авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Уголовная ответственность за посягательства на собственность с применением насилия

-- [ Страница 2 ] --

Во втором параграфе дан развернутый анализ видов насилия.

Соискатель считает, что отсутствие в российском уголовном законодательстве дефиниции такого оценочного понятия, как “насилие”, создает угрозу противоречивого толкования его в ходе применения уголовно-правовой нормы, негативно отражается на справедливом наказании лиц, совершивших деяние рассматриваемого вида.

Под посягательством на телесную неприкосновенность по Уголовному Уложению 1903 г. понималось “всякое прикосновение, всякое воздействие на тело другого” при условии “какого-либо неприятного ощущения”.

Автор приходит к выводу, что выделение дореволюционными юристами такого условия, как “неприятное ощущение”, заслуживает внимания, поскольку признаком насилия над потерпевшим при завладении имуществом является причинение ему негативных, отрицательных эмоций, связанных с подавлением воли, способности к противодействию, возбуждением страха.

Диссертант предлагает вместо словосочетания “неприятные ощущения”, использовать при определении понятия “насилия” такое выражение, как “негативные эмоции”, т. е. стресс, подразумевающий волнение, тревогу, испуг, страх, ужас, панику, аффект.

Соискатель считает, что в рамках уголовного права традиционное деление насилия на две формы по способу воздействия на потерпевшего – физическое и психическое – вполне оправданно и позволяет эффективно работать правоприменителю.

Автор предлагает делить физическое насилие по формам проявления:

1) захват, связывание, запирание, подножка, причинение боли, щипание, срезание волос на теле и голове человека, слабое воздействие термическими факторами или химическими препаратами – как насилие, не опасное для здоровья или жизни потерпевшего;

2) причинение любого вреда здоровью, пытки, убийство – как насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего.

Если физическому проявлению насилия свойствен открытый противозаконный способ, то для различных форм психического воздействия, практически не учитываемых в настоящее время уголовным законодательством, больше характерен скрытый способ.

Уголовное законодательство не содержит самостоятельного закрепления ответственности за посягательства на имущество и имущественные интересы граждан, совершенные с применением различных форм психического воздействия на потерпевшего. К таким специальным формам воздействия относят использование угроз, гипноза, внушения в целях понуждения к передаче имущества. По мнению диссертанта для применения этих приемов в преступных или иных личных целях гипнотизеру необходим первичный контакт с потерпевшим, когда достигается договоренность о проведении гипноза, внушение же исключает необходимость такой договоренности.

Внушение – это целенаправленное словесное воздействие на психику человека, которое может быть произведено как в гипнотическом состоянии, так и в состоянии бодрствования.

Соискатель считает, что психическое насилие с применением внушения – это вызванная виновным, преследующим цель хищения чужого имущества, психическая реакция у потерпевшего в виде стресса.

В результате психического насилия всегда возникают последствия в виде психической реакции, которая во многом зависит от индивидуальных качеств личности, подвергшейся насилию. Психическая реакция – это эмоциональное состояние человека на фоне других физических изменений в организме человека.

Степень опасности психического насилия надлежит определять исходя из имеющихся научных подходов. Если экспертиза установит наличие вреда здоровью вследствие психического насилия или оно будет признано опасным в момент осуществления, то мы имеем дело с насилием, опасным для жизни и здоровья. Для такой экспертной оценки необходимо, чтобы потерпевший после совершения в отношении него указанного вида преступления был осмотрен психиатром в целях изучения и фиксации психической реакции потерпевшего.

Диссертант полагает, что можно классифицировать психическое насилие при завладении имуществом по формам проявления:

1) угрозы причинением материального или морального вреда, а также угрозы неопределенного характера – насилие, не опасное для жизни или здоровья потерпевшего;

2) угрозы причинением физического вреда, применение гипноза или внушения – насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего (с учетом результатов экспертизы).

По кругу лиц, к которым применяется насилие, последнее делится на насилие в отношении:

1) лично потерпевшего;

2) близких лиц, круг которых определен пп. 4 и 37 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, и лиц, в безопасности которых потерпевший заинтересован (например, имеют место случаи, когда виновный, в целях оказания давления на потерпевшего, удерживает чужого ребенка или случайного прохожего).

С учетом того, что в УК РФ не содержатся нормы, где легально толковались бы основные понятия, которые используются законодателем, а отдельные понятия отнесены в примечания к статьям Особенной части УК РФ, автор считает необходимым ввести понятие “насилие” в примечание к ст. 162 УК РФ.

Подводя итог рассмотрению вопроса о насилии как уголовно-правовой категории, соискатель предлагает следующую дефиницию данного понятия: “Насилие – это осознанное, противоправное, осуществленное помимо или вопреки воле потерпевшего физическое или психическое воздействие на потерпевшего, сопровождающееся для потерпевшего негативными эмоциями”.

Третий параграф посвящен анализу уголовного законодательства об ответственности за имущественные преступления ведущих государств, которые относятся к разным правовым семьям. Рассмотрены правовые системы Германии, Франции, Дании, Испании, Нидерландов, Великобритании, США.

России наиболее близки правовые системы романо-германской правовой семьи. Диссертант отмечает основные позитивные моменты норм преступлений против собственности, совершенных с применением насилия, в уголовном праве этих стран.

Во-первых, преступления против собственности включены в главы (разделы) под названием “Имущественные преступления” (например, УК Германии, Франции), что более точно определяет характер содержащихся в них норм.

Во-вторых, французское уголовное законодательство не выделяет в качестве самостоятельных составов преступления угон транспортных средств и хищение предметов, имеющих особую ценность, они охватываются составом похищения.

В-третьих, по мнению соискателя, при совершенствовании российского законодательства следует учесть положения УК Голландии и УК Франции, где отдельным составом преступления выделен шантаж, что позволяет определить характер угроз. В статье 244 УК Испании дано разграничение по краже и угону автомашины или мотоцикла в зависимости от срока их выбытия из владения потерпевшего, что актуально для российского уголовного закона, где угон отличается от кражи целью завладения, хотя это не всегда достаточно для квалификации.

Вместе с тем в зарубежном уголовном законодательстве встречаются конструкции, уступающие нормам Уголовного кодекса Российской Федерации. Например, уголовное законодательство Франции не делает разграничения форм хищения; уголовное законодательство Голландии не выделяет такой состав преступления, как разбой, все виды насильственного завладения имуществом охватываются понятием “кража”.

Вторая глава Уголовно-правовая характеристика насильственных посягательств на собственность состоит из трех параграфов.

В первом параграфе рассмотрены проблемы объекта и объективной стороны насильственных преступлений против собственности.

В научной литературе существуют разные точки зрения по поводу объекта преступления против собственности. В современном уголовном праве под объектом преступления традиционно понимаются общественные отношения. В связи с тем, что видовым объектом в преступлениях против собственности выступают отношения, возникающие по поводу пользования, владения и распоряжения имуществом, диссертант соглашается с мнением ученых (В. В. Векленко, И. А. Клепицкий, А. Г. Безверхов и др.), которые считают необходимым изменить название главы 21 “Преступления против собственности” на “Преступления против имущества”, чтобы содержание представленных в ней преступных деяний соответствовало ее наименованию.

Предметом хищения выступает имущество, обладающее определенной стоимостью (ценностью) и являющееся чужим для лица, осуществляющего посягательство на него. Предметом насильственных преступлений против собственности выступает имущество, которое можно переместить в пространстве.

Насильственные преступления характеризуются способом их совершения, а именно применением физического или психического насилия.

Автор, анализируя имеющиеся в юридической науке определения понятия способа, предлагает свой вариант: “Способ совершения преступления представляет собой совокупность приемов и методов, используемых для изъятия и (или) обращения имущества в свою пользу или в пользу третьих лиц”.

Способ придает каждой форме насильственного хищения своеобразие, типичен для нее и служит критерием отграничения смежных составов преступления.

Основным отличием насильственного грабежа от разбоя является интенсивность применения насилия, поэтому соискатель предлагает исключить данное отягчающее обстоятельство (т. е. с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия) из ст. 161 УК РФ, оставив лишь открытое хищение чужого имущества, что будет логичнее и удобнее для правоприменителя.

Автор считает, что насильственный способ хищения должен определять только одну форму хищения – разбой в различных его проявлениях. В части 1 ст. 162 УК РФ должно содержаться указание на применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозу применения такого насилия; а в ч. 2 ст. 162 УК РФ – на насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угрозу применения такого насилия.

Разбой – составное преступление, включающее нападение и применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозу применения такого насилия. В связи с этим в отечественной юридической литературе ведутся дискуссии в отношении оценки данного состава. Диссертант, соглашаясь, что нападение и насилие сохраняют самостоятельность и не совпадают полностью, предлагает исключить понятие “нападение” из характеристики объективной стороны разбоя.

В целях приведения в соответствие законодательной конструкции состава преступления “Разбой”, автор предлагает изменить редакцию ч. 1 ст. 162 УК РФ: “Разбой, то есть хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия”.

Определенные затруднения в квалификации посягательств на собственность вызывает применение преступниками сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ в отношении потерпевшего.

Соискатель, рассматривая различные точки зрения на эту проблему, приходит к выводу, что введение указанных веществ в организм потерпевшего может происходить насильственно и ненасильственно. Главным моментом здесь является принятие потерпевшим подобных веществ помимо своей воли, насильно.

Диссертант считает, что совершенное субъектами ненасильственное введение в организм потерпевшего сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ необходимо квалифицировать как преступление против личности (в зависимости от причиненного вреда) и кражу чужого имущества (с учетом умысла виновного изъять имущество тайно, т. е. в отсутствие потерпевшего).

Насильственное введение в организм потерпевшего сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ необходимо квалифицировать как разбой, по ч. 1 или ч. 2 ст. 162 УК РФ, в предложенной соискателем редакции в зависимости от того является ли данное насилие опасным для жизни или здоровья или нет. В связи с этим следует внести дополнительные разъяснения Постановлением Пленума Верховного Суда РФ о том, чтобы действия виновных лиц при насильственном применении указанных средств и веществ, квалифицировались как разбой; при ненасильственном введении – по статьям главы 16 “Преступления против жизни и здоровья” в зависимости от причиненных последствий и по совокупности преступлений - как кража, с учетом умысла виновного изъять чужое имущество тайно.

Проанализировав судебно-следственную практику, автор приходит к выводу, что правоприменительные органы неоднозначно оценивают ситуации с угрозами неопределенного характера. Диссертант полагает необходимым произвести дополнительные разъяснения относительно оценки угрозы, носящей неопределенный характер, содержащейся в постановлениях Пленумов Верховных Судов РСФСР и Российской Федерации: “Такую оценку следует проводить с учетом возраста и состояния здоровья, внушаемости, умственной полноценности, свойств психики, характера потерпевшего и виновных, численного соотношения, наличия или отсутствия возможности позвать на помощь; наличия или отсутствия негативных эмоций у потерпевшего”.

Стремление законодателя заключить в рамках одной ст. 163 УК РФ как можно больший круг преступных деяний имущественного характера не может быть признано конструктивным. Это приводит к усложнению восприятия самого преступления, не способствует дифференциации ответственности виновных, совершивших преступное деяние. Размещение в одной части статьи в качестве равнозначных угрозы насилием и распространения определенных сведений неоправданно. Автор считает, что с учетом способа завладения имуществом следует выделить в отдельный состав ст. 163 УК РФ “Шантаж” и изменить редакцию ч. 1 ст. 163 УК РФ.

Проанализировав состав преступления, предусмотренный ст. 164 УК РФ “Хищение предметов, имеющих особую ценность”, соискатель обращает внимание на то, что законодатель при дифференциации уголовной ответственности, учитывая особую ценность предметов, не учел различную степень общественной опасности способов и соответственно форм такого хищения, что не вполне обоснованно с теоретической точки зрения и влечет проблемы квалификации.

В частности, сложность представляет определение момента окончания этого преступления, кроме того, порождает вопрос о возможности квалификации вымогательства предметов, имеющих особую ценность по ст. 164 УК РФ.

Исходя из изложенного, сделан вывод о необходимости исключения из главы 21 УК РФ ст. 164 и дополнении норм, предусмотренных ст. ст. 158-163 УК РФ особо отягчающим обстоятельством: “...в отношении предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность”.

Для характеристики объективной стороны неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения с применением насилия употреблен термин “угон”. Такие действия предполагают последующее их перемещение по избранному виновным маршруту.

Соискатель отмечает, что с объективной стороны неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством – это фактическое предоставление лицу права распоряжаться похищенным имуществом, так как использование автомашины или иного транспортного средства – это вариант распоряжения виновным имуществом по своему усмотрению. В связи с этим автор полагает, что надлежит исключить ст. 166 из УК Российской Федерации.

Во втором параграфе дан анализ субъективной стороны насильственных деяний, посягающих на собственность.

В юридической литературе по уголовному праву советского и современного периода многие ученые высказывают мнение, что субъективная сторона насильственного хищения включает в себя вину в форме прямого умысла и корыстную цель. Виновный осознает общественную опасность своих действий, направленных на завладение чужим имуществом, предвидит неизбежность причинения имущественного ущерба собственнику и желает наступления этого материального ущерба, что выражается в прямом умысле.

Диссертант, проведя анализ субъективных признаков насильственных завладений имущества, полагает, что субъектом рассматриваемых преступлений является, по общим условиям, любое вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности за соответствующую форму хищения.

В результате изучения 314 уголовных дел данной категории соискателем установлено, что насильственно-корыстные преступления чаще всего совершают молодые люди в возрасте от 19 до 25 лет, с неполным средним образованием, неработающие, холостые, военнообязанные, имеющие постоянное место жительство (Россия), несудимые или имеющие одну судимость (как правило, условно), кроме того, преступления совершаются преимущественно по предварительному сговору группой лиц.

Диссертант полагает, что действия субъекта следует квалифицировать как совершенные группой лиц, независимо от того, по каким основаниям другие участники преступления не были привлечены к уголовной ответственности или были от нее освобождены. Это связано с тем, что общественная опасность групповых преступлений гораздо выше, чем единичные преступления, поскольку потерпевший в момент совершения в отношении него преступления учитывает, в первую очередь, число преступников.

При рассмотрении проблемы субъекта преступления, предусмотренного ст. 164 УК РФ, отмечается, что высказанное ранее предложение об исключении данной статьи и закреплении особо отягчающего обстоятельства хищений и вымогательства – в ст. ст. 158-163 УК РФ, позволит снять вопрос о возрасте субъекта указанного преступления.

Соискатель предлагает отказаться от выделения цели при описании объективной стороны разбоя и сформулировать ч. 1 ст. 162 УК как “хищение чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья”, что позволит избежать повторных слов в диспозиции и снимет сомнения в отнесении разбоя к хищениям.

При насильственном угоне виновный осознает, понимает и желает завладеть чужой автомашиной. Автор полагает, что, завладев автомашиной даже на короткое время, виновный имеет реальную возможность распорядиться автотранспортным средством, что подтверждает возможность квалификации данного преступления как хищение и необходимости исключения ст. 166 УК РФ.

В том случае, если законодатель не исключит данную норму, диссертантом обращается внимание на необходимость выделения дополнительных критериев, подтверждающих, что цели хищения не было, например, виновный не распоряжается запасными частями, автомагнитолой или другим имуществом потерпевшего, поездка на автомобиле потерпевшего была кратковременной.

В третьем параграфе рассматриваются критерии отграничения преступлений против собственности, совершаемых с применением насилия, от преступлений со смежными составами.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.