авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |

Международно-правовые основания регулирования россией судоходства по северному морскому пути

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Буник Иван Владимирович

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ РЕГУЛИРОВАНИЯ РОССИЕЙ СУДОХОДСТВА

ПО СЕВЕРНОМУ МОРСКОМУ ПУТИ

Специальность 12.00.10 – Международное право. Европейское право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2007

Диссертация выполнена на кафедре международного права Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России.

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Вылегжанин Александр Николаевич
Официальные оппоненты: заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Мелков Геннадий Михайлович
кандидат юридических наук Орешенков Александр Михайлович
Ведущая организация: Военный Университет Министерства Обороны Российской Федерации

Защита состоится «___» сентября 2007 г. в __ ч. __ мин. на заседании Диссертационного совета Д.209.002.05 по юридическим наукам в Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России по адресу: 119454, Москва, проспект Вернадского, д. 76.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России.

Автореферат разослан «___» июня 2007 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

доктор юридических наук, профессор Е.Я.Павлов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В науке международного права уделяется внимание анализу правового режима Арктики, правового режима судоходства в арктических водах, защите арктической окружающей среды. При этом с разных позиций раскрывается юридическое содержание терминов «Арктика» и «арктический сектор», не одинаково оцениваются соответствующие правовые концепции, их отражение в международно-правовых актах. Значительный и юридически многообразный вклад в исследование правового режима Арктики внесли отечественные ученые1. Тем не менее, до сих пор не проводилось специального исследования проблем международно-правового обоснования регулирования Россией судоходства по Северному морскому пути, тем более в контексте современного правового режима Арктики. Об актуальности таких проблем свидетельствует и обострение правопритязаний государств в районах высокоширотной Арктики (за пределами 200 миль от исходных линий арктических государств), обусловленное, в свою очередь, открывающимися по мере развития технологий возможностями освоения углеводородов арктического шельфа, а также объективной тенденцией к интенсификации арктического судоходства, проявлением феномена таяния арктических льдов и т.д.2

Северный морской путь, проходящий вдоль арктических берегов России от Кольского залива на западе и до Берингова моря на востоке, является главным национальным морским путем России в Арктике, существенным компонентом экономики Крайнего Севера, России в целом, важнейшим связующим звеном между районами России, примыкающими к Северному Ледовитому океану, а также между Дальним Востоком России и западными районами страны.

Существуют потенциальные возможности использования Севморпути и для международных перевозок между странами Европы, Азии и Америки.3

Отдаленность окраинных сибирских морей от мировых торговых путей, характерные для них сложные ледовые условия, необходимость вкладывать крупные средства в освоение северной навигации в ледовых условиях, сложившаяся в силу этих обстоятельств «закрытость» трасс Севморпути по действовавшему законодательству СССР обусловили то, что эти трассы практически никогда не использовались для международного судоходства. Советское законодательство было единственным предметно разработанным источником правового регулирования судоходства по Севморпути. Кроме того, безопасность судоходства в арктических морях зависит от функционирования отечественных полярных станций, профессиональных служб, обеспечивающих безопасность ледовой навигации. Существенными являются также обстоятельства исторического характера, связанные с вкладом российского, советского государства в исследование пространств Арктики, материковых, островных, подледных и надледных земель, в освоение Севморпути, его навигационно-гидрографическое, иное оснащение как транспортной магистрали.

Существенная особенность Севморпути состоит и в том, что, в отличие от большинства транспортных коммуникаций, Севморпуть не имеет единой фиксированной судоходной трассы. В течение года Севморпуть перемещается на значительные расстояния в широтном направлении. При этом большая часть трасс располагается в пределах исключительной экономической зоны, территориального моря либо внутренних вод России, т.е. проходит в пространствах, подчиненных ее суверенитету и юрисдикции. Отдельные участки трасс Севморпути в тот или иной период времени пролегают за пределами исключительной экономической зоны России в Арктике.

После распада СССР все более настойчиво в западной международно-правовой доктрине продвигаются идеи и предложения об «интернационализации» высокоширотной Арктики, о преобразовании исторически сложившихся национальных арктических судоходных путей России и Канады (Севморпути и Северо-Западного прохода) в «традиционные» международные морские пути.4 Отечественное арктическое законодательство, прежде всего Постановление Президиума ЦИК СССР 1926 г., считавшееся в течение десятилетий признаваемым и соответствующим международному праву, квалифицируется теперь США как «территориальные притязания».5 Проамериканский подход, нацеленный на ревизию статуса Арктики, на интернационализацию ее высокоширотной части, был, как показывают документы, в период Президента Б.Н.Ельцина поддержан по ряду позиций некоторыми бывшими руководителями Министерства иностранных дел России.

В 2005 г. четко проявлен иной подход: заместитель председателя Государственной Думы России А.Н.Чилингаров и Председатель научно-экспертного совета Морской коллегии при Правительстве РФ академик РАН А.Г.Гранберг подчеркивают значимость Северного морского пути как законодательно регулируемой только Россией транспортной коммуникации, хотя и открытой – при соблюдении российского законодательства – для судов не только под флагом России, но и других стран для грузопотоков в Западную Европу и в обратном направлении. Отмечен потенциальный рост значения Севморпути по мере освоения масштабных месторождений шельфовых районов России в Арктике. В отношении призыва газеты «Нью-Йорк Таймс» проводить «жесткую линию в вопросе пересмотра секторального принципа», заместитель председателя Государственной Думы России заметил, что «никому не запрещается мечтать и хотеть».6

В мае 2007 г. на совместном заседании Президиума Государственного совета и Морской коллегии при Правительстве России в Мурманске отмечены, во-первых, необходимость рассмотрения предложений «по модернизации арктической транспортной системы», в том числе «арктических портов, транспортного и ледокольного флота», при этом специально было отмечено значение «обеспечения плавания в районе Северного морского пути»; во-вторых, фактор роста с каждым годом роли «морского транспорта в освоении нефтегазовых месторождений» в Арктике; в-третьих, подчеркнута необходимость учитывать уязвимость природы и «принимать меры для сохранения экологического баланса в этом регионе».7

Об актуальности выявления международно-правовых оснований регулирования Россией судоходства по Северному морскому пути свидетельствует и последовательность Канады в деле подтверждения на протяжении десятилетий ее права регулировать судоходство и иную хозяйственную деятельность в арктическом секторе Канады, созданном законодательными актами 1906–1925 гг.

Степень научной разработанности проблемы.

Теоретическую основу диссертации составляют работы отечественных специалистов, посвященные общим проблемам международного права, территории, а также по статусу Арктики, прежде всего, Барсегова Ю.Г., Верещетина B.C., Вылегжанина А.Н., Гуреева С.А., Дурденевского В.Н., Жудро А.К., Иванова Г.Г., Каламкаряна Р.А., Капустина А.Я., Клименко Б.М., Кожевникова Ф.И., Колодкина А.Л., Колосова Ю.М., Копылова М.Н., Коровина Е.А., Крылова С.Б., Кулебякина В.Н., Лахтина В.Л., Лазарева М.И., Лукашука И.И., Малеева Ю.Н., Мелкова Г.М., Мовчана А.П., Молодцова С.В., Паламарчука П.Г., Саваськова П.В., Талалаева А.Н., Тимченко Л.Д., Тункина Г.И., Шестакова Л.Н., Шинкарецкой Г.Г., Эфендиева О.Ф и других. В работе учтены также современные исследования российских юристов по конкретным вопросам правового режима пространств Арктики (Барцица И.Н., Михиной И.Н., Орешенкова А.М., Сокиркина В.А. и др.), а также работы зарубежных авторов: Д.Фаранда, У.Батлера, Р.Хьюбера, Я.Броунли, Р.Вольтрена, Г.Кельзена, Ч.Хайда, П.Фошиля, Д.Миллера, М.Мутона, Дж. Клотца, С.Смедаля, А.Пелле, П.Дайе, и других.

Цели и задачи исследования. Цель настоящего исследования заключалась в выявлении имеющихся в современном международном праве оснований принятия и применения Россией законодательства о судоходстве по Северному морскому пути.

Достижение поставленной цели осуществлялось путем решения следующих задач:

– проведение общего обзора применимого к Арктике права, международного и национального, а также сопоставление концепций ее современного правового режима;

– выявление международно-правовой позиции Канады в отношении Арктики, обоснования Канадой своих прав на ее арктический сектор, включая исторический титул; характеристика обоснований Канадой правомерности законодательного регулирования ею судоходства по Северо-Западному проходу; выявление возможностей использования Россией такого международно-правового опыта;

– проведение современной международно-правовой оценки действующего законодательства России, применимого к судоходству по Северному морскому пути;

– выработка теоретических рекомендаций к разработке концепции и проекта нового акта арктического законодательства России Федерального закона «О Северном морском пути».

Предметом исследования является комплекс норм международного и национального права, применимых к судоходству в Арктике.

Методы диссертационного исследования. При написании работы применялись следующие методы исследования: общенаучный, формально-логический, диалектический, исторический, метод сравнительно-правового анализа.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в отечественной науке на уровне диссертационного исследования выявлены имеющиеся в современном международном праве возможности регулирования Россией отечественного и иностранного судоходства по Северному морскому пути, включая введение обязательных предписаний, природоохранных требований, ограничений и запретов.

В диссертации разработаны и выносятся на защиту следующие основные положения:

1. Интересам России не отвечает интернационализация высокоширотных районов Арктики (находящихся за 200-мильным расстоянием от исходных линий вдоль побережья России в Северном Ледовитом океане), и, соответственно, позиция, согласно которой Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. является единственным и главным источником права, применимым к Арктике. Исторически правовой режим Арктики сформировался не на основе международных договоров, а на основе национального законодательства арктических государств, прежде всего России и Канады, имеющих самое протяженное арктическое побережье. Материалы Третьей Конференции ООН по морскому праву, в т.ч. Заключительный акт этой Конференции, не дают оснований считать, что скованные льдами высокоширотные районы Арктики вопреки воле арктических государств следует отождествлять с конвенционным понятием «моря и океаны»; в сопоставлении с конвенционным режимом морских пространств (lex generalis), правовой режим Арктики в силу обычных норм международного права представляет собой lex specialis.

2. «Жесткая» доктринальная интерпретация концепции арктических секторов советского периода (сектор – как часть государственной территории) в условиях современного международного права не реалистична. Востребована реалистическая интерпретация этой концепции, опирающаяся не только на русско-английскую конвенцию 1825 г., русско-американский договор об уступке Аляски 1867 г., ноту МИД от 20 сентября 1916 г, Постановление Президиума ЦИК от 15 апреля 1926 г., но и на современную договорно-правовую практику Канады. В развитой канадскими и отечественными учеными природоохранной интерпретации эта концепция реально противостоит американскому подходу к интернационализации высокоширотной Арктики, соответствует современному международному праву. Согласно этой концепции: (а) подразумевается не суверенитет над арктическим сектором, а лишь право осуществлять специальную национально-законодательную юрисдикцию, прежде всего в целях предотвращения загрязнения окружающей среды; (б) эта специальная юрисдикция правомерна в контексте экологизации международного правосознания и современного состояния международного экологического права; (в) осуществление такой целевой юрисдикции Канадой и Россией признается государствами (фактическое поведение, молчаливое согласие, международные договоры Канады).

3. Для международно-правового обоснования права России законодательно регулировать судоходство по Севморпути исключительное значение имеет детальный учет канадского правового опыта. На уровне международного правосознания складывается согласие большинства государств мира с осуществлением Канадой национально-законодательного регулирования в отношении любой хозяйственной деятельности в пределах канадского арктического сектора – прежде всего, в целях защиты окружающей среды и в отношении обеспечения выполнения мер такого регулирования. Международно-правовая позиция Канады по Арктике, в отличие от позиции США, соответствует интересам России; России целесообразно поддерживать этот канадский опыт отстаивания прав на целевую юрисдикцию в арктическом секторе.

4. С точки зрения международно-правовых оснований регулирования Россией судоходства по Севморпути значение имеет также фактическое признание прав России на исторические моря и заливы в пределах российского арктического сектора. На протяжении десятилетий существует «общая терпимость» большинства государств мира, их молчаливое согласие со сложившимся правовым режимом этих морей, отсутствие возражений со стороны такого большинства против выполняемых здесь Советским Союзом / Россией административных и иных функций. Все иностранные суда подчинялись административным указаниям, даваемым российскими государственными органами, ответственными за обеспечение безопасности судоходства в пределах таких морей и заливов.

5. В силу последствий применения принципа «эстоппель» недопустимы какие-либо юридически значимые действия Российской Федерации, которые можно истолковать как отказ от исполнения Постановления Президиума ЦИК СССР 1926 г., от исторически сложившихся прав России в ее арктическом секторе. Молчаливое согласие со стороны большинства государств мира с исполнением этого правового акта в течение нескольких десятилетий, в том числе в части установления в советский период порядка допуска иностранных судов на трассы Северного морского пути, означает и фактическое поддержание здесь национально-законодательного порядка. Желательны подтверждения, по возможности и на договорно-правовом уровне, таких прав России в пространствах Арктики.

6. В рамках развития современного законодательного регулирования судоходства по Севморпути целесообразен отказ от прежней линии на ограничение иностранного судоходства по Севморпути; напротив, интересам России соответствует законодательное облегчение такого судоходства – при незыблемости подчинения иностранных судов российскому законодательному регулированию, прежде всего для целей защиты окружающей среды, распространения на всех пользователей, в том числе иностранных, финансового бремени по навигационно-гидрографическому и техническому обустройству Севморпути. Эти правовые новации целесообразно отразить в новом акте арктического законодательства страны Федеральном законе «О Северном морском пути».

7. Концепция проекта этого отправного современного законодательного акта России об Арктике должна прежде всего соответствовать нынешнему состоянию международного права окружающей среды и практике его исполнения. На такой основе возможно более жесткое национально-законодательное регулирование Россией прохода судов, в т.ч. иностранных, по трассам Северного морского пути; обеспечение выполнения мер такого регулирования; определение связанных с эксплуатацией Северного морского пути конкретных конструктивных, технических, иных нормативов судов в целях предотвращения загрязнения окружающей среды; обеспечение неотвратимости ответственности судовладельцев за такое загрязнение, независимо от государства флага и формы собственности; обеспечение безопасности прохода по Севморпути, ясности и стабильности законодательных правил такого прохода, его экономической привлекательности (в том числе посредством создания, например, порто-франко в западном и восточном районах Севморпути).

Теоретическая и практическая значимость исследования. Содержащиеся в настоящей работе выводы, систематизированная информация, обобщения, рекомендации могут быть использованы в качестве теоретической и практической помощи специалистам в области международного права. Результаты научного анализа в диссертации канадского договорно-правового опыта и законодательства могут быть использованы в работе по совершенствованию законодательства России об Арктике. Материалы настоящего диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе в высших учебных заведениях.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.