авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Предупреждение транснациональных преступлений, связанных с религиозным и политическим экстремизмом: опыт международного сотрудничества (на примере государств-уч

-- [ Страница 3 ] --

Экстремистские проявления традиционно носят открытый публичный характер, их информационный эффект распространяется весьма широко. При этом усиление уголовной репрессии за преступления, сопряженные с демонстрацией религиозных предпочтений и одновременным нарушением прав граждан, происходит и в связи с применением других специальных норм уголовного закона (помимо ст.282 УК РФ), в том числе ст. 136 УК РФ (нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина). Диссертант также отмечает, что в последние годы в России заметно интенсифицированы и иные меры правового противодействия религиозному и политическому экстремизму, связанные с вынесением официальных предостережений юридическим лицам, запретов на продолжение их деятельности в связи с продвижением идеологии экстремизма. В государствах Центральной Азии, входящих в состав СНГ, так же, как и в России, борьба с проявлениями религиозного и политического экстремизма осуществляется не только посредством применения норм уголовного закона, но и норм административного и гражданского права. Такая правовая политика представляется наиболее эффективной, поскольку позволяет, с одной стороны, дифференцировать жесткость правовых репрессий, с другой – решать вопрос об ответственности юридических лиц за ведение экстремистской деятельности (нормы уголовного закона не предполагают ответственности юридических лиц в отличие от норм административного и гражданского права). Как показало исследование, сложилась устойчивая практика экстрадиции лиц, совершивших преступления, прямо связанные с религиозным и политическим экстремизмом.

Анализ уголовных дел о преступлениях, связанных с религиозным и политическим экстремизмом, рассмотренных судебными органами государств Центральной Азии, входящих в состав СНГ, позволяет выделить некоторые криминологически значимые свойства данных деяний. Диссертант к их числу относит следующее: данные государства становятся привлекательными для представителей разного рода зарубежных и международных террористических и экстремистских организаций в плане, во-первых, укрывательства от уголовной ответственности на территории государств, где они совершили преступления и откуда в свое время скрылись; во-вторых, ведения подрывной деятельности в отношении сопредельных государств (Узбекистан, Китай, Россия); в-третьих – вовлечения в преступную деятельность своих потенциальных сторонников из числа местного населения (в этом отношении не исключено, что эмиссары разного рода экстремистских организаций зарубежных стран ведут активную вербовочную и пропагандистскую работу среди представителей своих диаспор, проживающих в Казахстане, России, Таджикистане и других государствах Содружества).

Глава 2 – «Криминологические особенности современного религиозного и политического экстремизма» - объединяет два параграфа, содержание которых раскрывает детерминанты религиозного и политического экстремизма в государствах-участниках СНГ, состояние и криминологический прогноз преступности экстремистского характера в государствах-участниках СНГ.

Интеграция государств СНГ в межгосударственные объединения, преследующие цели обеспечения национальной безопасности, связана со сложной политической ситуацией в центрально-азиатском регионе, где прослеживается тенденция к усилению позиций терроризма и религиозного экстремизма. Во-первых, в непосредственной близости находится Афганистан, обстановку в котором даже после разгрома талибов, достигнутого усилиями Антитеррористической коалиции, трудно назвать стабильной. Во-вторых, в Узбекистане довольно прочно обосновалось ИДУ - Исламское движение Узбекистана, а в Киргизии (на юге) уверенно чувствуют себя эмиссары «Хизб-ут-Тахрир» - исламского движения с откровенно радикальными лозунгами. В-третьих, наличие вблизи Казахстана густонаселенных районов (вроде Ферганской долины Узбекистана) делает вполне реальной опасность неконтролируемых миграционных потоков. В-четвертых, Центральная Азия соседствует с так называемой «дугой нестабильности», по которой с каждым годом увеличиваются потоки наркотиков, оружия, нелегальных мигрантов и т.д. В-пятых, на китайском направлении непосредственно с Казахстаном граничит КНР (СУАР) - постоянно тлеющий очаг сепаратизма. Государства региона в силу своего географического положения, обладания громадными сырьевыми ресурсами и значительным промышленным и военным потенциалом играют особую роль в системе мировых геополитических координат, а нарушение политического равновесия в Центральной Азии может вызвать серьезнейшие изменения сложившей относительной социально-экономической и политической стабильности на всем евразийском континенте. Этими факторами обуславливаются активные устремления к дестабилизации обстановки в странах Центральной Азии со стороны международных террористических и религиозно-экстремистских организаций. Особую озабоченность органов безопасности и спецслужб государств региона вызывает рост числа проявлений насильственных форм экстремизма в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений. Религиозная идеология является хорошим прикрытием для действий большинства экстремистских организаций. В некоторых государствах Центральной Азии религиозный экстремизм представляет собой внушительную политическую силу, претендующую на создание оппозиции конституционным органам власти. «Тихая» экспансия, осуществляемая его приверженцами под видом оказания благотворительной помощи различным слоям населения путем предоставления гуманитарной и иной помощи через различные неправительственные фонды и организации, а также проводимая пропагандистская работа в учебных заведениях и медресе, постепенно уступает свое место радикальным методам действий.

С криминологической точки зрения важно, что религиозный насильственный экстремизм тесно смыкается с экстремизмом национально-этническим. Анализ показывает, что деятельность религиозно и политически мотивированных групп носит устойчивый, организованный, транснациональный характер, а содержание конкретных действий подпадает под действие норм уголовного закона. Это обстоятельство определенно позволяет диагностировать религиозный и политический экстремизм как частный случай организованной транснациональной преступности. Современный экстремизм встроен в уголовную и политическую преступность. На состояние экстремистской активности религиозного и политического толка оказывают мощное давление не только факторы культурологического происхождения. Гораздо более «продуктивными» оказываются действия по целенаправленной дестабилизации целых государств и регионов с целью переформатирования политического режима, перехвата власти. Анализ показывает, что деятельность религиозно и политически мотивированных групп носит устойчивый, организованный, транснациональный характер, а содержание конкретных действий подпадает под действие норм уголовного закона. Это обстоятельство определенно позволяет диагностировать религиозный и политический экстремизм как частный случай организованной транснациональной преступности.

В России одновременно с религиозным экстремизмом стремительно развивается экстремизм, в основе которого лежит интолерантность, обусловленная идеями ксенофобии, неофашизма и леворадикализма. Особое место в этом ряду занимает экстремистское поведение молодежи, связанное с совершением действий насильственного характера по национальным, религиозным и политическим мотивам. В условиях системного кризиса российского общества, отсутствии эффективных легальных путей преодоления «социальной безвыходности» ведет к накоплению агрессивности, состоянию фрустрации, которые находят свое выражение в формах регенерации этнорелигиозных форм насилия как компенсирующего фактора; происходит политизация молодежных экстремистских групп под влиянием радикальных политических организаций. По сведениям УФСБ по г. Москве и Московской области и ГУВД г. Москвы, наиболее радикальными из них являются «Русская цель», движение «скинхедов» с высокоорганизованной иерархической структурой «Объединенная бригада-88», «Национал-социалистический союз», «Хамерскин», «Московский скинлегион», московское отделение международной организации «Вlооd and hоnоr» так называемые организации националистического толка «Народная национальная партия», «Русское национальное единство», партия «Национальный фронт», «Русская национальная партия», ряд других организаций. По данным Московского бюро по правам человека, в России действует 50 тысяч скинхедов, издается порядка сотни радикальных газет, 7 издательств специализируются на выпуске неонацистской литературы, ежегодный тираж которой составляет не менее 500 тысяч экземпляров. Каждый месяц скинхеды и иные радикалы совершают в среднем по 30 нападений и избиений этнических меньшинств. По данным ВЦИОМ (2007г.) каждый второй опрошенный гражданин России (49%) считает актуальной борьбу с угрозой фашизма в России. Только каждый четвертый (26–27%) оценивает фашизм как мнимую угрозу. Эта проблема вызывает наибольшее беспокойство в возрастных группах 35–59 лет (52–55%), наименьшее – среди молодежи 18–24 лет (42%). Чем выше уровень образования опрошенных, тем чаще они акцентируют внимание на злободневности угрозы фашизма: от 42% в группе с образованием ниже среднего до 58% с высшим и незаконченным высшим образованием. Усиление в обществе, особенно среди молодежи, фашистских настроений отмечают от 42% сторонников КПРФ до 73% сторонников «Родины».

Проведенное исследование позволяет утверждать, что просматриваются универсальные детерминанты всплеска религиозного и политического экстремизма в государствах СНГ, в том числе характерные и для России. В самом обобщенном виде они могут быть сведены к следующему:

- незавершившийся социально-экономический и политический кризис в России и других государствах СНГ, переход от одной общественной системы к другой;

- рост национального самосознания и религиозной активности является не только компенсацией за разочарование в былой идеологии и политике «старшего брата», но и совершенно естественным процессом восстановления частично уничтоженных, частично деформированных при советской власти прежних ценностных проявлений;

- в условиях повсеместно разбросанных по региону зон этноконфессионального пограничья само по себе взаимодействие идентичностей также может обострять отношения между различными этническими и религиозными общинами;

- ослабление институтов действующей государственной власти, в том числе за счет тотальной коррупции, а в ряде случаев – возвращения к родовой клановой системе управления государством;

- расслоение населения по имущественному цензу, обострение проблемы молодежной бедности, купирующей инструментальное решение противодействия экстремизму;

- агрессивный прозелитизм религиозных организаций, признанных по законодательству России и других государств СНГ экстремистскими и запрещенными;

- осложнение социально-политической обстановки, связанное с контртеррористическими операциями в ЮФО Российской Федерации, государствах Центральной Азии, продуцирует так называемый «возвратный экстремизм», генезис которого связан также с нерешенностью важнейших внутриполитических и экономических проблем в регионах.

Вопрос о связи религиозного и политического экстремизма с терроризмом диссертант рассматривает как самостоятельную криминологическую проблему. В основе прогнозирования экстремистской активности религиозного и политического профиля находится тезис о том, что экстремизм и терроризм уже приобрели собственную политическую, а порой и военно-политическую динамику, изменились целевые установки экстремизма. Сегодня экстремистские организации изучаемого профиля все чаще направляют свои усилия не просто на дестабилизацию обстановки или решение каких-либо краткосрочных задач, а на достижение более масштабных целей – захват или передел власти, аннексия территорий суверенных государств. Политический, религиозный экстремизм, агрессивный сепаратизм, левый и правый радикализм и т.д. – все это звенья одной террористической цепи, взаимодополняющие друг друга на различных участках террористической деятельности. Соответственно, при криминологическом прогнозировании нельзя выделять «первостепенные» и «второстепенные» объекты, подлежащие правовому и инструментально-силовому государственному воздействию. Страны СНГ по-прежнему являются объектом пристального внимания международных экстремистских и террористических организаций. При этом в условиях наблюдаемого в 2005-2008 гг. нарастания в этих странах внутриполитической напряженности, вызванного обострением отношений между ведущими политическими силами, возникают серьезные риски создания для этих организаций условий, благоприятствующих их деятельности в Центрально-азиатском регионе. По мнению диссертанта, в среднесрочной перспективе просматривается тренд активизации религиозного и политического экстремизма, заимствовании им всего спектра инструментов террористической и военно-политической активности, а также медиапространства, позволяющего вывести экстремистские движения из маргинальной, криминальной среды в сферу публичной политики; в значительной степени религиозный политический экстремизм будет функционально обслуживать задачи изменения действующих границ суверенных государств по этно-религиозному признаку.

В третьей главе диссертации – «Система предупреждения преступлениям, связанным с религиозным и политическим экстремизмом» - рассмотрены проблемы деятельности субъектов международного сотрудничества по предупреждению транснациональных преступлений, связанных с религиозным и политическим экстремизмом; механизмы преодоления религиозно-политического экстремизма в контексте обеспечения национальной безопасности государств-участников СНГ; проанализирован и обобщен опыт международного сотрудничества государств-участников СНГ по предупреждению транснациональных преступлений, связанных с религиозным и политическим экстремизмом.

Началом практической консолидации усилий государств Содружества в борьбе с международным терроризмом стало утверждение 21 июня 2000 года Советом глав государств Программы государств – участников Содружества Независимых Государств по борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма и создание в соответствии с ней Антитеррористического центра государств — участников СНГ (АТЦ СНГ). Основными направлениями деятельности Центра по координации усилий в области борьбы с терроризмом на национальном и региональном уровнях, по которым осуществляются конкретные мероприятия международного сотрудничества являются: участие в разработке нормативной правовой базы координации деятельности национальных компетентных органов; обеспечение координации и взаимодействия государств-участников СНГ при проведении совместных и согласованных антитеррористических мероприятий; информационно-аналитическая деятельность в сфере борьбы с терроризмом на основе открытого и непрерывного обмена информацией между участниками антитеррористической деятельности на пространстве СНГ; постоянный обмен опытом проведения антитеррористических мероприятий и расследования преступлений террористического характера; организация обучения специалистов антитеррористических подразделений и проведение совместных антитеррористических учений. Для повышения результативности решения этих задач в Центральной Азии, по предложению Антитеррористического центра государств-участников СНГ, одобренному Советом руководителей органов безопасности и специальных служб государств-участников СНГ, 18 апреля 2001 г. было принято решение о создании в г. Бишкеке Кыргызской Республики Оперативной группы АТЦ СНГ по Центрально-Азиатскому региону. Деятельность Центра осуществляется в тесном взаимодействии с антитеррористическими органами других региональных организаций – Региональной антитеррористической структурой Шанхайской организации сотрудничества и Постоянной оперативной группой Штаба коллективных сил быстрого развертывания, с которыми заключены соответствующие соглашения.

Решение задач международного сотрудничества по предупреждению транснациональных преступлений, связанных с религиозным и политическим экстремизмом, идет по нескольким основным направлениям, которые включают в себя формирование единой системы совместных согласованных мер организационно-правового, координационно-практического, информационно-аналитического и научно-методического характера. Реализация этих мер осуществляется в рамках программ сотрудничества государств-участников СНГ в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма; за прошедшее время в СНГ было разработано четыре таких программы, последняя из которых, охватывающая период 2008–2010 годов была принята Советом глав государств Содружества 5 октября 2007 г.

В настоящее время в Центральной Азии формируется многоформатная эшелонированная система региональной безопасности, призванная гарантировать военно-политическую, социально-экономическую стабильность региона, которая продолжает сталкиваться с определенными трудностями. Функционирование региональной системы безопасности является для стран региона существенным достижением на пути обеспечения национальной безопасности. Практическим примером их сотрудничества может служить проведенная в сентябре 2007 г. спецоперация, в результате которой, по заявлению руководства ГКНБ КР было уничтожено руководство Исламской партии Туркестана, обвинявшееся в совершении в мае того же года нападений на пограничные посты в Кыргызстане и Таджикистане.

Самостоятельным субъектом противодействия распространению религиозного и политического экстремизма на территориях некоторых государств СНГ (главным образом, центральноазиатских) является Еросоюз. В июне 2007г. Европейским Союзом разработана и принята к руководству комплексная политико-экономическая стратегия сотрудничества с Центральной Азией. Она, прежде всего, определяет интересы стран ЕС в центральноазиатском регионе. В основе партнёрства лежит сотрудничество в области безопасности, в том числе противодействие терроризму, наркотрафику и уголовной преступности. Еще одним из приоритетных направлений деятельности ЕС в области центральноазиатской безопасности является укрепление пограничного контроля, особенно на участке таджикско-афганской границы. Угрозы терроризма и наркотрафика заставляют государства Евросоюза, США и ОБСЕ вкладывать средства, призванные помочь центральноазиатским республикам укрепить свою пограничную инфраструктуру. Средства идут на улучшение материально-технического снабжения, в том числе на обновление транспортного парка погранвойск, приобретение рентгеновских установок, а также модернизацию и ремонт пограничных пунктов. Кроме того, страны-доноры знакомят их с новыми методами и технологиями охраны границ путем обучения личного состава и помощи в создании интегрированных баз данных для отслеживания передвижений населения.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.