авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Общие тенденции развития наследственного права государств – участников содружества независимых государств и балтии

-- [ Страница 2 ] --

5) Легальное наполнение термина «наследство» на постсоветском пространстве различается, поскольку в одном случае в состав включаются права и обязанности, принадлежавшие наследодателю на момент открытия наследства и не прекратившиеся вследствие его смерти (Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Молдова, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина); в другом – не только имущественные права и обязанности, но и их объекты, сами вещи, ценные бумаги, имущественные комплексы и иное имущество (Россия, Литва, Эстония), что является следствием легальной реализации доктринального понимания объекта наследования, когда в одном случае таковыми признаются только права и обязанности, в другом – сами блага.

6) Устанавливая категоричный запрет перехода в порядке наследования личных неимущественных прав и иных нематериальных благ (Армения, Россия, Украина), законодатель порождает проблемы в правоприменительной практике, поскольку, во-первых, категории «личное» и «неимущественное» четко законом не определены; во-вторых, природа отдельных личных неимущественных прав такова, что создает невозможность их осуществления и защиты после смерти лица, необходимость которых становится возможной только через преемство. В этой связи автором предлагается законодательное разрешение наследования личных неимущественных прав, связанных с имущественными и наследуемых исключительно с ними в случаях, прямо предусмотренных законом.

7) В качестве общей тенденции в постсоветском наследственном праве установлено расширение круга лица, наследующих по закону и завещанию. Увеличение круга наследников по закону произошло за счет: 1) включения в него все типов публично-правовых образований, расщепляющих выморочное наследство в зависимости от вида или места нахождения объектов наследства; 2) привлечения юридических лиц, на попечении которых находился наследодатель, и перехода в их собственность прав участия в них наследодателя, к наследованию выморочного имущества; 3) разрешения наследовать любым наследникам, зачатым при жизни наследодателя и родившимся после его смерти, а не только его детям. Увеличение круга наследников по завещанию произошло за счет: 1) разрешения наследовать любым наследникам, зачатым при жизни наследодателя и родившимся после его смерти, и 2) установления аналогичных правил для юридических лиц, создаваемых в силу завещания, которым впоследствии передается наследственное имущество в порядке универсального правопреемства, а не в силу завещательного отказа.

8) Обратной тенденцией расширению круга наследников в работе признано увеличение круга лиц, утративших вследствие совершения определенного правонарушения пассивную наследственную правосубъектность (именование которых наследниками является условным, поскольку они – «ничтожные» наследники, не обладающие субъективными наследственными правами), и наследников, которые могут быть отстранены от наследования по иску заинтересованных лиц, в том числе тех, кто не был обязан содержать наследодателя в силу закона, однако мог, но не оказал ввиду его преклонного возраста, тяжелой бо­лезни или увечья ему по­мощи.

Восстановление наследственной правосубъектности в большинстве постсоветских государств обусловливается и прямо зависит от завещания наследодателя, совершенного после факта недостойности, кроме тех стран, где прощение недостойного наследника посредством воли завещателя является бесповоротным и восстанавливает его право наследования по закону. Подобное решение предлагается остальным государствам, причем в виде наследственной амнистии, которая может устанавливаться по воле наследодателя или вследствие отсутствия последней – по решению суда.

9) В результате постсоветской кодификации завещание перестало быть исключительно сделкой по определению наследников и (или) распределения между ними долей наследства либо имущества в натуре, поскольку стало формой осуществления, в том числе распоряжения практически любыми субъективными, в том числе личными неимущественными, гражданскими правами и обязанностями на случай смерти завещателя. Наряду с этим сложившееся в отечественной цивилистической науке и законодательной практике понимание завещания исключительно как односторонней сделки не касается его правовой природы и основания, определяя исключительно порядок и характер волеизъявления (форму), в силу чего конститутивных препятствий для использования многосторонних, в любом случае между супругами, завещаний нет.

10) В качестве общей тенденции отмечается расширение оснований и случаев обязательного участия свидетелей, участвующих при составлении или оглашении завещания, подписания его рукоприкладчиком, передаче на хранение в качестве закрытого, а в чрезвычайных обстоятельствах в силу отсутствия нотариуса или лица, приравненного к нему, по сути удостоверяющих завещание, в чем видится дополнительная гарантия обеспечения свободы и автономии воли завещателя, сохранения юридической силы завещания даже в тех случаях, в которых реализован принцип публичной достоверности.

11) Особенность наследования по договору, восстановленного в странах Балтии, заключается не столько в его преимуществе перед правом наследования по завещанию и закону, сколько в возможности устанавливать как личное обязательство одного контрагента перед другим или третьим лицом, так и само право наследования, в силу чего им может быть только такое соглашение, в котором один контрагент предоставляет другому или несколько контрагентов – друг другу право на будущее после них наследство или его часть, либо одним контрагентом другому контрагенту или третьему лицу назначается завещательный отказ. Иное содержание и, как следствие, правовую природу имеет наследственный договор в украинском наследственном праве, поскольку представляет собой соглашение, по которому наследник обязуется выполнять распоряжения наследодателя и в случае смерти последнего приобретать право собственности на его имущество, что представляет собой модификацию завещательного дара – сделки, совершаемой на случай смерти с обязательством содержания наследодателя.

12) Исторически сложившиеся порядки призвания к наследованию – романский и германский – подверглись существенным трансформациям и в первоначальном виде в постсоветских государствах практически не используются, за исключением Эстонии, где полностью воспринята парантелльная система. В большинстве государств-участников СНГ, а также в Литве, используемая система наследования по степеням нарушена за счет распределения наследников одной степени в разные очереди либо лишения статуса наследника лиц, которым представлено право наследования по праву представления (Россия, Беларусь, Украина, Грузия и др.).

13) Наследование по праву представления в постсоветских государствах определено как переход имущества наследодателя к его внукам, правнукам, дальнейшим прямым нисходящим потомкам, племянникам и племянницам, двоюродным братьям и сестрам, а в некоторых странах и к восходящим наследникам в порядке универсального правопреемства в доле, которая по закону причиталась бы их прямому восходящему предку (сыну, дочери, брату, сестре, дяде или тете) или нисходящему потомку (отцу или матери наследодателя и т.д.), умершим до или одновременно с наследодателем, а в некоторых странах также в случае отказа или непринятия наследства, лишения права или отстранения от наследования. Право представления является самостоятельным основанием наследования и возможно только в романской наследственно-правовой системе, в парантелльной же системе право замены является не представлением, а поколенным разделом, однако они суть одни и те же явления, сложившиеся в разных системах континентального наследования.

14) В постсоветских государствах сложились две системы приобретения наследства, посредством которого реализуются наследственные права и происходит наследственное правопреемство, – система принятия наследства (Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Латвия, Литва, Молдова, Россия, Туркменистан, Таджикистан и Украина), когда правопреемство осуществляется посредством целенаправленных действий, и система отречения, когда наследники считаются принявшими наследство, если прямо не выразили обратное (Узбекистан, Кыргызстан). Единственной страной, использовавшей смешанную систему, стала Украина, где в качестве общего правила используется система принятия, а для наследников, постоянно проживавших с наследодателем, – система отречения. Нет объективных препятствий для использования в рамках одного наследственного правопорядка двух систем приобретения наследства, тем более система отречения необходима для защиты наследственных прав и интересов отсутствующих наследников, наследников с пороком воли (малолетних, несовершеннолетних, ограниченно дееспособных и недееспособных лиц), а в конечном итоге, для исключения или хотя бы предупреждения злоупотреблений со стороны недобросовестных наследников.

На основе сформулированных общих тенденций развития наследственного права на постсоветском пространстве в целях совершенствования регулирования наследственных отношений и оптимизации наследственно-правового механизма в целом предложено в ГК РФ внести дополнения (совместное завещание супругов, наследственный договор, наследственная амнистия и пр.) и изменения (очередность наследования по закону, форма завещания и пр.), редакции которых отражены в диссертации.

Теоретическое и практическое значение исследования обусловлены его научной новизной. Теоретическая значимость заключается в том, что его положения и выводы дополняют теорию российского гражданского права и могут быть использованы для дальнейшего развития нового направления в цивилистике – сравнительного наследственного правоведения. В работе решен комплекс сравнительно-правовых проблем и предложена научная база для дальнейших исследований в сфере постсоветского наследственного права.

Выявленные в исследовании общие тенденции генезиса наследственного права государств-участников СНГ и стран Балтии могут определить дальнейшее развитие российского наследственного законодательства и быть положены в основу концепции совершенствования ГК РФ (в части раздела V части третьей «Наследственное право»). Кроме того, результаты исследования могут быть использованы в качестве информационной базы в практической деятельности по оказанию юридической помощи гражданам в разрешении вопросов наследования на постсоветском пространстве.

Результаты исследования предлагаются для включения в учебном процесс высших учебных заведений при преподавании ряда дисциплин, в частности «Гражданского права», «Семейного права», «Наследственного права» и специальных курсов в сфере сравнительного правоведения, а также при подготовке учебных и учебно-методических пособий по данным дисциплинам и курсам.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования были обсуждены и одобрены на кафедре гражданско-правовых дисциплин Юридического института Московской академии экономики и права. Основные теоретические выводы и положения диссертационного исследования нашли отражение в докладах, сделанных на международных и всероссийских научно-практических конференциях, в том числе общероссийской научно-практической конференции «10 лет Конституции России в зеркале юридической науки и практики» (г. Москва, МГУ, 2003 г.), международной научно-практической конференции «Применение норм гражданского законодательства в условиях развития рыночных отношений» (г. Саратов, СГАП, 2004 г.), общероссийской научно-практической конференции «Правовые проблемы экономической, административной и судебной реформы в России» (г. Москва, МГУ, 2004 г.), всероссийской научно-практической конференции «Два века юридической науки и образования в Казанском университете» (Казань, КГУ, 2004 г.), международной V научной конференции «Актуальные проблемы частноправового регулирования» (г. Самара, СамГУ, 2005 г.), международной научно-практической конференции «Обязательственное право: актуальные вопросы теории и практики» (г. Рязань, АПУ Минюста России, 2005 г.), международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы наследственного и международного частного права» (г. Рязань, АПУ Минюста России, 2006 г.), международной научно-практической конференции «Развитие гражданского законодательства стран-участниц СНГ на современном этапе» (г. Белгород, БелГУ, 2007 г.), IX Международной научно-практической конференции «Право на защите прав и свобод человека и гражданина (к 15-летию Конституции Российской Федерации и 60-летию принятия Всеобщей декларации прав человека)» (г. Москва, МГУ, 2008 г.), всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы защиты прав человека в России» (г. Москва, РАЮН, 2009 г.) и многих других.

Основные положения диссертационного исследования были внедрены в практиче­скую деятельность судов общей юрисдикции и нотариальных органов. Разработанные приемы и конкретные предложения по совершенствованию законодательства апробированы в Межкомиссионной рабочей группе по организации экспертной деятельности Общественной палаты Российской Федерации.

Результаты диссертационного исследования, в том числе выработанные автором методологические основы сравнительного правоведения в области правового регулирования наследственных отношений в государствах-участниках СНГ и Балтии, были использованы в учебном процессе при прове­дении лекционных, семинарских и практических занятий, а также легли в основу авторского специального курса «Наследственное право государств-участников СНГ и стран Балтии» для студентов по направлению 030500.68 (Юриспруденция).

Основные научные положения, выводы и рекомендации, сформулированные автором в диссертационном исследовании, нашли полное отражение в публикациях; по теме диссертации опубликовано 100 работ научного и учебного характера, в том числе 7 монографий, 2 учебных пособия и 37 статей в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора юридических наук. Монографии «Преимущественные права в наследственном праве России и зарубежных стран» (М., 2006) и «Институт недостойных наследников в российском и зарубежном гражданском праве: история, теория и практика» (М., 2007) стали лауреатами конкурсов на лучшую научную книгу соответственно 2006 и 2007 гг. и рекомендованы Фондом развития отечественного образования для использования в учебном процессе.

Структура диссертации определена кругом исследуемых проблем, ее целями и задачами, включает введение, пять глав, объединяющие пятнадцать параграфов, заключение и список используемой литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность избранной диссертантом темы исследования, предопределившая ее выбор, освещается степень ее разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи диссертационной работы, характеризуется ее теоретическая и методологическая основы, обосновывается научная новизна, практическая и теоретическая значимость проведенного исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту; содержится информация об апробации результатов исследования и структуре диссертации.

В первой главе диссертации «Кодификация наследственного права в государствах-участниках Содружества Независимых Государств и Балтии в XX веке (исторический аспект)», включающей три параграфа, анализируются теоретические и практические проблемы кодификации и унификации российского общеимперского и местного дореволюционного наследственного права, а также советского наследственного права и наследственного права союзных республик. В этой главе также рассмотрен процесс современной кодификации наследственного права на постсоветском пространстве.

В первом параграфе первой главы «Общеимперское и местное наследственное право на территории дореволюционной России» отмечается, что к началу XX в. на территории Российской империи действовала пятая глава первого раздела (о духовных завещаниях) и второй раздел третьей книги (о приобретении имуществ наследством по завещанию) Свода законов гражданских (т. X, ч. I), совокупность которых составляло общеимперское наследственное право. Во многом оно носило непоследовательный характер, содержало многочисленные сословные исключения, поэтому вопрос об унификации, осуществить которую предполагалось в Гражданском уложении, встал еще в середине XIX в.

В работе отмечается, что кодификация гражданского права в России предполагала создание единого закона, который распространял бы свое действие на всю территорию Российской Империи. Однако в некоторых случаях при присоединении новых земель империя была вынуждена сохранять самобытность местного национального права, предпринимая попытки его упорядочения посредством применения различных форм систематизации. Так, на территории Остзейского края (современной Прибалтики) до XIX века практически в каждом городе или местности действовало собственное законодательство, признанное и подтвержденное русским правительством с присоединением их к империи, что порождало затруднения в правоприменительной деятельности, поэтому потребность унификации законодательства данных земель не оспаривалась правительствами и местным населением. Работа по кодификации местного гражданского (наследственного) права в Остзейских губерниях длилась более ста лет и логически завершилась в 1864 году опубликованием третьей части Свода Остзейских законов, по своей структуре соответствующей первой части тома X Свода законов Российской Империи.

Правила о наследовании в третьей книге третьей части Свода местных законов остзейских губерний воспроизводили римские ис­точники, местные узако­нения и сложившиеся обычаи. Среди наибольших отличий диссертант отмечает признание наследства юридическим лицом, включение в число оснований наследования договора, особые права наследования супругов, устные и двусторонние завещания, что позволяет говорить о местном остзейском наследственном праве. В работе утверждается, что самобытность норм о наследовании в остзейских губерниях была настолько велика, что произвести необходимую унификацию, в принципе, было невозможно, поэтому использование выверенных временем римско-правовых правил с сохранением лишь ключевых германских конструкций стало единственно возможным путем кодификации.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.