авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Односторонние сделки в гражданском праве российской федерации: понятие, виды и значение

-- [ Страница 2 ] --

Во Введении раскрывается актуальность темы исследования, оп­ределяется объект и предмет исследования, намечаются цели и задачи, выясняется степень изученности темы в отечественной литературе, изла­гаются научная новизна, теоретическая и практическая значимость рабо­ты, представлена апробация результатов исследования.

Первая глава диссертации "Понятие и виды односторонних сде­лок в гражданском нраве" состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе "Становление института односторонних сделок в науке гражданского права и законодательстве" предложен краткий исторический очерк развития этого института.

Установлено, что римское частное право не выработало понятия сделки. Встречающиеся у них термины (actum, actus, negotium) не имели единого смыслового значения. Обязательность односторонней сделки в качестве основания возникновения обязательства признавалась лишь в нескольких случаях (напр., pollicitatio, votum). Сделан вывод о том, что выявление понятия сделки представляет сравнительно поздний результат научного анализа.

В древнерусском юридическом языке использовалось слово «ряд» для обозначения всех сделок и распоряжений (например, ряд вольный). Выделение учения о сделке в составе общей части гражданского права стало традиционным в русской цившшстпческой науке только со второй половины XIX столетия (учебники и курсы Д.И. Мейера, Г.Ф. Шершепе-вича и т.д.). Тем не менее, т. X ч. 1 Свода законов гражданских Россий-

ской Империи не давал общих положений о сделках. Что касается нашего обычного гражданского права, применяемого волостными судами при разрешении тяжб и споров между крестьянами, то здесь нельзя найти вы-работанности тех начал, какие характеризовали бы развитую систему юридических действий. Такие общие начала в народном быту не сложи­лись в законченную систему, что и служило препятствием для их догма­тического изучения.

Характеризуя советский период развития науки гражданского пра­ва и законодательства, мы показали, что рост плановости, усиление цен­трализованных методов распределения сырья и продукции привели к за­мене гражданско-правовой формы взаимоотношений формой админист­ративно-распорядительного порядка. Обозначенная тенденция негатив­ным образом сказалась и на одном из важнейших институтов граждан­ского права - институте сделки, опосредующей товарообмен. Определе­ние сделки, содержащееся в ГК РСФСР 1922 г. (ст. 26) воспроизвело с некоторыми изменениями правила проекта Гражданского уложения (ст. 56). Тем не менее содержание, которое вкладывалось пролетарским госу­дарством в эту норму права, было во многом существенно иным, чем это имело место в дореволюционном законодательстве.

Второй параграф диссертации "Выражение воли при совершении односторонних сделок" посвящен выявлению и описанию форм, в кото­рых может быть выражена воля субъекта гражданского права.

Оценивая поведение субъекта с точки зрения права, мы разделили односторонние волевые акты по форме их проявления на положительные и отрицательные. Это показало значимость форм изъявления воли по­средством языка.

Поскольку язык является посредником, с помощью которого чаще всего выражаются и интерпретируются мысли, то положительное воле­изъявление, как правило, принимает языковую форму (с ее делением на устную и письменную).

Сделка может совершаться путем словесного выражения ее содер­жания и не фиксироваться в подписываемом стороной документе (к этой форме необходимо приравнять и обнаружение воли знаками, имеющими значение слов). Более сложной представляется письменная форма, кото­рая предполагает изложение содержания принятого решения воли на письме в виде составления одного документа. Такая форма может приоб­рести два значения: а) материально-правовое (если возведена юридиче­ской нормой или согласованным волеизъявлением сторон в существен-

10

ный элемент состава односторонней сделки); б) формальное (выступает в случае спора способом доказательства существования сделки).

При совершении односторонних сделок - отказе от исполнения до­говора, отмене доверенности лицом, выдавшим ее, или даче согласия (отказе в даче согласия) на продажу недвижимого имущества, закреплен­ного за государственным федеральным (муниципальным) унитарным предприятием на праве хозяйственного ведения, уведомление контраген­та выступает формой выражения волеизъявления. Такая односторонняя сделка выявляет правовые последствия только тогда, когда она доведена до сведения контрагента нарочным, либо посредством почтовой (путем вручения ему под расписку, направления заказным письмом или с уве­домлением о вручении), факсимильной связи (с учетом требований п. 2 ст. 160 ГК РФ) и воспринята им.

Выведенное правило скорректировано применительно к отмене до­веренности представляемым. Факта рецептивности такой сделки пред­ставителем недостаточно для прекращения предоставленных ему прав действовать от чужого имени. Доверитель (его правопреемник) обязан известить тех третьих лиц, с которыми поверенный должен был вступить в отношения. Если такие лица неизвестны представляемому, то они мо­гут быть предупреждены о прекращении действия доверенности путем публикации.

При отказе третьего лица от выговоренного в его пользу права пре­кращает действие организационно-предпосылочное правоотношение, заключающее в себе возможность для выгодоприобретателя сделаться кредитором по отношению к стороне, принявшей на себя в его пользу такую «выжидательную» обязанность. Здесь законодатель предоставил выбор воплощения формы сделки управомоченному субъекту. Воля третьего лица может быть выражена и доведена до должника в "свобод­ной" форме: как произнесением или написанием слов, так и путем со­вершения действий (жестов, более сложных действий).

Свобода усмотрения, предоставленная сторонам гражданского пра­воотношения п. 2 ст. 163 ГК РФ, наделяет их правомочием повышать форму сделки через установление допустимости ее совершения в более сложной форме, чем это предписано законом. Так, стороны могут заклю­чить договор простого товарищества без указания срока его действия не в простой письменной, а в нотариальной форме. Такое волеизъявление означает, что и отказ от исполнения такого договора по требованию од­ного из товарищей как односторонняя сделка, должен быть облечен в ту

же форму, которая установлена соглашением сторон для договора о со­вместной деятельности. Выражение воли в иной, упрощенной форме приведет к тому, что односторонняя сделка не будет считаться состояв­шейся, если стороны не предусмотрели простую письменную форму пре­кращения договора в силу одностороннего отказа в его тексте. Сделан­ный вывод имеет то же значение и для одностороннего изменения дого­вора.

Выделена и другая форма выражения положительного волеизъяв­ления - посредством действия. Показано, что наше суждение о чужих во­левых актах всегда носит презумптивный характер: мы в деле установле­ния чужой воли из области презумпций вообще выйти не можем: спор возможен лишь по вопросу о степени вероятности употребляемых нами презумпций.

По мнению диссертанта, определение сделки как действия не вполне точно, ибо оно не охватывает всех случаев сделки. Употребляя термин "действие" мы часто придаем ему техническое значение, которое выходит за пределы действия в собственном смысле слова (например, молчанию присваивается значение волеизъявления или с рядом действий связывается наступление правовых последствий). Поэтому, лучше было бы, не прибегая к внутренне противоречивому понятию действия, закре­пить в ст. 153 Гражданского кодекса РФ, что сделкой признается право­мерное поведение субъектов гражданского права, направленное на уста­новление, изменение или прекращение гражданских прав и (или) обязан­ностей.

Отрицательное проявление воли находит свое выражение в двух формах: правомерной - молчании и неправомерной - бездействии.

Молчание по своей правовой природе представляет собой опро­вержимую презумпцию, то есть предположение о том, что данный факт имел место. Презумпция в данном случае используется в качестве приема юридической техники, она позволяет обойтись без совершения соответ­ствующей сделки.

Молчание может заменить одностороннюю сделку, вызывающую динамику гражданского правоотношения, имея в виду, что в одних слу­чаях оно означает "да", а в других "нет". При прекращении юридическо­го отношения как завершающем этапе его развития - молчанию может придаваться значение волеизъявления в единстве с другим юридическим фактом - наступлением срока. Правопрекращающий фактический состав, состоящий из юридического события (истечения преклюзивного срока) и

12

13

молчания, пресекает дальнейшее действие материального права, тем са­мым разрушает содержание правовой связи. Такая взаимозависимость элементов необходима в целях побуждения управомоченного лица к реа­лизации своего права. Поставленная цель достигается двумя способами: либо посредством установления предписанием закона, условием догово­ра или односторонней сделки сравнительно коротких сроков существо­вания права, либо путем досрочного прекращения субъективного права собственности вследствие неосуществления правомочия распоряжения в отведенный нормой права период времени.

Неправомерное бездействие (упущение) вызывает юридические последствия, однако такое поведение не пользуется охраной закона, по­этому не может рассматриваться как сделка, в том числе и односторон­няя.

В третьем параграфе "Видовые признаки односторонних воле­изъявлений в гражданском нраве" конкретизируется содержание по­нятия односторонней сделки.

Основой для построения учения о данном виде правомерных юри­дических действий выступает теория секундарных прав. С внесенными нами уточнениями ее содержание сводится к следующим положениям: в фактических составах со строго установленным порядком накопления юридических фактов наступление части состава уже порождает проме­жуточный правовой эффект в виде основывающего правомочия либо юридической связанности. Но возникающие последствия этим отнюдь не исчерпываются. Они гораздо более сложны, проявляясь также в предва­рительном правоотношении, состоящем из названных явлений как эле­ментов его содержания.

Обозначенная гипотеза и ее последующее подтверждение позволи­ли нам раскрыть содержание понятия "правовая связанность", а также определить границы понятия "основывающее правомочие".

Мы пользовались выражением "правообразовательное правомо­чие" (и равнозначным ему - "основывающее правомочие") для обозначе­ния "незавершенного" субъективного гражданского права, права в про­цессе своего становления. Под термином "правовая связанность" мы по­нимали юридическую обязанность на начальном этапе своего формиро­вания. Употребляя словосочетание "секундарное правомочие", мы при­давали ему значение дробной части субъективного права кредитора, ко­торая выступает основой для совершения односторонних волеизъявле­ний, направленных на изменение или прекращение правоотношений.

Установлены последствия реализации основывающего правомочия. Оно призвано предоставить лицу юридическую возможность своим од­носторонним волеизъявлением обеспечить прибавление следующих эле­ментов состава, повлиять на динамику правоотношения. Определение границ этого понятия встретило затруднения в той части, которая сопри­касается с правоспособностью. Мы преодолели их, указав на существен­ные признаки такого правомочия:

индивидуальность, то есть принадлежность конкретному субъ­екту при определенных условиях;

. допустимость совершения в отношении него распорядительных действий со стороны управомоченного лица (цессия прав по сделке под отлагательным условием до его наступления (в единстве с волеизъявле­нием цессионария по принятию требования), передоверие полномочий, отречение).

Раскрыто содержание понятия "связанность" (в предложенном вы­ше значении этого термина) путем перечисления действий, которые ус­ловно-обязанная сторона не вправе совершать:

нарушать права, вытекающие из сделки; разрывать завязавшиеся предварительные отношения; уклоняться от выбора носителя правообразовательного право­мочия либо от последствий осуществления его волевых актов.

В диссертации отмечено, что правообразовательное правомочие и правовая связанность, возникшие из реализованной части фактического состава, могут входить в состав наследственной массы, если в соответст­вии с нормой права, условием сделки или своим существом они не связа­ны неразрывно с личностью условно управомоченной или обязанной стороны (ст.ст. 1449, 1505 ГК Квебека, ст. 1557 Гражданского Закона Латвийской Республики, § 153 ВСВ).

Раскрытие существенных элементов (основных принадлежностей) сделок мы провели через их родовые признаки. Для этого мы указали на общие элементы, присущие как одно-, так и двухсторонним сделкам и охватываемые волевым актом или согласованным выражением воли сто­рон: а именно, на предмет, подпись лиц ее (их) совершивших и форму (для некоторых сделок). Наряду с этими условиями мы выделили и спе­циальные существенные элементы. Под ними мы понимали те части во­леизъявления, без которых односторонняя сделка не может существо­вать, минимум требований, необходимый для ее действительности.

Одни условия становятся существенными в силу императивной

14

15

нормы, содержащейся в законе или ином правовом акте. Другие призна­ются необходимыми из-за одностороннего характера сделок данного ви­да. Третьи - условия, относительно которых по инициативе одной или обеих сторон в процессе заключения договора должно быть достигнуто

соглашение.

Понятие односторонней сделки по российскому гражданскому праву делается значительно конкретнее, если признать, что traditio как сделка, посредством которой воля традента переносит владение или соб­ственность на выразившего свое согласие приобретателя, может быть разделена на взаимосвязанные волеизъявления - одно по предложению исполнения, второе - по его принятию.

Полнота содержания понятия односторонней сделки может быть раскрыта в большей степени при изучении волевых актов, которые обла­дают общими со сделками чертами, но в силу присущих им особенностей часто выводятся за рамки этого вида юридических фактов. Так, действия, направленные на уничтожение собственной вещи, должны признаваться односторонними сделками, если рассматривать вещное право с двоякой точки зрения: а) как отношение между управомоченным лицом и всеми третьими лицами; б) как господство управомочениого лица над вещью. Предложенный подход позволил провести различие между односторон­ними волеизъявлениями и другими правомерными действиями. Разгра­ничительным критерием послужила направленность воли субъекта граж­данского права на прекращение права собственности (распоряжение ве­щью в виде ее уничтожения). Такой признак дал возможность отличать односторонние сделки от юридических поступков - актов потребления (например, сжигание дров, потребление продуктов питания, расходова­ние красок), направленных на извлечение из вещей их полезных свойств.

Мы указали и на практическую значимость полученных выводов. Распространение на действия федерального унитарного предприятия по * сносу (уничтожению) списанного недвижимого имущества, находящего­ся в хозяйственном ведении, правового режима сделок означает необхо­димость получения согласия уполномоченного органа собственника -Правительства РФ (федерального органа исполнительной власти) на снос в связи со списанием такого имущества.

Спорным остается и вопрос о правовой природе двусторонних сде­лок. Мы приняли точку зрения тех авторов, которые признают договор не единым волевым актом, а суммой двух односторонних волеизъявлений, которые впоследствии поглощаются возникшим правоотношением (С.С.

Алексеев, Л.Г. Ефимова, A.M. Мартемьянова, О.Н. Садиков и др.). Под­
тверждением защищаемой точки зрения послужило выявление относи­
тельно самостоятельного юридического значения оферты и акцепта. Так,
односторонняя воля предполагаемого покупателя (уже получившего
оферту), страховщика или заказчика, направленная на заключение дого­
вора поставки, страхования или бытового подряда может произвести не­
посредственное воздействие на правовую сферу другого лица: возложить
на него своеобразные положительные обязанности, действие которых
относится к моменту, предшествующему заключению договора (п. 1 ст.
507 ГК РФ, п. 1 ст. 944 ГК РФ и п. 1 ст. 732 ГК РФ). '

Элементом сложного фактического состава, необходимым для воз­никновения юридических последствий односторонней сделки, может вы­ступать и ее государственная регистрация. Государственная регистрация как юридический акт признания и подтверждения государством в лице регистрационного органа (учреждения) возникновения, ограничения (об­ременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество может поглощать регистрацию односторонних сделок. Речь идет о воле­вом акте, который непосредственно порождает изменение или прекраще­ние вещных прав. Простая письменная форма документа, в котором вы­ражается воля хозяйствующего субъекта, выступает лишь в качестве средства для занесения сведений о прекращении права или обременения в графу "/Документы-основания" соответствующего подраздела Единого государственного реестра прав.

В четвертом параграфе "Односторонние волевые акты: модели классификаций", рассматриваются вопросы, связанные с классифика­цией односторонних сделок.

Чтобы доказать правильность предположения о презумпции воз-мездности любой односторонней сделки, мы избрали следующий путь. Выясиинив понятие возмездности (предложенное А.А. Симолиным), мы установили повторяемость этого момента в связанных фактических со­ставах, элементом которых выступает односторонний поведенческий акт. Речь необходимо вести о возмездности правового отношения, порождае­мого таким составом. Возмездность одностороннего волеизъявления должна определяться либо природой юридического отношения, из кото­рого данное действие вытекает, либо зависимостью состоявшейся одно­сторонней сделки от правомерного действия другого субъекта граждан­ского права.

Выбрав признак «имущественности» (на котором построена диф-

16

17



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.