авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Риск как основание дифференциации уголовной ответственности

-- [ Страница 4 ] --

Таким образом, допустимым уголовно-правовым риском (рискованием) следует считать санкционированное государством опасное действие специалиста, направленное на использование объективно существующей возможности (объективной вероятности, шанса) достижения общественно полезного результата. Тесно связанный со степенью, допустимый риск представляет собой риск, разрешенный государством. Именно такой риск определяется законом по условиям его применения, правилам соблюдения, следования им в деталях. Вместе с тем каждый человек, действуя в ситуациях допустимого риска, может не выполнить в полном объеме предписанных действий. В зависимости от степени точности соблюдения предписанных правил действия рискующего можно охарактеризовать как обоснованные или необоснованные. В соответствии с этим выполнение всех условий и правил риска будет свидетельствовать о его обоснованности, отступление от указанных условий – о необоснованности. Примером может служить несоответствие степени риска общественно полезной цели, т. е. превышение пределов допустимого риска. Причем превышение пределов допустимого риска будет свидетельствовать о необоснованном риске со всеми вытекающими из этого последствиями и оценками.

Во втором параграфе  «Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния» автор анализирует законодательное описание обоснованного риска и отмечает, что оно не позволяет полностью раскрыть содержание правомерности причинения вреда в результате рискованных действий, что затрудняет возможность практического использования данных норм. По результатам проведенного автором опроса судей, сотрудников следственных подразделений, на вопрос: «Достаточно ли полно представлены в уголовном законе условия правомерности обоснованного риска?» 45,2 % опрошенных ответили, что условия правомерности изложены слишком абстрактно, их трудно применять на практике. Эти данные подтвердились последующими результатами анализа опрошенными ситуаций обоснованного риска. Так, при оценке ими примера, связанного с обоснованным риском при освобождении заложников, правильно ее оценили лишь 39,5 % опрошенных сотрудников правоохранительных органов, 39,5 % указали на наличие крайней необходимости, 11,8 % – задержания преступника, 3,9 % – необходимой обороны и 5,3 % указали на наличие иного варианта.

Учитывая это, диссертант предлагает вместо условий правомерности устанавливать состав правомерного причинения вреда. Поскольку ст. 41 УК РФ фактически предоставляет человеку право на причинение вреда в ситуации риска, действие по реализации такого права должно иметь соответствующий правовой состав. Он должен включать в себя предусмотренные уголовным законом объективные и субъективные признаки, необходимые и достаточные для признания в каждом случае причинения вреда при допустимом риске признаком правомерного поведения.

Выделение состава правомерного причинения вреда при обоснованном риске фактически представляет собой качественно новый уровень совершенствования условий правомерности обоснованного риска, поскольку состав включает в себя все характеристики данных условий. Вместе с тем содержащееся в данных условиях правомерности обстоятельства находят привязку не к двум частям – ситуации риска и действиям рискующего, а к более точно характеризующим любое поведение человека элементам – объекту, объективной стороне, субъекту и субъективной стороне деяния. В качестве объекта диссертант определяет интересы государства, общества или личности, которые развиваются или сохраняются в результате совершения рискованных действий, а также те правоохраняемые интересы, которые ставятся под угрозу причинения вреда. Объективная сторона – деяние, обстановка как наличие объективных конкретных жизненных условий, вынуждающих субъекта к совершению действий, способных причинить вред окружающим. Субъект – физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, обладающее необходимыми опытом и квалификацией в сфере применения рискованных действий. Субъективная сторона – психическое отношение субъекта к совершаемому им рискованному деянию, характеризующееся осознанностью, во-первых, содержания обстоятельств, вынуждающих действовать рискованно, во-вторых, наличности и действительности общественно полезной цели рискованных действий, в-третьих, возможности достижения ее конкретными рискованными действиями, а также предвидением вероятности вредных последствий и стремлением, соблюдая правила предосторожности, избежать их наступления.

Состав правомерного деяния, а не условия правомерности, является правовым основанием не только непривлечения лица к уголовной ответственности за фактическое причинение вреда, но и официального признания его действий правомерным, поощряемым поведением.

Третий параграф озаглавлен «Превышение пределов обоснованного риска (необоснованный риск) как обстоятельство, смягчающее уголовную ответственность». В уголовно-правовой литературе превышение пределов обоснованного риска понимается по-разному (Н. Ш. Козаев, Т. Е. Орешкина, С. В. Пархоменко, А. В. Серова). Это не способствует единству в раскрытии его сущности.

Превышение пределов обоснованного риска в отличие от превышения пределов необходимой обороны и причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, представляет собой не нарушение соответствия между угрожаемым вредом и фактически причиненным, а нарушение соответствия между степенью вероятности достижения общественно полезной цели и степенью вероятности причинения вреда. Превышение пределов обоснованного риска – это в целом сознательные действия по созданию чрезмерной опасности ради достижения общественно полезной цели. Использование конструкции «допустимый и обоснованный риск» позволяет аргументировать возможность существования действий, представляющих собой превышение пределов обоснованного риска. Это ситуация, когда риск допускается государством в соответствующих случаях, но человек нарушает различные по своей значимости правила рискования, что так или иначе влияет на степень риска. Во-первых, поскольку риск – это право, человек должен отказаться от него, если до конца не уверен в величине вероятности причинения вреда, или нет определенных гарантий, или риск заведомо связан с наступлением чрезмерных последствий. Во-вторых, поскольку риск – это действия подготовленного лица, превышением пределов допустимого риска будут действия недостаточно подготовленного лица.

Степень смягчения уголовной ответственности должна зависеть от того, какие по значимости и сколько правил обоснованности риска нарушено субъектом. Если субъект нарушил лишь одно правило, которое не исключает наличия ситуации допустимого риска, должно происходить смягчение уголовной ответственности. К сожалению, в настоящее время данный вопрос не нашел соответствующего решения в уголовном законодательстве по аналогии с необходимой обороной и причинением вреда лицу, совершившему преступление. Невыполнение всех правил обоснованности риска следует учитывать в качестве смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ, фактически лишь в связи с наличием общественно полезной цели риска.

Таким образом, под превышением пределов допустимого риска понимается осознанное осуществление рискующим субъектом таких действий, которые, имея общую направленность на достижение общественно полезной цели, при соблюдении всех условий обоснованности риска, кроме соразмерности, создали повышенную степень вероятности причинения побочного вреда охраняемым уголовным законом интересам, не обеспечив достижение желаемого общественно полезного результата.

Пятая глава «Значение недопустимого риска для дифференциации уголовной ответственности» включает три параграфа.

В первом параграфе «Значение степени недопустимого риска для установления пределов уголовной ответственности» автор обосновывает вывод о том, что в настоящее время назрела необходимость пересмотреть представление о связях и соотношении риска и легкомыслия. Эти понятия нельзя отрывать друг от друга. В противовес осторожности используется понятие неосторожности, т. е. отступления от установленных мер предосторожности. Исходя из этого, к неосторожности следует относить все случаи осознанного и неосознанного нарушения правил предосторожности. К ним в свою очередь необходимо относить небрежность как вид неосознанного отступления от осторожности и рискованное деяние как вид осознанного отступления от мер предосторожности. В понятие рискованного деяния должно входить допустимое рискованное деяние (обоснованный риск) и недопустимое рискованное деяние (преступное легкомыслие). Допустимое рискованное действие определяется наличием общественно полезной цели рискования, недопустимое – ее отсутствием.

Недопустимость риска фактически устраняет потребность установления осознания лицом общественной опасности своего действия. Недопустимость рискования прямо указывает на критерии обоснованности и необоснованности расчета. Кроме того, здесь позволительно говорить о возможности и важности введения в рамках преступного легкомыслия его разновидностей: простого и отягощенного легкомыслия. Понятие простого легкомыслия дается в действующем уголовном законодательстве, а отягощенного – рискованного поведения при наличии высокой степени угрозы причинения чрезмерно большого вреда очень важным общественным отношениям – фактически уже заложено в конструкции чч. 1 ст. ст. 215, 217 и 247 УК РФ, но формально противоречит существующей конструкции преступного легкомыслия, уголовная ответственность за которое возможна лишь при причинении вреда.

Учитывая, что уровень преступно-неосторожных преступлений неизменно растет, данную разновидность легкомыслия следует ввести в Уголовный кодекс Российской Федерации.

Во втором параграфе «Значительный уголовно-правовой риск, не направленный на достижение общественно полезного результата» подчеркивается, что в жизни часто возникают обстоятельства, когда лицо действует для достижения целей, которые нельзя назвать общественно полезными. По результатам проведенного в ходе исследования опроса, 24,1% опрошенных сотрудников правоохранительных органов и 23,5% граждан считают, что в общественной жизни представлен в основном риск отрицательной направленности, когда люди рискуют без полезной для общества цели либо вообще ради самого риска. Причем, даже прямо и не желая причинения вреда, человек стремится к реализации своих целей, игнорируя возможность причинения общественно опасного вреда окружающим. В результате присутствует недопустимый риск, значительность которого определяется рядом условий.

Первым условием, отражающим опасность недопустимого риска, можно считать характеристику объекта рискованного поведения, под которым следует понимать охраняемые уголовным законом интересы. Вторым условием является степень риска, т. е. величина создаваемой для них угрозы. Степень значительного недопустимого риска свидетельствует о том, что в действиях субъекта содержится высокая вероятность причинения вреда значимым интересам. Нарушение запрета на риск не имеет уголовно-правового значения, если опасности подвергаются не охраняемые уголовным законом интересы, а также если отсутствуют вредные последствия.

В третьем параграфе «Чрезмерный уголовно-правовой риск, не направленный на достижение общественно полезного результата» отмечается, что объем предъявляемых субъекту требований относительно предусмотрительности в ситуациях недопустимого риска во многом зависит от важности объекта, которому может быть причинен вред.

Основываясь на этом главном критерии преступности неосторожных действий, можно сделать вывод о том, что в таких случаях само нарушение имеет чрезвычайный характер, поскольку ставит под угрозу причинения вреда значительные общественные интересы. Собственно, это и делает риск чрезмерным, так как величина создаваемой им опасности даже при лучшем варианте развития событий – максимальна, т. е. можно констатировать высокую степень риска.

Примерами чрезмерного риска можно назвать действия создающие угрозу причинения вреда на опасных производствах, предусмотренные в чч. 1 ст. ст. 215 и 217 УК РФ.

В данном случае прослеживается конкретное влияние риска на дифференциацию уголовной ответственности: чрезвычайно высокая степень недопустимого риска определяет такую же типовую степень общественной опасности, что вызвало необходимость отражения конструктивного ее признака в самостоятельном составе преступления, предусмотренном в уголовном законодательстве. Кроме того, следует предусмотреть (в ч. 4 ст. 109 УК РФ) недопустимый риск в качестве квалифицирующего признака применительно к неосторожному причинению смерти при совершении рискованных действий, заведомо сопряженных с угрозой для жизни многих людей, а также с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия.

Недопустимые рискованные действия, заведомо сопряженные с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия, имеют потенциальную общественную опасность, не охваченную признаками, указанными в действующих составах неосторожных преступлений. В связи с высокой степенью риска данная общественная опасность должна учитываться хотя бы в рамках индивидуализации уголовной ответственности за рискованное поведение. На наш взгляд, они являются не чем иным, как отягчающим наказание обстоятельством для преступлений, совершаемых с преступным легкомыслием.

Шестая глава «Основные направления совершенствования нормативно-правовой регламентации риска в уголовном праве» включает два параграфа.

В первом параграфе «Совершенствование уголовно-правовой оценки рискованных деяний» автор доказывает, что в настоящее время эти направления связаны, главным образом, с формированием нового подхода к анализу правомерности допустимого риска на основе квалификации последнего как разновидности правомерного поведения, имеющего объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону. При этом процесс квалификации необходимо рассматривать как установление и юридическое закрепление тождества между признаками действий конкретного лица, осуществившего свое право на допустимый риск, и признаками состава правомерного риска, которые должны быть предусмотрены в Особенной части уголовного закона.

Конструкция состава правомерного причинения вреда при обоснованном риске создает правовую основу для полноценной квалификации правомерных рискованных действий, соответствующей уголовно-процессуальной деятельности по доказыванию наличия в поведении лица, рискующего ради достижения общественно полезной цели, значимого уголовно-правового деяния, обладающего общественной полезностью.

Уголовно-правовая квалификация – это в равной мере квалификация и правомерного, и неправомерного поведения. Двух самостоятельных и разных квалификаций здесь не возникает. Процесс квалификации включает установление тождества между фактическими обстоятельствами дела и признаками деяния, описанного в соответствующей уголовно-правовой норме. Сами нормы могут быть разными: устанавливающими состав правомерного и преступного поведения. В целом же процесс квалификации остается единым: всегда требуется установить, какому из этих составов соответствуют признаки того, что реально совершил субъект, и подтвердить данное тождество.

В целом в Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации необходимо предусмотреть самостоятельную главу, посвященную общим вопросам квалификации как неправомерного, так и правомерного поведения. Исходя из этого, предлагается проект соответствующей главы.

«Глава 81. ПРИМЕНЕНИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

Статья 361. Квалификация уголовно-правовых деяний

Квалификация уголовно-правовых деяний представляет собой выявление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками фактически совершенного субъектом действия и признаками либо состава правомерного причинения вреда, либо состава конкретного преступления, предусмотренных статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Статья 362. Квалификация правомерного причинения вреда

Квалификация правомерного поведения представляет собой выявление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками фактически совершенного субъектом действия, направленного на реализацию своего права на вынужденное причинение вреда, и признаками состава правомерного поведения, предусмотренного в статьях Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающих содержание составов правомерного причинения вреда.

Статья 363. Квалификация преступлений

Квалификация неправомерного поведения (квалификация преступлений) представляет собой выявление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками фактически совершенного субъектом деяния и признаками состава конкретного преступления, предусмотренного статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации».

Исходя из этого, правовая оценка обоснованного риска должна рассматриваться не как процесс установления условий его правомерности, не имеющий в настоящее время четко обозначенных границ, а как процесс квалификации правомерного поведения. Данный процесс должен включать в себя не только признание лица невиновным в причинении вреда, но и вынесение официального решения о подтверждении состава правомерного рискованного поведения субъекта.

Квалификация недопустимого рискованного поведения должна включать в себя оценку не только фактического причинения вреда при преступном легкомыслии, но и анализ преступно недопустимого рискованного поведения, ставящего в опасность чрезвычайно важные общественные и государственные интересы. Реализация данных задач возможна лишь при условии совершенствования уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за преступное легкомыслие.

Второй параграф назван «Совершенствование законодательной регламентации уголовно-правового риска». В теории уголовного права до сих пор не разработаны основы уголовно-правового регулирования обоснованного рискованного поведения как разновидности общего института правомерного причинения вреда. Решение вопросов риска следует связывать с решением общих проблем системы обстоятельств, исключающих преступность деяния.

В целях создания единой правовой основы для квалификации правомерных действий, связанных с причинением вреда общественным отношениям, важно отразить это в нормах уголовного права, устанавливающих признаки преступления. В этих целях необходимо дополнить ст. 14 УК РФ частью 3.

«Статья 14. Понятие преступления



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.