авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Актуальные проблемы иммунитета иностранного государства и его собственности в международном частном праве

-- [ Страница 3 ] --

При исследовании проблемы иммунитета государства от предъявления встречных исков по законодательству США и Великобритании обращается внимание на то, что встречный иск обязательно должен быть основан на тех правоотношениях или фактах, которые были положены в основу первоначального иска, и сумма требований по нему не должна превышать размер первоначально заявленных требований.

Особо отмечена тенденция в практике российских арбитражных судов не признавать иммунитет иностранного государства при предъявлении к нему встречного иска.

Основное внимание в Главе II уделено краеугольному камню теории ограниченного иммунитета – понятию «коммерческой деятельности» государства, или, точнее, разделению юридических действий государства на действия jure imperii и jure gestionis. Подробно разбираются критерии определения коммерческой деятельности (ее характер и цель) и практическое применение концепции ограниченного иммунитета в отношении действий государства jure gestionis.

Подчеркивается, что законодательство и судебная практика большинства развитых государств при определении того, занимается ли иностранное государство коммерческой деятельностью, руководствуется лишь характером заключенной между иностранным государством и частным лицом сделки (договор подряда, поставки, займа), и не интересуется вопросом о тех общеполезных целях, которые государство преследовало, вступая в соглашение. Цель сделки как основание для ее классификации в качестве некоммерческой деятельности используется только в качестве дополнительного критерия в судебной практике Франции и в Конвенции ООН 2004 года. Отмечена тенденция практики Высшего Арбитражного Суда РФ учитывать цель сделки при решении вопроса об иммунитете иностранного государства и его дипломатического представительства.

Вместе с тем автор обосновывает необходимость в новом российском законе об иммунитете придерживаться именно критерия характера действий государства, послуживших основанием для предъявления иска, а не их цели.

Автор обращает внимание на перспективные направления развития концепции ограниченного иммунитета государства в США, выражающиеся в отказе признания действия иммунитета государства в случае предъявления деликтных исков о возмещении ущерба, причиненного жизни и здоровью физического лица применением пыток и иными нарушениями прав человека (дело Peterson v. Iran (2003)) и высказывается в пользу рецепции такого подхода.

Помимо вышеуказанных случаев изъятий из принципа государственного иммунитета рассматриваются также вопросы ограничения иммунитета при трудовых спорах.

Указывается, что в тех государствах, которые придерживаются концепции функционального иммунитета, признается право своих граждан – работников иностранных дипломатических представительств предъявлять в суды иски о защите своих трудовых прав. Однако в отношении исков работников, выполняющих дипломатические и консульские функции, их работодатель вправе ссылаться на иммунитет, поскольку осуществляемые этими работниками функции непосредственно связаны с осуществлением суверенной власти иностранного государства, и, соответственно, только само иностранное государство компетентно решать вопрос о том, кому оно доверяет осуществлять эти функции от его имени.

Тем самым работники, трудовые функции которых не связаны непосредственно с личностью работодателя как суверенного государства, то есть осуществляющие функции, возможные в любой другой сфере деятельности (например, шофер, садовник, повар и т.п.), могут защитить свои права в судебном порядке.

Автор обращает особое внимание на то, что в случае закрепления аналогичной возможности в российском законодательстве следует избежать противоречия с международно-правовыми иммунитетами иностранного дипломатического представительства, предусмотренными Венской конвенцией 1961 года о дипломатических сношениях, и предлагает свой вариант решения данного вопроса, сводящийся к закреплению в трудовом законодательстве для таких категорий работников только возможности взыскания в их пользу компенсаций за нарушение их трудовых прав, но не восстановления на работе.

В третьей главе «Иммунитет собственности государства от принудительных мер по обеспечению иска и по исполнению судебного решения» рассматриваются вопросы, связанные с иммунитетом государственной собственности за рубежом.

Автор обращает внимание на лишенную внутренней логики конструкцию нормы статьи 251 АПК РФ, которая, с одной стороны, может быть истолкована как ограничивающая судебный иммунитет государства, не выступающего в качестве носителя власти, однако, с другой стороны, допускает обращение взыскания на имущество иностранного государства только с согласия его компетентных органов. Автор доказывает, что подобный дуализм регулирования различных видов иммунитета (функциональный характер иммунитета от предъявления иска и от принятия мер по обеспечению иска и абсолютный характер иммунитета от исполнения решения) противоречит мировой практике применения концепции функционального иммунитета. Ограничение иммунитета в первой сфере неизбежно влечет ограничение иммунитета и во второй, иначе право лица, потерпевшего от действий иностранного государства, на судебную защиту обращается в фикцию. Таким образом, законодательное ограничение иммунитета государства от предъявления исков должно сопровождаться и закреплением в гражданско- и арбитражно- процессуальном законодательстве юридической возможности принудительного исполнения решений, принятых по таким искам, и принятия мер по обеспечению этих исков путем наложения ареста на государственное имущество.

В указанной главе предметом детального анализа являются предусмотренные законодательством либо выработанные судебной практикой развитых зарубежных государств конкретные ограничения иммунитета иностранного государства от принудительных мер.

В первую очередь рассматривается такой случай изъятия из иммунитета иностранного государства, как отказ иностранного государства от данного вида иммунитета.

Указывается, что для законодательства Великобритании и ряда других государств, придерживающихся концепции функционального иммунитета, характерно положение о том, что отказ от иммунитета должен быть выражен в письменной форме и прямо предусматривать отказ от иммунитета в отношении именно принудительных мер, а не только от судебного иммунитета в узком смысле этого слова.

В международной практике имеет место и другой подход – отказ от иммунитета от предъявления иска трактуется расширительно, как включающий в себя и отказ от иммунитета от принудительных мер (концепция «подразумеваемого отказа» в судебной практике Швейцарии, Испании и ФРГ).

В этой связи автор обращает внимание на необходимость максимальной юридической точности в формулировках соответствующих международных контрактов между Российской Федерацией и иностранными частными лицами в части отказа Российской Федерации от соответствующих видов иммунитетов.

Автор подробно рассматривает такой случай практического применения концепции ограниченного иммунитета в сфере иммунитета государства и его собственности от принудительных мер, как возможность принятия мер по обеспечению иска и обращения взыскания на имущество иностранного государства, используемое в коммерческих целях.

Автор на многочисленных примерах доказывает, что изъятие из-под действия принципа иммунитета собственности, используемой иностранным государством в коммерческих целях, свойственно всем государствам – приверженцам концепции функционального иммунитета.

В рамках данной главы указывается на отсутствие четкого и недвусмысленного критерия разделения собственности, используемой государством в коммерческих целях и собственности, используемой государством в публично-правовых целях. Отсутствует также единообразное понимание то, что именно надлежит использовать в качестве критерия разграничения коммерческой и некоммерческой собственности – цель действий государства по использованию имущества или юридическую природу таких действий (в последнем случае любое использование денежных средств иностранным государством можно будет толковать как действие сугубо коммерческого характера). Особое внимание в этой связи уделено такому достаточно острому вопросу, как вопрос об иммунитете денежных средств на счете иностранного дипломатического представительства.

В Главе акцентируется внимание на том факте, что в отсутствие в Венской Конвенции о дипломатических сношениях 1961 года прямого упоминания об иммунитете средств на счете иностранного дипломатического представительства судебная практика ряда государств, придерживающихся концепции функционального иммунитета (например, Великобритании и США), идет по пути легитимизации принудительных мер в отношении средств на банковских счетах иностранного посольства либо путем классификации указанного вида имущества с точки зрения гражданско-правовой природы действий государства по распоряжению ими (любое использование денежных средств есть коммерческая сделка, а не акт суверенной власти - Великобритания), либо путем установления факта использования средств (части средств) на счете именно в коммерческих целях (США).

Вместе с тем автор отмечает, что в подавляющем большинстве стран, в том числе и придерживающихся концепции функционального иммунитета, за денежными средствами на счетах иностранного посольства иммунитет признается безо всяких оговорок.

Рассматривается также вопрос об иммунитете собственности такого публично-правового учреждения, как центральный банк иностранного государства, прежде всего – об иммунитете размещенных им в зарубежных банках средств. Указано, что за немногими исключениями (Закон Великобритании 1978 г. об иммунитете государства) для законодательства и судебной практики зарубежных государств, основывающихся на концепции функционального иммунитета, характерен подход к средствам на счетах иностранных центральных банков, используемых для финансирования коммерческих сделок (прежде всего для финансирования выплат по государственным займам) как к частному случаю коммерческой собственности.

Подробно исследован вопрос о различных подходах к вопросу о связи собственности иностранного государства, в отношении которой испрашивается применение принудительных мер, с производством по иску, в рамках которого такие меры испрашиваются.

Указано, что большинство законов о государственном иммунитете и судебная практика зарубежных государств не ставят возможность применения принудительных мер в отношении коммерческой собственности иностранного государства в зависимость от наличия связи такой собственности с предметом иска. Напротив, применение принудительных мер возможно в отношении любой собственности иностранного государства, непосредственно используемой или предназначенной для использования в коммерческих целях на территории государства, где рассматривается иск либо принудительно исполняется судебное решение.

Особое внимание привлечено к тенденции законодательства США на отход от принципа связи между коммерческой собственностью и предметом иска, ранее закрепленного в Законе США об иммунитете иностранных государств 1976 года. Указываются случаи, в которых поправками 1996 года к указанному Закону предусмотрено применение принудительных мер к любой коммерческой собственности иностранного государства вне зависимости от ее связи с предметом иска.

Отмечено также наличие третьего подхода к вопросу о связи коммерческой собственности с иском – привязки решения вопроса о возможности наложения ареста либо обращения взыскания на имущество иностранного государства к вопросу о принадлежности указанного имущества непосредственно тому государственному учреждению, которое является ответчиком в рамках данного гражданского производства. Указанный подход закреплен в ст.19 Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 года.

Завершается Глава кратким анализом положений проекта федерального закона «Об иммунитете иностранного государства и его собственности», регулирующих вопрос об иммунитете иностранного государства от принятия мер по обеспечению иска и от принудительного исполнения решения, и делается вывод о его соответствии основным положениям теории и практики применения концепции функционального иммунитета. Также указывается на необходимость отражения в указанном законе возможности применения принудительных мер при производстве по искам, вытекающим из нарушения прав человека, только в отношении собственности иностранного государства, используемой в коммерческих целях.

В Заключении сформулированы сделанные на основе проведенного в основной части анализа выводы и содержатся рекомендации для законодателя.

По теме диссертационного исследования опубликованы работы:

  1. Силкина И.В. Международно-правовая унификация института иммунитета государства: новые тенденции: статья // Московский журнал международного права. – 2002. – №.4. – 0,6 п.л.;
  2. Силкина И.В. Лица, имеющие право ссылаться на государственный иммунитет: современные тенденции в зарубежной судебной практике: статья // Московский журнал международного права. –2005. – №.1. – 0,6 п.л.

1 Хлестова И.О. Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности // Международный коммерческий арбитраж. 2005, № 4, с.13.

2 Murphy S.D. Nonapplicability of FSIA Exceptions to «Comfort Women // American Journal of International Law. 2003, Vol. 97, No 3, p. 686-688.

3 Caplan L.M. State Immunity, Human Rights, and Jus Cogens: A Critic or the Normative Hierarchy Theory // American Journal of International Law. – 2003. – Vol. 97. – No 4. – P. 744. Bloddget M. Commercial Activity Under the Foreign Sovereign Immunity Act: Gateway to Global Business and Ethics // International Business Law Journal. 2002, No 2, p. 71-73.

4 Эти «нерешенные вопросы существа» перечислены в документе 55-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН А/С.6/55/L.12 от 10 ноября 2000 года.

5 Размещен на официальном сайте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. URL: http://duma.gov.ru . Последнее посещение 31 мая 2007 года.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.