнику (наследникам).

Из исследования следует ряд выводов, которые наглядно отражают национальные черты института легата:

  1. обязательство между лицом, призванным к наследованию, и ле­
    гатарием возникает только с момента совершения отказополучателем
    односторонне-обязывающей сделки, направленной на принятие завеща­
    тельного отказа;
  2. правомочие требования имущественного содержания по отно­
    шению к наследнику (в том числе право на иск об исполнении легатарно-
    го предоставления) возникает у легатария либо в момент принятия на­
    следником наследства (если отказополучатель изъявляет волю на приня­
    тие обращенного к нему предложения после открытия наследства, но до
    его принятия наследником), либо в случае восприятия наследником его
    волеизъявления (если легатарий приобретает отказ после принятия на­
    следником наследства в течение оставшейся части трехлетнего срока).

Российская правовая доктрина допускает возможность совершения сделок, которые порождают вещно-обязательственные последствия. Изу­чение проблемы допустимости установления отлагательного условия в завещании позволило предложить следующее ее решение: выражение наследодателем своей последней воли не может ограничиваться законо­дателем в части включения в завещание такого добавочного элемента. В части третьей Гражданского кодекса РФ было бы желательно установить какой-либо предельный срок (например, равный пятнадцати годам), в

течение которого должен окончательно выясниться вопрос о наступле­нии или ненаступлении отлагательного условия. При этом необходимо определиться, каково должно быть юридическое положение условно за­вещанного имущества в промежуток времени между открытием наслед­ства и наступлением такого условия.

Рассмотрение односторонних волевых актов, порождающих отно­шения организационного порядка, ограничилось лишь отбором таких волеизъявлений и их последующим внутривидовым подразделением.

Во втором параграфе "Односторонние сделки, направленные на изменение гражданских правоотношений" описываются волевые акты, приводящие к изменению гражданских правоотношений.

В ходе анализа такого вида сделок обнаружено, что секундарное правомочие может выговариваться кредитором (должником) на стадии заключения договора или в период его действия через внесение соответ­ствующих дополнений.

В третьем параграфе "Односторонние сделки, направленные на прекращение гражданских правоотношений" изучаются волеизъявле­ния, направленные на разрыв юридической связи между сторонами пра­воотношения.

Разграничение односторонних сделок, направленных на прекраще­ние гражданских правоотношений, проведено по линии отграничения имущественных отношений (вещных и обязательственных) от предвари­тельных (организационных).

Первую группу образовали односторонние сделки, направленные на прекращение права собственности и иных вещных прав. Установлено, что по своей правовой природе отказ от субъективного права собствен­ности должен быть отнесен к односторонним сделкам, совершенным под мнимым отлагательным условием (conditio tacita). Такая квалификация основывалась на том, что условие здесь входит в состав сделки, состав­ляет ее необходимую принадлежность. Расширительное толкование ст. 236 ГК РФ послужило обоснованием допустимости односторонних отка­зов от вещных прав лиц, не являющихся собственниками.

Потребности гражданского оборота применительно к отречению от права хозяйственного ведения позволили различать ситуации, когда акт отказа касается движимых или недвижимых вещей. В первом случае во­леизъявление унитарного предприятия обращено ко всякому и каждому. Во втором — выражение воли государственного или муниципального предприятия не производит эффекта в отношении третьих лиц, ограни-

20

21

чиваясь внутренними отношениями с собственником. При такой модели собственник наделяется правом на завладение, осуществление которого через совершение односторонней сделки приводит к юридической воз­можности изъятия недвижимого имущества без ликвидации юридическо­го лица.

Анализ ряда норм позволил утверждать, что отказы от вещных прав лиц, не являющихся собственниками, не противоречат основным началам и смыслу гражданского законодательства. Акты отказа доста­точны для прекращения вещных прав, в которых не участвует опреде­ленное обязанное лицо. Однако их осуществление достаточно проблема­тично, ввиду указания п. 2 ст. 9 ГК РФ, в соответствии с которым отказ от таких прав не влечет их прекращения, за исключением случаев, преду­смотренных законом. Существующая коллизия может быть преодолена лишь путем внесения соответствующих изменений в ГК РФ в силу его верховенства над другими законами (абз. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ).

Отметим, что осуществление права собственности достигает своих естественных границ при уничтожении вещи. Само физическое уничто­жение может реализовываться как путем полного уничтожения (напр., сжигания), так и путем приведения вещи в состояние, непригодное для использования (демонтаж, разборка, разрушение, различные механиче­ские повреждения).

Систематизация односторонних сделок, направленных на прекра­щение обязательственных правоотношений, построена сообразно спосо­бам прекращения действия гражданских прав и обязанностей. Первую подгруппу составили односторонние сделки, вызывающие прекращение обязательств в результате их осуществления. Вторую - односторонние волевые акты, приводящие к прекращению действия прав и обязанно­стей, заключенных в правоотношении до их осуществления.

Определено, что зачет не может быть осуществлен в суде путем за-« явления ответчиком возражения против иска. Это означало бы, в первую. очередь, проявление судом инициативы за рамками предъявленного тре­бования, а во-вторую, противоречило бы процессуально-правовой при­роде возражения - его направленности на подрыв первоначального иска.

Отстаивая односторонне-сделочную природу прощения долга, мы попытались провести границу между этим институтом как основанием прекращения обязательств и дарением в части их соприкосновения. При­знание юридической силы за обязательствами, содержанием которых яв­ляется совершение действий неимущественного характера (как связан-

ными, так и не связанными с личностью) означает и целесообразность выделения прощения долга как самостоятельного способа их прекраще­ния (например, досрочный отказ от права требования заключения основ­ного договора на условиях, предусмотренных предварительным догово­ром или освобождение гражданином - верителем юридического лица -должника от возложенных на него обязанностей по безвозмездному по­мещению изображения кредитора на этикетке продаваемого товара).

Затем мы рассмотрели вторую подгруппу односторонних волеизъ­явлений, порождающих прекращение гражданских правоотношений. От­каз от исполнения договора представляет собой одностороннюю сделку, направленную на прекращение обязательственного правоотношения во внесудебном порядке с утратой сторонами неосуществленных граждан­ских прав и обязанностей. Большое практическое значение имеет момент разрыва юридической связи между сторонами договора в силу односто­роннего отказа от его исполнения. Мы сформулировали следующее об­щее правило: договор считается расторгнутым с момента получения од­ной стороной уведомления другой стороны об отказе от исполнения до­говора. Но нельзя забывать, что в ряде случаев такая односторонняя сделка для своей действительности требует истечения установленного нормой права срока предупреждения.

Необходимость продолжения правоотношения в течение более или менее значительного промежутка времени после получения уведомления одной из сторон может быть вызвана свойствами его предмета. В этом смысле выбор создателей Гражданского кодекса РФ между той или иной нормативной моделью прекращения правоотношения проводился в зави­симости от принадлежности предмета обязательства к движимым или недвижимым вещам.

Третью группу составили односторонние сделки, совершаемые управомочеиными лицами и направленные на прекращение формирую­щихся гражданских правоотношений (отказ третьего лица от выговорен­ного в его пользу правомочия вкладчика, отмена конкурса лицом, объя­вившим публичный конкурс, отказ выгодоприобретателя от договора страхования до наступления страхового случая, отказ наследника от на­следства и отказ отказополучателя от принятия завещательного отказа).

В Заключении диссертации излагаются основные выводы, отра­жающие решение поставленных задач исследования.

Первые шаги России по созданию национального гражданского права характеризуются широким проникновением односторонних сделок

22

23

в область отношений, составлявших ранее сферу договорного права. Та­кие изменения произошли за счет: включения в предмет гражданско-правового регулирования отношений, которые ранее входили в иные от­расли права; общего дозволения, основанного на предписании закона (иного правового акта) или на условии договорного правоотношения осуществлять воздействие на правовую сферу другого субъекта.

Рассматривая основания движения гражданских правоотношений по российскому гражданскому праву, мы пытались уяснить систему этих оснований. Поэтому мы останавливались лишь на тех вопросах, которые следовало рассмотреть, чтобы установить основные звенья этой системы. Выявление этой системы, как нам кажется, способствует постановке дальнейших исследовательских проблем российского гражданского пра­ва. Так, по-видимому, в вещном правоотношении его движение сводится не только к возникновению и прекращению, но также и к изменению в силу одностороннего волеизъявления физического или юридического лица. Иллюстрацией этого положения могут служить действия собствен­ника служебной недвижимой вещи, направленные на изменение места или способа осуществления реального сервитута (§ 1023 ВGВ, 5:73 (2) ГК Нидерландов, ст. 180 Эстонского закона о вещном праве).

Изучение степени одностороннего воздействия субъектов граждан­ского права на формирование, изменение и прекращение вещных, обяза­тельственных и организационно-предпосылочных отношений позволило обрисовать в динамике правовую связь, показать, что правоотношения представляют собой развивающиеся юридические явления.

В приложениях представлены модели классификаций односто­ронних сделок Г. Дернбурга, Б.Б. Черепахина, В.С. Толстого, С.С. Алек­сеева, В.Ф. Яковлева и О.С. Иоффе, а также предложенные автором ва­рианты классификаций.

Основные содержание исследования отражено в следующих публикациях автора:

  1. Понятие односторонней сделки в гражданском праве и законо­
    дательстве // Дни науки УрГИ. Гуманитарное знание и образование на
    рубеже тысячелетий. Материалы научной конференции / Екатеринбург:
    Уральский гуманитарный институт, 2000. (0,45 п.л.).
  2. Односторонние сделки в наследственном праве // Российский
    юридический журнал. 2001. №2 (30) (0,4 п.л.).
  3. Зачет как способ прекращения обязательств // Совершенствова­
    ние права и юридического образования как стратегический ресурс разви-

тия России XXI века: Материалы научно-практической конференции (Екатеринбург, 13-14 мая 2002 г.) / Уральский гуманитарный институт-Екатеринбург, 2002. (0,2 п.л.).

4. Односторонние сделки, направленные на прекращение граждан­
ских правоотношений // Цивилистические записки: Межвузовский сбор­
ник научных трудов. Выпуск 2. - М.: "Статут"-Екатеринбург: Институт
частного права, 2002 (1 п.л.).

5. Получение завещательного отказа // Государственно-правовое
реформирование России: итоги и перспективы. Материалы Российской
научно-практической конференции (Екатеринбург, 1 октября 2004 г.). -
Екатеринбург: Уральский гуманитарный институт, 2004 (0,4 п.л.).

6. Односторонние волевые акты: модели классификаций // Циви­
листические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 4.
- М.: "Статут" - Екатеринбург: Институт частного права, 2004 (0,8 п.л.)
(в печати).

24

25



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.