авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Преюдиция в уголовном процессе россии и зарубежных стран (сравнительно-правовое исследование)

-- [ Страница 2 ] --

Преюдиция – это сложное и малоисследованное правовое явление, определение которого не имеет однозначного понимания в науке современного российского права и не содержится в нормах ни одной из его отраслей. Преюдиция как правовое понятие возникла в римском праве.

Возникновение преюдиции исторически было обусловлено стремлением исключить возможность вынесения противоречащих решений. Причем, влияние преюдиции на последующие решения допускалось постольку, поскольку это не препятствовало «делу правосудия».

Русское право восприняло преюдицию как предсудимость. По общему правилу, органы судебной власти были уполномочены рассматривать все вопросы, разрешение которых необходимо для достижения поставленной им законом цели. В изъятие из этой полноты действий судебной власти, в ограничение её, закон выделял правовые вопросы, к разрешению которых суд, рассматривающий дело, признавался некомпетентным.

В советском процессуальном праве преюдиция получила существенно иное понимание, а именно, преюдицией стали обосновывать: 1) использование при принятии решения одним судом выводов, сделанных другим судом в другом процессе; 2) зависимость в решении некоторых материально-правовых вопросов уголовного дела от предшествующего решения судебного или административного органа.

В современном уголовном процессе России не имеется универсального понятия преюдиции.

Термин преюдиция в российском законодательстве содержится лишь в ст.90 УПК РФ и только в качестве названия статьи.

Федеральным законом «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 29.12.2009 № 383-ФЗ в ст. 90 УПК РФ был внесен ряд изменений.

Новая редакция ст. 90 УПК РФ устранила ограничение преюдициальности в уголовном процессе актов, вынесенных в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, и изменила закрепленный ранее в законодательстве приоритет уголовного судопроизводства перед гражданским, арбитражным или административным судопроизводством.

Одной из целей, возложенных на преюдицию, является обеспечение связи между процессами, в которых устанавливаются одни и те же фактические обстоятельства дела.

Смысл преюдиции заключается в том, что уже состоявшееся решение судебного органа имеет значение для суда, рассматривающего дело, в тех случаях, когда возникает необходимость в познании или учёте обстоятельств, ранее установленных судом.

Основная задача преюдиции заключается в исключении противоречий между судебными актами в соответствии с целью доказывания в уголовном процессе, установлении всех обстоятельств, подлежащих доказыванию, и обеспечении стабильности их законной силы.

Преюдиция устанавливает специальные условия использования в доказывании вступивших в законную силу приговоров и иных судебных решений с целью устранения противоречий между актами правосудия, связанных единством фактических обстоятельств.

В основе реализации преюдиции лежит достоверность доказанных обстоятельств в другом деле.

Если суд уже установил определенные обстоятельства, то есть уже проверил, оценил и зафиксировал их в решении, то такого рода обстоятельства признаются преюдициальными, то есть такими, которые при новом рассмотрении дела считаются установленными, истинными, не требующими новой проверки и оценки.

Норма о преюдиции (ст. 90 УПК РФ) находится в Главе 11. Доказывание.

Предмет доказывания представляет собой совокупность фактических обстоятельств, которые необходимо установить для разрешения уголовного дела по существу.

Самому процессу доказывания посвящена ст. 85 УПК РФ, согласно которой доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса (т.е. входящих в предмет доказывания).

Процесс доказывания – это производимые в установленном законом порядке собирание, проверка, оценка доказательств и использование их с целью достоверного установления обстоятельств уголовного дела.

В качестве основных фаз процесса доказывания можно выделить собирание, исследование (проверку), оценку и использование доказательств.

Обнаружение доказательств – это поиск, выявление, выделение тех или иных фактических данных, которые могут иметь доказательственное значение.

Сущность исследования доказательств заключается в том, что познается их содержание, проверяется его достоверность и устанавливается согласуемость доказательств по одному делу между собой.

Оценка доказательств – процесс, связанный, с одной стороны, с переработкой и накоплением информации, а с другой стороны, с выработкой суждения о ценности доказательственной информации. Чтобы оценить доказательства, их нужно исследовать, познать и лишь после этого определить, чего стоит познанная сущность.

Исследование и оценка доказательств позволяют использовать их в уголовном судопроизводстве. Под использованием доказательств следует понимать оперирование ими в целях доказывания. В сущности, оперирование доказательствами и есть само доказывание.

Использование доказательств представляет собой заключительный этап работы с доказательствами: после их собирания, исследования и оценки субъект доказывания оперирует ими, решает с их помощью те или иные задачи доказывания. Использование доказательств и есть оперирование ими, применение в определенных целях – промежуточных или конечных.

Процесс доказывания включает в себя использование презумпций и преюдиций.

Следовательно, можно сделать вывод, что преюдиция – это элемент процесса доказывания, выражающийся в признании судом, прокурором, следователем и дознавателем без дополнительной проверки обстоятельств, установленных вступившим в законную силу приговором либо иным решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, если они не опровергаются доказательствами собранными, проверенными и оцененными в ходе производства по уголовному делу в порядке, предусмотренном законом.

Во втором параграфе – «Пределы действия преюдиции в уголовном судопроизводстве» – исследуются пределы действия преюдиции в уголовном процессе, их взаимосвязь с пределами действия законной силы приговора и иного решения суда, раскрывается сущность и содержание судебного решения, соотношение преюдиции и презумпции истинности вступившего в законную силу судебного решения.

Пределы действия преюдиции определяются пределами действия преюдициального решения. Пределы преюдициальности решения суда определяются пределами действия законной силы судебного решения.

По мнению автора, определяя объективные пределы законной силы решения, следует исходить из того, что в законную силу вступают все части решения, в том числе и мотивы. Все установленные в решении суда обстоятельства (и мотивы, и правовые выводы) по вступлении его в законную силу наделяются всеми свойствами законной силы, в том числе и свойствами преюдициальности.

Установленные вступившим в законную силу решением суда обстоятельства приобретают преюдициальное значение для определенного круга лиц, в отношении которых установленные судом факты охраняются законной силой судебного решения при помощи таких её свойств, как непоколебимость, исключительность, обязательность. Субъективные пределы преюдиции определяются субъективными пределами законной силы решения.

Представляется, что круг лиц, на которых распространяется законная сила решения, определяется предметом судебного разбирательства и кругом решенных судом правовых вопросов.

Юридическое содержание понятия законной силы судебного решения раскрывается только в связи с уяснением юридической природы самого судебного решения, его сущности, его содержания.

Вошедший в законную силу приговор по уголовному делу считается истиной в той его части, которая констатирует наличие или отсутствие факта преступления и виновности или невиновности в нем подсудимого. Изменение меры наказания или полное освобождение от него в силу амнистии или помилования, относящихся к компетенции высших, несудебных органов, не колеблют истинности устанавливаемых в приговоре обстоятельств.

В юридической литературе законную силу решения суда обычно связывают с презумпцией истинности приговора, являющейся принципом правосудия, основанном на данных реальной действительности.

С момента вступления приговора в законную силу начинает действовать презумпция истинности приговора суда, в соответствии с которой вступивший в законную силу приговор может быть пересмотрен в порядке исключительных стадий уголовного процесса.

Преюдиция имеет нерасторжимую связь с данной презумпцией. Преюдиция и существует лишь потому, что в соответствии с этой презумпцией следует признать обстоятельства, изложенные во вступившем в законную силу приговоре, истинными, пока иное не будет установлено в предусмотренном законом порядке. Последовательное применение презумпции истинности приговора ведет к преюдиции, то есть обязательности решения одного суда для другого. Соответственно, опровержение истинности конкретного приговора, вступившего в законную силу, приведет к исчезновению преюдициальной силы обстоятельств, которые в нем закреплены.

Судебное решение приобретает преюдициальное значение в определенных объективных и субъективных пределах. По вступлении в законную силу судебное решение приобретает такие свойства как обязательность, исключительность, неопровержимость, исполнимость и преюдициальность.

По мнению автора, под пределами преюдиции следует понимать границы, в рамках которых обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, имеют значение для правильного разрешения уголовного дела.

Объективными пределами преюдиции охватываются обстоятельства, достоверно установленные и положенные в основу вступившего в законную силу приговора либо иного решения суда, принятого в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства.

Субъективные пределы преюдиции в уголовном процессе распространяются не только на лиц, участвовавших ранее в рассмотрении дела в рамках уголовного, гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, но и на лиц, в отношении которых вступившим в законную силу решением суда были установлены какие-либо обстоятельства или разрешен вопрос об их правах и обязанностях.

Глава вторая «Преюдициальное значение вступивших в силу судебных решений для отправления правосудия по уголовному делу» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Внутреннее судейское убеждение и его роль в определении пределов действия преюдиции» – раскрывается содержание и сущность оценки доказательств по внутреннему убеждению, рассматривается соотношение преюдиции и принципа оценки доказательств по внутреннему убеждению.

Правила об объективных и субъективных пределах преюдиции, о преюдициальной силе судебных приговоров и решений находятся в противоречии с принципом оценки доказательств по внутреннему убеждению.

Процессуальное законодательство не указывает, как следует поступать суду при возникшей коллизии между его внутренним убеждением и преюдициальными обстоятельствами.

Неоднозначность решения вопроса о соотношении преюдиции и принципа оценки доказательств по внутреннему убеждению отражает различия во взглядах на эту проблему, существующие в науке уголовно-процессуального права. Если одни процессуалисты полагают, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором или решением суда, не входят в предмет доказывания при рассмотрении других дел и должны приниматься как уже доказанные, истинные положения, то другие исходят из того, что в формировании своих выводов суд не связан никакими ранее состоявшимися судебными актами.

Признание обстоятельств дела истинными, вопреки внутреннему убеждению судей, противоречит принципам судопроизводства. Но с другой стороны, нет никаких оснований противопоставлять обладающему законной силой решению, в котором уже отражены результаты познания определенных обстоятельств, другое решение, в котором этим обстоятельствам дается иная оценка, нежели в первом.

Существование двух решений, взаимоисключающих друг друга, вступает в противоречие не только с коренными устоями правопорядка, но с внутренним убеждением судей как принципом оценки доказательств в уголовном процессе. Ведь сама преюдиция основана на оценке обстоятельств, имеющих значение для дела по внутреннему убеждению судей.

Иногда это убеждение может не соответствовать фактическим обстоятельствам дела и собранным доказательствам. Закон это предусмотрел и установил, что если есть основания сомневаться в истинности вступившего в законную силу решения, то он становиться предметом разбирательства в вышестоящем суде, который компетентен поколебать содержащиеся в нем выводы. До отмены вступившего в законную силу решения вышестоящей судебной инстанцией в предусмотренном законом порядке ни один государственный или общественный орган не вправе основывать принимаемые решения на обстоятельствах, противоречащих этому решению.

При отсутствии данных, ставящих под сомнение обоснованность прежнего решения, установленные в нем обстоятельства, принимаются как достоверные.

Условиями правильности судейской оценки доказательств, достаточность и обоснованность которых лежит в основе судебного решения, являются непосредственность и свобода оценки доказательств по внутреннему убеждению судей, а также совокупность и полнота доказательственной базы. Само внутреннее убеждение – это субъективный психологический фактор, присущий каждой личности. Оно индивидуально и свойственно не суду, а конкретному судье, который обязан оценивать доказательства в их совокупности и делать выводы об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, на основе своего правосознания, руководствуясь при этом законом и совестью.

Однако судебная практика показывает, что обстоятельства, установленные и оцененные одним судьей, могут быть иначе истолкованы другим судьёй в другом деле и (или) в другом виде судопроизводства. Сказанное особенно актуально в отношении обстоятельств, установленных и оцененных в гражданском или арбитражном судопроизводстве с учетом состава участников процесса, особенностей гражданских правоотношений.

Неоднозначность решения вопроса в пользу реализации преюдиции или в пользу внутреннего убеждения правоприменителя негативно влияет на эффективность реализации преюдиции.

Представляется, что единственно возможным решением вопроса о значении вступившего в законную силу приговора либо иного вступившего в законную силу решения суда, принятого в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства по уголовному делу как в отношении лиц, на которых распространяются субъективные пределы законной силы этого решения, так и в отношении всех других лиц, является установление возможности проверки при производстве по уголовному делу выводов о событии или действии, сделанных во вступившем в законную силу приговоре либо ином решении суда, принятом в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, если их правильность вызывает сомнение.

При этом следует исходить из того, что установленные во вступившем в законную силу приговоре либо ином решении суда, принятом в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, обстоятельства входят в предмет доказывания по связанному с ним уголовному делу. Суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны их установить. В силу того, что эти обстоятельства установлены в решении, вынесенном при соблюдении всех условий достижения истины, в силу авторитета органа, вынесшего это решение, установленные в нем обстоятельства могут не проверяться. Но вступившие в законную силу приговор либо иное решение суда, принятое в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, выступает как документ, в котором закреплены обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, то есть является доказательством, а, следовательно, оно может быть проверено.

В тех случаях, когда установленные ранее обстоятельства противоречат убеждению суда по рассматриваемому делу, ранее установленные обстоятельства не могут иметь значение предустановленных доказательств. Практике известны случаи вступления в законную силу и незаконных, необоснованных приговоров. Поэтому автор считает, что в случае, когда при рассмотрении уголовных дел, связанных с ранее разрешенными, появляются данные, свидетельствующие о незаконности ранее вынесенного решения, оно не может быть положено в основу выводов в новом судебном решении.

Автор приходит к выводу, что преюдиция в уголовном процессе должна быть опровержимой. Поскольку, если суд при рассмотрении уголовного дела придет к выводу, что установленные им обстоятельства противоречат обстоятельствам, установленным вступившим в законную силу решением суда, то он не вправе положить их в основу приговора до тех пор, пока данное судебное решение не будет отменено вышестоящей судебной инстанцией, так как при наличии вступившего в законную силу судебного решения, нельзя вынести противоречащий ему приговор.

Во втором параграфе – «Преюдициальное значение вступившего в законную силу приговора и иного решения суда для постановления приговора» – рассмотрены механизмы и особенности реализации уголовно-процессуальной и межотраслевой преюдиции при рассмотрении уголовных дел.

Установление преюдициальной взаимосвязи актов правосудия является наиболее сложным механизмом реализации преюдиции.

Учеными высказываются неоднозначные мнения по поводу того, как и в каких случаях проявляется преюдициальная взаимосвязь судебных решений.

При этом у большинства ученых не возникает сомнений по поводу проявления преюдициальной связи в установлении одних и тех же фактических обстоятельств, подлежащих исследованию в различных формах судопроизводства.

Автором исследованы механизмы реализации уголовно-процессуальной преюдиции в уголовном судопроизводстве, в том числе при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, совершенных в соучастии, выделенных уголовных дел, а также при рассмотрении дел о заведомо ложном доносе, даче заведомо ложных показаний или заведомо ложного заключения экспертом, заведомо неправильном переводе.

Также исследованы механизмы реализации применения межотраслевой преюдиции, когда обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу, ранее подвергались судебному исследованию в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.