авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Актуальные проблемы иммунитета иностранного государства и его собственности в международном частном праве

-- [ Страница 2 ] --

1. Современной мировой тенденцией развития международного частного права является эрозия традиционных представлений о государственном иммунитете как о полном неподчинении действий государства юрисдикции иностранных судебных органов. В современном международном частном праве государственный иммунитет приобретает функциональный характер, сокращаются сферы деятельности государства, изымаемые из-под юрисдикции иностранных судов. Для разграничения сфер деятельности государства, пользующихся и не пользующихся иммунитетом, определяющее значение имеет характер деятельности государства, а не цель такой деятельности.

2. В рамках концепции функционального иммунитета представляется возможным обеспечить баланс частных и публично-правовых интересов путем четкого законодательного разграничения между сферой суверенной деятельности государства (действия, совершаемые de jure imperii) и сферой его несуверенной деятельности (действия, совершаемые de jure gestionis). Однако и при классификации действий государства как действий de jure imperii следует исходить из примата соблюдения прав человека и не распространять действие иммунитета, в частности, на случаи предъявления гражданско-правовых исков, вызванных применением пыток или иным нарушением прав человека, и исполнения решений по таким искам.

3. Функциональный характер юрисдикционного иммунитета государства с неизбежностью ведет к такому же функциональному характеру иммунитета собственности государства от мер обеспечения иска и принудительного исполнения судебных решений, иными словами, в тех сферах деятельности, в которых государство не вправе претендовать на иммунитет от предъявления иска к нему в суде иностранного государства, оно не вправе претендовать на иммунитет от принудительных мер в отношении его собственности в связи с таким иском.

Практическая значимость исследования состоит в следующем:

- проведенный анализ зарубежных правовых актов, судебной практики, международных документов в этой области, раскрывающий как их достоинства, так и серьезные недостатки, может послужить дополнительным источником информации для законодателя при разработке проекта федерального закона об иммунитете государства;

- исследование и его результаты могут быть использованы в научной и учебной работе в системе МИД России, в системе РАН и в высших учебных заведениях Минобразования России;

- анализ существующего иностранного законодательства и новейшей иностранной судебной практики может послужить дополнительным источником информации в случае предъявления иска в иностранном суде к российскому государству или ареста российской собственности за рубежом;

- кроме того, содержащиеся в Заключении настоящей работы практические выводы могут быть приняты к сведению при решении вопроса о целесообразности или нецелесообразности присоединения Российской Федерации к конкретным международным договорам, регулирующим вопросы государственного иммунитета, а также при включении условий об отказе от иммунитета в соглашения Российской Федерации с иностранными частными лицами (например, в соглашения о разделе продукции).

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре международного частного и гражданского права Московского государственного института международных отношений (Университет) МИД России. Положения диссертации нашли отражение в публикациях автора.

Структура и содержание работы

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных нормативно-правовых источников и литературы.

Во введении обосновывается тема исследования, его цель и задачи, актуальность и научная новизна исследования, основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Определение государственного иммунитета, концепции государственного иммунитета, развитие концепций государственного иммунитета» дается определение иммунитета государства, указываются его виды (судебный иммунитет в узком смысле слова, иммунитет от обеспечения иска и иммунитет от принудительного исполнения судебных актов), характеризуются концепции абсолютного и ограниченного (функционального) иммунитета.

Автор исходит из классического для отечественной и зарубежной правовой доктрины (в том числе и для приверженцев концепции функционального иммунитета) понимания проблематики иммунитета государства в международном частном праве как проявления действия юридической максимы par in parem non habet jurisdictionem (равный над равным не имеет юрисдикции), отражающей статус равенства, присущий суверенным государствам в международном праве.

Иммунитет государства и его собственности заключается в изъятии (освобождении) иностранного государства от юрисдикции судебных органов власти любого другого государства и включает в себя собственно судебный иммунитет (иммунитет от предъявления иска частного лица к суверенному государству в суде другого государства), иммунитет от принудительных мер по обеспечению иска и иммунитет от мер по принудительному исполнению судебного решения, вынесенного против иностранного государства.

В теории и практике различных государств иммунитет государства и его собственности может восприниматься как абсолютный (исключающий возможность привлечения иностранного государства в судебный процесс или применения принудительных мер по отношению к его собственности иначе как с согласия самого такого государства) либо как функциональный или ограниченный (отрицающий иммунитет государства и его собственности в отношении требований, вытекающих из деятельности государства как «коммерсанта», как частного лица).

В рамках настоящей Главы подробно анализируются основные теоретические конструкции обеих концепций, указывается на принципиальную несовместимость подходов сторонников концепций абсолютного иммунитета и функционального иммунитета к разрешению вопроса о пределах действия судебных иммунитетов.

Перечислены и охарактеризованы основные этапы развития концепции функционального иммунитета:

- первый этап (90-е гг. ХIХ в.) характеризуется попытками доктринального формулирования основных позиций указанной концепции;

- второй этап (20-е гг. ХХ в.) представляет собой реакцию судебной практики капиталистических государств на возникновение первого в мире социалистического государства (СССР), провозгласившего государственную монополию внешней торговли;

- третий этап (70-90 гг. ХХ в.) характеризуется принятием в ряде стран законов об иммунитете государства, базирующихся на концепции функционального иммунитета и представляющих собой реакцию на действия развивающихся государств в качестве субъектов международной торговли и на их политику в отношении иностранных инвесторов;

- четвертый этап (с конца 90-х гг. ХХ в.) характеризуется все более сильной тенденцией к отрицанию иммунитета государства в столь чувствительной сфере, как гражданско-правовые иски, вытекающие из нарушения иностранным государством прав человека.

Указаны наиболее уязвимые места концепции функционального иммунитета, прежде всего – отсутствие четкого критерия деления действий государства на действия de jure imperii и действия de jure gestionis.

Далее следует обзор источников правового регулирования иммунитета иностранных государств в международном частном праве, прежде всего, Великобритании, США, Франции, ФРГ, России и др. Вместе с тем, автор счел необходимым предварить анализ современных источников кратким историческим очерком, в котором описывается эволюция правовых взглядов на проблему государственного иммунитета в вышеуказанных зарубежных странах в ХIХ-ХХ в.в. (до принятия в США Закона об иммунитете иностранных государств в 1976 г.).

В частности, отмечается, что для стран англосаксонской системы права изначально была характерна приверженность концепции абсолютного иммунитета. Указанная концепция была сформулирована в решениях судов по искам, вытекающим из торгового мореплавания с участием кораблей, принадлежащих иностранному государству (в Англии - дело «Parlement Belge» (1886 год), в США – дело «The Schooner Exchange» (1812 год)).

На основании подробного историко-правового анализа эволюции практики английских судов показано постепенное «накопление» в судейском корпусе критической массы недовольства указанной концепцией, выражавшегося на протяжении ряда лет в особых мнениях судей, не согласных с решением, принятым большинством, и закончившееся фактическим переходом на позиции функционального иммунитета, начиная с судебного прецедента по делу «The Philippine Admiral» (1976 г.), то есть еще до принятия Закона об иммунитете государства 1978 года, законодательно закрепившего «торжество» концепции функционального иммунитета.

При анализе эволюции судебной практики США в данном вопросе большое место уделено исторической роли заключений Государственного департамента по вопросу об иммунитете конкретного государства в рамках конкретного спора, представлявшего собой по сути форму политического вмешательства исполнительной власти, предопределявшего собой исход судебного процесса.

Предпринят также исторический экскурс в отношении судебной практики других государств, причем как колебавшихся между концепциями абсолютного и функционального иммунитета (Франция, ФРГ), так и сразу однозначно вставших на позиции функционального иммунитета (Италия).

Дана общая характеристика развития советского и российского законодательства об иммунитете иностранного государства и его собственности, отмечено, что при различии в формулировках соответствующих законодательных актов принцип абсолютного иммунитета иностранного государства проводился достаточно последовательно, что в целом отвечало тем политическим задачам, которые стояли перед Советским государством на данном историческом этапе.

Далее предметом рассмотрения оказывается современное состояние правового регулирования иммунитета иностранного государства и его собственности по АПК РФ 2002 года (ст. 251) и по ГПК РФ 2003 года (ст. 401).

При анализе нормы ст. 251 АПК РФ отмечается тенденция к отходу от позиций абсолютного иммунитета, поскольку иммунитет от предъявления иска и от мер по обеспечению иска представляется только государству, «выступающему в качестве носителя власти». Подвергается критике непоследовательность законодателя в данном вопросе (отсутствие в АПК РФ критериев, по которым арбитражный суд может квалифицировать иностранное государство как выступающее в конкретном правоотношении в «несуверенном» качестве, отказ законодателя установить одинаковый правовой режим для всех видов иммунитетов, включая иммунитет от исполнения решения).

Делается вывод о различии в подходах АПК РФ и ГПК РФ к вопросу об иммунитете государства: приверженность разработчиков ГПК РФ концепции абсолютного иммунитета ставит истцов в гражданском процессе в заведомо дискриминационное положение по сравнению с истцами в процессе арбитражном.

Анализируются также положения иных федеральных законов, предусматривающих возможность ограничения иммунитета Российской Федерации в отношениях с участием иностранных частных лиц.

Подробно разбирается проект федерального закона «Об иммунитете иностранного государства и его собственности», указываются его сильные стороны и недостатки (недостаточно четкая формулировка принципа взаимности, неясный правовой статус заключений МИД России по вопросу об иммунитете иностранного государства в конкретном судебном процессе).

Следом за российском законодательством предметом исследования становятся Закон США об иммунитетах иностранных государств 1976 года и Закон Великобритании об иммунитете государства 1978 года и новейшая судебная практика, сложившаяся в этих странах за последние 15 лет.

Специально обращается внимание на новейшие тенденции регулирования иммунитета в США в свете поправок 1996 года к Закону об иммунитетах иностранных государств (отрицание иммунитета государств, поддерживающих терроризм) и прецедента по делу Altmann v. Republic of Austria (придание указанному Закону обратной силы).

Помимо национальных правовых источников, предметом анализа являются также и международные договоры, регулирующие пределы действия принципа государственного иммунитета в отношениях между их участниками – Брюссельская конвенция 1926 года об иммунитете государственных морских судов и Европейская конвенция 1972 года об иммунитете государств и Дополнительный протокол к ней. Кроме того, проанализирована Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 года. При этом определенное внимание уделено истории разработки указанной Конвенции с целью объяснить происхождение наиболее спорных ее положений, так называемых «нерешенных вопросов существа», которые затем подробно рассматриваются в рамках Главы II.

В рамках Главы I все вышеперечисленные нормативные акты национально-правового и международно-правового уровня не рассматриваются детально: описывается структура указанных актов и дается их самая общая характеристика, предметом же подробного анализа конкретные положения законодательных актов и международных договоров становятся в Главах II и III.

Во второй главе «Пределы действия принципа государственного иммунитета» анализируются наиболее острые проблемы в области иммунитета государства, очередность рассмотрения которых соответствует порядку изложения так называемых «вопросов существа» в Конвенции о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 года: так, в первую очередь рассмотрен вопрос об обладателях иммунитета, то есть о том, какие лица помимо государства как особого субъекта права вправе ссылаться на иммунитет в гражданском процессе. В этой связи анализируется проблема иммунитета применительно к государственным органам, предприятиям и компаниям с участием государства и т.д.

В то время как в законодательстве и судебной практике распространение государственного иммунитета на главу государства, центральное правительство страны и его органы (министерства, ведомства и другие центральные органы исполнительной власти) никогда не вызывало сомнений, вопрос об иммунитете составных частей федеративного государства в рамках различных правовых систем решается по-разному.

Констатируется наличие следующих подходов к решению данного вопроса: отрицание иммунитета за субъектом федеративного государства (континентальная Западная Европа), однозначное признание за субъектом федерации права на иммунитет (США), признание за субъектом федерации иммунитета при осуществлении им публичных функций (Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств), распространение действия иммунитета на субъект иностранного федеративного государства на основании отдельного акта правительства государства, в котором происходит разбирательство (Великобритания), либо в силу специального уведомления от такого федеративного государства – участника Европейской конвенции 1972 года.

Отмечается, что в отличие от субъектов федеративного государства автономии в большинстве случаев иммунитетом не пользуются (исключение – Закон США об иммунитете иностранных государств 1976 года). Однозначно не признается иммунитет за территориальными подразделениями унитарных государств и органами местного самоуправления.

Проанализировано понятие «самостоятельного образования» («separate entity») по английскому законодательству об иммунитете и «агентства» («agency») иностранного государства по законодательству США.

Указано на наличие сходного смыслового содержания указанных терминов – в США и в Великобритании в большинстве случаев под указанные категории подпадает организация, наделенная отличной от государства правосубъектностью и занимающаяся преимущественно коммерческой деятельностью.

Доказывается, что универсальным критерием, по которому определяется, может ли то или иное лицо претендовать на государственный иммунитет, является не столько его статус, сколько характер выполняемых им функций. В принципе, даже принадлежащее иностранному государству предприятие, учреждение или компания, классифицируемые как «агентство» в США, и как «самостоятельное образование» в Англии, смогут претендовать на предоставление им иммунитета, если докажут, что, по крайней мере, применительно к обстоятельствам данного спора они были наделены публичными функциями и действовали в осуществление делегированных им суверенных полномочий (хотя на практике, конечно, такие случаи чрезвычайно редки).

Обращается внимание на недавнее распространение судебной практикой США действия иммунитета на дочерние общества компаний, принадлежащих иностранному государству (дело Dole Food Company v. Patrickson (2002 год)).

Эта же Глава посвящена и исследованию наиболее распространенных изъятий из принципа государственного иммунитета. Прежде всего, анализируется такой случай изъятия из принципа иммунитета, как отказ государства от одного из видов иммунитета или от всех трех сразу, проблема «подразумеваемого отказа» и тесно связанная с ней проблема иммунитета государства от встречного иска.

Отказ государства от иммунитета означает его добровольно выраженное согласие на подчинение спора с иностранным частным лицом иной юрисдикции, чем его собственная.

Отказ государства от иммунитета признается в качестве обоснования возможности предъявления иска к государству и применения к нему мер по обеспечению иска и по принудительному исполнению судебного решения как в теории абсолютного иммунитета, так и в теории ограниченного (функционального) иммунитета.

Как правило, такое согласие может быть выражено в международном договоре, в письменном контракте, на котором основываются требования истца, или в заявлении уполномоченного представителя иностранного государства на судебном разбирательстве по конкретному делу.

Отмечается, что далеко не каждое процессуальное действие иностранного государства может быть истолковано как отказ от иммунитета – в этом вопросе судебная практика исследуемых стран единодушна в том, что вступление государства в процесс с целью заявить о своем иммунитете или иным образом исключить рассмотрение дела по существу не может быть тождественно отказу от иммунитета.

При рассмотрении проблематики «подразумеваемого отказа» по праву США обращено внимание на ее связь с проблематикой международного коммерческого арбитража.

Обращается внимание на то, что подчинение иностранного государства юрисдикции судов США в данном случае означает не возможность предъявления иска к нему по существу спора, а лишь компетенцию американских судов по спорам, касающимся действительности, толкования и применения арбитражного соглашения, а также в отношении ходатайств о принудительном исполнении арбитражного решения. Сходный подход к ограничению иммунитета иностранного государства в вопросах международного коммерческого арбитража нашел свое отражение в британском Законе о государственном иммунитете 1978 года и в Конвенции ООН 2004 года.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.