авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Правовая инфильтрация норм международного права в уголовно-исполнительное законодательство российской федерации

-- [ Страница 2 ] --

5. Для гарантии реализации основных прав и свобод осужденного при рассмотрении вопроса об изменении вида исправительного учреждения, назначенного по приговору суда, соблюдения основополагающих принципов уголовного процесса (законность при производстве по уголовному делу, состязательность сторон, обеспечение права на защиту и т. д.) следует закрепить требование обязательного участия в суде прокурора и подсудимого. С этой целью необходимо внести следующие изменения в ст. 399 УПК РФ:

- в ч. 1 п. 5 слова: «по представлению учреждения или органа, исполняющего наказание» заменить словами: «по представлению прокурора»;

- в ч. 2 слова: «В судебное заседание вызывается представитель учреждения или органа, исполняющего наказание» заменить словами: «В судебное заседание вызывается прокурор»;

- в ч. 3 слова: «В случае, когда в судебном заседании участвует осужденный», заменить словами: «В судебном заседании участвует осужденный»;

- в ч. 6 слова: «В судебном заседании вправе участвовать прокурор», заменить словами: «В судебном заседании участвует прокурор»;

- ч. 7 изложить в следующей редакции: «Судебное заседание начинается с доклада прокурора, подавшего представление, либо с объяснения заявителя. Затем исследуются представленные материалы, выслушиваются объяснения участников уголовного судопроизводства, явившихся в судебное заседание, после чего судья выносит постановление».

6. Анализируя нормативные правовые акты Российской Федерации, устанавливающие запрет на применение смертной казни (мораторий), автор пришел к выводу о том, что данный правовой институт нелегитимен, так как:

– его объявление не предусмотрено Конституцией РФ и соответствующими федеральными законами;

– протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод не ратифицирован, а, значит, все его нормативные предписания не имеют юридической силы;

– рекомендованный судам Указ Президента РФ от 16 мая 1996 г. № 724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы» имеет меньшую юридическую силу по сравнению с Конституцией РФ и другими федеральными законами, регламентирующими данный вид уголовного наказания, следовательно, его применение судами общей юрисдикции неправомерно.

7. На современном этапе реформирования уголовно-исполнительной системы, необходимо учитывать то обстоятельство, что исторически российская пенитенциарная система в своей основе имела «колонийские» («лагерные») начала, характеризующиеся более демократичной степенью изоляции, позволяющей эффективно организовывать труд осужденных, проводить социально-воспитательные мероприятия, осуществлять подготовку осужденных к жизни на свободе.

Предполагаемая трансформация уголовно-исполнительной системы не только повлечет изменение самого содержания осужденных, но и повлияет на всю направленность исправительного процесса. Переход на «камерную систему» содержания осужденных практически исключает возможность привлечения их к труду, следовательно, станет экономически еще более ущербным для страны, приведет к проблемам внутрикамерной несовместимости, увеличению межличностных конфликтов. Более того, излишняя изоляция создаст определенные трудности в последующей социально-психологичес-кой реабилитации, будет способствовать возрастанию «кураторской» роли преступных сообществ после освобождения и, как следствие, росту рецидивной преступности.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования определяется следующими обстоятельствами:

– положения и выводы, сделанные в работе, могут быть использованы для дальнейшего общетеоретического и отраслевого исследования как данной проблемы, так и непосредственно связанных с ней вопросов;

– содержащиеся в диссертации предложения могут быть применены в целях совершенствования российского законодательства, устранения выявленных пробелов и недостатков;

– проведенное научное исследование вносит вклад в развитие общей теории права и государства, конституционного, уголовного права, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, административного и других отраслевых наук, следовательно, может послужить основой для дальнейших научно-практических исследований в рассматриваемой области;

– результаты диссертационного исследования могут быть использованы в правоприменительной деятельности, в процессе преподавания юридических дисциплин в учебных заведениях.

Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и результаты диссертационного исследования нашли свое отражение в выступлениях на Международной научно-теоретической конференции «Личность, право, государство: история, теория, практика» (Санкт-Петербург, 2007), Международной научно-практической конференции «10 лет Уголовно-исполнительному кодексу» (Рязань, 2007), Международной научно-практи-ческой конференции «Современное уголовно-исполнительное законодательство: проблемы теории и практики» (Рязань, 2008), Всероссийской научно-практической конференции «Уголовное судопроизводство: проблемы теории, нормотворчества и правоприменения» (Рязань, 2009), Международной научно-теоретической конференции «Оптимизация законодательного процесса: вопросы теории и практики» (Санкт-Петербург, 2009), Международной научно-практической конференции «Уголовно-исполнительная система сегодня: взаимодействие науки и практики» (Кузбасс, 2009).

Положения диссертации используются при чтении лекционных курсов по проблемам общей теории права, уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного  права на юридических факультетах Академии права и управления Федеральной службы исполнения наказаний, Юридического института (Санкт-Петербург), Воронежского института ФСИН России.

Структура диссертации обусловлена целью исследования и вытекающими из нее задачами. Работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя 6 параграфов, заключения и списка использованной литературы. Общий объем работы составляет 224 страницы машинописного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, анализируется состояние научной разработанности проблемы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, его методологическая и теоретическая база, формулируются основные положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна и практическая значимость результатов проведенного исследования.

В первой главе «Теоретические предпосылки правовой инфильтрации норм международного права в уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации» раскрываются философско-правовые и социальные аспекты правовой инфильтрации на различных этапах развития человеческого общества, определяется социальная значимость данной правовой категории, исследуются вопросы понятия, предмета, содержания с позиции общей теории права и отраслевых наук.

В первом параграфе «Эволюция правовой инфильтрации основополагающих принципов международного права в российское законодательство о наказании» констатируется, что на современном этапе международное право представляет собой самостоятельную правовую систему, создаваемую государственными и межгосударственными организациями с целью регулирования международных правовых отношений. Оно появилось вместе с возникновением государства и внутригосударственного права и прошло сложный противоречивый путь развития. История международных правовых отношений, равно как и международного права, воплощает в себе те же закономерности и проблемы, которые присущи эволюции государства и права. Существенным фактором его развития и совершенствования явились прогрессивные перемены, которые имели место в состоянии гражданского общества и межнациональных взаимосвязях. Система действующего международного права сложилась как целостное явление благодаря широкой кодификации и прогрессивному развитию его правовых норм. В современной практике среди его источников правовых отношений центральное место стали занимать международный договор и международные соглашения.

Возвращение нашего государства в лоно мировой цивилизации повлекло за собой развитие интеграционных процессов в различных сферах международного сотрудничества. Вступление России в Совет Европы стало основанием для ратифи­кации основополагающих документов международного права в области охраны прав и свобод осужденных, а также для выполнения Россией многочисленных между­народных соглашений и ряда международных стандартов. Конституция РФ установила, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, то есть приобрели силу конституционной нормы.

В настоящее время ст. 46 Конституции РФ и ст. 12 УИК РФ гарантируют каждому осу­жденному и задержанному право обращения в межгосу­дарственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Многие нормы международного права реализуются в национальном законодательстве путем трансформации. Анализ ст. 3 УИК РФ позволяет сделать вывод о том, что в области исполнения уголовных наказаний на территории России наряду с нормами уголовно-исполнительного законодательства возможно непосредственное применение норм международного уголовно-исполнительного права. Таким образом, если нормы между­народного уголовного права – это нормы для законодателя, то нормы международного уголовно-исполнительного права – это нормы одновременно и для законодателя, и для практики1.

Современная уголовно-исполнительная политика России базируется на общепризнанных международных правовых принципах, в основе которых лежат общечеловеческие ценности. Так, в ст. 8 УИК РФ закреплена их система, в которую входят: законность, гуманизм, демократизм, равенство осужденных перед законом, дифференциация и индивидуализация исполнения наказаний и т. д. Анализ продекларированных принципов показывает, что все они призваны предопределять стратегию и направления развития отдельных институтов и норм, обеспечивать системность правового регулирования общественных отношений, возникающих при исполнении (отбывании) наказания.

Во втором параграфе «Признание норм международного права в качестве источника российского уголовно-исполнительного законодательства» исследуются вопросы правовой инфильтрации норм международного права в уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации на современном этапе его развития. В условиях перехода нашей страны к рыночной экономике, формирования гражданского общества и правового государства возрастает роль правового регулирования общественных отношений, возникающих в результате и по поводу исполнения (отбывания) уголовного наказания, назначенного по приговору суда.

Гармонизация национального права с нормами международного законодательства является весьма тонким и трудоемким процессом, которая ни в коем случае не должна преследовать цель полной интеграции или поглощения одного законодательства другим. В данном процессе очень важно сохранить особенности регулирования того или иного блока правовых отношений в конкретных системах права. Игнорирование специфики национальных традиций в области правотворчества и правоприменения, отражающих суверенную уникальность организации правового регулирования в различных государствах, или полная унификация национальных правовых систем не будут отражать истинную цель гармонизации законодательства.

Следует отметить, что данный процесс базируется, как правило, на основе принципа правовой инфильтрации, когда имеет место перенесение в национальное законодательство незнакомых ему ранее норм международного права либо когда оно корректируется таким образом, чтобы максимально исключались противоречия с международно-правовыми актами.

Гармонизация законодательства разных государственных систем неизбежно влечет за собой необходимость внесения изменений во внутригосударственное законодательство, что требует привлечения всех механизмов юридической техники. В настоящее время различаются несколько принципиально разных форм гармонизации нормативно-правового массива в действующем национальном праве:

– внутренняя, осуществляемая в пределах правовой нормы с целью согласования всех ее элементов;

– внутриотраслевая, осуществляемая в пределах одной отрасли права с целью согласования всех ее норм;

– межотраслевая, существующая на уровне согласования нормативно-правовых актов разных отраслей права, связанных одним предметом регулирования;

– смешанная, которой присущи различные виды гармонизации;

– иерархическая, направленная на соблюдение субординации при построении государственной правовой системы;

– распорядительная, предписывающая всем нормативным актам соответствовать принятым международным правовым стандартам.

Таким образом, для достижения эффективной гармонизации законодательства с иными правовыми системами необходимо:

– исследовать существующую нормативно-правовую базу заинтересованных субъектов;

– провести сравнительно-правовой анализ законодательства на предмет выявления различий, противоречий и пробелов;

– оценить своевременность, актуальность, преимущество и взаимную выгоду сторон от инфильтрации законодательства;

– осуществить комплексное прогнозирование относительно реализации инфильтрированных правовых норм;

– определить этапы (график) вхождения в единое правовое пространство тех или иных объектов законодательства;

– организовать образовательную, научную, информационную поддержку проекта;

– контролировать законотворческую и правоприменительную деятельность, направленную на реализацию избранного проекта гармонизации.

Следует учитывать, что при реализации данных форм правовой инфильтрации каждая из них будет иметь свой собственный механизм правовой реализации, заранее установленный законодателем. В связи с этим представляется справедливым мнение М.Н. Марченко о том, что процесс заимствования не должен иметь чисто «механический» характер, необходим творческий подход, при котором учитываются исторические, национальные, экономические и другие условия и особенности той или иной страны. Только при таком подходе можно рассчитывать на то, что вновь вводимые или переносимые из других правовых систем институты, нормы или принципы будут не только формально значиться в структуре новой правовой системы, но и эффективно осуществляться2.

Разделяя данную позицию, следует отметить, что процесс проникновения правовых норм, являющихся чуждыми для национальной правовой системы государства, нуждается в серьезном анализе с точки зрения возможности его адаптации в условиях национального права государства. Очевидно, что чисто механического перенесения на уровень нормативного регулирования правовых норм и использования приемов юридической техники недостаточно для наиболее эффективной реализации в национальном праве одной страны уже успешно функционирующих правовых конструкций, содержащихся в рамках национального права другого государства. Для того чтобы заимствованные правовые нормы имели позитивный характер, представляется весьма существенным создание механизма адаптации «инородных» правовых норм в условиях данной страны, а также корректировка национального законодательства, регламентирующего новый правовой институт, приведение его в соответствие с потребностями общественного развития.

Таким образом, правовая инфильтрация представляет собой заимствование (взаимопроникновение) правовых норм, содержащихся в рамках международного права или национального законодательства, одних государств во внутригосударственное право других в установленной или приемлемой форме.

Перенесение требований международных соглашений на национальное законодательство стало первым прецедентом правовой инфильтрации. Создание единой мировой правовой системы, регулирующей исполнение (отбывание) уголовного наказания, явилось своеобразным плацдармом для создания единого правового пространства в области пенитенциарного права.

Анализ международно-правовых документов по вопро­сам обращения с осужденными (заключенными) и прак­тики их применения позволяет нам сделать вывод о том, что в современной международной правовой системе сложилась устойчивая, самостоятельная совокупность нормативных актов, регулирующих уголовно-исполнительные правоотношения. По нашему мнению, их дальнейшая интеграция может подтолкнуть мировое сообщество к созданию единого международного пенитенциарного законодательства. В качестве основного источника данного правового образо­вания могут выступить Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, которые в настоящее время являются важным юридическим и политическим документом прав и свобод заключенных.

Создание новой отрасли между­народного права будет стимулиро­вать государство в стремлении со­здать более эффективную систему уважения прав человека, в том чис­ле посредством выработки универ­сальных рекомендаций в ходе об­мена информацией, участия в на­учно обоснованных практических проектах, проведения совместных исследований в области исполне­ния уголовных наказаний. Все это бу­дет способствовать внедрению результатов исследований и между­народного опыта в деятельность пенитенциарных учреждений, а так­же более эффективной внутригосударственной политике. По нашему мнению, ярким примером такого сотрудничества явилась разработка Модельного уголовно-исполнительного кодекса Содружества Независимых Государств, единогласно принятого на восьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи 2 ноября 1996 г.

Проводя сравнительно-правовой анализ общих положений, принципов, задач, содержания и структуры Модельного уголовно-исполнительного кодекса и ныне действующих уголовно-исполнительных кодексов государств – участников СНГ можно сделать вывод о том, что их основные положения тождественны. Мы считаем, что в данном случае не на бумаге, а на практике произошла правовая инфильтрация норм международного права в национальные законодательства. Положения Модельного УИК СНГ не только сыграли значительную роль в сближении пенитенциарных законодательств – участников СНГ, но и способствовали реальному созданию международного пенитенциарного права, отвечающего требованиям процесса глобализации.

Во второй главе «Влияние международных правовых стандартов обращения с осужденными на формирование уголовно-исполнительной политики России» акцентируется внимание на влиянии международно-правовых норм на формирование уголовно-исполнительной политики нашей страны.

В первом параграфе «Реализация основных международных стандартов обращения с осужденными в европейской пенитенциарной системе» исследуются вопросы непосредственного воздействия международных стандартов на европейскую пенитенциарную систему.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.