авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Криминологическая характеристика и предупреждение молодежной преступности экстремистской направленности в российской федерации

-- [ Страница 3 ] --

Но помимо количественного роста нападений, происходят и довольно заметные качественные изменения. Во-первых, насилие организованных скинхедских группировок приобретает все более демонстративный характер. Следует согласиться с мнением экспертов, полагающих, что такая демонстративность рассчитана на медийный резонанс, выводящий скин-движение из маргинальной, криминальной среды в сферу публичной политики, и на превращение лидеров скин-группировок в медиафигуры, представленные в СМИ на равных с так называемыми респектабельными политиками. Во-вторых, изменилось качество насилия: все чаще фиксируются факты использования огнестрельного оружия, взрывчатки. В-третьих, существующие молодежные группировки стали более агрессивны, организованы, политизированы, а некоторые из них находятся под влиянием преступных сообществ. Как показывает исследование, молодежные экстремистские группы относятся к категории малых, т.е. наиболее существенным их признаком является наибольшая степень сплоченности, мобильность, высокое качество контроля и управляемости. В-четвертых, происходит существенное изменение самой скинхедской среды. Внутри субкультуры скинхедов, которая по-прежнему состоит преимущественно из несовершеннолетних подростков, постепенно начинают проявляться и другие черты. Из движения перестают уходить его повзрослевшие члены. Если ранее 20-летний скинхед был скорее исключением, то теперь это не является чем-то необычным. Более того, с возвращением (что тоже является новой чертой) в него «соратников» из мест заключения, движение приобретает и тюремный опыт. Так называемые «военно-спортивные клубы» превращают разрозненные и недисциплинированные дворовые банды подростков в прототипы штурмовых отрядов, на которые явно рассчитывают организованные «взрослые» ультраправые организации. «Взросление» движения означает и повышение образовательного, социального ценза, а это — возможность проникновения в школы, укрепление связей с правоохранительными органами, возможность финансовой и юридической поддержки ультраправых. Пока все эти изменения лишь обозначаются, но они уже становятся вполне заметными.

Групповая молодежная экстремистская преступность приобрела в последние год-два еще один существенный признак – получили распространение стихийные массовые акты насилия. И если традиционно в криминологии групповая преступность получает характеристику «от простых форм соучастия – к сложным», то в контексте рассматриваемой проблемы все обстоит ровно наоборот, что подтверждается анализом уголовных дел по фактам экстремистских преступлений, сопряженных с насилием. Автор рассматривает эту закономерность как специфичную черту молодежного экстремизма.

Другой признак молодежного экстремизма в современной России связан с тем, что он оказался пренесенным и на «студенческое поле». С одной стороны, жертвами экстремизма становятся иностранные учащиеся, что влечет крайне негативные социальные и политические последствия, с другой - сами российские студенты все чаще принимают участие в экстремистской деятельности. Вопреки расхожему мнению о том, что криминальные проявления экстремизма свойственны так называемым «маргинальным» слоям молодежи (безработные, имеющие крайне низкий уровень доходов и т.п.), на наших глазах формируется ситуация, когда субъектами такой деятельности становятся представители студенческой молодежи. Данную группу, обладающую высокой мотивацией, достаточно высоким уровнем интеллекта и социальной мобильности к маргиналам отнести никак нельзя. На усиление роли студентов в экстремистских движениях и акциях обращают внимание и правоохранительные органы других государств (приводятся данные МВД Украины, СНБ Казахстана). Экстремизм проникает в российскую студенческую среду и извне – угроза исходит от иностранных студентов (приводятся факты по Владимирской области, г.Ростову-на-Дону).

Значительную роль в разжигании этнического и религиозного противостояния играют прибывающие из-за рубежа представители экстремистских, а иногда и террористических исламских организаций, действующих под видом религиозных деятелей, учителей, благотворителей. Проблема экстремистского религиозного прозелитизма, направленного на молодежь, в полной мере осознается правоохранительными органами и в России. Наибольшую опасность представляют проявления экстремизма, основанные на радикальной исламской религиозной идеологии. Основной упор эмиссары международных экстремистских организаций делают на вербовку молодых мусульман в экстремистские и террористические сообщества. Наибольшую активность по воздействию на молодежь в тех странах, где есть значительная доля мусульманского населения, в том числе и в России, проявляет суннитская религиозно-политическая партия «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения»), которая является политически и идеологически консолидирующим звеном деятельности целого ряда международных террористических организаций, функционирующих практически во всех регионах мира. В диссертации проанализированы факты вовлечения молодежи в экстремистскую деятельность со стороны данной организации, запрещенной на территории Российской Федерации. Отмечены факты консолидации террористических и экстремистских организаций, повышения конспиративности, усиления внимания идеологическому обоснованию своей деятельности и ее пропаганде. Для Российской Федерации как многонациональной и поликонфессиональной страны нарастание религиозного экстремизма крайне опасно, особенно с учетом того, что в самом ее федеративном устройстве изначально заложен национально-территориальный принцип. Криминальные аспекты изучаемого явления в России позволяют утверждать, что экстремизм в ряде случаев перерастает в терроризм. Проведенное исследование приводит к выводу о том, что экстремизм образует «периферийное поле» более опасного преступления – терроризма.

Рассматривая проблему вовлечения молодежи в экстремистские партии и движения, диссертант акцентирует внимание на деятельности Национал-большевистской партии (НБП), Российского коммунистического союза молодежи (большевиков) (РКСМ(б)), а также таких организаций как «Национальный фронт», «Народная национальная партия», «Национально-державная партии России» (НДПР), «Партия Свободы», «Русское национальное единство» (РНЕ), «Русский общенациональный союз» (РОС). Противодействие со стороны государства таким дестабилизирующим факторам как терроризм и различные виды экстремизма рассматриваются в диссертации в контексте обеспечения внутриполитической стабильности.

Криминальные аспекты молодежного экстремизма в России позволяют утверждать, что экстремизм в ряде случаев перерастает в терроризм. Экстремизм образует «периферийное поле» более опасного преступления – терроризма Часть экстремистов может прийти к совершению диверсионно-террористических акций. Идеология и методы деятельности террористических и радикальных экстремистских организаций допускают вовлечение в сферу своих интересов молодых людей, не разделяющих их убеждения, но способных стать своеобразным расходным материалом для разовых акций.

Вторая глава «Система предупреждения молодежной преступности экстремистской направленности» - включает два параграфа и ориентирована на изучение системы детерминант молодежного экстремизма в современной России и формулирование наиболее актуальных и результативных направлений и приемов превенции данного явления.

Анализируя систему факторов молодежного экстремизма, диссертант особое внимание уделяет негативным последствиям процессов глобализации, в частности развитию политического экстремизма, вызвавшему к жизни антиглобалистское движение. Массовая миграция, будучи следствием глобализации, ведет к образованию этнических диаспор, которые используются преступными транснациональными организациями, в том числе экстремистскими.

Выдвигается тезис о том, что дифференциация государств и внутригосударственного общества по имущественному цензу, как самостоятельный эффект глобализации, породила проблему молодежной бедности. Стратификационный аспект социально-экономического фактора непосредственно влияет на мотивацию экстремистских действий молодежи, приобретающих криминальную окраску. Однако, по мнению диссертанта, в проекции к молодежному экстремизму вопрос следует ставить еще более остро – речь идет фактически о такой детерминанте рассматриваемого явления как молодежная бедность. Было бы верхом легкомыслия утверждать, что истоки молодежного экстремизма кроются исключительно в доступности или недоступности материального ресурса, ресурса жизнеобеспечения. Затянувшаяся тотальная бедность российского населения сама по себе купирует инструментальное решение вопросов. Неизбежно возникает более глобальное явление – недовольство социальной системой. И здесь уже – прямой выход на активные протестные формы поведения, в том числе экстремистские.

Анализ экстремистской преступности молодежи позволяет сделать вывод, что она в значительной степени детерминирована ее незначительной вовлеченностью в общественно полезную деятельность. В первую очередь это касается занятости трудоспособной молодежи. Сужаются возможности социальной интеграции через включение в материальное производство, растет удельный вес той части молодежи, которая не имеет профессии и существует на случайные заработки, обладает низким социальным статусом. Продолжается деформация профессионального самосознания молодых россиян и их этических ориентаций в сфере труда. Риск нереализованных возможностей прямо связан с риском формирования экстремистских моделей поведения, риском новой фазы социальной эксклюзии. Лишенная «социальных лифтов» группа молодежи наиболее подвержена экстремистским настроениям, в том числе преступлениям этнического, националистического и религиозного толка. Этот вывод имеет значение для работы над основными программами в рамках государственной молодежной политики.

Источником воспроизводства молодежного экстремизма является и «канализация» протестных настроений в русло этононациональных и конфессиональных фобий, т.е. того состояния, которое получило общее название «ксенофобий». Фактически в России такая канализация выливается в экстремистское противостояние и противодействие мигрантам, «кавказцам», мусульманам и т.д. Как отмечается в Докладе о деятельности уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 2006 году, националистические и ксенофобские настроения постепенно превращаются, по сути дела, в долговременный элемент политической и общественной жизни России. Несомненно, здесь преступность молодежи с экстремистским содержанием (на почве расовой, национальной и религиозной вражды) приобретает выраженную политизированную окраску. По данным ВЦИОМ с 2000г. примерно 2/3 респондентов, опрошенных социологами, устойчиво демонстрируют различные формы неприязни к представителям других национальностей. Данная проблема находится в самой тесной связи с проблемой легальной и нелегальной миграции в России. С 1990 по 2005 год численность международных мигрантов в мире в целом возросла на 36 миллионов человек. В списке 20 стран с самой высокой численностью международных мигрантов в 2005 году Россия занимает второе место после США. В России в 2005 году было 12 миллионов мигрантов, в 2006 – не менее 14 миллионов. Социальная, культурно-бытовая и религиозная адаптация, уровень притязаний самих мигрантов, уровень ожиданий принимающего общества, проблемы национализма и религиозного отторжения – все это образует социальные и социально-психологические основы конфликтов, приобретающих экстремистские формы. В результате проведенного исследования, диссертант приходит к выводу о том, что социологические проблемы миграции и ксенофобии вышли в России на криминологический уровень, образуя систему факторов молодежной экстремистской преступности.

Кроме того, сформировался экстремистский религиозный прозелитизм, направленный на молодежь, исходящий от религиозных организаций, признанных по законодательству России и других государств экстрмистскими и запрещенными.

Автор отмечает, что сегодня в России сложилась парадоксальная ситуация – официально властные органы делают антиксенофобные заявления, но в реальной практике государственной деятельности все чаще встречается либо попустительство, либо поддержка экстремистов. Противоречивая позиция властных структур и политических партий, с одной стороны указывает на то, что партии вполне готовы «перехватить» инициативу у экстремистов, использовать электоральные настроения на выборах, а с другой стороны – на попустительство экстремистским движениям. Последнее само по себе является фактором молодежного экстремизма, поскольку создает оболочку якобы государственной поддержки.

В качестве самостоятельного источника формирования экстремистских настроений молодежи автор называет фактор ненаказуемости (неадекватной наказуемости) за экстремистские преступления. Как показало изучение материалов уголовных дел, вплоть до 2005 года преступные деяния, явно совершенные на расовой, национальной или религиозной почве в большинстве случаев квалифицировались как простое хулиганство, что препятствовало должному наказанию за них, а также и адекватному восприятию их обществом. Возникла другая, возможно, более сложная проблема: верно квалифицировав преступное деяние и даже задержав предполагаемого преступника, правоохранительные органы порой оказываются не в состоянии доказать его вину (например, по делу об убийстве 9-летней таджикской девочки Хуршеды Султоновой, проживавшей в Санкт-Петербурге и ряду других убийств, материалы о которых изучены диссертантом и приведены в работе).

Состояние молодежной преступности, изменение ее качественных характеристик вызывает необходимость развития новых методов профилактики и предупреждения преступности. Исследователи выделяют большое число вариантов классификации профилактических мер по самым разным основаниям: по масштабу применения (общефедеральные, региональные, местные); по содержанию (экономические, политические, правовые и т.д.); по объему действия (индивидуальные и общие); по этапам (ранняя и непосредственная); по организационной форме (меры-сигналы и меры-действия) и т.п.

Самостоятельной и, видимо, нейтрализующей действие объективных криминогенных обстоятельств мерой диссертант видит концептуальную разработку и реализацию в России молодежной политики. Общая цель молодежной политики – содействие бесконфликтной интеграции молодых людей в общество. Молодежная политика – один из важнейших инструментов модернизации общества. Цель Стратегии – развитие потенциала молодежи в интересах России. Среди ее приоритетов – информирование молодых людей о возможностях, которые предоставляет им общество, вовлечение их в социальную практику; развитие инновационной активности молодежи; помощь отдельным группам граждан (инвалиды, сироты, дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации и т.д.). В доктрине заложены два главных положения. Молодежь - это ресурс государства, а не просто одна из социальных групп, как это было раньше.

В национальных концепциях молодежной политики автор выделяет две основных стратегии. Первая основана на ведущей роли государства в сфере молодежной политики. Вторая – на паритете государства и структур гражданского общества в сфере молодежной политики. Молодежная политика в Российской Федерации и механизмы ее реализации, разумеется, учитывает опыт других государств, а также опыт национальных управленческих решений. Фактически в России сформировался подход, учитывающий оба концептуальных направления. В силу специфики управленческих решений в России все же доминирует подход, в рамках которого именно государство является инициатором концептуальных идей молодежной политики. Однако круг субъектов реализации молодежной политики значительно расширен, в том числе за счет региональных органов управления, местного самоуправления, неправительственных организаций.

В качестве механизмов реализации молодежной политики выступают проекты, способствующие информированию молодежи и вовлечению ее в социальные практики, – «Российская молодежная информационная сеть», «Новый взгляд», «Молодежь в действии», «Всероссийский стройотряд». Проекты, направленные на развитие активности молодежи, – «Завтра начинается сегодня», «Успех в твоих руках», а также проекты, способствующие развитию добровольческой деятельности, – «Доброволец России», «Шаг навстречу», «Вместе».

Наряду с общесоциальными мерами предупреждения и профилактики преступности среди молодежи, существуют и специальные меры, к которым следует отнести разработку специальных программ по профилактике молодежной преступности федерального, регионального и местного значения; работу правоохранительных органов; роль общественных и религиозных организаций. В этом плане заслуживает внимания опыт администрации Санкт-Петербурга, администрации Ростовской области, Правительства г.Москвы, Правительства Республики Татарстан.

Самое важное превентивное по отношению к молодежному экстремизму решение связано с преодолением молодежной бедности, которая и обеспечивает «статусный провал», социальное недовольство, а затем продуцирует социальный протест и участие в деятельности экстремистских организаций. Как показало проведенное исследование, осуждение экстремизма нарастает по мере увеличения имущественного ценза, а фактическое согласие с экстремистскими лозунгами выразил каждый пятый (!) респондент, входящий в группу малоимущих граждан. Совершенно очевидно, что экстремизм находит благодатную почву для распространения именно в среде бедного населения. Ясно, что эта проблема выходит за рамки криминологической. Она в полном смысле является социальной и государственной. Признание молодежи субъектом, а не объектом манипуляций и средством реализации политических технологий, предполагает социализацию, сопряженную с реальными экономическими возможностями.

Комплекс мероприятий профилактической направленности включает также создание, развитие и совершенствование материально-технической базы социальных служб для молодежи; поддержку военно-патриотических, социально-реабилитационных, культурных, спортивно-оздоровительных программ. После многолетнего «охлаждения» общества к такого рода программам, а также работе общественных организаций кружков патриотического профиля, видимо, наступает ренессанс таких форм воспитания детей и молодежи, что подтверждается результатами проведенного автором исследования.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.