авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Предупреждение транснациональных преступлений, связанных с религиозным и политическим экстремизмом: опыт международного сотрудничества (на примере государств-уч

-- [ Страница 2 ] --

6. Анализ правоприменительной практики показывает, что значительная часть преступлений изучаемого вида характеризуется не только высокой степенью общественной опасности, но и сложностью правовой квалификации. Проблемы квалификации экстремистских преступлений прямо связаны с содержанием и полнотой списков экстремистской литературы, наличие которых и обеспечивает применение соответствующих норм УК Российской Федерации и УК других государств СНГ. Неоперативность пополнения списков может стать причиной необоснованного возбуждения уголовных дел, связанных с распространением экстремистских материалов. Уголовно-правовые решения в таких ситуациях должны основываться на результатах специальной экспертизы, участие в которой принимают филологи, а также лица, имеющие глубокие познания в вопросах религоведения и религиозных текстов.

7. В правовом поле государств-участников СНГ сложилась система нормативной регламентации борьбы с экстремизмом, прежде всего – религиозным и политическим. Документы СНГ в этой области можно классифицировать следующим образом: межгосударственные документы; модельные законы Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ; документы Совета Министров внутренних дел государств – участников СНГ. Анализ нормативно-правовой базы позволяет сформулировать следующие выводы: во-первых, государства-участники СНГ при конструировании норм национального и субрегионального права, направленных на активное противодействие религиозному и политическому экстремизму опираются на нормы международного права, полностью следуя курсу ООН в деле обеспечения региональной и международной безопасности; во-вторых, отчетливо проявилась полная консолидация государств по вопросам обеспечения взаимодействия в деле борьбы с религиозным и политическим экстремизмом как явлениями, представляющими реальную угрозу национальной и международной безопасности; в-третьих, государства СНГ рассматривают религиозный и политический экстремизм как явления, самым непосредственным образом связанные с терроризмом, и представляющими собой разновидность транснациональной организованной преступности (именно вследствие такого подхода устойчиво сформировалась и используется формулировка «терроризм и иные насильственные проявления экстремизма).

8. Поскольку экстремизм в современном мире чрезвычайно политизирован, едва ли следует рассчитывать на достижение консенсуса государств в общемировом масштабе (например, на уровне ключевого документа ООН) относительно правовых рамок соответствующего понятийного аппарата. Более эффективным является сотрудничество государств на субрегиональном уровне (в том числе в формате Содружества Независимых Государств), поскольку характер угроз здесь максимально совпадает, действуют одни и те же политические акторы (экстремистские организации стали транснациональными, их деятельность распространяется на несколько сопредельных государств одновременно), а государства, как правило, придерживаются сходных взглядов на вопросы организации борьбы с данными явлениями.

9. Сохраняется проблема разных подходов в национальных законах государств СНГ к нормативно-правовому регулированию как самого экстремизма, так и соответствующей деятельности государств по обеспечению национальной и региональной безопасности. Одно из центральных мест в работе по унификации и гармонизации законодательства государств-членов СНГ должны занять разработка и закрепление в национальных актах общего определения экстремизма и производных от него понятий.

10. Сложившаяся в научной литературе неопределенность критериев идентификации и оценки экстремистских проявлений в конфликтах различного рода сохраняет проблему создания концептуальной модели экстремизма как объекта нормативно-правового регулирования. Вносится предложение имплементировать в источники национального законодательства определение экстремизма, сформулированное в Модельном законе государств-участников СНГ «О противодействии экстремизму» от 14 мая 2009г.: «экстремизм – посягательство на основы конституционного строя и безопасность государства, а также нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, осуществляемые вследствие отрицания правовых и (или) иных общепринятых норм и правил социального поведения».

11. В государствах СНГ на субрегиональном уровне сложилась и развивается система криминологического предупреждения политического экстремизма, осуществляемого под прикрытием религиозных идей. В качестве основных субъектов предупреждения выступают спецслужбы и правоохранительные органы государств, органы местного самоуправления, эффективность целевой деятельности которых заметно увеличивается за счет привлечения потенциала организаций, представляющих традиционные конфессии, средств массовой информации.

12. Выделены наиболее эффективные формы специальной превенции политического экстремизма, осуществляемого под прикрытием религиозных идей:

- сочетание мер уголовно-правовой репрессии с мерами административного характера (практика вынесения официальных предостережений юридическим лицам, запрет на продолжение их деятельности в связи с продвижением идеологии экстремизма). Такая правовая политика представляется наиболее эффективной, поскольку позволяет, с одной стороны, дифференцировать жесткость правовых репрессий, с другой – решать вопрос об ответственности юридических лиц за ведение экстремистской деятельности (нормы уголовного закона не предполагают ответственности юридических лиц в отличие от норм административного и гражданского права). Установлена корреляция в виде обратной пропорциональной зависимости между интенсивностью мер административно-правового характера и уровнем политической экстремистской активности, осуществляемой под прикрытием религиозных идей;

- формирование единых списков запрещенных организаций, осуществляющих экстремистскую деятельность, в том числе политической направленности под прикрытием религиозных идей;

- обеспечение межгосударственного розыска лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении экстремистских преступлений;

- экстрадиция лиц, совершивших преступления, прямо связанных с религиозным и политическим экстремизмом.

Апробация результатов исследования и внедрение его результатов. Основные положения диссертации нашли отражение в выступлениях автора на конференциях Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова «Современное состояние и развитие криминологической науки» (март 2008г.), «Криминологический мониторинг: современное состояние и пути повышения эффективности» (апрель 2009г.).

Материалы диссертационной работы использовались в учебном процессе кафедры криминологии и уголовно-исполнительного права Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова.

Диссертант является автором пяти публикаций общим объемом 3,4 п.л. Одна статья напечатана в периодическом научном издании, рекомендуемом ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации для публикации основных результатов диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук.

Структура и объем диссертации обусловлены целями и задачами, а также содержанием настоящего исследования. Работа включает введение, три главы, семь параграфов, заключение, библиографию. Объем и оформление диссертационного исследования отвечает требованиям, предъявляемым ВАК России.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы и ее актуальность, определяются цель и задачи исследования, его теоретическая и эмпирическая база, излагается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации исследования.

Глава 1 –«Правовые основы предупреждения транснациональных преступлений, связанных с религиозным и политическим экстремизмом» - включает два параграфа, посвященных анализу нормативных источников противодействия транснациональным преступлениям, связанных с религиозным и политическим экстремизмом, а также механизму уголовно-правового противодействия преступлениям, связанным с осуществлением экстремистской деятельности.

В течение последних лет международное сообщество предприняло ряд серьезных мер юридической защиты от экстремизма, сепаратизма и терроризма – как на уровне национальных законодательств, так и в рамках международно-правовых отношений. Во всех этих документах терроризм и агрессивный сепаратизм рассматриваются как взаимосвязанные явления, создающие угрозу суверенитету, конституционному строю и территориальной целостности. Практически это означает международно-правовое подтверждение взаимозависимости политической экстремистской, террористической и сепаратистской деятельности. Изменились формы и методы «террористической эрозии», этнический сепаратизм дополнился религиозным, локальные этнические конфликты и индивидуальные террористические акты выросли в полномасштабное противостояние и постоянную террористическую деятельность.

Значимым аспектом концептуального понимания социально-правовой природы экстремизма является его дефиницирование, попытка вычленить наиболее значимые свойства и объективизирующие характеристики, пригодные для создания политологической, правовой или криминологической описательной модели. В работе проанализированы понятия и классификация экстремизма, представленные в социальной психологии, культурологии, философии, политологии, юриспруденции. Обзор позиций современных исследователей показывает, что представители различных отраслей гуманитарного знания придерживаются различных взглядов на сущность экстремизма, что в значительной степени предопределено особенностями предмета и метода отраслевого научного познания; при этом очевидно, что под сомнение поставлена сама возможность дефиницировать экстремизм как социально-правовое явление, выработать его сбалансированную классификацию. Сложившаяся в научной литературе неопределенность критериев идентификации и оценки экстремистских проявлений в конфликтах различного рода, по мнению диссертанта, сохраняет проблему создания концептуальной модели экстремизма как объекта нормативно-правового регулирования. Автор полагает, что унифицированное правовое регулирование является необходимым элементом общего процесса повышения эффективности борьбы с религиозным и политическим экстремизмом; создание общемировой международно-правовой базы для борьбы с экстремизмом, терроризмом и сепаратизмом может превратиться в жизненно важное направление международного сотрудничества.

Проведя юридический анализ договоров, заключенных в рамках ООН, резолюций Совета Безопасности ООН, документов Совета Европы устанавливающих параметры противодействия экстремизму и терроризму, автор приходит к выводу о том, что по причине чрезвычайной политизированности экстремизма в современном мире едва ли следует рассчитывать на достижение консенсуса государств в общемировом масштабе (например, на уровне ключевого документа ООН) относительно правовых рамок соответствующих понятий. Более эффективным является сотрудничество государств на субрегиональном уровне, поскольку характер угроз здесь максимально совпадает, действуют одни и те же политические акторы (экстремистские организации давно стали транснациональными, их деятельность распространяется на несколько сопредельных государств одновременно), а государства, как правило, придерживаются сходных взглядов на вопросы организации борьбы с данными явлениями.

В последние несколько лет угрозы, исходящие от религиозного и политического экстремизма, приобрели принципиально новое качество практически для всех государств, входящих в Содружество. Соответственно, значительно увеличилась субрегиональная нормативная база, обеспечивающая противодействие этим крайне опасным для национальной и региональной безопасности процессам. При этом практически все государства Содружества разделяют мнение о том, что экстремизм, тем более – политический и религиозный, не следует рассматривать отдельно от терроризма, поскольку грани между ними в проекции к национальной и региональной безопасности практически не существует (другое дело, что с формально-юридической точки зрения эти формы противоправной деятельности, конечно же, следует разграничивать).

Значительным вкладом в формирование национальных правовых основ антитеррористической деятельности стала законодательная база государств-участников СНГ, содержание которой подвергнуто в диссертации детальному правовому анализу, в том числе Модельный закон «О противодействии экстремизму» от 14 мая 2009г., а также ряд источников национального законодательства государств по изучаемой проблеме. В правовом поле государств-участников СНГ сложилась система нормативной регламентации борьбы с экстремизмом, прежде всего – религиозным и политическим. Документы СНГ в этой области диссертант классифицирует следующим образом: межгосударственные документы; модельные законы Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ; документы Совета Министров внутренних дел государств – участников СНГ. Анализ данных документов уверенно позволяет говорить о нескольких позициях. Во-первых, государства-участники СНГ при конструировании норм национального и субрегионального права, направленных на активное противодействие религиозному и политическому экстремизму опираются на нормы международного права, полностью следуя курсу ООН в деле обеспечения региональной и международной безопасности. Во-вторых, отчетливо проявилась полная консолидация государств по вопросам обеспечения взаимодействия в деле борьбы с религиозным и политическим экстремизмом как явлениями, представляющими реальную угрозу национальной и международной безопасности. В-третьих, государства СНГ рассматривают религиозный и политический экстремизм как явления, самым непосредственным образом связанные с терроризмом, и представляющими собой разновидность транснациональной организованной преступности (именно вследствие такого подхода устойчиво сформировалась и используется формулировка «терроризм и иные насильственные проявления экстремизма). При этом диссертант отмечет, что сохраняется проблема присутствия в национальных законах разных подходов к нормативно-правовому регулированию как самого экстремизма и терроризма, так и соответствующей деятельности государств по обеспечению национальной и региональной безопасности.

Автор последовательно отстаивает тезис о том, что необходимо такое правовое понятие сущности экстремизма, которое является результатом нормотворческого консенсуса государств. Вносится предложение об имплементации понятия экстремизма, включенного в Модельный закон государств-участников СНГ от 14 мая 2009г. «О противодействии экстремизму» («экстремизм – посягательство на основы конституционного строя и безопасность государства, а также нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, осуществляемые вследствие отрицания правовых и (или) иных общепринятых норм и правил социального поведения»), в источники национального законодательства государств-участников СНГ, регламентирующие основания и направления государственно-правового противодействия проявлениям экстремистской активности, с последующим закреплением бланкетных норм отраслевого законодательства в группе посягательств на основы конституционного строя и безопасность государства.

Оценивая состояние уголовно-правового противодействия преступлениям, связанным с осуществлением экстремистской деятельности, по законодательству государств-участников СНГ, автор апеллирует к источникам национального уголовного законодательства государств Содружества, предлагает сравнительный анализ соответствующей нормативно-правовой базы Уголовных кодексов Российской Федерации, Республики Казахстан, Республики Таджикистан, Кыргызской Республики, Республики Беларусь, других государств Содружества.

Статистический анализ и изучение конкретных уголовных дел и обвинительных приговоров, вынесенных по делам о политическом и религиозном экстремизме в Российской Федерации, Республике Казахстан, Республике Таджикистан, Кыргызской Республике показывает, что значительная часть рассматриваемых преступлений характеризуется не только высокой степенью общественной опасности, но и сложностью правовой квалификации. Во многом это связано с групповым характером преступной деятельности экстремистского характера, ее многоэпизодностью, усложненностью мотивации участников. Значительная часть уголовных дел о пропаганде ненависти связана, как показывает практика, с религиозными отношениями. Анализ правоприменительной практики по делам о религиозно окрашенном экстремизме показывает, что в ряде случаев неустановленным оказывается субъект, организовавший преступную деятельность, либо статус организатора не был доказан. Другая проблема квалификации преступлений изучаемого вида связана с тем, что на практике фиксируются случаи, когда в преступлениях очевидно экстремистского характера присутствуют еще и корыстные мотивы.

В центральноазиатских государствах СНГ, как и в Российской Федерации, религиозный и политический экстремизм в большинстве случаев связан с распространением экстремистских информационных ресурсов. Практика показывает, что активность в преследовании ксенофобной пропаганды не снижается. Если в Российской Федерации в 2004г. количество обвинительных приговоров, содержащих указание на ст. 282 УК РФ «Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды», составило 3, то в 2005г. – уже 12, в 2006г. – 17, а в 2007г. – 28. С точки зрения «географии» криминальной активности здесь лидирует вовсе не Москва или Санкт-Петербург, а Кемерово, Новосибирск, Республика Коми, Краснодар. В связи с этим важным представляется расширение уголовно-правового инструментария, обеспечивающего эффективность уголовного наказания и последующей частной превенции рассматриваемого вида преступлений.

Изучение следственной и судебной практики показало, что проблемы квалификации экстремистских преступлений прямо связаны с содержанием и полнотой списков экстремистской литературы, наличие которых и обеспечивает применение соответствующих норм УК РФ (аналогичная проблема прослеживается и в других государствах Содружества). Федеральный список экстремистских материалов (в основном ярко выраженной фашистской, националистической или ультрарелигиозной направленности), составленный ФРС РФ, пополняется по мере поступления в ФРС решений судов о признании каких-либо материалов экстремистскими. По мнению диссертанта, неоперативность пополнения списка может стать причиной необоснованного возбуждения уголовных дел, связанных с распространением экстремистских материалов. Уголовно-правовые решения в таких ситуациях должны основываться на результатах специальной экспертизы, участие в которой принимают лица, имеющие глубокие познания в вопросах религоведения и религиозных текстов.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.