авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Ошибка как особое обстоятельство оценки поведения субъекта преступления, и ее уголовно-правовое значение

-- [ Страница 3 ] --

Первый параграф «Понятие и уголовно-правовое значение фак­тической ошибки» посвящен проблеме определения понятия фактической ошибки и ее уголовно-правового значения.

Анализ литературы показал, что в большинстве указанных определе­ний сфера данного вида ошибки ограничена лишь объективными признаками состава преступления. По мнению диссертанта, ошибка может касаться фак­тических обстоятельств, не входящих в состав (например, в обстоятельствах, исключающих преступность деяния, лицо может заблуждаться относительно социальной полезности или нейтральности своего поведения, либо относи­тельно необходимости применения мер для предотвращения наступления общественно опасных последствий).

В связи с этим, диссертант предлагает брать за основу общие при­знаки ошибки субъекта преступления, но при этом, делать акцент на том, что лицо неверно оценивает объективные свойства, относящиеся к элементам состава преступления, либо обстоятельства, исключающие преступность деяния.

Таким образом, мы предлагаем более широкое понятие фактической ошибки, дефиниция которой приобретает следующий вид:

Фактическая ошибка – это психическое отношение лица к своему поведению и его последствиям, имеющее в интеллектуальном и (или) волевом моменте порок, обусловленный заблуждением, относительно объективных свойств, относящихся к элементам состава преступления, либо обстоя­тельств, исключающих преступность деяния.

Уголовно-правовое значение фактической ошибки определяется тем, относительно какого фактического обстоятельства совершаемого деяния у лица имелось виновное отношение.

Во втором параграфе «Фактическая ошибка относительно объ­ективных признаков состава преступления» исследуются проблемы ква­лификации при фактической ошибке относительно обстоятельств, образую­щих объект преступного посягательства и обстоятельств, образующих при­знаки объективной стороны преступления.

Рассмотрение вопросов квалификации при ошибке относительно об­стоятельств, образующих объект преступного посягательства, позволяет дис­сертанту утверждать, что оценка действий виновного при ошибке в объекте преступления должна производиться исходя из направленности умысла, учи­тывая при этом то, что объект, охватываемый умыслом виновного, фактиче­ски не пострадал. Чтобы согласовать направленность умысла и причинение вреда не тому объекту, на который охватывался умыслом виновного, при квалификации подобных преступлений должна применяться юридическая фикция, которая обусловлена тем, что хотя и наступило общественно опасное последствие, тем не менее, в реальной действительности оно не сопровожда­лось тем объективным обстоятельством, которое в соответствии с направ­ленностью умысла виновного обосновывает усиление ответственности.

В завершение, автор предлагает правила квалификации при ошибке в объекте преступления:

1. Деяние, посягающее фактически не на тот объект, на причинение вреда которому был направлен умысел виновного, квалифицируется как по­кушение на преступление.

2. Деяние, при совершении которого умысел виновного был направ­лен на причинение вреда только одному объекту, а фактически вред причи­нен двум или более объектам, квалифицируется как покушение на преступ­ление в соответствии с направленностью умысла. В случае если виновный должен был и мог предвидеть возможность причинения вреда другому объ­екту, деяние квалифицируется как преступление, совершенное по неосто­рожности.

3. Деяние, при совершении которого умысел виновного был направ­лен на причинение вреда нескольким объектам, а фактически вред причинен только одному из них, квалифицируется как окоченное преступление против объекта, которому фактически причинен вред, и покушение на преступление против объектов, которым вред не причинен.

4. Посягательство на негодный объект квалифицируется либо как по­кушение на преступление, либо приготовление в соответствии с направлен­ностью умысла виновного, то есть на тех же основаниях, что и всякое другое покушение.

Исследование вопросов квалификации при ошибке в предмете пре­ступления показало, что порой в уголовно-правовой литературе указанную ошибку отождествляют с ошибкой в объекте посягательства. Анализируя мнения ученых по данному вопросу, диссертант констатирует следующее. Ошибка в предмете касается материально выраженных характеристик пред­метов в рамках тех общественных отношений, на которые лицо осуществляет посягательство. Ошибка же в объекте касается сферы общественных отноше­ний, их свойств и особенностей. В то же время, поскольку при ошибке в предмете лицо неверно оценивает качества, принадлежность и правовое зна­чение предмета преступления в рамках того общественного отношения, на которое осуществляется посягательство, такая ошибка практически всегда связана с ошибкой в объекте преступления. Поэтому предмет преступления – это всего лишь составная часть объекта преступления – общественного отно­шения.

В качестве вывода по рассмотрению вопросов, связанных с ошибкой в предмете, автор предлагает следующие правила квалификации.

1. Деяние, совершенное в отношении не того предмета, который ох­ватывался умыслом виновного, а также совершенное в отношении негодного предмета, а равно предмета, который, по причинам, не зависящим от винов­ного, отсутствовал в момент совершения посягательства, квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла.

2. Если умысел виновного был направлен на причинение вреда в ре­зультате посягательства в крупном или особо крупном размерах, а фактиче­ски посягательство причинило меньший вред, такое деяние квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла.

Рассматривая вопросы, касающиеся ошибки относительно личности потерпевшего, диссертант отмечает аналогичные проблемы, связанные с ква­лификацией неоконченного преступления. Подчеркивается, что в уголовно-правовой оценке содеянного обязательно должно найти свое отражение именно направленность умысла виновного. По итогам рассмотрения автор предлагает следующие правила квалификации:

1. Деяние, при котором, по не зависящим от виновного обстоятельст­вам, вред причинен не тому лицу, против которого было направлено (откло­нение действия), квалифицируется по совокупности преступлений: покуше­ние на преступление в соответствии с направленностью умысла и окоченное умышленное преступление.

2. Деяние, при совершении которого виновный осознавал наличие объективных свойств, относящихся к личности потерпевшего и отягчающих ответственность, которые фактически отсутствовали, квалифицируется как покушение на преступление с квалифицирующими обстоятельствами.

3. Деяние, при совершении которого виновный не осознавал наличие объективных свойств, относящихся к личности потерпевшего и отягчающих ответственность, которые фактически существовали, квалифицируется как оконченное преступление без указанных обстоятельств.

В рамках фактической ошибки относительно обстоятельств, обра­зующих признаки объективной стороны преступления, автором рассмотрены такие виды, как: ошибка относительно характера совершенного деяния; ошибка относительно способа совершения преступления; ошибка в развитии причинной связи и преступных последствий; ошибка в средствах (орудиях) совершения преступления.

Разрешена, имеющая место в литературе, проблема разграничения фактической ошибки относительно характера совершенного деяния и юриди­ческой ошибки. По мнению диссертанта, при фактической ошибке в харак­тере совершенного деяния, лицо вообще не задумывается над тем, преду­смотрено ли совершенное им деяние уголовным законом или нет, как это имеет место при юридической ошибке. Лицо не имеет умысла посягать на те или иные общественные отношения, охраняемые уголовным законом. Со­вершая обычные действия в повседневной жизни, лицо может ошибаться, и от того, могло ли и должно было лицо осознавать общественную опасность своего деяния, зависит квалификация преступления.

При ошибке относительно способа совершения преступления сле­дует руководствоваться следующими правилами квалификации:

1. Если лицо, совершая преступление, предполагало наличие квали­фицированного способа преступления, который в действительности отсутст­вует, содеянное квалифицируется как покушение на данное преступление.

2. Если лицо, совершая преступление, предполагало отсутствие ква­лифицированного способа преступления, которое в действительности нали­чествует, содеянное оценивается, исходя из направленности умысла. По­скольку данный квалифицирующий признак не охватывается умыслом ви­новного, в этой части отсутствует и его вина. При указанной ошибке деяние виновного квалифицируется как оконченное преступление без квалифици­рующего признака.

При ошибке в развитии причинной связи и преступных последствий автором предлагаются следующие правила квалификации:

1. Лицо, не осознававшее и не предвидевшее, что его действия явятся причиной фактически наступивших преступных последствий, не несет уго­ловную ответственность, если оно не должно было и не могло предвидеть данного развития причинной связи, лицо несет ответственность за неосто­рожное преступление, если должно было и могло это предвидеть.

2. Лицо, предвидевшее и желавшее развитие причинной вязи, кото­рая ведет к общественно опасным последствиям, но таковые фактически не наступили, несет уголовную ответственность за покушение на преступление в соответствии с осознававшимся развитием такой связи.

Рассмотрение вопросов относительно ошибки в средствах (орудиях) совершения преступления, позволяет диссертанту выделить следующие виды ошибки в средствах (орудиях) совершения преступления, оказывающие влияние на уголовно-правовую квалификацию.

Во-первых, лицо может ошибаться в пригодности средства, которое вообще не может быть использовано для совершения преступления в кон­кретных условиях.

Во-вторых, ошибка может относиться к неправильной оценке свойств (качеств) средства совершения преступления. Указанный вид ошибки следует разделить на четыре разновидности: Первая разновидность ошибки заключается в использовании виновным иного, чем он предполагал, но не менее пригодного для этого средства. Вторая разновидность ошибки состоит в использовании виновным такого средства совершения преступле­ния, свойство которого представлялось ему заниженным. Третья разновид­ность ошибки состоит в использовании виновным такого средства соверше­ния преступления, свойство которого представлялось ему завышенным. Чет­вертая разновидность ошибки состоит в использовании для совершения пре­ступления непригодного в любом случае средства, которое лицо считало пригодным исключительно в силу своего невежества или суеверия.

В завершение диссертант предлагает следующие правила квалифи­кации:

1. Использование для совершения преступления по ошибке другого, но не менее пригодного средства, не влияет на квалификацию преступления, как совершенного умышленно.

2. Использование для совершения преступления средства, сила кото­рого представлялась виновному заниженной, влечет квалификацию содеян­ного как неосторожного преступления, если виновный должен был и мог осознавать истинную силу примененного средства, а при отсутствии обязан­ности и возможности такого осознания — как умышленного преступления в соответствии с осознаваемой силой употребленного средства.

3. Использование для совершения преступления непригодного в дан­ном случае средства, которое виновный считал вполне пригодным, квалифи­цируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью его умысла.

4. Использование для совершения преступления непригодного сред­ства, которое виновный считал пригодным исключительно в силу своего не­вежества или суеверия, не влечет уголовной ответственности.

Во втором параграфе работы исследован дополнительный вид фак­тической ошибки – ошибка в наличии обстоятельств, исключающих пре­ступность деяния. Исследование показало, что такая ошибка возможна во всех указанных обстоятельствах.

Ошибку, связанную с мнимой обороной можно разделить на три вида.

Первым видом ошибки является защита от кажущегося посягатель­ства, приравниваемые по своим правовым последствиям к необходимой обо­роне.

Если в силу сложившейся обстановки обороняющийся имел доста­точные основания полагать, что подвергается реальному посягательству, и поэтому решил защищаться, то при отсутствии превышения допустимых пределов вопрос об уголовной ответственности отпадает.

Второй вид ошибки, связанной с мнимой обороной образуют деяния, которые не могут приравниваться по своим правовым последствиям к необ­ходимой обороне или к превышению ее пределов.

Третьим видом ошибки, связанной с мнимой обороной являются случаи, когда лицо причинило потерпевшему вред, явно превышающий пре­делы необходимости, допустимый в условиях соответствующего реального нападения, оно подлежит уголовной ответственности как за превышение пределов необходимой обороны.

В завершение диссертант предлагает следующие правила квалифи­кации при ошибке, связанной с мнимой обороной:

1. Причинение вреда в состоянии мнимой обороны не влечет уголов­ной ответственности, если вся обстановка происшедшего, включая поведение самого потерпевшего, давали основание полагать, что совершается реальное посягательство, создающее право на необходимую оборону, и лицо не только не предвидело, и не должно было или не могло предвидеть отсутствие реаль­ного общественно опасного посягательства.

2. Уголовная ответственность исключается также и в случае, если лицо не превысило пределы необходимой обороны применительно к усло­виям соответствующего реального посягательства.

3. Причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответ­ственность за неосторожное преступление, если лицо не предвидело, но, ис­ходя из обстановки происшествия, должно было и могло предвидеть, что ре­альное общественно опасное посягательство отсутствует.

4. Причинение вреда при мнимой обороне также влечет уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, если лицо совершило действия, явно не соответствующие характеру и степени общест­венной опасности посягательства, применительно к условиям соответствую­щего реального посягательства.

Рассмотрев вопросы, касающиеся ошибки, связанной с мнимым за­держанием, автор выделяет следующие разновидности мнимого задержания: 1) ошибка при задержании лица, совершившего действия, ошибочно приня­тые за преступление (совершено деяние, являющееся не преступлением, а иным правонарушением, например, административным проступком); 2) ошибка при задержании лица, принятого за преступника (задерживается не­виновный); 3) ошибка относительно свойств личности лица, совершившего преступление (невменяемый, малолетний и т.п.); 4) ошибка в необходимости задержания.

При ошибке, связанной с мнимым задержанием диссертант выделяет следующие исчерпывающие разновидности мнимого задержания: 1) ошибка при задержании лица, совершившего действия, ошибочно принятые за пре­ступление (совершено деяние, являющееся не преступлением, а иным право­нарушением, например, административным проступком); 2) ошибка при за­держании лица, принятого за преступника (задерживается невиновный); 3) ошибка относительно свойств личности лица, совершившего преступление (невменяемый, малолетний и т.п.); 4) ошибка в необходимости задержания.

В целях правильной оценки действий виновного при ошибке, связан­ной с мнимым задержанием диссертант предлагает руководствоваться сле­дующими правилами квалификации:

1. Причинение вреда при мнимом задержании не влечет уголовной ответственности, если в сложившейся обстановке в силу различных объек­тивных обстоятельств лицо не только не предвидело, но и не должно было или не могло предвидеть и осознавать ошибочности своего представления относительно личности задерживаемого лица, о преступности совершенного задерживаемым деяния и о наличии основания и правомерности причинения вреда.

2. Уголовная ответственность исключается также и в случае, если лицо не превысило мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

3. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступ­ление, влечет уголовную ответственность за неосторожное преступление, если лицо хотя и не предвидело, но по обстоятельствам дела должно было и могло при более внимательном отношении к создавшейся ситуации предви­деть, что реальное общественно опасное посягательство отсутствует.

4. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступ­ление, также влечет уголовную ответственность за превышение мер, необхо­димых для задержания лица, совершившего преступление, если лицо совер­шило действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства и обстоятельствам задержания, когда лицу без не­обходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

Ошибка лица, находящегося в состоянии крайней необходимости, может заключаться либо в неправильной интерпретации, либо неправильной оценке: а) самой опасности причинения вреда; б) тех пределов, в которых защитительная деятельность может считаться общественно-полезной.

По итогам рассмотрения данного вида фактической ошибки, автором сформулированы правила квалификации при мнимой крайней необходимо­сти.

1. Причинение вреда при мнимой крайней необходимости не влечет уголовной ответственности, если вся обстановка происшедшего, включая поведение человека давали основание полагать, что имеет место реальная опасность, создающая угрозу причинения вреда, и лицо не только не предви­дело, но и не должно было или не могло предвидеть отсутствие такой опас­ности.

2. Уголовная ответственность исключается также и в случае, если лицо не превысило пределов крайней необходимости.

3. Причинение вреда при крайней необходимости влечет уголовную ответственность за неосторожное преступление, если лицо хотя и не предви­дело, но по обстоятельствам дела должно было и могло предвидеть, что ре­альная общественная опасность отсутствует.

4. Причинение вреда при крайней необходимости также влечет уго­ловную ответственность за превышение пределов крайней необходимости, если лицо умышленно причинило вред, явно не соответствовавший харак­теру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред рав­ный или более больший, чем предотвращенный.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.