авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Основы противодействия организованной преступной деятельности

-- [ Страница 5 ] --

3. Широта правового «инструментария» в сфере конструирования санкций и назначения наказания, которая, с одной стороны, является безусловным плюсом уголовного законодательства, ибо позволяет назначать справедливое наказание и способствует его надлежащей индивидуализации. Речь идет, в основном, о таких факторах, как многообразие видов наказаний; возможность конструирования альтернативных санкций, кумулятивных (с дополнительными видами санкций); относительно-определенный характер санкций (позволяющий фактически произвольно устанавливать разницу между нижним и верхним пределом). С другой стороны, чем больше исходных данных, тем больше вариантов их возможного сочетания, что затрудняет поиск путей обеспечения наибольшей эффективности применения уголовного наказания.

4. Вопросы назначения наказания в УК РФ отражены довольно обобщенно, «рамочно»; вопросы же конструирования санкций законодательно не урегулированы вообще.

5. Санкция уголовно-правовой нормы, влияя на общественные отношения, регулируемые уголовным законом, в свою очередь, подвержена обратному влиянию, в ней проявляется двусторонняя связь: вид и содержание санкции определяются законодателем не произвольно, а на основе объективных данных. С другой стороны, вид и содержание санкции определяют, какие данные по делу и как должны учитываться при выборе меры уголовно-правового воздействия.

6. Наконец, главная проблема – это проблема аргументации эффективности/неэффективности вида конкретного наказания, его размера (срока) применительно к конкретному преступлению.

Глава 2 «Пути и способы совершенствования уголовно-правового регулирования в сфере противодействия организованной преступной деятельности» включает в себя три параграфа.

В § 1 «Проблемы уголовно-правовой регламентации ответственности за организацию, руководство и участие в преступных объединениях» отмечается, что основной задачей современного законотворчества выступает устранение выявленных пробелов и коллизий, приведение нормативно-правовой базы в полное соответствие с социально-экономическими реалиями, генеральным политическим курсом российского государства, а также его международными обязательствами. Несовершенство законодательства снижает его авторитет и эффективность, формирует у правоприменителя избирательное отношение к уголовно-правовым средствам противодействия преступности.

В процессе реконструкции ч. 4 ст. 35 и ст. 210 УК РФ Федеральным законом от 3 ноября 2009 г. № 245-ФЗ российским законодателем был учтен ряд положений Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности. Смысл законодательных изменений заключается, во-первых, в более подробном описании признаков объективной стороны состава организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней), и, во-вторых, в ужесточении ответственности за данное общественно опасное деяние, в том числе и в отношении лиц, занимающих «высшее положение в преступной иерархии» (ч. 4 ст. 210 УК РФ).

Одним из векторов развития уголовного законодательства в современный период является минимизация оценочных признаков, препятствующих единообразному применению уголовно-правовых норм. Это требование должно соблюдаться и при конструировании правовых предписаний, касающихся ответственности за организованную преступную деятельность, эффективность реализации которой напрямую зависит от качества законодательной техники. Так, наличие ряда не поддающихся формализации признаков в ст. 210 УК РФ (например, лицо, использующее свое влияние на участников организованных групп; лицо, занимающее высшее положение в преступной иерархии) и обусловленные этим проблемы при их разграничении оказывают негативное влияние на восприятие соответствующих норм судебно-следственными органами. В связи с этим привлечение к ответственности лиц за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней) по-прежнему остается проблематичным. Наиболее перспективными способами такой формализации выступают бланкетный способ описания признаков и судебное толкование.

В целях устранения конкуренции и противоречия между признаками отдельных форм соучастия и признаками составов преступлений, устанавливающих ответственность за отдельные проявления организованной преступной деятельности, предлагается:

1) признать незаконное вооруженное формирование (ст. 208 УК РФ) и некоммерческую организацию, посягающую на личность и права граждан (ст. 239 УК РФ), разновидностями организованной группы;

2) в соответствии с правилом законодательной техники об экономии нормативного материала в ч. 4 ст. 35 УК РФ сформулировать понятие преступного сообщества, а в ст. 210 УК РФ ограничиться лишь указанием на признаки объективной стороны – создание преступного сообщества, руководство им или входящими в него структурными подразделениями и участие в нем;

3) вследствие неопределенности и оценочного характера признаков, указанных в ч. 4 ст. 210 УК РФ, и с учетом отсутствия практики применения данной нормы, исключить квалифицирующее обстоятельство о совершении деяний «лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии».

Достаточно сложным для правовой оценки является вопрос о том, в совершении каких конкретных действий может выражаться участие в запрещенных уголовным законом объединениях, и какова должна быть степень такого участия. Делается вывод о том, что:

1. Участие в объединениях, ставящих перед собой цель совершения преступлений, выражается в совершении конкретных, предусмотренных УК РФ, общественно опасных деяний в интересах этих объединений (непосредственном совершении, совершении в соучастии, приготовлении и покушении к таким преступлениям).

2. Участие должно быть активным, деятельным, и не может выражаться в простом бездейственном членстве в преступном объединении.

3. Лицо может считаться членом преступного объединения только тогда, когда оно существенно способствует его функционированию.

4. Участие в преступном объединении должно признаваться оконченным преступлением, когда лицо не просто даст согласие на вступление в него, а обязательно подкрепит это конкретной практической деятельностью, выполнит любые действия, вытекающие из факта принадлежности к деятельности соответствующей криминальной структуры.

В § 2 «Компромисс как средство противодействия организованной преступной деятельности» анализируются поощрительные нормы, позволяющие освободить от уголовной ответственности участников преступных объединений при условии их позитивного посткриминального поведения.

Установив возможность освобождения от ответственности участников преступных сообществ (преступных организаций), входящих в него (нее) структурных подразделений либо собраний организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп, законодатель не предусмотрел аналогичного положения в отношении участников организованных преступных групп. По мнению диссертанта, предпочтительнее было бы закрепить общее основание освобождения от уголовной ответственности участников групповых преступлений. Одним из вариантов решения обозначенной проблемы было бы введение в главу 11 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности» ст. 762 следующего содержания:

«Статья 762. Освобождение от уголовной ответственности участников организованных групп и преступных сообществ

Лицо, добровольно прекратившее участие в организованной группе или преступном сообществе и активно способствовавшее пресечению деятельности такой группы (сообщества), раскрытию преступлений, совершенных и (или) планируемых такой группой (сообществом), может быть освобождено от уголовной ответственности за все совершенные им преступления, за исключением особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь».

Одновременно с этим следует исключить поощрительные примечания к ст. 208, ст. 210 и ст. 2821 УК РФ.

В качестве одной из мер по противодействию организованным формам преступности следует рассматривать институт досудебного соглашения о сотрудничестве. Законодательное оформление данной процедуры повышает результативность в раскрытии и расследовании наиболее опасных преступлений, в том числе совершенных организованными преступными группами и сообществами. Вместе с тем, в целях преодоления существующих противоречий между положениями УК РФ о назначении наказания при наличии досудебного соглашения о сотрудничестве и практикой их применения предлагается исключить из ч. 2 ст. 62 слова «и отсутствии отягчающих обстоятельств».

В § 3 «Проблемы обеспечения правовой защиты лиц, выполняющих специальное задание по пресечению или раскрытию деятельности организованной группы или преступного сообщества» рассматривается проблема рассогласования предписаний уголовно-правового характера, содержащихся в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», и положений УК РФ. Высказывается предложение о включении в УК РФ ст. 421 «Выполнение специального задания по пресечению либо раскрытию деятельности организованной группы или преступного сообщества» следующего содержания:

«Статья 421. Выполнение специального задания по пресечению либо раскрытию деятельности организованной группы или преступного сообщества

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, выполнявшим в соответствии с действующим законодательством специальное задание по пресечению либо раскрытию деятельности организованной группы или преступного сообщества, если отказ от причинения такого вреда был сопряжен с угрозой для жизни этого лица либо с угрозой его разоблачения со стороны участников организованной группы или преступного сообщества и невыполнения этим лицом своего задания.

2. Положения настоящей статьи не распространяются на лиц, совершивших общественно опасное деяние, связанное с посягательством на жизнь человека».

Раздел III «Основы криминологической теории противодействия организованной преступной деятельности» включает в себя две главы.

В главе 1 «Организованная преступность в современной России» анализируется понятие организованной преступности и ее детерминация (§ 1), а также основные тенденции, динамика и структура организованной преступности в современной России (§ 2).

Криминологическое исследование организованной преступности неизбежно ставит перед исследователем ряд проблем. Во-первых, чрезвычайно трудно дать ее четкое определение, ибо, организованная преступность – это сложный социальный феномен. Возникнув, она так прочно переплелась с другими социальными институтами и процессами, так прочно вросла в общественную ткань, что с трудом может быть из нее вырвана для изучения (Я. И. Гилинский). Сегодня стало очевидно, что криминологии уже не под силу познать сущность организованной преступности без использования знаний иных отраслей наук (социологии, социальной психологии и др.). Только комплексный подход выступает надежной методологической основой, предполагающей наиболее глубокое погружение в исследуемую проблематику.

Во-вторых, отвлечение от стереотипов («штампов») и рассмотрение организованной преступности не только как «злокачественной опухоли» современного российского общества довольно часто вводит ученых в соблазн проанализировать и ее «социально-полезные» функции. Поиск в этом направлении приводит некоторых криминологов к выводу о том, что организованная преступность, равно как и коррупция – наши неизбежные спутники и с этим нужно смириться.

Рассматривая точки зрения криминологов, диссертант приходит к выводу о том, что организованную преступность можно определить как негативное социальное явление, характеризующееся сплочением криминальной среды для систематического осуществления преступной деятельности в целях извлечения материальной выгоды, в подавляющем большинстве случаев – сверхприбыли. В этом отношении организованные преступные формирования можно рассматривать как новую особую форму социальной организации индивидов, имеющих определенные материальные цели и интересы и объединенных противоправным способом их достижения и удовлетворения (Л. В. Кондратюк, В. С. Овчинский).

Комплекс детерминантов организованной преступности весьма разнообразен. На начальном этапе процесс возникновения организованной преступности в СССР обусловливался противоречиями, существующими между законами экономики и административными методами хозяйствования в социалистическом обществе. Социалистический строй с его тотальным вмешательством государства в жизнь общества, жестким контролем партийного аппарата за всеми сферами деятельности граждан неизбежно расширял сферу криминального способа решения возникающих проблем. В это время организованная преступность выступала своеобразной альтернативой рыночным отношениям. При этом деформации, возникшие в результате господства бюрократически централизованной системы управления народным хозяйством (хронический дефицит, искусственность цен, необеспеченность денежной массы товарами и услугами и т. д.), были основой для развития и укрепления позиций организованной преступности.

Смена общественно-экономической формации в нашей стране вызвала небывалый рост преступности, в том числе и ее организованных форм. Помимо экономических факторов на детерминацию организованной преступности в немалой степени оказывают противоречия в социально-политической сфере, снижение духовно-нравственного потенциала общества. К числу наиболее криминогенных факторов следует отнести ослабление системы государственного регулирования и контроля, сращивание части чиновников государственных органов с представителями организованной преступности и их проникновение в различные властные структуры, несовершенство правовой базы, увеличение имущественной дифференциации населения, рост безработицы и др.

К началу XXI века произошло завершение стадии стихийного саморазвития организованной преступности, при которой господствовали криминальные группировки малой численности с узкой специализацией и локально-объектовой зоной преступного влияния. Началась стадия формирования преступных сообществ со сложной иерархической структурой, по меньшей мере, двухуровневым управлением, имеющих большую численность участников, гибкую универсальную специализацию и преимущественно региональную или транснациональную сферу криминальной деятельности.

Со временем меняется привычный стереотип в поведении участников преступных объединений: если раньше они были вынуждены находиться на нелегальном положении, то сегодня далеко не всегда строгая конспирация выступает в качестве основного принципа их деятельности. Нередко они хорошо известны правоохранительным органам, ведущим оперативный учет криминальных структур, и находятся под их контролем. Однако использование криминального авторитета и связанных с ним власти и могущества приносит им гораздо больше преимуществ, ведь одна лишь известность преступной группы или сообщества оказывает колоссальное психологическое воздействие на потерпевших и свидетелей, представителей противоборствующих группировок и коммерческих структур. Последние принуждаются к «сотрудничеству» либо находятся под прямым контролем криминалитета. Характерно, что для достижения этого не обязательно применяется насилие и иные противоправные методы воздействия. Ассимиляция криминала и бизнеса нередко основана на взаимном интересе, поскольку организованная преступность способна взять на себя функции, в которых нуждаются некоторые социальные группы. При этом речь не всегда идет о потребностях (товарах, услугах), запрещенных законом. Возьмем, к примеру, такое явление нашей современной действительности, как «крышевание» легального бизнеса. В числе услуг, которые опекаемая фирма или лицо получают в результате этого, наряду с защитой от притязаний (вымогательств, нападений и пр.) других криминальных структур, предлагается также возможность обеспечения гарантированного исполнения торговых сделок, взыскание долгов с должников, улаживание споров с партнерами по бизнесу (функции своеобразного «третейского» суда). Тем самым организованная преступность стремится заполнить вакуум тех услуг, которые государство не может в полном объеме обеспечить на данном этапе развития, восполняя существующие недостатки системы государственного регулирования экономической и налоговой деятельности, а также деятельности правоохранительных органов и правосудия.

Основной тенденцией развития современной российской организованной преступности является ее нацеленность на сферу экономики. Наиболее уязвимые в этом смысле кредитно-финансовая сфера, металлургический, топливно-энергетический комплекс, лесная промышленность, рынок ценных бумаг, производство и реализация алкогольной и табачной продукции. Криминальные структуры умело используют пробелы в законодательстве, стремясь при этом придать своей деятельности внешне легальный характер. Так, несколько лет назад началась волна так называемых недружественных захватов бизнеса (рейдерство), осуществляемое, как правило, с целью его дробления и перепродажи. Силовые поглощения предприятий превратились в сверхдоходный бизнес: рентабельность подобного промысла может доходить до 1000%. Это приводит к прекращению хозяйственной деятельности предприятия, сокращению рабочих мест, снижению налоговых сборов и другим негативным экономическим последствиям.

Поводя итог анализу тенденций, динамики и структуры организованной преступности в современной России, автор указывает, что организованная преступность представляет собой сложный социально-экономический феномен, отличающийся многообразием проявлений, множеством внутренних составляющих и существующих между ними взаимосвязей. В последнее время помимо основной цели, преследуемой лицами, вовлеченными в организованную преступную деятельность, – получению прибыли (сверхприбыли), прослеживается и стремление к влиянию на государственные и общественные институты, обладанию политической властью. Другими важнейшими тенденциями организованной преступности выступают: нацеленность на сферу экономики; стремление к легализации (отмыванию) денежных средств и иного имущества, добытого преступным путем; теснейшая взаимосвязь с коррупцией; транснациональный характер; возрастание активности и влияния «этнических» преступных объединений; формирование идеологии организованной преступной деятельности.

Глава 2 «Предупреждение организованной преступности в системе государственной политики противодействия преступности» посвящена теоретическим основам противодействия и предупреждения преступности (§ 1) и предупреждению организованной преступности (§ 2).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.