авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (уголовно-правовые и криминологические аспекты)

-- [ Страница 3 ] --

Из смысла диспозиции ст. 277 УК РФ следует, что субъективной причиной посягательства на жизнь общественного или общественного деятеля является негативное восприятие конкретной политической деятельности потерпевшего, прекратить или отомстить за которую намеревается виновный. Однако, как показывает практика, в некоторых случаях посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля может быть совершено при отсутствии негативного восприятия определенной политической деятельности потерпевшего. Так, например, покушение на убийство П.А. Столыпина 12 августа 1906 г. было осуществлено только на том основании, что он занимал пост премьер-министра Российской империи, а мотивом покушения на убийство Президента СССР М.С. Горбачева 7 ноября 1990 г. стала ненависть покушавшегося к КПСС, которую возглавлял потерпевший. В этой связи диссертант полагает, что субъективные претензии виновного к потерпевшему (его политическая деятельность) обозначены ст. 277 УК РФ слишком узко. Считая такое законодательное решение неоправданным, автор предлагает обозначить субъективные признаки преступления следующим образом: «в связи с его государственной или иной политической деятельностью».

Исходя из содержания ст. 20 УК РФ, субъектом преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, может являться вменяемое физическое лицо, достигшее на момент совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. Следовательно, лицо, которому во время совершения преступления не исполнилось шестнадцати лет, к уголовной ответственности по ст. 277 УК РФ привлечено быть не может. В подобных случаях посягательство на жизнь политического или общественного деятеля квалифицируется по общей уголовно-правовой норме – п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ (разумеется, при условии, что виновный достиг четырнадцатилетнего возраста), что не исключает необходимость квалификации действий взрослых соучастников преступления (если таковые имеются) по ст. 277 УК РФ.

Далее в работе рассматриваются проблемы квалификации посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля. Одной из них является проблема квалификации посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенного общеопасным способом (например, с помощью взрыва). Учитывая, что ст. 277 УК РФ не дифференцирует уголовную ответственность за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля в зависимости от способа совершения преступления, автор приходит к выводу, что в соответствующих случаях содеянное следует квалифицировать в зависимости от фактически наступивших последствий. Если в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, общеопасным способом причинена смерть или вред здоровью иным лицам, то содеянное квалифицируется как по ст. 277 УК РФ, так и по соответствующей статье (статьям) Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за преступления против личности.

Рассматривая проблему квалификации посягательства на жизнь двух или более государственных или общественных деятелей, охватываемого единым умыслом, диссертант заключает, что при таких обстоятельствах множественность преступлений отсутствует и содеянное следует квалифицировать как одно преступление, предусмотренное ст. 277 УК РФ.

Руководствуясь судебной практикой, сложившейся применительно к ст.ст. 295 и 317 УК РФ, диссертант приходит к выводу, что посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, обусловленное их незаконной деятельностью, по ст. 277 УК РФ быть квалифицировано не может; в подобных случаях содеянное следует расценивать как общеуголовное преступление против личности, предусмотренное ст. 105 УК РФ.

Завершая юридический анализ преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, и проблем его квалификации, диссертант обращает внимание на недостаточность уголовно-правовой охраны государственных и общественных деятелей. В отличие от главы 31 «Преступления против правосудия» и главы 32 «Преступления против порядка управления», которые обеспечивают уголовно-правовой охраной должностных лиц, осуществляющих правосудие и управленческую деятельность, от применения физического насилия любой интенсивности, глава 29 УК РФ не предусматривает ответственности за посягательство на здоровье и телесную неприкосновенность государственных и общественных деятелей. В целях повышения уровня уголовно-правовой защищенности государственных и общественных деятелей главу 29 УК РФ представляется необходимым дополнить новой статьей (ст. 277.1 УК РФ), предусматривающей ответственность за применение насилия или угрозу его применения в отношении государственных или общественных деятелей в связи с их государственной или иной политической деятельностью. Предлагаемую уголовно-правовую норму можно было бы изложить в следующей редакции:

«Статья 277.1. Применение насилия в отношении государственного или иного политического деятеля

1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении государственного или иного политического деятеля, а равно его близких в связи с его государственной или иной политической деятельностью –

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, –

наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет».

Третья глава «Криминологические аспекты посягательства на жизнь государственных или общественных деятелей» посвящена изучению детерминантов соответствующих преступлений, разработке криминологической характеристики лиц, их совершающих, и мер предупреждения подобных деяний, исследованию возможностей прогнозирования индивидуального преступного поведения как средства борьбы с посягательствами на жизнь государственных или общественных деятелей.

Исследуя причины и условия, обусловливающие совершение посягательств на жизнь государственных или общественных деятелей, автор приходит к выводу о том, что детерминантами этих преступлений не является какой-то особый комплекс факторов, характерный исключительно для рассматриваемых деяний. Подавляющее большинство причин и условий этих преступлений являются производными от детерминантов таких сегментов преступности, как насильственная, организованная и политическая преступность. К числу наиболее действенных факторов, обуславливающих совершение посягательств на жизнь государственных и общественных деятелей, по мнению диссертанта, относятся: достигшее критического уровня социально-экономическое расслоение населения России, следствием которого являются невозможность для большинства граждан удовлетворить свои потребности легальными способами, рост политической и социальной напряженности; межэтнические, межконфессиональные и иные социальные противоречия, рост национализма, национальной и религиозной нетерпимости; наличие в стране коррупции во всех эшелонах власти, которая приобрела характер системной угрозы, вызывая острое недовольство властью и ее представителями; политизация организованной преступности, которая все активнее заявляет о своих политических интересах и амбициях, используя устранение политических конкурентов в качестве способа ведения политической борьбы; существование нелегального рынка огнестрельного оружия и иных предметов вооружения, относительная легкость его незаконного приобретения; проникновение в отдельные регионы Российской Федерации международных террористических организаций, которые осуществляют подготовку и финансовую поддержку «боевиков» для совершения преступлений террористического характера, в том числе и преступлений, предусмотренных ст. 277 УК РФ, распространяют радикальную идеологию; недостаточно эффективная борьба с организованной преступностью и коррупцией, незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, ненадлежащий государственный и общественный контроль за распространением идей радикализма, пропагандой насилия и жестокости и др.

Далее в работе разрабатывается криминологическая характеристика лиц, совершающих посягательства на жизнь государственных или общественных деятелей. Основываясь на результатах экспертных опросов, автор выделяет три типа преступников, совершающих указанные преступления, по характеру их антиобщественной направленности: 1) лица с четко и устойчиво выраженной специфической (агрессивно-насильственной) антиобщественной направленностью (80-85%); 2) лица, характеризующиеся в целом отрицательно и ранее совершавшие преступления против личности, но направленность которых на совершение посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля явно не выражена (12-15%); 3) положительно характеризующиеся лица, чье преступное поведение представляет собой реакцию на длительную психотравмирующую ситуацию, сложившуюся вследствие действительных или мнимых упущений в деятельности государственных или общественных деятелей (их число, по мнению экспертов, не превышает 3 %).

Анализ немногочисленных уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 277 УК РФ, контент-анализ публикаций, содержащихся в периодической печати и сети Интернет, опросы экспертов из числа ученых-юристов и сотрудников правоохранительных органов позволили разработать следующую классификацию мотивов, обуславливающих совершение посягательств на жизнь государственных и общественных деятелей: 1) политические мотивы, выражающиеся в стремлении устранить политического конкурента, повысить свой политический вес, изменить проводимую политическим деятелем внешнюю или внутреннюю политику, изменить основы конституционного строя, захватить власть и т.п. (подобными мотивами, в частности, были продиктованы убийства депутатов Государственной Думы РФ Г. Старовойтовой, С. Юшенкова); 2) религиозно-националистические (экстремистские) мотивы, которые заключаются в стремлении экстремистских групп устранить государственного или общественного деятеля, создающего препятствия для продвижения идеологии и практики конфессиональной и этнической нетерпимости, террористической и иной экстремисткой деятельности (убийство Президента Чеченской республики А. Кадырова, посягательство на жизнь Президента Ингушетии Ю.-Б. Евкурова); 3) мотивы недовольства политической деятельностью государственного или общественного деятеля, осуществляемыми ими реформами (покушение на убийство А. Чубайса); 4) общеуголовные мотивы, выражающиеся, в частности, в стремлении организованных преступных групп устранить государственного или общественного деятеля, препятствующего их преступной деятельности либо ее дальнейшему развитию (убийство губернатора Магаданской области В. Цветкова, приготовление к убийству на губернатора Кемеровской области А.Г. Тулеева); 5) корыстные мотивы, которыми руководствуются непосредственные исполнители посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, действующие за материальное вознаграждение.

С учетом выделенных разновидностей мотивов и обозначенных детерминантов необходимо совершенствовать существующие и разрабатывать новые социально-экономические, политические, организационные, правовые, оперативные, технические и иные меры по предупреждение посягательств на жизнь государственных и общественных деятелей.

В заключении диссертации подведены ее итоги, сформулированы ее основные положения и выводы, наиболее значимые из которых изложены в тексте настоящего автореферата.

Основные положения диссертационного исследования

опубликованы в следующих работах:

Статьи в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии России:

  1. Неделин И.Г. Цель и мотив преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2008. – № 7. (0,4 п.л.).
  2. Неделин И.Г., Капинус О.С. Детерминанты посягательств на жизнь государственных или общественных деятелей: общее и частное // Современное право. – 2008. – № 6. (0,6 п.л.).

Статьи в иных изданиях:

3. Неделин И.Г. Ретроспективный анализ посягательств на жизнь государственных и общественных деятелей // Право и жизнь. – 2008. – № 122. (0,5 п.л.).


1 Российская газета. – 2009, 19 мая.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.