авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Уголовная ответственность за коммерческий подкуп

-- [ Страница 3 ] --

В работе сделан акцент на том, что действия лица, предоставляющего предмет коммерческого подкупа вне зависимости от вида деяния, являются самостоятельными только до момента согласия получателя принять соответствующие выгоды. Поэтому для того, чтобы состоялся фактический переход имущества или произошло пользование услугами необходимо согласие получателя. Наличие согласия получателя указывает на обязательную договорную основу деяний подкупаемого и подкупающего, реализуемую только при определенном волеизъявлении подкупаемого. Рассматриваемая нами норма именуется как подкуп, то есть склонение одним лицом другого к чему-либо. В этом случае цель возможно рассматривать достигнутой, когда склоняемый согласиться с предложением склоняющего.

Вместе с тем, согласие подкупаемого принять незаконное вознаграждение по свойствам объективной стороны коммерческого подкупа не может рассматриваться как момент окончания преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК РФ. В этой связи мы разделяем толкование момента окончания передачи предмета коммерческого подкупа, изложенного в п. 11 указанного нами постановления Пленума Верховного Суда РФ, согласно которому коммерческий подкуп «считается оконченным с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей».

Обязательным условием наступления уголовной ответственности за описанные нами деяния законодатель назвал незаконность передачи имущества и оказания услуг. Это один из наиболее сложных вопросов применительно к коммерческому подкупу. Дело в том, что для государственных и муниципальных служащих имеется прямой запрет, на получение ими какого-либо стороннего материального вознаграждения в связи с занимаемой должностью или выполнением служебных обязанностей (исключение составляют обычные подарки в соответствии со ст. 575 ГК РФ). Для лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, подобных нормативных ограничений не существует.

В работе сделан вывод, что под незаконными следует считать такие действия или бездействие, которое прямо запрещены законодательством или учредительными документами, либо не вытекают в соответствии с законом из характера заключаемого соглашения, оказываемой услуги, либо иного вида правомерной деятельности лица, либо осуществляются тайно, либо под прикрытием совершения иных законных действий. Совершенно очевидно, что передача денег или оказание услуг в рамках исполнения обязательств по договору не может рассматриваться как коммерческий подкуп (задаток, предоплата и т. п.).

Проблема незаконности вознаграждения управленческих работников коммерческих и иных организаций тесно связана с принятой в деловых кругах практикой проведения всякого рода мероприятий, зачастую сопровождающихся вручением представительских подарков, и что сам по себе институт представительских расходов является вполне легальным.

В тексте диссертации представлено рассмотрение вопроса представительских расходов, а также проведено их отграничение от незаконного вознаграждения. Ключевым моментом здесь будет отсутствие или наличие конкретной связи предоставления указанных благ с просьбой лица, которому инкриминируется передача подкупа, о совершении в его (или представляемых) интересах определенных служебных действий.

В исследовании дано понятие коммерческой или иной некоммерческой организации, понятие и содержание управленческих функций, а также их разновидности (постоянные, временные или осуществляемые по специальному полномочию).

Сделан вывод, что получателем коммерческого подкупа следует рассматривать помимо непосредственно самого управленца, также его родственников (п. 4 ст. 5 УПК РФ) и близких лиц (п. 3 ст. 5 УПК РФ). Поскольку при удовлетворении имущественных интересов лиц, близких управленцу, с его согласия либо если он не возражал против этого и использовал свои служебные полномочия в пользу подкупающего мы видим, что управленец рассматривает интересы своих близких как свои собственные. Поэтому было бы вполне разумно в качестве возможных получателей предмета коммерческого подкупа признавать близких лиц, так как лицо, осуществляющее управленческие функции, субъективно воспринимает предлагаемые имущественные блага как предназначенные лично себе. Удовлетворение корыстных побуждений через обогащение третьих лиц не меняет ни характера, ни степени общественной опасности коммерческого подкупа. Поэтому мы полагаем, что в качестве возможного получателя предмета подкупа следует рассматривать и лиц, близких управленцу.

Одним из наиболее важных для квалификации и вместе с тем достаточно спорным в теоретическом плане по-прежнему остается вопрос о том, обязателен ли признак обусловленности действий (бездействия) лица, осуществляющего управленческие полномочия, подкупом или же для состава коммерческого подкупа такой обусловленности не требуется. В этой связи нуждается в оценке и другой вопрос, о правомерности одинаковой квалификации «подкупа» и «вознаграждения». Стало быть, поведение лица, выполняющего управленческие полномочия в коммерческой или иной некоммерческой организации, должно быть всегда обусловлено подкупом. Получение же заранее не обусловленного вознаграждения после совершения им действий вследствие занимаемого положения нельзя рассматривать как коммерческий подкуп. В такой ситуации действия (бездействие) по службе совершаются без расчета на вознаграждение и его получение никак не связано с использованием служебного положения.

Под обусловленностью мы понимаем как наличие предварительного вербального, литерального или конклюдентного соглашения, договоренности между субъектами подкупа (объективная и субъективная обусловленность), так и при отсутствии такого соглашения, субъективный расчет на будущее вознаграждение (субъективная обусловленность). В противном случае, действия (бездействие) лица, выполняющего управленческие полномочия в коммерческой или иной организации, не образуют состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК РФ.

В свете сказанного, представляется целесообразным, внести в диспозицию ч. 1 ст. 204 УК РФ указание на общее покровительство и попустительство по службе как вида деятельности управленца в пользу подкупающего.

Третий параграф «Субъективные признаки коммерческого подкупа» содержит анализ таких элементов состава коммерческого подкупа как субъект преступления, вина, мотив и цель.

Субъект получения коммерческого подкупа – специальный. Субъект передачи подкупа может быть как специальным, так и общим. Если лицо, непосредственно передавшее подкуп, действует по поручению руководителя коммерческой или иной организации, либо должностного лица, состоящего на государственной или муниципальной службе, последние несут ответственность и как соисполнители, ибо в данном случае должна применяться формула «лично или через посредника».

Лица, выполняющие управленческие функции в непосредственно хозяйствующих государственных и муниципальных организациях, несут ответственность по ст. 204, а не по ст. 290 и 291 УК РФ. Вместе с тем, если подкуп со стороны этих лиц маскируется служебным подлогом, ответственность наступает по совокупности и за него (ст. 292 УК).

Субъективная сторона рассматриваемых деяний – прямой умысел. В работе делается акцент на необходимости доказывать конкретный мотив каждого из участников преступной сделки, так как без этого весьма затруднительна индивидуализация ответственности и дифференциация наказания. Корыстная и иная личная заинтересованность дающего может проявляться в действиях не только в свою пользу, но и в пользу третьих лиц.

В четвертом параграфе «Квалифицирующие обстоятельства коммерческого подкупа» осуществлено подробное рассмотрение обстоятельств отягчающих ответственность за коммерческий подкуп, предложены пути решения проблем, возникающих у правоприменителей.

Квалифицирующие признаки состава преступления являются важным средством дифференциации ответственности в уголовном праве. В уголовном законе указаны квалифицирующие признаки, повышающие общественную опасность передачи и получения предмета коммерческого подкупа. Общим для них являются два квалифицирующих признака – совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и совершение преступления организованной группой. Наряду с ними в число квалифицирующих признаков входит признак сопряженности с вымогательством.

Результаты изучения уголовных дел показывают, что характеристика соучастия в совершении коммерческого подкупа может быть охарактеризована следующими показателями. Доля преступлений, совершенных при отсутствии группового признака, предусмотренного ст. 204 УК РФ (совершенное либо при отсутствии признаков соисполнительства, либо группой лиц без предварительного сговора) составляет значительное большинство – 66,4%. Удельный же вес коммерческого подкупа, совершенного группой лиц по предварительному сговору и организованными преступными группами значительно ниже – 26,4% и 7,2% соответственно

Следует обратить внимание на то, что по существующей практике опасность вымогательства подкупа определяется исходя не столько из требования незаконного вознаграждения, сколько из действий, которыми подкрепляется его обязательность для потерпевшего. Виновный принуждает лицо совершить коммерческий подкуп, ставя под угрозу нарушения (или фактически нарушая) права и интересы последнего, которые охраняются законом.

Мы же полагаем, что выполнение своего служебного долга в рамках закона и предоставленных полномочий по сути не может причинять вред чьим-либо правоохраняемым интересам. Поэтому и угроза совершить законные действия не может рассматриваться как угроза причинить вред законным интересам какого-либо лица.

Признак «сопряженности с вымогательством» является исчерпывающим для описания требования передачи предмета коммерческого подкупа, поэтому квалификация деяния по совокупности со ст. 163 УК РФ исключается.

Согласно материалам изученных уголовных дел, удельный вес коммерческого подкупа, сопряженного с вымогательством в структуре всех деяний, предусмотренных ст. 204 УК РФ, достаточно высок. Результаты исследования показывают, что доля преступлений, указанных в ч. 4 ст. 204 УК РФ, составляет 21,2%. В целом, анализ уголовных дел о коммерческом подкупе, сопряженном с вымогательством, свидетельствует о том, что психическое насилие, применяемое в большинстве случаев (85,7%) при совершении исследуемого деяния, представляет собой угрозу оглашения позорящих сведений о потерпевшем или о его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Угроза уничтожением или повреждением имущества использовалась виновными в 23,3% случаев, угроза физической расправой над потерпевшим или его близкими, применялась крайне редко – только в 7,2 % случаев.

В 41 % случаев от общего числа изученных дел применялось и физическое насилие. Применяемые при этом побои и иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие причинения легкого вреда здоровью, составили 88,4 % случаев. В 11,6 % случаев имело место причинение вреда здоровью легкой и средней тяжести.

ГЛАВА 3 «Отдельные вопросы уголовной ответственности за коммерческий подкуп» посвящена исследованию проблем, возникающих при отграничении коммерческого подкупа от смежных составов преступлений, а также ответственности соучастников в коммерческом подкупе.

В первом параграфе «Соотношение коммерческого подкупа с другими преступлениями» определяется общее и различное между коммерческим подкупом и смежными составами преступлений.

В работе проведено отграничение получения незаконного вознаграждения управленцем (ч. 3 ст. 204 УК РФ) и злоупотребления служебными полномочиями (ст. 201 УК РФ); отграничение коммерческого подкупа от взяточничества (должностного подкупа); разграничение коммерческого подкупа и подкупа участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК РФ); коммерческого подкупа и подкупа участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК РФ); коммерческого подкупа и мошенничества.

В процессе квалификации преступлений в связи с наличием смежных преступлений возникают вопросы, связанные не только с разграничением данных преступлений, но и с правильным определением совокупности преступлений.

Второй параграф «Уголовная ответственность за коммерческий подкуп при соучастии в преступлении» содержит анализ проблемных вопросов, возникающих при назначении наказания соучастникам коммерческого подкупа.

С точки зрения теории уголовного права квалификация соучастия в коммерческом подкупе отвечает общим правилам учения о соучастии, при этом, однако, имеет и некоторые специфические черты.

Автор обращает особое внимание на квалификацию действий посредника, полагая, что подкупающий выделен искусственного из вынужденного соучастия, а посредник, играющий порой более важную роль, выполняя волю дающего, законодателем оставлен в пределах соучастия. В этой связи позиция законодателя, заключающаяся в квалификации действий, составляющих посредничество при коммерческом подкупе по общим правилам соучастия представляется не точной. Целесообразно ввести в Особенную часть уголовного закона норму, предусматривающую ответственность за посредничество в коммерческом подкупе – ст. 204-1 УК РФ.

Кроме того, в рамках данного параграфа сделан ряд выводов следующего свойства. В частности, целесообразно законодательно установить для получателя предмета коммерческого подкупа условия, при наличии которых он может быть освобожден от уголовной ответственности. Подобный шаг заметно уменьшил бы число заинтересованных лиц, стремящихся решить свои проблемы при помощи подкупа управленцев, так как при этом существенно увеличивается риск их разоблачения. Однако условия освобождения получателя должны быть более жесткими. Так, было бы несправедливым освобождать от уголовной ответственности управленца, вымогавшего подкуп, а затем добровольно заявившего о совершенном деянии. Нельзя освобождать от уголовной ответственности управленца и в том случае, если он действовал в составе группы управленцев, получавших незаконное вознаграждение.

Таким образом, учитывая объективные трудности в борьбе с коммерческим подкупом и высокую латентность составляющих это понятие преступлений, целесообразно законодательно закрепить основание освобождения управленца от уголовной ответственности за получение незаконного вознаграждения. По данным опроса оперативных работников, следователей органов внутренних дел, более 65% указанных респондентов высказались в пользу внесения соответствующих дополнений в действующий уголовный закон. По их мнению, такая новелла будет способствовать как уменьшению уровня латентности данного преступного посягательства, так и снижению общего фона криминализации коммерческо-посреднических отношений.

Исходя из вышеизложенного, мы полагаем, что в примечании к ст. 204 УК РФ следует изложить основание освобождения получателя предмета коммерческого подкупа от уголовной ответственности: «Лицо, совершившее деяние, предусмотренное частью третьей настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольно сообщило об этом правоохранительным органам».

Весьма важным является вопрос об уголовной ответственности соучастников коммерческого подкупа при освобождении от ответственности исполнителя на основании положений, указанных в примечании к ст. 204 УК РФ. В данном случае мы полагаем, что характер ответственности соучастников изменяться не должен. Акцессорная теория увязывает ответственность соучастников с деянием исполнителя при совершении преступления. Основания освобождения от уголовной ответственности, изложенные в примечании к ст. 204 УК РФ, применяются только на стадии оконченного преступления, то есть после фактического выполнения состава преступления, закрепленного в ч. 1 или 2 ст. 204 УК РФ. Поэтому указанные основания применяются строго индивидуально по отношению к конкретному лицу и не влияют на характер ответственности других лиц участвовавших в совершении преступления. Таким образом, при освобождении исполнителя преступления, предусмотренного ч. 1 или 2 ст. 204 УК РФ, от уголовной ответственности по основаниям, закрепленным в примечании к ст. 204 УК РФ, действия иных соучастников коммерческого подкупа следует квалифицировать как соучастие в оконченном преступлении.

В заключении диссертации сформулированы обобщенные выводы и предложения, полученные в результате проведенного исследования.

Завершает диссертационную работу список использованной литературы и приложения в виде форм использованных опросных листов и программы изучения уголовных дел.

РАБОТЫ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Тумаркина Л. П. Коммерческий подкуп. Монография. Издательский дом «Камерон», М., 2005. 11,0 п. л.
  2. Тумаркина Л. П. Вопросы совокупности коммерческого подкупа с другими преступлениями // Закон. № 1. 2005. 0,5 п. л. (в соавторстве).
  3. Тумаркина Л. П. Вопросы соучастия в коммерческом подкупе // Современное право. № 12, 2005. 0,25 п. л.
  4. Тумаркина Л. П. Общественная опасность коммерческого подкупа // Право и жизнь. № 108. 2007. (в соавторстве).


Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.