авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Развитие уголовно-исполнительного законодательства россии

-- [ Страница 2 ] --

В правовых актах тех лет содержалось незначительное количество норм, регулирующих исполнение наказаний. Важнейшим событием стало принятие Временной инструкции «О лишении свободы, как мере наказания, и о порядке отбывания такового». Данный акт закрепил слом старой и установление новой системы заключения. Позже было принято постановление НКЮ «О досрочном освобождении», где регулировалась процедура подготовки решения о досрочном освобождении. Центральный карательный отдел НКЮ издавал большое количество циркуляров, касающихся различных сторон реализации наказания в виде лишения свободы. Что касается условий отбывания наказания в лагерях принудительных работ, то в значительной мере они носили прогрессивный характер, например, свидания заключенных с ближайшими родственниками предоставлялись в воскресенья и в праздничные дни «без особого разрешения».

Руководящие начала по уголовному праву РСФСР (ст. 7) предусматривали, что наказание – это те меры принудительного воздействия, посредством которых власть обеспечивает данный порядок общественных отношений от нарушителей последнего (преступников). Нормативное изложение задачи наказания, безусловно, является положительной характеристикой указанного правового акта. Это касается и содержательной части общего и частного предупреждения преступлений. Заслуживает внимания положение о том, что наказание не является возмездием и не должно причинять преступнику бесполезных и лишних страданий.

Уголовное законодательство данного периода предусматривало 16 видов наказания. Такой подход, во-первых, соответствовал социологической теории наказания, предусматривающей выбор разнообразных средств воздействия на преступников. Во-вторых, Руководящие начала заимствовали отдельные нормы законодательства царской России и включали достаточно широкий перечень наказаний, который в последующем он сократился.

Разгром контрреволюции, уничтожение крупнейших тайных организаций контрреволюционеров и бандитов дали возможность рабоче-крестьянскому правительству отказаться от применения высшей меры наказания по отношению к врагам существующего строя. Данное решение было в значительной мере конъюнктурным. Спустя 5 месяцев смертная казнь восстанавливается Декретом ВЦИК от 22 мая 1920 г. «О порядке приведения в исполнение губернскими революционными трибуналами приговоров к высшей мере наказания в местностях, объявленных на военном положении, а также в местностях, на кои распространяется власть революционных военных советов фронтов». Приговоры к расстрелу, вынесенные губернскими революционными трибуналами, в случае подачи кассационной жалобы или ходатайства о помиловании рассматривались в местном губернском исполнительном комитете и санкционировались, если «в силу безусловной ясности дела, тяжести совершенного деяния и политической обстановки, в коей находится данная губерния, приговор требует немедленного исполнения».

Можно констатировать, что концепция уголовно-исполнительной политики государства формировалась исходя из политико-идеологических задач, которые трансформировались в соответствующие нормативно-правовые акты. На начальном этапе преобладающей была политическая составляющая уголовного наказания, что выражалось в стремлении «подавить класс эксплуататоров», т. е. наказание играло роль средства для удержания и укрепления власти. Вместе с тем, в государстве формировалась и другая составляющая – воспитательная, предусматривавшая реализацию принципа гуманизма, что было заметно при регламентации наказания в виде лишения свободы, а также в периодически объявляемых амнистиях, в том числе по отношению к «врагам народа».

Указанный период развития уголовно-исполнительной политики и законодательства, отличавшийся определенной последовательностью в принятии и реализации соответствующих нормативно-правовых актов, завершился в начале 20-х гг., когда стали появляться систематизированные законы и ведомственные нормативные правовые акты, в которых обобщался предшествующий нормотворческий и правоприменительный опыт. К их числу следует отнести: УК РСФСР 1922, 1926 гг. и ИТК РСФСР 1924, 1933 гг. Нормы УК РСФСР, регламентирующие виды и размеры наказания, имели гуманный характер, тем самым российское уголовное законодательство придерживалось принципов, заложенных в начальный период своего развития.

Что касается изгнания из пределов РСФСР как вида уголовного наказания, то отсутствие в законе дефиниции можно объяснить трудностями в связи с определением более конкретного содержания и практической реализацией этого вида наказания. Лишение свободы могло назначаться на срок от 6 месяцев до 10 лет. Оно могло исполняться в местах лишения свободы, исправительно-трудовых домах, трудовых сельскохозяйственных и ремесленных колониях, переходных исправительных домах, в зависимости от тех мер исправительного воздействия, которые являлись необходимыми для исправления и перевоспитания преступников. Лишение свободы обязательно связывалось с работами, которые, по возможности, «должны сообразовываться со специальными знаниями или склонностями заключенного». Штраф в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. был определен как денежное взыскание, которое налагалось судом в соответствии с имущественным положением осужденного. В годы новой экономической политики (НЭПА) штраф занимал заметное место среди мер уголовного наказания, однако, позднее его значение уменьшается.

Конфискация имущества применялась уже в первые месяцы существования Советского государства. Отдельные декреты, издаваемые в эти годы, устанавливали в качестве вида наказания конфискацию имущества за наиболее опасные преступления как меру подавления классовых врагов. Так, в Декрете от 29 декабря 1917 г. «О прекращении платежей по купонам и дивидентам» предусматривалась конфискация имущества за сделки с ценными бумагами. В Декрете ВЦИК от 9 мая 1918 г. «О предоставлении Народному Комиссару Продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими» устанавливалось, что «все, имеющие излишек хлеба и не вывозящие его на ссыпные пункты, а также расточающие хлебные запасы на самогон, объявляются врагами народа, предаются революционному суду и приговариваются к тюремному заключению на срок не менее 10 лет, изгоняются навсегда из общины, а все их имущество подвергается конфискации».

УК РСФСР 1926 г. во многом воспроизводил предыдущего Уголовного кодекса РСФСР, важнейшая особенность которого заключается в том, что он отказался от терминов «кара» и «наказание», вводя вместо них понятие «меры социальной защиты». Такое решение означало не просто изменение «вывески» – оно олицетворяло новый подход государства к вопросу о реагировании государства на преступления. Одновременно с отказом от термина «наказание» законодатель подводил определенную черту в поиске своего подхода к решению проблемы реагирования на преступные деяния. Этим решением выражалось его стремление со всей остротой подчеркнуть, что борьба с преступностью ведется на совершенно иных принципах, чем в царской России. Речь шла о доминировании принципа исправления преступников, что находило отражение в исправительно-трудовом законодательстве РСФСР.

Новый вид наказания в виде запрета занятия определенной деятельностью или промыслом не связывал такое запрещение с должностным положением лица и не касался какой-либо должности. Лишь в тех случаях, когда занятие должности требовало, чтобы лицо обладало определенной профессией (например, врач), применение данного наказания автоматически влекло и запрет занятия этой должности. Такое запрещение выступало не в виде самостоятельного наказания, а как производное, вытекающее из факта запрещения занятия определенной профессией или промыслом, без обладания которыми невозможно занятие самой должности. Указанное наказание исполнялось администрацией соответствующего предприятия или организации.

В ИТК РСФСР 1924 г., помимо указанных, были включены сле­дующие основные принципы исполнения и отбывания наказания: обязательность труда заключенных; применение прогрессивной системы; совершенствование и развитие сети трудовых сельскохозяйс­твенных, ремесленных и фабричных колоний и переходных исправи­тельно-трудовых домов; развитие самодеятельности заключенных, классовый подход к их распределению заключенных по видам мест лишения свободы; организация и усиление роли культурно-просветительной ра­боты, общеобразовательного и профессионального образования; оказание постпенитенциарной помощи освобождаемым; применение льготного исчисления сроков заключения; контроль общественности за деятельностью мест лишения свободы, организация режима в сочетании с обязательным трудом заключенных и культурно-просветительной работы. В ИТУ предусматривались меры к развитию са­модеятельности заключенных, направленные на приобретение свойств и профессиональных навыков, необходимых для трудовой жизни в об­ществе. Это был принципиально новый аспект пенитенциарной политики и законодательства государства, который можно расценивать как значительный прогресс советской пенитенциарии.

Подводя итог сказанному, можно отметить, что в период новой экономической политики содержание уголовно-исполнительной политики государства существенно изменилось, в частности, в ней нашли отражение идеи либерализации общественных отношений, присущие нэпу. Карательная направленность этой политики ослабла, одновременно была усилена воспитательная составляющая.

После «свертывания» нэпа в конце 20-х гг. XX в. и отхода от определенной либерализации общественных отношений в государстве стали происходить серьезные изменения и в уголовно-исполнительной политике, направленные на ужесточение наказаний и условий их отбывания, что вписывалось во все более отчетливую ориентацию государства по использованию директивных методов управления во всех областях общественной жизни. Соответствующие решения принимались, прежде всего, союзными органами государства. Необходимо отметить принятое 7 августа 1932 г. постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности». По этому постановлению, лица, посягавшие на общественную собственность, объявлялись врагами народа. За такие преступления предусматривались длительные сроки лишения свободы или расстрел.

В рассматриваемый период стали применяться такие уголовные наказания как ссылка и высылка. Все это органично вписывалось в тенденцию развития уголовно-исполнительной политики конца 20-х – начала 30-х гг. Данные наказания вошли в структуру уголовного законодательства не сразу. В 1924 г. V Всероссийский съезд деятелей юстиции и Комиссия по пересмотру дел осужденных высказались за введение ссылки как вида наказания в Уголовный кодекс РСФСР. «Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик» включили в общий перечень мер социальной защиты (наказания) «удаление из пределов союзной республики или из пределов отдельной местности с поселением в тех или иных местностях или без такового, с запрещением проживания в тех или иных местностях или без такового запрещения». В рамках усиления жесткости уголовной политики соответственно изменяется и институт конфискации имущества. Изменения, прежде всего, коснулись «кулаков», что было связано с процессом принудительной коллективизации.

Наибольшее внимание в уголовно-исполнительной политике государства уделялось наказанию в виде лишения свободы. 6 ноября 1929 г. прини­мается постановление ЦИК и СНК СССР, согласно которому лишение свободы делилось на два вида, отличающихся сроками и местами отбывания: лишение свободы в исправительно-трудовых лагерях в отдаленных местностях на срок от трех до десяти лет; лишение свободы в общих местах заключения на срок до трех лет с отбыванием в исправительно-трудовых колониях. Такое решение было принято, потому что действующее уголовно-исполнительное законодательство не позволяло проводить более жесткую политику в отношении «врагов народа».

Основной разновидностью мест лишения свободы становились исправительно-трудовые колонии. Среди лишенных свободы проводилась политико-вос­питательная работа, которая представляла собой дальнейшее развитие культурно-просветительной деятельности.

Уголовно-исполнительная политика государства с конца 20-х гг. XX в. резко ужесточалась. В принимаемых нормативных правовых актах заметно возрастала карательная составляющая. Максимальный срок увеличивался с 10 до 25 лет. Было введено тюремное заключение, которое ранее отвергалось как атрибут буржуазной уголовно-исполнительной системы. В уголовно-исправительной системе создаются структуры, дублирующие судебные органы («двойки», «тройки», «особые совещания»). Принудительные работы, ссылка и высылка превращались, по существу, в разновидность лишения свободы, а труд заключенных использовался для решения экономических задач государства.

Вторая глава «Правовое регулирование и практика исполнения уголовных наказаний (конец 30-90-е гг. ХХ в.)» посвящена вопросам развития уголовного и уголовно-исполнительного законодательства довоенного, военного и послевоенного времени. В предвоенный период уголовно-исполнительное законодательство характеризовалось изменениями в отдельных аспектах исполнения наказания при сохранении основных принципов. Обращает на себя внимание окончательный приоритет ведомственных нормативных правовых актов в сфере исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы, принудительных работ, смертной казни. Это происходило на фоне продолжающегося усиления уголовных репрессий, что отражало особенности внутренней политики государства. В частности, в 1940 г. разворачивается кампания за улучшение качества выпускаемой продукции. В числе направленных на это мер было усиление ответственности, в том числе уголовной, за выпуск недоброкачественной продукции. 10 июля 1940 г. Президиум Верховного Совета СССР принимает Указ, в соответствии с которым изготовление некачественных изделий признается противогосударственным преступлением равносильным вредительству и наказывается лишением свободы сроком от 5 до 8 лет. В работе рассматриваются положения «Временной инструкции о режиме содержания заключенных в исправительно-трудовых лагерях НКВД СССР», согласно которой несовершеннолетние заключенные размещались на отдельных участках изолированно от взрослых. Следует отметить, что несовершеннолетние зак­люченные-рецидивисты, а также осужденные за контрреволюционные преступления размещались в отдельных бараках изолированно от других несовершеннолетних заключенных.

В период Великой Отечественной войны направленность уголовно-исполнительной политики и законодательства в сфере исполнения уголовных наказаний изменялась с учетом обстановки военного времени. Одна из особенностей правового регулирования института наказания заключалась в том, что в военный период значительно большим и беспрецедентным репрессиям стали подвергаться члены семей приговоренных к расстрелу за государственные преступления, членами которых считались отец, мать, муж, жена, сыновья, дочери, братья и сестры, если они проживали совместно с изменником Родины или находились на его иждивении к моменту совершения преступления или к моменту мобилизации в армию в связи с началом войны.

В условиях резкой переполненности мест лишения свободы, а также с учетом тяжелого предвоенного, военного и послевоенного времени, государство было не в состоянии тратить достаточно средств на развитие исправитель­но-трудовой системы, переданной в НКВД, которая, в первую очередь, должна была работать на экономику страны, Поэтому усилия государственных органов, исполняющих наказа­ния, сводились к максимально возможному использованию заключенных – дешевой рабочей силы – на важных народнохозяйственных объектах. Реализацию этой задачи НКВД, наделенный полномочиями, осуществлял, исходя из прагматической позиции, когда каждый заключенный представлялся не отдельно взятой личностью, а, прежде всего хозяйственной рабочей единицей, которой в местах лишения свободы создава­ли минимально необходимые условия, без которых она не могла бы функционировать.

С середины 50-х гг. начинается новый этап развития уголовно-исполнительной политики и законодательства, харак­теризующийся, помимо восстановления его законодательного регули­рования, противоречивым подходом к реализации различных видов уголовных наказаний. В общественно-политической жизни общества, включая правовую сферу, произошли су­щественные изменения, направленные на преодоление последствий культа личности, укрепление законности. Разумеется, это коснулось и уголовно-исполнительной политики и законодательства. В 1954 г. вышли постановления партийных органов, посвященные исправитель­но-трудовым учреждениям, где их деятельности давалась критическая политичес­кая оценка. В частности, отмечалось, что важнейшая государственная задача по исправлению и перевоспитанию заключенных на основе приобщения их к общественно-полезному труду путем обучения трудовым профессиям, необходимым после отбытия срока на­казания, руководством исправительно-трудовых лагерей исполняется неудовлет­ворительно. Уделяя основное внимание хозяйственной деятельности, руководство ГУЛАГа и других лагерей упустило данную работу.

В качестве главной задачи исправительно-трудовых учреждений в партийных документах провозглашалось исправление и перевоспитание заключенных на основе подготовки их к общественно полезной трудовой деятельности. Для организации политико-воспитательной работы с заключенными в местах лишения свободы вводились политаппараты вместо существовавших долгое время культурно-воспитательных частей. Определенным образом решался и кадровый вопрос: для работы в исправительно-трудовую систему бы­ло решено направлять лиц из партийно-советских органов, а также выпускников высших и средних специальных учебных заведений.

Наказание в виде принудительных работ без лишения свободы занимало значительное место в содержании уголовно-исполнительной политики и законодательства, о чем свидетельствует регулирование в нормативных правовых актах вопросов реализации этого уголовного наказания. Можно констатировать, что применение данного вида наказания свидетельствует об определенной гуманизации уголовно-исполнительного законодательства.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.