авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Общие тенденции развития наследственного права государств – участников содружества независимых государств и балтии

-- [ Страница 6 ] --

На основе анализа современного наследственного законодательства государств-участников СНГ и стран Балтии, где отстранение супруга вследствие фактического прекращения брака поощряется наследственно-правовой политикой данных государств, автор предлагает его к имплементации в российский наследственный правопорядок.

Обращаясь к вопросу наследования усыновителями и усыновленными, диссертант отмечает практическое единодушие во всех бывших советских республиках в отношении определения их наследственно-правового статуса. В отличие от советского права наследственно-правовой статус усыновленных в настоящее время полностью уравнен с правами кровных детей, поэтому усыновленный и его потомство не наследуют после смерти кровных родственников по восходящей линии, а также после смерти кровных сестер и братьев, и наоборот. Только в Латвии наследственно-правовой статус усыновленного может быть ограничен договором об усыновлении в части ограничения права наследования после родственников усыновителя, а в России – наоборот, расширен, если решением суда об усыновлении по ходатайству бабушки и (или) дедушки заменяемого при усыновлении родителя сохранена семейно-правовая связь с кровными родственниками, что позволяет усыновленному наследовать как после родственников усыновителя, так и кровных родственников.

Анализируя постсоветское развитие норм о наследовании нетрудоспособными иждивенцами, автор отмечает, что законодательство Молдовы, Латвии, Литвы и Эстонии исключило данную категорию лиц из числа наследников по закону. Аналогичное решение принято и в Азербайджане, Грузии, Туркменистане, где нетрудоспособные лица, которые находи­лись на иждивении наследодателя и не могут самостоятельно содержать себя, вправе лишь требовать содержания (алименты) из наследства, то есть наследниками по закону не являются. Диссертант отмечает, что отсутствие такой категории наследников является характерной чертой романо-германского права, а появление их в числе наследников по закону в советском наследственном праве было обусловлено трансформацией наследования в некий частно-правовой суррогат социального обеспечения нетрудоспособных родственников и иных лиц.

В большинстве государств-участников СНГ нетрудоспособные иждивенцы разделены на две группы в зависимости от состояния в числе наследников по закону, в силу чего автор разделяет иждивение как основание наследования и как льготу наследовать с наследниками предшествующих очередей. Таким образом, к первой группе относятся те из них, кто входит в круг наследников по закону, а ко второй – лица, которые не входят в круг наследников по закону, но на момент смерти наследодателя являлись нетрудоспособными и не менее одного года находились на его иждивении, проживая вместе с ним, благодаря чему получают самостоятельный наследственно-правовой статус (Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Россия, Узбекистан).

Наибольшие гарантии нетрудоспособным иждивенцам предоставлены в Армении, где, во-первых, нет деления иждивенцев в зависимости от включения их в число наследников по закону, и, во-вторых, право наследования не зависит от их проживания совместно с наследодателем.

Особый, по мнению автора, порядок наследования иждивенцев установлен в Украине, где в пятую очередь наследуют иждивенцы наследодателя, которые не были членами его семьи, но на момент открытия наследства являлись несовершеннолетними или нетрудоспособными и не менее пяти лет получали от него материальную помощь, которая была для них единственным или основным источником средств к существованию. Если указанные лица проживали с наследодателем одной семьей не менее пяти лет ко времени открытия наследства, то они наследуют в четвертую очередь. В работе обращается особое внимание на то, что Украина – единственное государство, где физическое лицо, которое является наследником по закону последующих очередей, может по решению суда получить право на наследование вместе с наследниками той очереди, которая призывается, при условии, что оно на протяжении продолжительного времени опекало, материально обеспечивало, предоставляло другую помощь наследодателю, который вследствие старости, тяжелой болезни или увечья был в беспомощном состоянии. В работе также обращается внимание на справедливое, по мнению диссертанта, предложение модельного ГК СНГ при наличии других наследников по закону ограничивать долю всех призываемых иждивенцев одной четвертой частью наследства (Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан), получившее дальнейшее развитие в национальном наследственном законодательстве в виде условия, что, если наследодатель был обязан по закону их содержать, то они наследуют равную с наследниками долю (Беларусь).

Особое внимание диссертант уделяет вопросу о наследовании лицами, которые традиционно относятся к свойственникам наследодателя (сводные братья и сестры, отчим и мачеха, пасынки и падчерицы). Автор отмечает, что модельное законодательство не предложило в качестве наследников отчима, мачеху и подобных лиц, хотя в советской литературе этот вопрос обсуждался активно. Бесспорно, что в государствах-участниках СНГ подобные лица могут наследовать как иждивенцы, при условии совместного проживания с наследодателем, но самостоятельного наследственно-правового статуса они не получили. Только в Казахстане в пятую очередь наследуют в равных долях сводные братья и сестры, отчим и мачеха, если они совместно проживали с наследодателем одной семьей не менее десяти лет, а в России к наследникам седьмой очереди отнесены отчим и мачеха, пасынки и падчерицы. В работе обращается внимание на то, что закрепление за подобными лицами самостоятельного наследственно-правового статуса позволяет им наследовать как иждивенцам независимо от факта совместного проживания с той предшествующей очередью, что призывается к наследованию. В работе сделан вывод, что наследственно-правовой статус все свойственники имеют только в Украине, где в четвертую очередь наследуют лица, которые проживали с наследодателем одной семьей не менее чем пять лет ко времени открытия наследства, причем в этой очереди наследуют любые лица, а не только иждивенцы наследодателя, как в российском законе.

В пятой главе «Институт приобретения наследства в государствах-участниках Содружества независимых государств и Балтии», включающей три параграфа, рассматриваются основные элементы наследственного процесса, включающего в себя приобретение наследства, его раздел и ответственность наследников по долгам наследодателя.

В первом параграфе пятой главы «Модели приобретения и отказа от наследства» отмечается, что нормы о приобретении наследства в результате постсоветской кодификации сформировали полноценный институт наследственного права, включающий правила о принятии и отказе от наследства, управлении и охране наследства, ответственности наследников по долгам наследодателя и пр., что в совокупности образует наследственный процесс.

Анализируя и сопоставляя правила о приобретении наследства в постсоветском праве, автор обращает внимание на общие и специальные тенденции, а главное, на использование различных систем приобретения наследства, посредством которого реализуются наследственные права и происходит наследственное правопреемство. В государствах с системой принятия наследства (Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Латвия, Литва, Молдова, Россия, Туркменистан, Таджикистан и Украина), правопреемство осуществляется посредством целенаправленных действий, имеющих в качестве правовой цели (каузы) приобретение наследства (подача заявления; совершение юридических и «фактических» действий, свидетельствующих о воле наследника, являющихся независимо от их именования юридическими, поскольку с ними связываются правовые последствия). Отказ от наследства, связанный с этой системой, также предполагает его волевое выражение, и этим отличается от непринятия наследства, равно как и различными правовыми последствиями. В странах с системой отречения наследники считаются принявшими наследство, если прямо не выразили обратное. Такая система была предложена в Модельном ГК СНГ и воспринята в Узбекистане и Кыргызстане (первоначально в Казахстане, который впоследствии отказался от нее в силу непринятия судебной практикой). Единственной страной, использовавшей смешанную систему, стала Украина, где в качестве общего правила используется система принятия, а для наследников, постоянно проживавших с наследодателем, – система отречения.

Система приобретения включает в себя модели приобретения, в основе которых лежит юридический факт, посредством которого происходит правопреемство. Моделями приобретения наследства автор признает принятие наследства, совершаемое посредством юридических действий, и переход наследства, происходящих в силу закона. Если в государствах с системой принятия наследства преобладает модель принятия, а переход устанавливается только в случае выморочности имущества, то в странах с системой отречения используется исключительно модель перехода. Автор не видит объективных препятствий для использования в рамках одного наследственного правопорядка двух систем приобретения наследства, как это уже имело место в различные исторические периоды развития российского наследственного права и политики. Система отречения необходима для защиты наследственных прав и интересов отсутствующих наследников, наследников с пороком воли (малолетних, несовершеннолетних, ограниченно дееспособных и недееспособных лиц), а в конечном итоге, для исключения или хотя бы предупреждения злоупотреблений со стороны недобросовестных наследников.

Во втором параграфе пятой главы «Раздел наследства и преимущественные права» отмечается, что раздел наследства является тем фактом, что влечет прекращение общности наследников, прекращение права собственности на наследство, распад его на отдельные объекты. Автор, с одной стороны, отмечает существенное расширение диспозитивных начал в области раздела наследства, с другой стороны, установление многочисленных ограничений наследников посредством установления преимущественных прав для некоторых из них (во всех постсоветских государствах кроме Эстонии).

В качестве общей тенденции развития постсоветского наследственного права выделяется обусловленность раздела наследства, как в договорном, так и в судебном порядке, в соответствии с причитающимися наследникам долями (Азербайджан, Армения, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан). Сопоставляя нормы постсоветского наследственного права, автор обнаруживает исключения из общего правила, в свою очередь, обусловленные деятельностью каждого из сонаследников (их участие в семейном хозяйстве, либо в профессиональной и коммерческой деятельности наследодателя, расходование со своей стороны либо другим образом внесение особого вклада в сохранение и приумножение имущества наследодателя) либо наличием подарков, полученных от наследодателя в течение определенного срока до открытия наследства (например, в течение двух лет в Азербайджане; пяти – в Грузии и Туркменистане). Также основанием может служить характер имущества, раздел которого не допускается или ограничен каким-либо размером. Отмечается, что раздел может производиться до получения свидетельства (Армения), либо обусловливаться получением свидетельства о праве на наследство (Молдова).

В свою очередь, ограничения производства раздела наследства во всех государствах устанавливаются вследствие наличия зачатого, но еще не родившегося наследника в целях охраны его интересов (когда раздел может быть произведен лишь после рождения такого наследника с выделом причитающейся ему наследственной доли), соглашения наследников о приостановлении раздела на определенный срок (Азербайджан, Грузия, Молдова и Туркменистан), либо вследствие неизвестности местонахождения наследника. Для преодоления злоупотреблений со стороны наследников, уклоняющихся от раздела, разрешается после предпринятых разумных действий по установлению места их нахождения осуществить раздел без их участия с выделом причитающихся им долей (Азербайджан, Грузия, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан).

Общей тенденций автор называет расширение перечня преимущественных прав, предоставляемых отдельным наследникам. Преимущественное право одних лиц, ограничивающее в определенной степени права других наследников, могут быть обусловлены фактами наличия определенного статуса (например, индивидуального предпринимателя), навыков и умений (например, при наследовании земельных участков), общей собственности наследника с наследодателем на имущество, входящее в наследство, либо только длительного совместного пользования им (например, при наследовании жилого помещения, домашней утвари и предметов домашнего обихода). Автор особо отмечает, что предоставляемые преимущественные права наследников в большинстве случаев не имеют безусловного характера и реализуются, если затрагиваемые интересы других наследников не имеют для них важного значения. В любом случае восстановление баланса интересов наследников происходит за счет соответствующей денежной или иной компенсации, которая в некоторых странах должна предоставляться перед осуществлением наследником преимущественного права в случаях (Армения и Беларусь), если иное не предусмотрено соглашением наследников. И наоборот, может предоставляться существенная отсрочка по времени выплаты компенсации (например, до десяти лет в Латвии).

В третьем параграфе пятой главы «Ответственность наследников по долгам наследодателя» отмечается, что наследственное правопреемство в постсоветской кодификации сохранило сформулированный советской доктриной конститутивный характер (Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Узбекистан, Украина), когда наследник отвечает только в пределах стоимости перешедшего к нему имущества, что остается краеугольным камнем в концепции универсальности наследованного правопреемства, предполагающей переход всего как единого целого. Анализируя ответственность наследников при наследовании отдельных видов имущества, автор обнаруживает случаи неограниченной ответственности и в системе наследования с конститутивным характером (наследование предприятий, заложенного имущества и пр.)

Возврат к транслятивному характеру наследственного правопреемства осуществлен только в странах Балтии, где в качестве общего правила установлена неограниченная ответственность наследников по долгам наследодателя, в том числе своим личным имуществом. Принцип неограничен­ной ответственности наследника по долгам наследодателя как результат рецепции римского права, аналогично иным странам с германской системой наследования, в прибалтийских государствах ограничен возможностью составления инвентарной описи имущества наследодателя и его долгов, позволяющей, во-первых, нести ответственность только в пределах стоимости включенного в опись имущества, во-вторых, не допускать слияния долговых обязательств наследника, который получил их от наследодателя с собственными долгами, что отвечает интересам либо кредиторов наследодателя, либо самого наследника, в-третьих, не допускать слияние долговых обязательств наследодателя с правами требования к нему наследников. Последняя проблема в иных постсоветских государствах не решена, что ущемляет интересы наследников, являющихся одновременно кредиторами наследодателя (кроме Азербайджана, Грузии, Молдовы, Туркменистана, где, если наследодатель завещал свое имущество кредитору, то это не может считаться зачетом права требования кредитора).

Смешанный характер, по мнению автора, присутствует в тех странах (Азербайджан, Грузия, Молдова, Туркменистан), где устанавливается ответственность наследника без прямого указания ее размера, однако с предоставлением наследнику права освобождения от превышающих стоимость актива долгов, если он докажет этот факт. Примечательно, если наследство было описано нотариусом, наследник от вышеописанной обязанности освобождается (аналогично инвентарной описи в транслятивном наследовании).

При анализе характера обязательств, по которым наследники несут ответственность, в том числе учения об объекте наследственного правопреемства, и систематизации норм постсоветского наследственного права, устанавливаются общие тенденции (обязательство не носит личного характера, нет запрета перехода обязанностей к наследникам и пр.)

В диссертации отмечается принципиальное разграничение в постсоветском законодательстве долгов наследодателя и так называемых долгов наследства, которые удовлетворяются в первую очередь, в том числе в течение срока, предоставленного на принятие наследства (погребальные расходы, расходы на охрану и управление наследственным имуществом, а также исполнение завещания) При этом автор обращает внимание на то, что это имеет место как в конститутивном (Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Узбекистан, Украина), так и транслятивном (Латвия, Литва, Эстония) наследовании. Аналогичное тождество имеет место и в отношении характера ответственности наследников по долгам наследодателя, которые в соответствии с ныне действующим законодательством несут ее солидарно, если иное не предусмотрено завещанием или договором. Напротив, в смешанном наследовании (Азербайджан, Грузия, Молдова, Туркменистан) сохранена долевая ответственность наследников, что также подтверждает обоснованность выделения этой системы.

В заключении диссертационного исследования сформулированы выводы по всему кругу проблем, рассмотренных в работе, а также предложения законодательного и правоприменительного характера.

По теме диссертационного исследования опубликованы

следующие работы:

а) Монографии

  1. Блинков О.Е. Наследственное право: Элементарный курс: Монография. Рязань: РФ АПУ, 2003. 4,5 п.л.;
  2. Блинков О.Е. Преимущественные права в наследственном праве России и зарубежных стран: Монография. М.: ИГ Юрист, 2006. 11,0 п.л./ 1,1 п.л. (в соавт. с Никольским С.Е.);
  3. Блинков О.Е. Очерки наследственного права государств-участников Содружества Независимых Государств и Балтии (исторические парадоксы и современные казусы): Монография. М.: ИГ Юрист, 2006. 11,0 п.л.;
  4. Блинков О.Е. Сроки в наследственном праве России, государств дальнего и ближнего зарубежья: Монография. М.: ИГ Юрист, 2007. 8,0 п.л./ 4,0 п.л. (в соавт. с Гаджиевым В.А.);
  5. Блинков О.Е. Институт недостойных наследников в российском и зарубежном гражданском праве: история, теория и практика: Монография. М.: ИГ Юрист, 2007. 11,0 п.л./ 1,1 п.л. (в соавт. с Огневым В.Н.);
  6. Блинков О.Е. Наследование по закону, завещанию и договору в государствах – участниках Содружества Независимых Государств и Балтии: Монография. М.: ИГ Юрист, 2008. 15,0 п.л.;
  7. Блинков О.Е. Общие тенденции развития наследственного права государств – участников Содружества Независимых государств и Балтии: Монография. М.: ИГ Юрист, 2009. 21,0 п.л.;

б) учебные и учебно-методические пособия




Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.