авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Уголовно-правовые меры борьбы с незаконной рубкой лесных насаждений

-- [ Страница 2 ] --

Такая позиция законодателя обоснована тем, что лес имеет важное климаторегулирующее, почвозащитное и водозащитное значение, является одним из факторов устойчивости биосферы. Нерациональное использование лесных ресурсов является одной из причин накопления парниковых газов, способствующих глобальной концентрации углерода в атмосфере. В свою очередь ухудшение экологической обстановки в настоящее время является одним из наиболее существенных факторов, влияющих на продолжительность жизни людей и увеличение опасности генетических нарушений. Совершая незаконную рубку лесных насаждений, виновный тем самым создает угрозу указанным объектам, охраняемым законом.

Проведенное изучение статистических данных о незаконной рубке лесов свидетельствует, что незаконная рубка лесных насаждений поддается обнаружению, регистрации, а лица, их совершившие, - установлению. Указанные деяния в полной мере могут поддаваться уголовно-правовому регулированию, поскольку они доступны внешнему контролю, а тем самым поддаются доказыванию.

В целом сделан вывод, что общественная опасность незаконной рубки лесных насаждений, предусмотренная ст. 260 УК РФ, и достаточная распространенность этого преступного явления убедительно подтверждают социальную обусловленность и необходимость установления уголовно-правового запрета на совершение таковых деяний.

Во втором параграфе проводится исследование развития законодательства об уголовной ответственности за незаконную рубку лесных насаждений.

Проведенный анализ первых законодательных источников России позволил сделать вывод, о том, что основным объектом преступных деяний, связанных с нарушением прав лесопользования, являлись отношения собственности. В качестве дополнительного объекта всегда просматривались политические, хозяйственные, управленческие и иные отношения. Дополнительный объект, как правило, зависел от функций, которые призваны выполнять незаконно срубаемые деревья.

Изучение дореволюционного законодательства позволило выделить несколько положительных моментов. Таковым, на наш взгляд, является дифференциация уголовной ответственности в зависимости от объективных и субъективных признаков, понижающих и повышающих общественную опасность незаконных рубок. Особо следует отметить наличие большого количества уголовно-правовых запретов с двойной превенцией. В современной уголовно-правовой науке и криминологии такого рода уголовно-правовые запреты, выполняющие предупредительную функцию путем угрозы санкцией за общественно-опасные деяния, могущих с большей долей вероятности привести к совершению преступлений, еще более значимых по характеру и степени опасности, тяжести причиненных последствий, принято называть уголовно-правовыми запретами с двойной превенцией. В качестве таковых выступали преступления, создающие условия для совершения незаконных рубок лесов. Эти преступления, носящие самостоятельный характер, довольно часто сливались в единое целое, а зачастую вели к совершению незаконных рубок лесов.

В законодательстве раннего советского периода критерием криминализации деяний выступало нарушение исключительного права государства на пользование природными ресурсами. Характер и степень общественной опасности, как правило, не зависели от размеров причиненного ущерба и свойств элемента природной среды. Не возникал в те годы и вопрос о приоритете человеческих ценностей (жизни, здоровья, обеспечения экологической безопасности) перед экономическими потребностями. Проводимую в те годы уголовную политику Советского государства в отношении охраны лесов от незаконных порубок можно признать шагом назад.

Существенную превентивную функцию имели разъяснения, содержащиеся в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 7 июля 1984 г. № 4 «О практике применения судами законодательства об охране природы»4. В нем указывалось, что должностные лица, незаконно использовавшие в целях незаконного занятия рыбным и другими водными добывающими промыслами, незаконной охоты, незаконной порубки леса находящийся в их распоряжении государственный или общественный транспорт, в результате чего причинен существенный вред, должны нести ответственность за злоупотребление властью или служебным положением, а также по соответствующим статьям УК РСФСР за нарушение законодательства об охране природы.

Выделив экологические преступления, в действующем Уголовном кодексе РФ законодатель тем самым подчеркнул, что они затрагивают не столько юридические или экономические интересы, сколько естественные, объективно существующие условия жизнедеятельности отдельных лиц и всего общества. Формулируя редакцию ст. 260 УК РФ, законодатель отошел от исторической традиции конструирования состава незаконной рубки лесов как состава с административной преюдицией. В связи с чем, по мнению диссертанта, был потерян существенный механизм общего предупреждения.

Вторая глава диссертации «Уголовно-правовая характеристика незаконной рубки лесных насаждений» состоит из четырех параграфов, где подробно рассматриваются признаки основного и квалифицированных составов незаконной рубки лесных насаждений.

В первом параграфе исследуются объект и предмет незаконной рубки лесных насаждений.

Диссертант присоединяется к мнению тех ученых, которые родовым объектом преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, признают общественную безопасность.

Рассмотрение дискуссионного вопроса определения основного и дополнительного объектов преступления, регламентированного ст. 260 УК РФ, вызывающего затруднения при квалификации у практических работников, позволило сделать следующие выводы.

Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, следует признать общественные отношения в области рационального использования деревьев и кустарников, как входящих, так и не входящих в лесной фонд России, складывающиеся между государством и лицами, осуществляющими их рубку.

Дополнительным объектом преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, следует выделить отношения собственности.

Определяя, какие именно отношения (экологические или собственности) являются основными, а какие дополнительными, следует основополагающим признавать критерий отсутствия в создании и выращивании конкретных деревьев, кустарников и лиан общественно полезного труда.

Вместе с тем следует помнить, что действующее законодательство, включая природные ресурсы в гражданский оборот, предполагает несение собственником определенных затрат на их охрану, защиту и воспроизводство. Это, в свою очередь, означает, что выработанный ранее доктриной уголовного права критерий разграничения предметов хищения и предметов экологических преступлений по признаку наличия в его создании общественно полезного труда не «срабатывает». В таких случаях, можно выделить дополнительный критерий, в исключительных случаях позволяющий относить деревья и кустарники, в создание которых вложен труд человека, к экологическим преступлениям. Таким критерием следует признать существование деревьев и кустарников, в выращивание которых вложен труд человека, в естественных условиях. С приемлемостью такого критерия, позволяющего отграничивать экологические преступления от преступлений против собственности, согласились 74% опрошенных нами респондентов.

Во втором параграфе исследуется объективная сторона незаконной рубки лесных насаждений.

Изучение уголовных дел по исследуемой категории преступлений позволило выявить спорные вопросы, вызывающие у правоприменителей сложность при установлении признаков объективной стороны исследуемого преступления.

Так, затруднения возникали при решении вопроса о законности осуществления рубки по договору купли-продажи или аренды, заключенному с другим лицом. Нам представляется, что в таких случаях рубка не всегда может быть уголовно-наказуемой. Диссертант предлагает пути решения выявленных проблем.

Проведенное изучение судебно-следственной практики позволило выделить разновидность незаконной рубки, не указанную в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года № 14. Так, в последние годы резко возросло число намеренных поджогов леса для получения доступа к лесным участкам, выбракованным после пожара, для скупки пострадавшей от пожара древесины за бесценок. Предметами таких поджогов становятся участки с дорогой древесиной, такой как, ясень, дуб, кедр, и др. При этом, несмотря на то, что многие сорта твердолиственных пород запрещены к вырубке, в горельниках их можно получить практически бесплатно. Представляется, что рубка деревьев лицами, совершившими поджог и потом получившими документы, разрешающие рубку, должна признаваться незаконной. Это объясняется тем, что лицо, осуществившее поджог, начинает реализовывать свой преступный умысел на незаконную порубку. При этом он осознает, что поводом для выдачи документов послужили его незаконные действия. Соответственно получение документов является лишь этапом реализации преступного умысла на незаконную рубку лесных насаждений.

Под рубкой в уголовно-правовой литературе принято понимать отделение дерева, кустарника или лианы от их корневой системы или их выкорчевывание. То есть сущностная характеристика такого деяния будет заключаться в том, что лес перестал существовать физиологически и был полностью истреблен. Вместе с тем, необходимо разграничивать понятия «рубка» и «повреждение».

Представляется, что рубка имеет место при отделении дерева, кустарника или лианы от их корневой системы или их выкорчевывании. При повреждении до степени прекращения роста совершается деяние, влекущее потерю деревом, кустарником или лианой своих естественных функций и высыхание растения без его отделения от корневой системы или выкорчевывания.

При таком понимании рубки к ней следует отнести собственно срубание растения, его спиливание, выкорчевывание как с использованием механических средств, так и без их использования.

Аналогичным образом автор разъяснил сущность повреждения, под которым понимается раздробление, смятие деревьев и кустарников, уничтожение кроны или корневой системы, вызывающие их гибель.

Диссертант полагает, что состав преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, следует признать материальным, т.к. момент его окончания связан с причинением значительного ущерба.

Пробелом законодателя в данной норме является отсутствие указания на то, по каким конкретно таксам должен исчисляться ущерб. Такое положение приводит к тому, что в некоторых субъектах Российской Федерации (например, в Архангельской, Вологодской, Курганской областях) правоохранительные органы учитывают только прямой ущерб, причиненный лесному фонду, соответственно, за основу расчетов берут минимальные ставки платы за древесину, отпускаемую на корню, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 19.02.2001 года № 1275. В большинстве же регионов (Краснодарский край, Ставропольский край, Московская, Ростовская области, Республика Дагестан и т.д) для исчисления ущерба используются таксы взысканий за ущерб, причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам нарушением лесного законодательства Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 25.05.2005 года № 3886.

Диссертант, для устранения этого пробела предлагает внести изменения в примечание к ст. 260 УК РФ. На наш взгляд, оно должно быть изложено в следующей редакции: «Значительным размером в настоящей статье признается ущерб, причиненный деревьям, кустарникам и лианам, исчисленный по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам для исчисления размера взысканий за ущерб, причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам, превышающий десять тысяч рублей».

В третьем параграфе рассматриваются субъективные признаки незаконной рубки лесных насаждений.

Детальное изучение содержания интеллектуального и волевого моментов прямого и косвенного умыслов применительно к исследуемому составу позволило нам сделать вывод о возможности его совершения как с прямым, так и с косвенным умыслом. Это объясняется тем, что объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, может выражаться в двух формах: 1) незаконной рубке деревьев, кустарников и лиан; 2) повреждении их до степени прекращения роста.

Представляется, что совершение незаконной рубки возможно только с прямым умыслом, а незаконного повреждения до степени прекращения роста – как с прямым умыслом, так и с косвенным. Такой вывод поддержали 52% опрошенных нами респондентов.

Четвертый параграф посвящен исследованию квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков незаконной рубки лесных насаждений.

Проведенное изучение фактов совершения незаконной порубки лицом с использованием служебного положения позволяет сделать вывод, что таковыми должны признаваться факты совершения этого преступления должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые используют свои служебные полномочия для совершения преступления либо могут способствовать совершению преступления в силу занимаемой должности.

Третья глава диссертации «Уголовно-правовые меры реализации ответственности лиц, совершивших незаконную рубку лесных насаждений, предупреждения и пресечения незаконной рубки лесных насаждений» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе исследуются меры обеспечения уголовной ответственности, индивидуализации уголовного наказания и его исполнения в отношении лиц, совершивших незаконную рубку лесных насаждений.

В реальной жизни уголовно-правовое воздействие на преступность подвержено влиянию различных политических, экономических и других социальных факторов и приобретает разнообразнейшие формы, является результатом сложного взаимодействия неравных по своему значению социальных явлений.

Наиболее эффективными мерами борьбы с указанными преступлениями следует признать комплекс уголовно-правовых мер социально-профилактической направленности, предусматривающих четкие правовые ограничения, дифференцированное отношение к квалифицированным и особо-квалифицированным видам незаконной рубки лесных насаждений, осуществляемых законными средствами на определенной правовой основе. Этот подход является оптимальным и гибким, исключает отмеченные ранее крайности.

Основываясь на понятии «меры уголовно-правового воздействия на преступность», мы предлагаем под мерами уголовно-правового воздействия на лиц, совершающих преступление, регламентированное ст. 260 УК РФ, понимать основанную на законе деятельность правоохранительных органов, направленную на предупреждение и пресечение этого преступления, а также на реализацию ответственности лиц, их совершивших. Основываясь на этом определении, существующую систему мер уголовно-правовой борьбы с незаконными порубками деревьев и кустарников можно поделить на три группы: меры предупреждения незаконных рубок деревьев и кустарников, пресечения этих действий и реализации уголовной ответственности лиц.

На первое место по значимости и эффективности уголовно-правового воздействия следует поставить меры реализации уголовной ответственности в отношении лиц, совершивших преступление, регламентированное ст. 260 УК РФ. Данная группа мер включает в себя меры обеспечения привлечения к уголовной ответственности, квалификацию указанных действий, а также меры обеспечения индивидуализации уголовного наказания и его исполнения. К мерам обеспечения привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 260 УК РФ, в свою очередь, относятся выявление и регистрация незаконных рубок лесных насаждений, возбуждение уголовных дел, раскрытие преступлений и обеспечение возможности возмещения причиненного преступлением вреда.

Выявление и регистрация незаконных рубок лесных насаждений, как меры уголовно-правового воздействия, призваны обеспечивать возможность осуществления правосудия в отношении лиц, совершивших эти преступления. От эффективного использования этих мер во многом зависит уровень латентности подобных преступления.

Диссертант предлагает и иные меры противодействия преступности подобного рода.

Представляется, что положительно повлияет на снижение уровня латентности незаконных порубок деревьев и кустарников приказ от 29 декабря 2005 года № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений»7. Вместе с тем более действенной мерой обеспечения привлечения к ответственности лиц, совершивших незаконные порубки деревьев и кустарников, на наш взгляд, могло бы выступить создание в стране специального органа, который бы не только принимал заявления о совершенных преступлениях, но и осуществлял комплекс мер по их проверке, в необходимых случаях регистрировал заявления и возбуждал уголовные дела, направляя их по подследственности для дальнейшего расследования. Реализация этого предложения способно более эффективно повлиять на снижение уровня искусственной латентности преступности вообще и незаконной порубки деревьев и кустарников в частности.

Весьма действенными среди мер уголовно-правового воздействия на преступность являются меры обеспечения индивидуализации наказания и его исполнения. В этом смысле, как показывает изучение уголовных дел, суды не проявляют необходимой жесткости и назначают наказания условно.

В целом можно констатировать, что назначаемые наказания за незаконную рубку деревьев и кустарников должны в большей степени стать адекватными общественной опасности этих деяний.

Кроме того, диссертант предлагает применительно к незаконной рубке лесных насаждений ограничить амнистирования лиц, совершивших их в составе организованных групп.

Второй параграф посвящен исследованию уголовно-правовых мер предупреждения и пресечения незаконной рубки лесных насаждений.

Уголовно-правовые меры предупреждения и пресечения в целом однородны, поскольку они направлены на упреждение преступления либо его вредных последствий, что предполагает экономию уголовной репрессии. Но при осуществлении мер уголовно-правового пресечения эти цели достигаются путем применения как убеждения, так и принуждения.

Соответственно их различие заключается в том, что при использовании мер предупреждения применяется в основном метод убеждения, а при пресечении незаконных рубок лесных насаждений – принуждение. Применяя указанные меры воздействия необходимо руководствоваться следующими основополагающими идеями – принципами законности, обоснованности, целесообразности и своевременности.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.