авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Применение видеоконференцсвязи в уголовном судопроизводстве россии и зарубежных стран (сравнительно-правовое исследование)

-- [ Страница 3 ] --

Уголовный кодекс Канады (ст. 650) предусматривает возможность участия обвиняемого в процессе судебного разбирательства «посредством кабельного телевидения или любыми другими средствами, которые позволяют суду и обвиняемому участвовать в одновременной визуальной связи и устном общении для любой части процесса»4. В законе также предусмотрена дача свидетельских показаний посредством данной технологии. При этом случаи, при которых могут быть истребованы показания таким образом четко урегулированы в законе: местоположение и личные обстоятельства свидетеля; затраты, которые будут понесены в случае физического участия свидетеля на процессе; природа ожидаемых показаний.

Финские законодатели также определили в Законе о судопроизводстве по уголовным делам случаи получения свидетельских показаний:

1) заслушиваемый не может явиться лично на основное судебное заседание ввиду болезни или по иной причине, или же его личное присутствие на основном судебном заседании станет источником чрезмерных расходов или принесет чрезмерный вред по сравнению со значимостью доказательств;

2) достоверность показаний заслушиваемого можно надежно оценить без его личного присутствия на основном судебном заседании;

3) такая процедура необходима для защиты жизни или здоровья самого заслушиваемого или близкого ему лица;

4) заслушиваемому еще не исполнилось 15 лет или у него имеются психологические отклонения.

Кроме того, Законом Финляндской Республики о мерах процессуального принуждения применение видеоконференцсвязи возможно при решении вопроса об избрании меры пресечения в виде ареста.

Основное предназначение данной телекоммуникационной технологии в уголовном процессе Великобритании, Италии, Эстонии заключается в получении свидетельских показаний, а также в обеспечении участия лица, содержащегося под стражей, в судебном разбирательстве.

Подобный перечень случаев проведения дистанционного допроса посредством видеоконференцсвязи содержит Уголовно-процессуальный кодекс Эстонии.

В Закон Великобритании об уголовном правосудии 2003 г. включена самостоятельная часть, посвященная вопросам дистанционной дачи свидетельских показаний.

Видеоконференцсвязь также используется в уголовном судопроизводстве с участием несовершеннолетних свидетелей и потерпевших.

В целях всестороннего применения видеоконференцсвязи в уголовном процессе в Великобритании более 50 госпиталей оборудованы подобной системой для обеспечения дачи показаний больными и инвалидами. Подобными системами оборудуются полицейские участки и адвокатские конторы.

Применение видеоконференцсвязи в уголовном судопроизводстве в Италии было в первую очередь внедрено при рассмотрении уголовных дел в отношении «мафии» в целях обеспечения безопасности участников процесса.

Впоследствии нормы, предусматривающие использование видеоконференцсвязи, были закреплены в УПК Италии и охватили следующие случаи:

участие в дебатах (ст. 146 bis УПК Италии) – в случае, когда уголовное дело квалифицировано по ст. 51/3 bis УК Италии5 (незаконный оборот наркотических средств, в том числе преступной группой («мафией»); для защиты участников судебного разбирательства; во избежание задержек с доставкой лиц, находящихся под стражей в зал судебного заседания; если в отношении лица, содержащегося под стражей, применялся специальный режим, предусмотренный ст. 41 bis Уголовно-исполнительным законом Италии;

в совещательной комнате судей – в случае, кода судье/судьям необходимо повторное/дополнительное рассмотрение материалов дела, исследование доказательств или заслушание свидетельских показаний по делу; предварительного судебного заседания; обсуждения вопросов, связанных с исполнением наказания; рассмотрение надзорных производств;

для обеспечения защиты допрашиваемого лица (в том числе и обвиняемого) – в случае, когда такое лицо в соответствии со ст. 51/3 bis УПК Италии подпадает под специальную программу по защите; если такое лицо приняло меры к физическому изменению внешности.

Применение видеоконференцсвязи в уголовном судопроизводстве Новой Зеландии содержится в Законе о доказательствах. Такую норму можно рассматривать в качестве универсальной для данного государства, поскольку в других законах по вопросу применения видеоконференцсвязи делается только ссылка на нее. В соответствии с этой нормой суд Новой Зеландии может получить доказательства и материалы по видеосвязи и телефонной конференции из Австралии.

При этом необходимыми условиями выступают: 1) подача заявления одной из сторон процесса; 2) наличие необходимых средств и оборудования для организации видеосвязи; 3) факт того, что представление доказательств или материалов в ходе судебного разбирательства более удобно осуществить посредством видеосвязи.

Примечательно, что Уголовно-процессуальный закон Австралии содержит лишь обобщенную формулировку о возможности применения телекоммуникаций для общения между участниками уголовного процесса.

Более детальная законодательная регламентация, касающаяся применения видеоконференцсвязи, предусмотрена Уголовным кодексом Австралии и только в отношении заслушивания свидетелей, проживающих или находящихся на территории иностранного государства, посредством видеосвязи, по уголовным делам о сексуальных преступлениях в отношении детей (ст. 272), детской порнографии (ст. 273), а также террористической направленности (часть IAE УК Австралии).

Интенсивно внедряться и широко применяться в судах Индии видеоконференцсвязь начала только в 2003 году. Основной предпосылкой к этому послужила не финансовая и временная экономия судебного разбирательства (по примеру многих европейских государств), а острая нехватка сотрудников полиции, обеспечивающих конвоирование подсудимых/осужденных в зал судебного разбирательства. Сегодня видеоконференцсвязь применяется в основном: 1) в целях получения свидетельских показаний; 2) в целях обеспечения участия лица, находящегося в месте лишения свободы.

Кроме того, Законом Индии о доказательствах установлено, что доказательствами считаются сведения, полученные посредством видеоконференцсвязи.

Широкому внедрению систем видеоконференцсвязи в пенитенциарных учреждениях многих штатов Индии послужили следующие предпосылки:

- необходимость обеспечения общественной безопасности и исключение случаев побегов заключенных при конвоировании в зал судебных заседаний;

- непосредственное участие в судебных процессах (в соответствии с требованиями УПК Индии около 75% лиц, находящихся в местах лишения свободы, должны лично участвовать ходе судебного разбирательства);

- предупреждение и исключение гибели лиц, находящихся под стражей, вследствие антисанитарии и переполненности помещений;

- экономия финансовых затрат;

- уменьшение сроков судебных разбирательств.

Анализ уголовно-процессуального законодательства государств – участников Содружества Независимых Государств (далее – СНГ) на предмет возможности применения видеоконференцсвязи позволил автору сформулировать следующие научные положения.

Уголовно-процессуальные кодексы (далее – УПК) всех государств – участников СНГ содержат положения, предусматривающие применение технических средств в сфере уголовного судопроизводства. Перечень таких средств четко определен лишь в УПК Республики Армения. В УПК остальных стран Содружества круг технических разработок, применение которых допустимо в уголовном процессе, не обозначен.

Вместе с тем уголовно-процессуальное законодательство Республики Беларусь, Республики Казахстан и Украины предусматривает применение видеоконференцсвязи.

В законодательстве Республики Беларусь нормы, непосредственно регламентирующие применение данной телекоммуникационной разработки в уголовном процессе, отсутствуют. Однако ст. 68 УПК Республики Беларусь, регламентирующую порядок освобождения от явки в судебное заседание, возможно рассматривать в качестве правовой основы применения видеоконференцсвязи в уголовном процессе.

В УПК Казахстана нормативно закреплено дистанционное участие посредством видеоконференцсвязи в ходе судебного разбирательства апелляционной и кассационной инстанций.

Наиболее прогрессивной, по мнению автора, является правовая регламентация рассматриваемой телекоммуникационной технологии в законодательстве Украины. В УПК Украины детально регламентированы случаи и условия применения видеоконференцсвязи, как на стадии судебного производства, так и при производстве следственных действий на стадии досудебного расследования (допрос, опознание).

На основе проведенного анализа правовых норм российского и зарубежного законодательства автором сформулированы предложения по правовой регламентации применения видеоконференцсвязи в сфере уголовного судопроизводства.

Глава 2 «Процессуальные механизмы применения видеоконференцсвязи при оказании правовой помощи по уголовным делам и доказательственное значение полученной информации» посвящена применению видеоконференцсвязи при международном сотрудничестве по уголовным делам. Состоит их трех параграфов.

В параграфе 1 «Процессуальный порядок применения видеоконференцсвязи при оказании правовой помощи по уголовным делам на территории Российской Федерации» проведен анализ нормативных положений Российской Федерации и международных договоров в сфере международного сотрудничества по уголовным делам, предусматривающих или допускающих применение видеоконференцсвязи при исполнении соответствующих запросов.

Автором рассмотрены процессуально-правовые основы оказания международной правовой помощи по уголовным делам в России, закрепленные в нормах внутреннего российского законодательства (УПК РФ), конвенциальных нормах Совета Европы, ООН, СНГ, а также двусторонних договорах Российской Федерации в обозначенной сфере.

Также исследованы международные документы, принятые в рамках Совета Европы, «Группы восьми» и ООН, создающие условия для расширения рамок международного сотрудничества в сфере уголовного процесса, в том числе при применении видеоконференцсвязи.

Рассмотрена практика исполнения запросов о правовой помощи по уголовным делам посредством видеоконференцсвязи, представлена методика исполнения запроса компетентного органа иностранного государства о проведении посредством видеоконференцсвязи допроса, очной ставки и освидетельствования.

Автором сформулированы теоретические положения о преимуществе применения видеоконференцсвязи при исполнении запросов о выдаче/передаче лица, содержащегося под стражей или отбывающего наказание, на время для производства процессуальных действий на территории запрашивающего государства. Прежде всего это позволит избежать фактической (реальной) необходимости выдачи/передачи таких лиц, а также значительно сократить сроки исполнения подобных запросов, бюджетные ассигнования, минимизировать риск побега такого лица при этапировании или невозврата лица запрашиваемому государству.

В параграфе 2 «Процессуальный порядок применения видеоконференцсвязи при оказании правовой помощи по уголовным делам на территории иностранных государств» автор рассмотрел нормативные правовые документы иностранных государств, положения конвенций и двусторонних договоренностей в рамках Европейского Союза, участницей которых Российская Федерация не является, регулирующие применение видеоконференцсвязи в ходе исполнения запросов о правовой помощи по уголовным делам.

В свете сравнительного правоведения показано, что в Эстонии, наряду с договорами в области международного сотрудничества, порядок применения видеоконференцсвязи при оказании правовой помощи по уголовным делам четко регламентирован в УПК этого государства.

Действующее законодательство Финляндской Республики не содержит нормативных предписаний об использовании видеоконференцсвязи в данной сфере, однако финские правоприменители исходят из того, что при поступлении от компетентного органа иностранного государства запроса о правовой помощи с просьбой об его исполнении конкретным способом либо о применении при этом определенной процедуры, такой запрос будет исполнен в той части, в которой это не противоречит основным принципам и законодательству Финляндской Республики. Поэтому в Финляндии запрос о правовой помощи иностранного государства с указанием на использование видеоконференцсвязи может быть исполнен как на стадии предварительного расследования, так и судебного разбирательства.

В Законе Федеративной Республики Германия о международной правовой помощи по уголовным делам от 23.12.1982 (в ред. 18.10.2010) прямо предусмотрено получение показаний свидетеля и эксперта посредством видеоконференцсвязи в рамках исполнения международного запроса, при соблюдении общих условий и принципов уголовно-процессуального законодательства Германии.

В Великобритании применение видеоконференцсвязи в уголовном процессе для получения показаний свидетеля из-за рубежа разрешено с 1990 года при расследовании ограниченного круга наиболее тяжких преступлений (убийство, мошенничество и пр.). На практике такие средства используются в уголовном процессе, в основном национальным Бюро по делам о серьезных мошенничествах Великобритании.

В Шотландии процессуальные действия в режиме видеоконференции проводятся на основании Закона об уголовной юстиции (1995 г.), нормы которого позволяют шотландским судьям по их усмотрению получать доказательства из-за рубежа посредством прямой видеоконференции, если судья полагает, что данные доказательства необходимы для дела и удовлетворение ходатайства обвинения или защиты о получении таких доказательств соответствует интересам правосудия.

Законом Канады о доказательствах и Законом о взаимной правовой помощи по уголовным делам закреплены положения, предусматривающие механизмы допроса свидетеля вне территории Канады по любому гражданскому, коммерческому или уголовному делу посредством направления поручения суду об организации такого запроса.

В диссертации сделан вывод о том, что, несмотря на различия национального законодательства, регламентирующего оказания правовой помощи по уголовным делам с использованием видеоконференцсвязи, либо противоположность политических интересов, наличие международных договоров, определяющих применение видеоконференцсвязи в сфере уголовного судопроизводства, способствует взаимодействию и консолидации усилий стран в разработке процессуальных механизмов использования такой технологии, а подчас – урегулированию возникающих правовых коллизий.

В параграфе 3 «Критерии допустимости информации, полученной посредством видеоконференцсвязи, в целях доказывания по уголовному делу» автором предлагается определение критериев информации, полученной посредством видеоконференцсвязи, в целях доказывания по уголовному делу, в том числе при оказании правовой помощи по уголовным делам.

Общеизвестно, что суть доказательств по уголовному делу заключается в том, что ими являются сведения, непосредственно полученные из предусмотренных законном источников, в установленной процессуальной форме.

В связи с этим в уголовном судопроизводстве могут использоваться только такие технические средства и приемы, которые не противоречат действующему законодательству.

Поэтому правовое регулирование научно-технических достижений, применяемых в доказывании по уголовным делам, может стать эффективным только в случае установления единой системы критериев допустимости такого применения и их нормативного закрепления в уголовно-процессуальном законе6.

Анализируя научные подходы к определению таких критериев, автор пришел к выводу, что информация, полученная посредством видеоконференцсвязи, в том числе в ходе исполнения запроса о правовой помощи, будет иметь доказательную силу в случае соблюдения следующих требований:

- неукоснительное соблюдение национального законодательства, общепризнанных принципов и норм международного права, а также фундаментальных прав и свобод человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства;

- выполнение надлежащих правил производства и оформления процессуальных действий, в том числе в рамках оказания правовой помощи на основе международных договоров Российской Федерации;

- использование оборудования, отвечающего установленным стандартам, а также обособленного канала связи, обеспечивающего непрерывную, качественную и конфиденциальную передачу информации, имеющую значение для уголовного дела.

В заключении излагаются основные результаты исследования, сформулированы краткие теоретические и прикладные выводы, предложения и рекомендации.

В приложении представлены сводные данные о результатах анкетирования судей, прокуроров, следователей и адвокатов с разбивкой по административно-территориальной принадлежности респондентов,

Основные положения диссертации опубликованы

в следующих работах автора:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Архипова, Е.А. Взаимодействие судей и прокуроров со средствами массовой информации, в том числе в процессе судебных разбирательств в государствах – членах Совета Европы: материалы 10-го Пленарного заседания Лиссабонской сети// Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. – 2008. – № 6(8). – С. 74-78. – 0,5 п.л.

2. Архипова, Е.А. Применение видеоконференцсвязи в уголовном процессе России и зарубежных стран // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. – 2011. – № 5. С. 45–49. – 0,5 п.л.

3. Архипова, Е.А., Щерба, С.П. Применение видеоконференцсвязи при допросе как средство обеспечения прав лиц, участвующих в следственных и судебных действиях // Уголовное право. – 2011. – № 5. – С. 105–108. Соавторство не разделено.

Публикации в иных научных изданиях:

4. Архипова, Е.А. Участие органов прокуратуры Российской Федерации в международном сотрудничестве по вопросам выдачи и правовой помощи по уголовным делам: сб. методич. и информ. материалов / под общ. ред. заместителя Генерального прокурора Российской Федерации государственного советника юстиции 1 класса, заслуженного юриста Российской Федерации А.Г. Звягинцева /С.А. Карапетян, А.С. Куприянов, С.П. Щерба и др. – М.: Генеральная прокуратура Российской Федерации. 2011. Соавторство не разделено.

5. Архипова, Е. А. К вопросу об использовании современных телекоммуникационных технологий при оказании правовой помощи по уголовным делам: правоприменительный опыт и перспективы // Предупреждение преступности. – 2011. –№ 3-4. Казахстан. С. 6–9. – 0,6 п.л.

6. Архипова, Е.А. Международные принципы и стандарты деятельности прокурора в сфере уголовного судопроизводства: практ. пособие/[С.П. Щерба и др.] / А.Н. Дощицын, П.А. Смирнов, С.П.Щерба. – Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – М., 2011. Соавторство не разделено.

7. Архипова, Е.А. М

Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.