авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Преюдиция в уголовном процессе россии и зарубежных стран (сравнительно-правовое исследование)

-- [ Страница 3 ] --

Обосновывается преюдициальное значение при рассмотрении уголовного дела решений Европейского Суда по правам человека, решений Конституционного Суда Российской Федерации и решений, принятых судами иностранных государств.

Автор высказывает мнение, что установление взаимной связанности судебных решений обусловлено стремлением обеспечить стабильность решений органов правосудия, действующих в одинаковых условиях, а не тем, чтобы ограничить компетенцию судьи, прокурора, следователя, дознавателя в части исследования обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Автор указывает, что в случае, если при рассмотрении уголовного дела суд придет к выводу о том, что установленные им в судебном разбирательстве обстоятельства, противоречат вступившему в законную силу приговору либо иному решению, принятому в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства и свидетельствуют о незаконности такого решения, то он должен вернуть уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. В целях создания нормативных основ для принятия такого решения автор предлагает ст. 237 УПК РФ дополнить пунктом 5.1 следующего содержания:

«5.1) при рассмотрении уголовного дела установлены обстоятельства, противоречащие вступившему в законную силу приговору либо иному решению, принятому в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, и свидетельствующие о наличии оснований для признания такого приговора или решения незаконным».

С учетом этого автор предлагает дополнить ч. 1 ст. 292 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) нормой, позволяющей прокурору обжаловать решение арбитражного суда в порядке надзора. В этой ситуации прокурор будет вправе внести представление на вступившие в законную силу акты арбитражных судов Российской Федерации, если в ходе рассмотрения уголовного дела установлены обстоятельства, свидетельствующие о незаконности данных актов.

Автор предлагает также дополнить ст. 311 АПК РФ, в которой установлены основания пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, ч. 8 следующего содержания:

«8) обстоятельства, свидетельствующие о незаконности вступившего в законную силу судебного акта арбитражного суда, установленные в ходе производства по уголовному делу».

Дополнить ч. 2 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в котором установлены основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу, пунктом 6 следующего содержания:

«6) обстоятельства, свидетельствующие о незаконности судебного акта, установленные в ходе производства по уголовному делу».

Кроме того, в случае, когда при утверждении обвинительного заключения или обвинительного акта прокурор придет к выводу, что установленные в ходе предварительного расследования обстоятельства противоречат вступившему в законную силу приговору или иному решению суда, принятому в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, и свидетельствуют о незаконности такого решения, то прокурор предпринимает необходимые действия для обжалования данного решения. Копия внесенного прокурором представления приобщается к материалам уголовного дела, в связи с чем уголовное дело возвращается следователю, дознавателю для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта и устранения выявленных недостатков.

В связи с чем автор предлагает дополнить ч. 2 ст. 37 УПК РФ о полномочиях прокурора в стадии досудебного производства пунктом 15.1 следующего содержания:

«15.1) возвращать уголовное дело следователю, дознавателю для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта и устранения выявленных недостатков, в случае если прокурор придет к выводу, что установленные в ходе предварительного расследования обстоятельства противоречат вступившему в законную силу приговору либо иному решению суда, принятому в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства и свидетельствуют о незаконности такого приговора и решения».

Предложен также проект ст. 90, 90.1, 90.2 УПК РФ:

Автор подчеркивает, что указанные предложения по совершенствованию механизмов реализации преюдициальных решений в уголовном процессе обусловлены необходимостью повышения качества и эффективности применения преюдиции при рассмотрении уголовных дел.

Результаты проведенного автором опроса судей и работников прокуратур показывают, что судьи и прокуроры имеют недостаточно четкие представления, что такое преюдиция и как её применять в уголовном процессе. Эта ситуация объясняется прежде всего тем, что в высших юридических учебных заведениях не проводятся занятия, раскрывающие понятие, сущность и значение преюдиции в уголовном судопроизводстве, а в учебниках по уголовному процессу отсутствует научная информация о преюдиции.

Как показал анализ 300 уголовных дел, рассмотренных в судах города Москвы и Тюменской области за период 2006-2010 годы, преюдиция практически не применяется. В ходе исследования удалось отыскать небольшое число этой категорий дел.

Автор полагает, что назрела практическая необходимость в разработке и принятии специального постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации о порядке реализации преюдиции в уголовном судопроизводстве, о чем настоятельно говорят все опрошенные судьи и прокуроры. В результате интервьюирования судей и работников прокуратуры установлено, что 80 % респондентов считают фактором, препятствующим применению преюдиции в уголовном процессе, отсутствие единообразной судебной практики и соответствующих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Глава третья «Преюдиция в уголовно-процессуальном законодательстве зарубежных стран» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе – «Опыт нормативного закрепления преюдиции в уголовно-процессуальных кодексах стран СНГ» – рассмотрены особенности закрепления преюдиции в уголовно-процессуальном законодательстве государств – участников СНГ.

Принятый 17 февраля 1996 г. на седьмом Пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств – участников Содружества Независимых Государств модельный Уголовно-процессуальный кодекс ставил своей целью определить основные тенденции судопроизводства, то есть деятельности по установлению преступности деяний, виновности либо невиновности лиц, которые обвиняются в их совершении.

Уголовно-процессуальным законодательством государств – участников СНГ были восприняты некоторые положения о преюдициальном значении приговора и иных решений суда, указанные в модельном Уголовно-процессуальном кодексе для государств – участников СНГ, и включены в соответствующие статьи УПК о преюдиции.

В соответствии с Нотой МИД Грузии 18.08.2008 № 7/228-10 Грузия вышла из состава государств – участников СНГ 18.08.2009. Несмотря на это автором рассмотрены также и положения уголовно-процессуального законодательства Грузии о преюдиции.

В результате изучения уголовно-процессуального законодательства государств – участников СНГ автор приходит к выводу, что преюдициальное значение судебного решения при производстве по уголовному делу признается в Азербайджане, Белоруси, Казахстане, Таджикистане, Туркменистане, Грузии. Во всех указанных государствах преюдиция в уголовном процессе является неопровержимой и межотраслевой, однако принимаются без доказательств только обстоятельства, установленные решениями гражданских судов, исключение составляет УПК Грузии, где преюдиция в уголовном процессе является опровержимой. При этом «преюдициально установленный факт» вправе опровергать не только суд и органы уголовного преследования, но и другие участники стороны обвинения и стороны защиты. Преюдициальное значение решений, вынесенных в порядке арбитражного или административного судопроизводства, не предусматривается. Ни в одном Уголовно-процессуальном кодексе перечисленных государств – участников СНГ и УПК Грузии не даётся определения понятия преюдиции.

Автор считает, что содержание преюдиции в российском уголовном процессе наиболее полно отражает её сущность в части признания обстоятельств, установленных вступившими в законную силу приговором либо иным решением, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. Однако в УПК большинства государств – участников СНГ и УПК Грузии дается более чёткое, чем в УПК РФ, указание, в какой именно части вступившие в законную силу приговор или решение суда по гражданскому делу обязательны для органов уголовного преследования и суда, что облегчает процесс доказывания и обеспечивает законное и обоснованное применение преюдиции в уголовном судопроизводстве.

С учетом опыта уголовно-процессуального законодательства государств – участников СНГ автор полагает необходимым внести изменения в ст. 90 УПК РФ, касающиеся того, в какой именно части вступившие в законную силу приговор либо иное решение, принятое в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, обязательны для органов уголовного преследования и суда, а именно в части, имело ли место само событие или действие (бездействие), какие установлены права и возложены обязанности на субъекта.

Автор подчеркивает, что необходимость конкретизации закрепленного в УПК РФ порядка реализации преюдиции в уголовном процессе подтверждается и результатами анкетирования судей и работников прокуратуры, согласно которому 60 % респондентов считают, что установленные в ст. 90 УПК РФ положения нуждаются в уточнении.

Во втором параграфе – «Нормативные правила и пределы действия преюдиции в уголовно-процессуальном законодательстве европейских стран» – рассмотрены особенности нормативного закрепления преюдиции в уголовно-процессуальных кодексах Австрии, ФРГ и Франции и пределы её действия.

Уголовно-процессуальное законодательство Австрии, ФРГ и Франции играет определяющую роль в системе континентального права. Либеральные идеи, высокий уровень кодификации и доктринального толкования позволили австрийскому, германскому и французскому уголовному судопроизводству получить всеобщее признание. Понятие преюдиции в уголовно-процессуальном праве указанных стран не даётся, но, как видно, решения судов и иных органов признаются при рассмотрении уголовных дел судами Австрии, ФРГ и Франции без доказательств. Это подчеркивает авторитет и значимость решений суда и иных органов, несмотря на то, что законодательством указанных государств придается большое значение свободе оценки доказательств и вынесению судом решений в соответствии с внутренним убеждением.

В уголовном процессе Австрии имеет место отраслевая преюдиция, то есть уголовно-процессуальная, поскольку только обстоятельства, установленные приговором суда, не требуют доказывания при рассмотрении уголовного дела. Кроме того, приговор суда является документом и используется в качестве доказательства в уголовном судопроизводстве.

В уголовном процессе ФРГ преюдиция является фактически межотраслевой, поскольку суд при рассмотрении уголовного дела признает без доказывания обстоятельства, установленные в других формах судопроизводства. При этом приговор суда признается документом, входящим в число доказательств. Право применять преюдицию предоставлено только суду.

Уголовно-процессуальным законодательством Франции преюдициальное значение придается только актам органов уголовного преследования, а именно полицейским протоколам и рапортам. Доказательственная сила ряда таких актов (ст. 642-647-4 УПК Франции) абсолютна для суда, пока Кассационный суд не признал их подложными.

Уголовно-процессуальным законодательством Австрии, ФРГ и Франции признается преюдициальное значение обстоятельств, установленных приговором и иным решением суда, а также актами органов уголовного преследования при рассмотрении уголовного дела. При этом доказательственная сила таких решений абсолютна для суда, рассматривающего уголовное дело, до тех пор, пока они не будут признаны незаконными вышестоящей судебной инстанцией. Определение понятия преюдиции в Уголовно-процессуальных кодексах перечисленных государств не даётся.

В отличие от УПК РФ в Уголовно-процессуальных кодексах Австрии, ФРГ и Франции обстоятельства, установленные приговором и иным решением суда, а также актами органов уголовного преследования, без доказательства признаются только судом, прокурор и другие органы уголовного преследования таким правом не наделены. В Уголовно-процессуальных кодексах указанных государств приговор и акты органов уголовного преследования являются доказательствами, их доказательственная сила абсолютна, что значительно облегчает применение преюдиции в уголовном процессе. С учетом позитивного законодательного опыта этих стран предлагаем включить вступивший в законную силу приговор и вступившее в законную силу решение, принятое в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, в число иных документов, указанных в ч. 1 ст. 84 УПК РФ.

В заключении диссертации кратко излагаются основные выводы и положения, вытекающие из проведенного исследования.

В приложении представлены сводные данные о результатах анкетирования федеральных судей и работников прокуратуры.

Основные положения диссертации опубликованы в

следующих работах автора:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации:

  1. Чащина, И.В. Преюдиции в уголовном процессе: понятие и значение / И.В. Чащина // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. – 2009. – № 5(13). – С. 64–67. – 0,5 п.л.
  2. Чащина, И.В. Новый закон о преюдиции в уголовном процессе: сущность и значение / И.В. Чащина, С.П. Щерба // Уголовное право. – 2010. – № 3. – С. 103–107. – 0,5 п.л. (авторство не разделено).
  3. Чащина, И.В. Применение межотраслевой преюдиции по уголовным делам о рейдерстве / И.В. Чащина // Законность. – 2011. – № 4. – С. 41–45. – 0,5 п.л.
  4. Чащина, И.В. Преюдициальное значение для уголовного дела, обстоятельств, установленных решением арбитражного суда / И.В.Чащина // Уголовное право. – 2011. – № 2. – С. 103–106. – 0,5 п.л.


Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.