авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Правовая инфильтрация норм международного права в уголовно-исполнительное законодательство российской федерации

-- [ Страница 3 ] --

Первая попытка разработки пенитенциарных стандартов в Европе была предпринята в 1973 г., когда Совет Европы своей резолюцией одобрил Европейские минимальные стандартные правила обращения с заключенными, которые были направлены на то, чтобы адаптировать к европейским условиям Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, принятые 30 августа 1955 г. I Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Важно отметить, что существующие стандарты действуют для всей Европы и имеют силу как целевые установки во всех странах – членах Совета Европы. Одной из особенностей Европейских пенитенциарных правил является тот факт, что первые девять правил содержат основополагающие принципы, которые представляют собой их неотъемлемую часть и призваны помочь интерпретации и осуществлению этих правил в целом.

Специалисты в Европе на основании сравнительных исследований отмечают, что методически отточенный образ действий в исправительной
системе снижает число рецидивов. Вместе с тем доминирующая в настоящее
время юридическая и политическая тенденция, направленная на стремление к снижению до нуля числа рецидива у ос­вобожденных, является не только нереальной, но и опасной. Как правило, лица, совершающие тяжкие преступления, являются сложными личностями. Несмотря на квалифицированное применение к ним исправи­тельных мер, многие попытки изменить их чреваты неудачей. Те, кто хочет исключить риск неудачи исправительных мер и не достигает снижения доли рецидивов вообще, может лишь обеспечить смещение рецидива на период после освобождения3.

В свою очередь, мы полагаем, что сформулированные в виде рекомендаций Минимальные стандарты Совета Европы по обращению с заключенными при их тщательном соблюдении способны обеспечить достижение основной цели наказания, следовательно, будут содействовать предотвращению рецидивной преступности.

Во многих европейских странах в настоящее время наблюдается раз­витие в пенитенциарной системе феномена, называемого англичанами «real lifers» – «действительное пожизненное за­ключение». Впервые после Второй мировой войны в Европе начинает ставиться вопрос о том, как поступать с осужденными, которые должны будут умереть в заключении. «Смерть в тюрьме» стала актуальной темой на широко обсуждаемых пенитенциарных конгрессах, симпозиумах, конференциях и т. д. Парадоксальность данной проблемы состоит в том, что Европейские минималь­ные правила обращения с заключенными не в состоянии обратить вспять наметившуюся тенденцию. В разделе, где идет речь об обращении с заключенными, было записано, что «независимо от продолжительности срока тюремного заклю­чения у заключенного должно стимулироваться развитие способностей, позволяющих ему после освобождения вести жизнь без нарушений». Это положение позволяет некоторым заключенным скептически относиться к данному нормативному акту и утверждать: «Что бы я ни делал, все равно всю свою жизнь я проведу в тюрьме». В связи с этим возникает вполне закономерный вопрос: как в таких условиях, среди таких осужденных вести воспитательную работу, правовую пропаганду, миссионерскую деятель­ность и т. д.?

Во втором параграфе «Классификация международных правовых актов применительно к уголовно-исполнительному законодательству Российской Федерации» анализируются вопросы классификации основополагающих международно-правовых актов в области исполнения (отбывания) наказания. Классификация международных стандартов обращения с осужденными способствует правильному от­бору и закреплению международных нормативных актов в национальном законодательстве, помогает понять их место, значение, функции, специфику и т. д. Объектами классификации в данном случае будут выступать международные стандарты обращения с осужденными, возникающие в уголовно-исполнительных правоотношениях Российской Федерации.

Классификация международных стандартов обращения с осужденными имеет большое как теоретическое, так и практическое значение. В теоретическом плане посредством классификации осуществляется изучение правоотношений, возникающих в связи и по поводу исполнения (отбывания) уголовных наказаний. С практической стороны их классификация играет важную роль для законодателей и практических работников учреждений и органов, применяющих право. В первом случае она способствует точному и правильному отбору и закреплению международных стандартов обращения с осужденными в нормах права, во втором – помогает понять их специфику, что является необходимым условием для осуществления правоприменительной деятельности. По нашему мнению, наиболее удачную классификацию предложил В.А. Уткин, который распределил их по нескольким критериям: степени общности; степени обязательности; источникам происхождения; широте (территориальным масштабам) действия; отношению к отдельным категориям правонарушителей или применительно к определенным профессиональным группам из числа персонала учреждений и органов, исполняющих наказания4.

В третьей главе «Особенности реформирования пенитенциарной системы Российской Федерации и соблюдение международных правовых стандартов» освещаются вопросы реформирования отечественной уголовно-исполнительной системы на современном этапе развития нашего государства.

В первом параграфе «Правовые проблемы реализации межгосударственных стандартов обращения с осужденными в уголовно-исполнительной системе России» аргументируется вывод о том, что вопрос о необходимости правовой инфильтрации нормы международного права в национальное законодательство всегда решает само суверенное государство. В связи с этим немаловажным является то обстоятельство, что: во-первых, государство, участвуя в разработке международного договора, который, вероятно, станет для него обязательным, обладает возможностью влиять на его содержание и на характер его норм; во-вторых, вопрос о том, признавать или не признавать определенный договор обязательным для себя (подписать, ратифицировать или выразить согласие другим путем), опять же решает само государство.

Реализация международно-правовых норм в национальном праве государства с целью его приведения в соответствие необходима постольку, поскольку это может быть выгодно суверенному государству, однако за ним сохраняется определенная сфера, вмешательство международного права в которую недопустимо. Мы считаем, что правовая инфильтрация не только дает возможность отдельным государствам применять в своем национальном законодательстве международно-правовые нормы, но и делает этот процесс наиболее эффективным, способствует развитию национального законодательства.

Как и все страны мира, Россия стремится привести свое национальное законодательство в соответствие с положениями международных правовых актов. К этому ее обязывает, с одной стороны, членство в международных организациях, а с другой – стремление соответствовать потребностям развивающейся национальной политики и экономики. Главным фактором, вызвавшим обновление российского пенитенциарного законодательства, стало изменение уголовно-исполнительной политики, получившей курс на тесную интеграцию нашей страны в мировое сообщество в рамках ООН и Совета Европы. В духе международных стандартов были выражены основополагающие принципы уголовно-исполнительного права России: законность, гума­низм, демократизм, равенство осужденных перед законом, дифференциация и индивидуализация исполнения наказа­ний, рациональное применение мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирование их правопослушного поведения, соединение наказания с исправитель­ным воздействием (ст. 8 УИК РФ). Впервые в отдельных статьях УИК РФ определены важнейшие права и обязан­ности осужденных, отвечающие требованиям междуна­родных стандартов, в частности: право на получение ин­формации о своих правах и обязанностях, о порядке и об условиях отбывания наказания, право на вежливое обра­щение со стороны персонала учреждений, исполняющих наказания; право на обращение с предложениями, заявле­ниями и жалобами практически в любые инстанции; за­прет на проведение с осужденными медицинских и иных опытов, ставящих под угрозу их жизнь и здоровье; право на охрану здоровья, социальное обеспечение, личную бе­зопасность, свободу совести и вероисповедания.

Во втором параграфе «Осуществление контроля за деятельностью уголовно-исполнительной системы Российской Федерации» анализируются вопросы правовой природы контроля за деятельностью уголовно-исполнительной системы России, делается вывод о том, что он представляет собой комплексную властно-рапорядительную деятельность, связанную с реализацией правовых отношений, возникающих в результате исполнения (отбывания) уголовных наказаний. Характерная особенность данного правового института заключается в том, что в действующих нормативно-правовых актах опре­делены как полномочия, формы и методы контрольной деятельности субъекта контроля за деятельностью персонала пенитенциарных учреждений, так и права подконтрольного объекта, гарантии их осуществления и механизм реализации. Законодатель установил, что даже в том слу­чае, когда субъекты контроля не обладают властными полномочия­ми (средства массовой ин­формации, общественные объединения или иные институты гражданского общества), их «мягкое» контрольное воздействие осуществляется в рамках правового поля.

По данным ФСИН России, на 1 ноября 2009 г. штатная численность УИС, содержащегося за счет средств федерального бюджета составляет з28 166 единиц и 63083 должности гражданского персонала. В учреждениях УИС содер­жалось 875,8 тыс. человек, в том числе в 755 исправительных колониях – 731,4 тыс., в 225 следственных изоляторах, 164 помещениях, функционирующих в режиме следствен­ных изоляторов при колониях содержалось –135,2 тыс. человек; в 7 тюрь­мах отбывало наказание 2,9 тыс. человек, в 62 воспитатель­ных колониях для несовершеннолетних – 6,3 тыс. человек. В учреждениях содержится 70,4 тыс. женщин, при женских колониях имеется 13 домов ребенка, в которых проживает 844 детей. В состав УИС входят также 2450 уголовно-исполнительных инспекций, в которых состоят на учете 549,9 тыс. человек, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы. Медицинское обслуживание осужденных и подследственных обеспечивают 131 больница различного профиля, медицинские части или здравпункты в каждом учреждении, 59 лечебных исправительных учреждений для больных туберкулезом, 9 лечебных исправительных учреждений для больных наркоманией. При исправительных и воспитательных колониях функционируют 315 вечерних общеобразовательных школ и 521 учебно-консультационных пунктов, 338 профессионально-технических училищ, действуют 510 храмов, 734 молитвенные комнаты5.

В исправительных учреждениях России содержатся осужденные почти 50 наци­ональностей, являющиеся гражданами дальнего зарубежья и представителями всех стран бывше­го Советского Союза, численность которых ко­леблется в пределах 22–25 тысяч: осужденные из числа граждан Таджикистана – около 5000; Украины – 4000; Азербайджана – 3200; Казах­стана – около 3000; Узбекистана – 2200; Гру­зии – около 2000; Армении – около 1500 осуж­денных, аналогичное количество составляют граждане Молдовы. Представители остальных государств бывшего Советского Союза состав­ляют менее тысячи осужденных, и совсем не­значительно число граждан стран Балтии. Сле­дует заметить, что растет количество осужден­ных без гражданства: они составляют 29,3 % от общего количества осужденных – иностран­ных граждан. Данная тенденция в полной мере отражает миграционные процессы, происходящие в стране.

Из общего количества осужденных – граж­дан государств дальнего зарубежья (329 чел. из 46 стран) основную массу составляют вы­ходцы из Китая (85 чел.), Вьетнама (42), Афга­нистана (33), Нигерии (29), Монголии (17), Па­кистана (16). При этом граждане африканских государств, как правило, осуждены за незакон­ное изготовление, приобретение, хранение, пере­возку либо сбыт наркотиков; Китая и Вьетна­ма – за убийство, кражу; Монголии – за раз­бой, кражу; Афганистана – за незаконный пере­ход границы6.

Отсутствие единого законодательного закрепле­ния субъектов государственного контроля на практике часто приводит к созданию искусственных препятствий при осу­ществлении контрольной деятельности одними субъектами, а также к неправомерному использованию властных полномочий дру­гими. Так, дей­ствие ст. 24 УИК РФ распространяется на все учреждения и органы, исполняющие наказания, в том числе и на те, которые реализуют лишение свободы. В то же время в Законе РФ от 21 июля 1993 г. содержатся нормы, противоречащие ст. 24 УИК РФ. Некоторые из них прямо ограничивают круг субъектов контрольной деятельности. В ст. 38 Закона нет указания на обладание правом беспрепятственного посеще­ния учреждений (а соответственно и контроля) у следующих субъектов: уполномоченных по правам человека в субъектах РФ; должностных лиц вышестоящих органов; судей судов, осуществляющих судопроизвод­ство на территориях, где расположены учреждения.

Кроме того, предписание п. 5 ч. 4 ст. 38 Законе РФ от 21 июля 1993 г. о том, что посе­щать учреждения могут только депутаты, уполномоченные на то Государственной Думой Федерального Собрания РФ или зако­нодательным (представительным) органом субъекта РФ, проти­воречит не только п. «д» ч. 1 ст. 24 УИК РФ, где речь идет о де­путатах всех уровней, осуществляющих контроль, но и п. 1 ч. 1 самой ст. 38 Закона, в которой правом контроля наделено в це­лом Федеральное Собрание РФ. В связи с этим диссонансом выглядит решение законодателя7 о внесении изменений в ст. 19 УИК РФ, в соответствии с которы­ми органы государственной власти субъектов РФ и органы мес­тного самоуправления с 1 января 2005 г. лишились своих конт­рольных полномочий в отношении расположенных на их территории учреждений и органов, исполняющих наказания. Эти законодательные новеллы получили отрицательную оценку как со стороны государственных деятелей, так и общественнос­ти. По мнению Уполномоченного по правам человека в Россий­ской Федерации В.П. Лукина, «теперь губернаторы, уполномо­ченные по правам человека в субъектах РФ могут посещать колонии только в экскур­сионных целях. Но ведь там до 80 % осужденных – жители данного региона»8.

Анализ действующего законодательства и сложившейся конт­рольной практики в пенитенциарной сфере показывает, что к субъектам общественного контроля можно отнести обществен­ные наблюдательные комиссии, Общественную палату РФ, об­щественные советы при федеральных органах исполнительной власти (Минюст России, ФСИН России), комиссии по вопро­сам помилования на территории субъекта РФ, органы местного самоуправления, общественные и религиозные объединения, средства массовой информации, отдельных граждан. Эффективной формой государственного надзора за деятельностью учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, является ведомственный контроль. Так, согласно утвержденному Президентом РФ положению Ми­нистерство юстиции РФ обеспечивает законность в деятельности подчиненных ему подразделений, в том числе Федеральной службы исполнения наказаний.

Российская Федерация, являясь участником ряда межгосударственных организаций, гарантировала соблюдение и обеспечение основных прав и свобод человека и гражданина при исполнении наказания. Впервые в национальном законодательстве (ст. 12 УИК РФ) одна из форм международного контроля обрела реальную жизнь, закрепив за осужденными право обращаться с пред­ложениями, заявлениями и жалобами в межгосударственные органы по защите своих прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Международный контроль за деятельностью учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, предусмотрен пактами по правам человека, принятыми в рамках ООН и Совета Европы. Существуют три формы международного контроля: 1) периодическое представление государством докладов о соблюдении прав человека (в том числе и при исполнении наказания); 2) сообщение иностран­ных государств о нарушениях гражданских и политических прав, при­менении пыток, других жестоких, бесчеловечных или унижающих до­стоинство видов обращения и наказания; 3) индивидуальные жалобы лиц, находящихся под юрисдикцией России, по указанным случаям. Последние две формы международного контроля появились в 1991 г. в результате признания нашим государством компетенции Комитета ООН по правам человека и Комитета ООН против пыток принимать и рассматривать сообщения других государств и жалобы физических лиц о нарушениях прав человека на территории России.

В заключении даются обобщенные выводы и рекомендации по основным положениям диссертации.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

I. Монографии, учебники, учебные пособия

  1. Кохман В.Н., Полищук Н.И. Правовая инфильтрация норм международного права в уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации / под ред. С.А. Комарова / В.Н. Кохман, Н.И. Полищук. – Воронеж : Науч. кн., 2008. – 12,09 п. л. (соавторство не разделено).

II. Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

2. Кохман В.Н. Влияние основополагающих международно-правовых актов на уголовно-исполнительную политику России / В.Н. Кохман // Человек: преступление и наказание : Вестн. Академии ФСИН России. – 2008. – № 3. 0,3 п. л.

III. Статьи в иных изданиях

3. Кохман В.Н., Вороненков Д.Н. Современное состояние судебного контроля в Российской Федерации / В.Н. Кохман, Д.Н. Вороненков // Политика. Власть. Право. Вып. 10 / под ред. С.А. Комарова. – СПб. : Изд-во Юрид. ин-та (Санкт-Петербург), – 2006. – 0,45 п. л. (соавторство не разделено).

4. Кохман В.Н. О проблеме формирования фактических составов, влияющих на динамику уголовно-исполнительных правоотношений : Вестн. Воронеж. колледжа ФСИН России / В.Н. Кохман // Сб. науч. тр. Вып. 4. – Воронеж, 2006. – 0,25 п. л.

5. Кохман В.Н., Полищук Н.И. Актуальные вопросы применения судами условного осуждения / В.Н. Кохман, Н.И. Полищук // Новые Европейские пенитенциарные правила: совершенствование санкций и мер : материалы Междунар. науч.-практ. конф. – Рязань : Академия ФСИН России, 2007. – 0,4 п. л. (соавторство не разделено).

6. Кохман В.Н., Вороненков Д.Н. Правовые проблемы реализации условного осуждения / В.Н. Кохман, Д.Н. Вороненков // Современное уголовно-исполнительное законодательство: проблемы теории и практики : материалы Междунар. науч.-практ. конф. – Рязань : Академия ФСИН России, 2007. – 0,5 п. л. (соавторство не разделено).

7. Кохман В.Н. Правовая инфильтрация межгосударственных стандартов обращения с осужденными в уголовно-исполнительную систему России / В.Н. Кохман // 10 лет Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации : материалы Междунар. науч.- практ. конф. – Рязань : Академия ФСИН России, 2007. – 0,25 п. л.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.