авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (уголовно-правовые и криминологические аспекты)

-- [ Страница 2 ] --

5. В отличие от главы 31 «Преступления против правосудия» и главы 32 «Преступления против порядка управления», которые обеспечивают уголовно-правовой охраной должностных лиц, осуществляющих правосудие и управленческую деятельность, от применения физического насилия любой интенсивности (посягательство на жизнь, применение насилия и угрозы его применения) глава 29 УК РФ не предусматривает ответственности за посягательство на здоровье и телесную неприкосновенность государственных и общественных деятелей. В целях повышения уровня уголовно-правовой защищенности государственных и общественных деятелей главу 29 УК РФ представляется необходимым дополнить новой статьей (ст. 277.1 УК РФ), предусматривающей ответственность за применение насилия или угрозу его применения в отношении государственных или общественных деятелей в связи с их государственной или иной политической деятельностью. Соответствующую уголовно-правовую норму предлагается изложить в следующей редакции:

«Статья 277.1. Применение насилия в отношении государственного или иного политического деятеля

1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении государственного или иного политического деятеля, а равно его близких в связи с его государственной или иной политической деятельностью –

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, –

наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет».

6. К числу наиболее действенных факторов, обуславливающих совершение посягательств на жизнь государственных и общественных деятелей, относятся: достигшее критического уровня социально-экономическое расслоение населения России, порождающее рост политической и социальной напряженности; межэтнические, межконфессиональные и иные социальные противоречия, рост национализма, национальной и религиозной нетерпимости; наличие коррупции во всех эшелонах власти, которая вызывает острое недовольство властью и ее представителями; политизация организованной преступности, которая использует устранение политических конкурентов в качестве способа ведения политической борьбы; существование нелегального рынка огнестрельного оружия и иных предметов вооружения, относительная легкость его незаконного приобретения; проникновение в отдельные регионы России международных террористических организаций, которые осуществляют подготовку и финансовую поддержку «боевиков» для совершения преступлений террористического характера, в том числе и преступлений, предусмотренных ст. 277 УК РФ, распространяют радикальную идеологию; недостаточно эффективная борьба с организованной преступностью и коррупцией, незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, ненадлежащий государственный и общественный контроль за распространением идей радикализма, пропагандой насилия и жестокости и др.

Обоснованность и достоверность научных положений, выдвигаемых в диссертации, обеспечены: использованием апробированных методов и методик уголовно-правового и криминологического исследования; соблюдением научных требований и методологических принципов уголовного права и криминологии; тщательным отбором эмпирического материала. Достоверность выводов и предложений, сформулированных в исследовании, подтверждается результатами их апробации в печати, в практике работы диссертанта, в правоприменительной деятельности.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что его положения и выводы вносят определенный вклад в решение проблем противодействия посягательствам на жизнь государственных и общественных деятелей уголовно-правовыми и криминологическими средствами, а, следовательно, и в развитие уголовно-правовой науки и криминологической в целом. Проведенное исследование позволило определить перспективные направления совершенствования уголовно-правого обеспечения безопасности государственных и общественных деятелей, которые можно рассматривать в качестве теоретической основы дальнейшего реформирования уголовного законодательства.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что ее положения и выводы могут быть использованы для совершенствования уголовного законодательства Российской Федерации и системы мер профилактики преступности; в правоприменительной деятельности при квалификации посягательств на жизнь государственных и общественных деятелей; в научно-исследовательской работе при дальнейшей разработке проблем уголовно-правового и криминологического противодействия посягательствам на жизнь государственных и общественных деятелей; в учебном процессе при преподавании дисциплин «Уголовное право», «Криминология» и связанных с ними спецкурсов.

Апробация результатов исследования. Материалы диссертационного исследования обсуждались на заседании кафедры уголовно-правовых дисциплин Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова. Основные положения и выводы диссертации изложены в 3-х научных статьях, докладывались и обсуждались на Всероссийской научно-практической конференции «Законодательство о борьбе с преступностью: состояние, перспективы развития» (Академия Генеральной прокуратуры РФ; Москва, 27 марта). Результаты проведенного исследования внедрены в учебный процесс ФГОУ ВПО «Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации» и ГОУ ВПО «Московская государственная юридическая академия им. О.Е. Кутафина» и успешно используются при преподавании дисциплин «Уголовное право» и «Криминология».

Структура диссертации предопределена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в себя семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются его цели и задачи, объект и предмет, характеризуются методологическая, нормативная, теоретическая и эмпирическая основы, рассматривается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации и внедрении полученных результатов.

В первой главе диссертации – «Социальная обусловленность уголовно-правовой борьбы с посягательствами на жизнь государственных или общественных деятелей» – осуществлен ретроспективный анализ посягательства на жизнь государственных или общественных деятелей в России и доказана высочайшая общественная опасность этих преступлений, которая оправдывает установление и применение наиболее строгих мер уголовной ответственности.

В диссертации отмечается, что посягательство на жизнь государственных и общественных деятелей пережило в России несколько этапов своего развития: 1) этап формирования абсолютистского государства (до середины XIX в.), когда политический террор проявлял себя в форме заговоров аристократии и убийств по воле монархов, укреплявших свою власть; 2) этап революционного террора (до 1917 г.), отличительной особенностью которого стали убийства видных государственных деятелей с целью устрашения действующей власти; 3) этап гражданской войны (1917-1923 гг.), в ходе которой физическое уничтожение политических деятелей использовалось противоборствующими сторонами для подрыва способности противника к активному сопротивлению; 4) советский этап (до конца 80-х годов XX века), когда большая часть рассматриваемых преступлений осуществлялось по прямому указанию руководства страны с целью расправы с политическими деятелями, устранить которых какими-либо легальными средствами не представлялось возможным; 5) современный этап, который характеризуется совершением посягательств на жизнь государственных и общественных деятелей по религиозно-политическим соображениям, возникновением и развитием криминального террора, когда неугодных политических деятелей устраняют организованные преступные объединения.

Действующее уголовное законодательство России (ст. 277 УК РФ) признает посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля одним из наиболее общественно опасных преступлений, за совершение которых установлены самые строгие виды уголовного наказания – смертная казнь и пожизненное лишение свободы. По своей общественной опасности преступление, предусмотренное ст. 277 УК РФ, превосходит даже квалифицированные виды убийства (ч. 2 ст. 105 УК РФ), что находит свое проявление в санкции ст. 277 УК РФ и законодательной конструкции состава посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, которое считается юридически оконченным уже с момента покушения на убийство соответствующего потерпевшего.

Диссертант полагает, что подобное усиление уголовной ответственности за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля продиктовано следующими обстоятельствами. Преступление, предусмотренное ст. 277 УК РФ, посягает не только на жизнь человека, но и на безопасность государства. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля может выступать в качестве средства устранения политических конкурентов, смены политического курса, политического режима, обострения политических разногласий, инструмента политической провокации, что, безусловно, повышает общественную опасность посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля в сравнении с убийством. В этой связи установление наиболее строгих мер уголовной ответственности за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля представляется социально обусловленным и вполне оправданным.

Вторая глава диссертации «Уголовно-правовая характеристика посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля» – посвящена юридическому анализу объективных и субъективных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, разрешению проблем квалификации этого преступления и определению перспективных направлений совершенствования соответствующей уголовно-правовой нормы.

Анализируя непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, диссертант приходит к выводу о том, что он имеет сложную структуру. В качестве основного непосредственного объекта этого преступления выступают общественные отношения и интересы, связанные с обеспечением безопасности государства во внутриполитической сфере, а его дополнительным непосредственным объектом является жизнь человека как необходимое условие государственной или общественной деятельности потерпевшего.

Обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, являются особые характеристики потерпевшего, в качестве которого, в соответствии с уголовным законом, может выступать только государственный и общественный деятель. Под государственным деятелем в работе предложено понимать должностное лицо, занимающее государственную должность в федеральных органах законодательной, исполнительной или судебной власти, органах государственной власти субъектов федерации и осуществляющее государственные или политические функции (Президент РФ, Председатель правительства, федеральные министры, депутаты Государственной Думы РФ и члены Совета Федерации, Председатели и судьи Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, Генеральный прокурор РФ, руководители субъектов Российской Федерации, прокуроры субъектов федерации и т.д.). Полагая, что к государственным деятелям следует относить должностных лиц федерального уровня и уровня субъектов федерации, автор не признает таковыми (государственными деятелями) должностных лиц органов местного самоуправления. Во-первых, они не относятся к государственным служащим и, соответственно, не осуществляют государственную деятельность, а во-вторых, представляется маловероятным, чтобы посягательство на жизнь руководителя муниципального образования могло причинить ущерб безопасность государства.

Отмечая тот факт, что в качестве потерпевших от преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, могут выступать судьи и сотрудники правоохранительных органов, диссертант подчеркивает следующее. Посягательство на жизнь указанных государственных деятелей квалифицируется по ст. 277 УК РФ только при условии наличия цели прекращения их государственной или иной политической деятельности либо мотива мести за такую деятельность; если же посягательство на их жизнь обусловлено профессиональной деятельностью потерпевших (отправлением правосудия, деятельностью по охране общественного порядки или обеспечению общественной безопасности), то применяется ст. 295 или ст. 317 УК РФ.

Учитывая содержание основного непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, под общественным деятелем в контексте ст. 277 УК РФ автор предлагает понимать лицо, активно осуществляющее политическую деятельность независимо от его должностного положения, посягательство на жизнь которого ставит под угрозу безопасность государства (кандидаты в депутаты Государственной Думы РФ, кандидаты на должность Президента РФ, члены Общественной палаты РФ, руководители и активные функционеры политических партий, объединений, блоков, профсоюзных и иных массовых общественных организаций, не являющиеся государственными деятелями). Исходя из этого, в диспозиции ст. 277 УК РФ вместо понятия «общественный деятель» предпочтительнее использовать термин «иной политический деятель», что позволило бы законодателю ясно и четко обозначить как характер и свойства самого потерпевшего от преступления, так и содержание непосредственного объекта посягательства.

Диссертант обращает внимание на тот факт, что в действующем виде ст. 277 УК РФ не признает потерпевшими от преступления близких лиц государственных или общественных деятелей, считая это существенным недостатком исследуемой уголовно-правовой нормы. Во-первых, подобное законодательное решение не учитывает тот факт, что в связи с усиленной физической охраной государственных и общественных деятелей наиболее действенным и простым способом мести за их деятельность является посягательство на жизнь их близких. Во-вторых, непризнание близких лиц потерпевшими от преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, нарушает системность уголовного закона, поскольку иные уголовно-правовые нормы, устанавливающие ответственность за посягательство на жизнь в связи со служебной деятельностью (п. «б» ч. 2 ст. 105, ст.ст. 295, 317 УК РФ), относят близких к числу потерпевших. С учетом отмеченных обстоятельств, диспозицию ст. 277 УК РФ представляется необходимым изложить в следующем виде: «Посягательство на жизнь государственного или иного политического деятеля, а равно их близких …».

Проведенный анализ приводит соискателя к выводу о том, что действующее уголовное законодательство не позволяет дать адекватную уголовно-правовую оценку посягательству на жизнь иностранных и международных политических деятелей: ст. 360 УК РФ посягательство на их жизнь не охватывает, ст. 277 УК РФ признает потерпевшими только российских государственных или общественных деятелей, а п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ не отражает политической сущности совершенного преступления. Исходя из этого, предлагается дополнить ст. 360 УК РФ частью третей, изложив ее в следующей редакции:

«3. Посягательство на жизнь представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующегося международной защитой, -

наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью».

Анализируя объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, диссертант указывает, что под посягательством на жизнь следует понимать убийство или покушение на убийство потерпевшего. Соответственно, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля считается юридически оконченным преступлением с момента начала выполнения общественно опасных действий, непосредственно направленных на убийство потерпевшего, вне зависимости от их фактической результативности. Следовательно, покушение на преступление, предусмотренное ст. 277 УК РФ, по общему правилу невозможно, за исключением тех случаев, когда виновный, имеющий умысел на убийство государственного или общественного деятеля, ошибочно посягает на жизнь другого человека. В то же время, автор отмечает, что характер и объем реально наступивших последствий (была ли причинена смерть потерпевшему или нет) должен учитываться судом при индивидуализации наказания за преступление, предусмотренное ст. 277 УК РФ.

Факультативные признаки объективной стороны преступления (время, место, способ, орудия, средства, обстановка совершения преступления) не относятся к числу обязательных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, однако могут иметь значение для назначения наказания.

Субъективная сторона посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку, во-первых, состав преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, по своей законодательной конструкции является усеченным, а во-вторых, обязательными признаками состава этого преступления являются специальная цель или мотив. При этом в содержание прямого умысла входят: осознание общественной опасности преступления, которое включает понимание того, что совершаемые виновным действия способны причинить смерть потерпевшему и направлены на лишение жизни именно государственного или общественного деятеля; предвидение возможности или неизбежности причинения смерти потерпевшему; желание ее причинить.

В силу прямого указания ст. 277 УК РФ, обязательными альтернативными признаками субъективной стороны посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля выступают цель прекращения государственной или иной политической деятельности потерпевшего либо мотив мести за такую деятельность. Поскольку указанные признаки состава являются альтернативными, для применения ст. 277 УК РФ достаточно наличие хотя бы одного из них.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.