авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Уголовная ответственность за нарушение военнослужащими правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих

-- [ Страница 3 ] --

Нарушения порядка оборота оружия, в том числе получающие оценку по ст.349 УК РФ, представляют повышенную опасность для общества в целом и особую опасность в условиях Вооруженных Сил. Диссертант обосновывает тезис о том, что общественная опасность деяний в сфере воинских правоотношений, в том числе связанных с нарушением правил обращения с оружием, всецело определяется политикой, военной политикой и военной доктриной государства, а также особенностями (принципами) военной службы. Диалектическая связь военной доктрины и военной политики, воинских отношений, объекта воинского преступления проявляется в том, что она, военная доктрина, является частью, направлением политики и военной политики государства; социально-ориентирующей фундаментальной основой военной политики и военного строительства, военной теории и науки, их базовой составляющей; идейно-теоретическим осмыслением, отражением и нормативно-правовым закреплением интересов и политических целей господствующих социально-политических сил в сфере военного строительства, воинских отношений; концентрированным методологическим и логическим воплощением закономерностей войны, армии, военного строительства; элементом военной мощи государства, военного строительства; относительно самостоятельным элементом военного законодательства, военной и военно-правовой идеологии; элементом нормативно-правовой базы воинских отношений, их определяющих признаков (объекта, субъектов, правосубъектности); нормативно-правовым источником уголовных правоотношений, их субъектов, предмета воинских преступлений.

Автор анализирует международно-правовой аспект установления уголовной ответственности за нарушение правил обращения с оружием с точки зрения соответствия ст. 349 УК РФ существующим законам и обычаям войны. Сущность ограничений на оборот боевых средств достаточно четко формулируется в резолюциях Международного комитета Красного Креста (1957г.) и Международного института международного права (1969г.), согласно которым государствам не рекомендуется использовать такие виды оружия, которые имеют неизбирательное действие, а также оружия, разрушительная сила которого настолько велика, что не поддается полному и всестороннему контролю со стороны человека, так называемого «слепого» оружия. Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны 1949г., а также дополнительный протокол к Женевским конвенциям, касающийся защиты жертв международных конфликтов (Протокол № 1), в главе IV «Меры предосторожности» предусматривает необходимость соблюдения всех разумных мер предосторожности при обращении с оружием с тем, «чтобы избежать потерь жизни среди гражданского населения и ущерба гражданским объектам» (ст. 4), а также требует установления уголовной ответственности за нарушение этих мер безопасности. Взяв на себя юридические обязательства по выполнению Женевских Конвенций, Российская Федерация реализовала их в нормах главы 31 Уголовного кодекса, в том числе – в положениях ст.349 УК РФ. Соответственно, данная норма УК РФ ориентирована на обеспечение прав мирного населения в условиях реализации воинских правоотношений, а также на обеспечение правил обращения со средствами ведения войны.

Предложена авторская формулировка объекта преступления, ответственность за которое предусмотрена ст.349 УК РФ. Объектом охраны норм военно-уголовного законодательства являются военная безопасность Российской Федерации, установленный порядок несения воинской службы, который как совокупность общественных отношений в армии, регулируемых законами Российской Федерации, воинскими уставами, составляет часть правопорядка, являющегося общим объектом уголовно-правовой охраны. Непосредственным объектом для преступлений, предусмотренных ст.349 УК РФ, является безопасность прохождения воинской службы, установленный порядок использования и сбережения военного имущества, основой которого являются различные виды вооружения и военной техники. Дополнительный объект данного состава – безопасность мирных жителей, авторитет вооруженных сил, воинская дисциплина. В диссертации раскрыты содержательные характеристики указанных объектов.

Предмет воинского преступления как элемент внешнего проявления его объекта носит конкретно-функциональный характер и определяется структурной принадлежностью данного воинского преступления к определённой сфере воинских отношений. Предметом являются специальные источники повышенной опасности: оружие, боеприпасы, радиоактивные материалы, взрывчатые или иные вещества и предметы, представляющие повышенную опасность для окружающих. Свойство повышенной опасности служит главным основанием признания его законодателем предметом или средством совершения преступления. В целом эти преступления обладают специальной противоправностью, что определяет методологию разработки основ их квалификации и разграничения, дифференциации и индивидуализации ответственности за посягательства на оборот оружия и установленные правила обращения с ним именно в подразделениях Вооруженных Сил.

Предлагается следующая классификация предметов, предусмотренных ст.349 УК РФ: 1) предметы, которые при несоблюдении правил обращения с ними являются источником угрозы для безопасности военной службы и общественной безопасности – взрывные устройства, огнестрельное оружие и боеприпасы; 2) предметы, которые при несоблюдении правил обращения с ними создают угрозу обороноспособности государства – ядерное, химическое, биологическое и другие виды оружия массового поражения; материалы и оборудование, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и в отношении которых установлены специальные правила обращения; вооружение. Наряду с материальными основаниями выделения специального предмета ст.349 УК РФ, автор выделяет и формально-юридические, обуславливающие специальную противоправность данного преступления. Источники, образующие такую базу, классифицированы следующим образом: 1) нормативные акты, устанавливающие особый правовой режим предметов в рамках любых правоотношений; 2) нормативно-правовые и нормативно-технические акты, устанавливающие особый правовой режим обращения с данными предметами в условиях военной службы. Таким образом, бланкетная диспозиция уголовного закона дополняется специальными правилами других отраслей права.

В работе представлен детальный юридический анализ признаков предметов, охватываемых составом преступления, предусмотренного ст.349 УК РФ. На основании результатов данного анализа автор обосновывает предложение о том, что «вооружение» должно стать самостоятельным предметом ст.349 УК РФ, наряду с оружием. Такое расширение предмета изучаемого преступления позволит обеспечить соответствие отечественного уголовного закона в изучаемой части положениям международного права. Для целей Международного документа1 по отслеживанию «стрелковое оружие и легкие вооружения» означают любое носимое смертоносное оружие, которое производит выстрел, предназначено или может быть легко приспособлено для производства выстрела или выбрасывания пули или снаряда за счет энергии взрывчатого вещества, исключая старинное стрелковое оружие, легкие вооружения и их модели. Кроме того, в целях совершенствования военно-уголовного законодательства, а также в целях приведения нормы УК о нарушении специальных правил обращения (ст.349 УК РФ) в соответствие с законодательством, образующим бланкетную нормативную базу, вносится предложение о дополнении диспозиции ч.1 ст.349 УК РФ в части, касающейся предмета преступления, словами «ядерные материалы». Такое дополнение, по мнению диссертанта, отразило бы порог общественной опасности, которой обладает нарушение специальных правил обращения с данным предметом. Обосновывается тезис о том, что круг предметов, названных в диспозиции ст.349 УК РФ, подлежит правовой оценке с точки зрения нормативных актов, имеющих универсальный характер и для военной службы, и для гражданских правоотношений. При этом круг предметов по ст.349 УК РФ в силу изложенных обстоятельств подлежит изменению (по наименованиям) и расширению.

Обеспечение безопасности военной службы в повседневной деятельности войск (сил), проводится по следующим направлениям: обеспечение травмобезопасности и безаварийности при несении боевого дежурства (боевой службы), караульной и внутренней служб, в ходе боевой подготовки, эксплуатации вооружения и военной техники, при выполнении ремонтно-строительных и хозяйственных работ в процессе повседневной деятельности. Эти направления предопределяют содержание признаков преступления, предусмотренного ст.349 УК РФ. Соответственно, источниками, содержащими правила безопасности для военнослужащих при обращении с теми или иными предметами, являются законодательные акты, нормативно-техническая документация, правила и инструкции. По мнению автора, названные источники могут быть отнесены как к правовым, так и техническим нормам. К числу нормативно-правовых актов, определяющим правила безопасного обращения с оружием и иными общеопасными предметами, в первую очередь, следует отнести Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации.

Устав как юридический и социальный документ претерпел существенные изменения, связанные с реформой российской армии. 2 Однако алгоритм установления правил обращения с оружием и иными предметами сохранился. При этом в Устав внутренней службы Вооруженных Сил РФ впервые включена новая глава «Безопасность военной службы», регламентирующая обязанности военнослужащих по соблюдению требований безопасности военной службы, а также мероприятия, проводимые в воинской части (подразделении) по предупреждению гибели, увечий (ранений, травм, контузий) и снижению заболеваемости военнослужащих. В работе представлен детальный юридический анализ положений данной главы, а также положений ряда подзаконных нормативных актов, регламентирующих порядок и правила обращения с оружием и во многом определяющих признаки объективной стороны преступления, предусмотренного ст.349 УК РФ. Особое внимание автор обращает на правила проведения стрельб, требования безопасности при проведении учений и занятий по тактической подготовке на учениях, поскольку именно в данных условиях чаще всего совершаются преступления изучаемого вида. Автор прибегнул к подробному анализу соответствующих правил, поскольку диспозиция ст.349 УК РФ относится к разряду бланкетных, и юридически значимые признаки деяния описаны не в норме УК РФ, а в нормативно-правовых или нормативно-технических актах, находящихся за пределами уголовного закона.

В качестве общественно опасных последствий, предусмотренных ст.349 УК РФ, выступают: по ч.1 – причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью человека, уничтожение военной техники либо иные тяжкие последствия; по ч.2 – причинение по неосторожности смерти человеку; по ч.3 – причинение по неосторожности смерти двум или более лицам. Множественный характер общественно опасных последствий, как показало изучение следственной и судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст.349 УК РФ, характерен для 75% деяний данного вида. Характеризуя последствия преступления по ст.349 УК РФ, автор обосновывает тезис о том, что в проекции к данной норме к числу «иных тяжких» следует относить и возможные последствия политического содержания. В ряде случаев уничтожение военной техники в результате нарушения правил обращения (например, если речь идет о новейших экспериментальных разработках вооружений) может существенно повлиять на обороноспособность, причинить «иные тяжкие последствия» военно-государственным интересам. Иные тяжкие последствия в контексте ст.349 УК РФ, как показало изучение материалов уголовных дел, также могут быть связаны с масштабным экологическим вредом.

Проведенный анализ уголовных дел по преступлениям, предусмотренным ст.349 УК РФ, показал, что не менее 30% из них совершается с такой формой вины как небрежность, при этом данная форма вины достаточно часто фиксируется в различных процессуальных актах – от постановления о привлечении в качестве обвиняемого до обвинительного приговора. Мотивы деяний связаны с пренебрежением установленными правилами обращения со специальными предметами

Судебная практика идет по пути, согласно которому субъектом нарушения правил обращения с оружием может быть любой военнослужащий, получивший возможность пользоваться им. Субъектом нарушения правил обращения с веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, являются лишь те военнослужащие, которым эти вещества и предметы вверены для служебного пользования. Иные лица, неправомерно завладевшие указанными веществами и предметами, должны нести ответственность по иным статьям закона. В работе проанализированы нормы международного права, определяющие возможность привлечения к уголовной ответственности по ст.349 УК РФ военнослужащих, проходящих службу за рубежом (например, при проведении операций ООН по поддержанию мира, при работе в группах военных наблюдателей и т.п.).

Изучение судебно-следственной практики показало, что правоохранительные и судебные органы испытывают большие затруднения в квалификации воинских преступлений, их разграничении между собой и с общеуголовными составами преступлений. Ошибки, допускаемые при юридической оценке преступных деяний военнослужащих, ведут к назначению необоснованных и несправедливых наказаний.

Исследование практики применения ст. 349 УК РФ органами военной прокуратуры и военными судами с момента вступления ее в силу (1 января 1997 г.), позволяет констатировать, что до настоящего времени существуют различия в понимании содержания некоторых признаков состава этого преступления; возникает ряд нерешенных вопросов квалификации, в результате чего продолжают иметь место судебные ошибки, что снижает эффективность борьбы с нарушениями в области эксплуатации военно-технических средств. Более 45% опрошенных прокурорско-следственных работников и судей военных судов заявили, что в настоящее время испытывают сложности при применении ст. 349 УК РФ. При этом Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации, даже после введения в действие с 1 июля 1997г. Федерального закона «Об оружии», не разъяснялись вопросы практики применения этой нормы в своих обзорах.

Проблемы квалификации деяний по ст.349 УК РФ связаны, главным образом с ошибочной оценкой предмета преступления; вменением преступлений с избыточной квалификацией; оценкой действий военнослужащих, которым оружие и иные предметы не были вверены для служебного пользования; конкуренцией общих и специальных норм; конкуренцией двух и более специальных норм, устанавливающих ответственность военнослужащих; разграничением нарушений правил обращения с оружием и фактов суицида военнослужащих. Как отметили 80% опрошенных следователей военных прокуратур, одна из самых сложных проблем уголовно-правовой оценки преступлений, связанных с нарушением правил обращения с оружием, заключается в их разграничении с деянием ненаказуемым – суицидом. Изучение материалов уголовных дел, прекращенных за отсутствием состава преступления, подтвердило эту позицию. В работе сформулированы основные правила квалификации, направленные на преодоление указанных ошибок и проиллюстрированные образцами следственной и судебной практики.

Третья глава «Основные направления совершенствования мер борьбы с нарушениями военнослужащими правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих» - включает два параграфа, раскрывающих содержание мер развития уголовно-правового противодействия нарушений военнослужащими правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, а также содержание организационно-правовых и иных мер борьбы с нарушениями данного вида.

Интегративный подход к пониманию сущности основного и дополнительного объекта преступлений против военной службы (воинских преступлений) побуждает диссертанта задействовать такие категории как «обороноспособность государства», «военная безопасность государства». Однако, очевидно, что данная сфера жизнедеятельности государства обособлена специфичными задачами и средствами ее реализации, наличием у субъектов (Вооруженных сил) профильных специальных полномочий, содержание и механизм реализации которых не совпадает с аналогами в сфере общей государственной службы, а также совершенно особым механизмом правового обеспечения. Последнее обстоятельство обусловлено самой спецификой военных задач, стоящих перед государством. В связи с этим, по мнению автора, преступления против военной службы должны занимать обособленное место в системе Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. Реконструкция данной сферы уголовно-правовой регламентации представляется не просто нецелесообразной, а просто разрушительной для задач уголовно-правового обеспечения военной безопасности государства.

Меры развития уголовно-правового противодействия нарушений военнослужащими правил обращения с оружием и иными предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, автор диссертации связывает не с реформированием объекта, а с корректированием круга предметов актуальному состоянию военного дела и военных технологий. В действующей редакции ст.349 УК РФ предметом преступления являются оружие, боеприпасы, радиоактивные материалы, взрывчатые или иные вещества и предметы, представляющие повышенную опасность для окружающих. Анализ специальной военной и технической литературы показывает, что перечень предметов по ст.349 УК РФ морально устарел, поскольку не отражает состояния современных вооружений, находящихся в войсках. Создание принципиально новых типов вооружений (лучевого, инфразвукового, генетического, психотропного, геофизического оружия) – мировой тренд. Опираясь на последние результаты развития военной науки и технологии вооружений (как отечественные, так и зарубежные), диссертант обосновывает тезис о том, что юридическая наука должна располагать определенным футурологическим запасом для того, чтобы обеспечить такие уголовно-правовые конструкции, которые адекватно отражали бы технологическую и антропогенно-деятельностную составляющую военной безопасности. В этой связи вносится предложение о расширении круга предметов, нарушение правил обращения с которыми обладает повышенными показателями общественной опасности и влечет уголовную ответственность по ст.349 УК РФ. Часть 1 ст.349 УК РФ должна начинаться словами: «Нарушение правил обращения с оружием, боеприпасами, вооружением, взрывчатыми, сильнодействующими, ядовитыми веществам, ядерными и радиоактивными материалами, компонентами биологического, лучевого, инфразвукового, генетического, психотропного, геофизического и иного оружия…».



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.