авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Основы противодействия организованной преступной деятельности

-- [ Страница 3 ] --

В диссертации обосновывается необходимость принятия федерального закона «О противодействии организованной преступности», в котором следует предусмотреть положения, содержащие понятийный аппарат, систему субъектов борьбы с организованной преступностью, комплекс специальных мер по предупреждению организованной преступности, механизмы возмещения убытков и устранения иных последствий деятельности преступных объединений, международное сотрудничество в борьбе с транснациональной организованной преступностью, гарантии законности и безопасности борьбы с организованной преступностью, финансовое и материально-техническое обеспечение деятельности субъектов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью.

При рассмотрении сущности преступной деятельности отмечается, что она может быть индивидуальной, т. е. совершаться одним лицом, а может являться результатом объединения совместных усилий нескольких лиц. Очевидно, что в последнем случае групповая или организованная преступная деятельность представляет гораздо большую опасность для охраняемых уголовным законом интересов личности, общества и государства.

Организованную преступную деятельность образует система взаимосвязанных и образующих определенную целостность преступных деяний. В связи с этим ее нельзя отождествлять с множественностью преступлений, так как последняя может представлять собой совокупность несвязанных друг с другом преступлений. Организованная преступная деятельность – не случайный набор, а именно единая, целостная система организованных преступлений, между которыми существуют устойчивые взаимосвязи (А. И. Долгова). В этом отношении правомерно говорить о своеобразном преступном промысле, т. е. такой систематичной деятельности, которая является основным или значительным источником существования лиц, входящих в состав криминального объединения.

Субъектами организованной преступной деятельности выступают организованные преступные объединения и их участники. Говоря о преступном объединении, следует иметь в виду такие разновидности организованных криминальных структур, предусмотренных УК РФ, как организованная группа (ч. 3 ст. 35 УК РФ), незаконное вооруженное формирование (ст. 208 УК РФ), банда (ст. 209 УК РФ), преступное сообщество (преступная организация) (ч. 4 ст. 35, ст. 210 УК РФ), экстремистское сообщество (ст. 2821 УК РФ). Нормативно-правовым основанием для такого вывода являются положения ч. 5 ст. 35 УК РФ (в ред. Закона от 3 ноября 2009 г. № 245-ФЗ), формулирующие вопросы ответственности лица, создавшего организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию). Делается вывод о том, что в соответствующий перечень законодателю необходимо было включить и некоммерческую организацию, посягающую на личность и права граждан (ст. 239 УК РФ).

Как полагает диссертант, в уголовно-правовом смысле организованную преступную деятельность образует система исключительно преступных действий, которые предусмотрены в качестве преступления Особенной частью УК РФ; являются соучастием в преступлении; представляют собой стадии неоконченного (приготовление, покушение) преступления.

В криминологических целях к организованной преступной деятельности можно относить и те действия, которые сами по себе преступными не являются (установление коррумпированных связей в правоохранительных и иных государственных органах, вовлечение новых участников и их обучение, идеологическое обеспечение преступной деятельности и формирование субкультуры, материальная поддержка лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы и др.).

Условно, все посягательства, сопряженные с организованной преступной деятельностью, можно подразделить на два уровня. Первый уровень образуют преступления (назовем их вспомогательными), которые связаны с подготовкой к осуществлению базовой преступной деятельности и обеспечением сокрытия ее результатов. К их числу относятся преступления, направленные на обеспечение преступной структуры оружием, транспортом, необходимыми техническими средствами, документами, легализацию (отмывание) преступных доходов, а также деяния, имеющие своей целью противодействие правоохранительным и судебным органам. Второй уровень составляют основные (базовые) преступления, т. е. те общественно опасные деяния, совершение которых является основной задачей деятельности преступного объединения, или выступающие основным средством достижения желаемого материального благополучия, политических и иных целей его участников.

Таким образом, организованная преступная деятельность – это система взаимосвязанных, образующих определенную целостность деяний, предусмотренных Особенной частью УК РФ, совершаемых организованными преступными объединениями (организованной группой, незаконным вооруженным формированием, бандой, некоммерческой организацией, посягающей на личность и права граждан, экстремистским сообществом, преступным сообществом) и их участниками.

Глава 2 «Теоретико-инструментальный анализ организованных форм соучастия в преступлении» состоит из трех параграфов.

В § 1 «Институт соучастия в преступлении и его роль в познании организованной преступной деятельности» находит подтверждение тезис о том, что уяснение сущности организованной преступной деятельности невозможно без обращения к институту соучастия в преступлении. Общетеоретические положения данного института в полном объеме распространяются на уголовно-правовую оценку деятельности организованных преступных объединений, вне зависимости от того, в Общей или в Особенной части УК РФ они закреплены. В этом смысле институт соучастия является инструментальной основой для конструирования норм, регламентирующих ответственность за сложные формы группового взаимодействия – создание, руководство и участие в преступном объединении.

Организованная преступная деятельность предполагает согласованность действующих совместно лиц – членов преступного объединения, т. е. наличие между ними двусторонней объективной и субъективной связи, проявляющейся в общности цели (единстве преступного намерения), в координации усилий по достижению преступного результата, в принципиальной готовности каждого из них внести свой вклад для его достижения. Специфика субъективной стороны организованной преступной деятельности состоит в осознании участниками всех перечисленных обстоятельств.

В научных работах, посвященных исследованию организованных форм преступности, озвучена мысль о необходимости включить в ст. 35 УК РФ понятия банды, незаконного вооруженного формирования и др. Достаточных оснований для этого нет. Вполне закономерно, что положения Общей части уголовного закона (ст. 35 УК РФ) являются базовыми для нормативного определения форм соучастия особого рода (sui generis) в Особенной части. Между тем, было бы целесообразным «привязать» каждую разновидность преступного объединения к конкретной форме соучастия, закрепленной в ст. 35 УК РФ.

В диссертации подвергаются критике высказанные в доктрине предложения о необходимости решения существующих проблем в практике борьбы с организованными формами преступности путем установления нового уголовно-правового института «организованности» (С. В. Сальникова, В. И. Шульга), признания преступной деятельности (в том числе организованной) самостоятельной формой или разновидностью соучастия (С. А. Балеев, А. Р. Зайнутдинова, А. В. Покаместов и др.). Основанием уголовной ответственности, согласно ст. 8 УК РФ, является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ. Следовательно, именно конкретные общественно опасные деяния, образующие в своей совокупности организованную преступную деятельность, выступают основанием уголовной ответственности соучастников – организаторов (руководителей) и участников соответствующего преступного объединения.

В § 2 «Уголовно-правовое исследование организованной группы как формы соучастия и квалифицирующего признака» обращается внимание на то, что организованная преступная группа как объект научного познания давно привлекает внимание ученых-юристов, однако многие проблемы по-прежнему не теряют своей актуальности. Долгое время организованную группу рассматривали как наивысшую форму групповой преступности. Постепенно сложилось новое понимание ее сущности – как одной из ступеней создания более развитых организованных преступных структур.

Согласно ст. 2 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, «организованная преступная группа» определяется как «структурно оформленная группа в составе трех или более лиц, существующая в течение определенного периода времени и действующая согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, с тем, чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материальную выгоду». По мнению диссертанта, российскому законодателю необходимо пересмотреть минимальное число лиц, образующих организованную группу, до трех человек, взяв в этой части за основу ее международно-правовое понятие, а также учитывая результаты социально-психологических исследований, согласно которым характер внутригрупповых отношений в группах-диадах не отражает всей полноты межличностных связей, наблюдающихся в больших по объему (например, в триаде) малых группах.

Уголовный закон наделяет организованную группу такими обязательными признаками, как устойчивость и специальная цель объединения – совершение преступлений. Устойчивость отражает способность преступной группы противостоять воздействию как внутренних, так и внешних факторов, способствующих разобщению ее членов (в том числе выходу из ее состава отдельных участников), нейтрализации со стороны противоборствующих криминальных объединений, изобличению и ликвидации правоохранительными органами и т. п. Среди других составляющих организованности преступной группы следует рассматривать наличие организатора (руководителя), сплоченность ее членов, четкое распределение ролей между ее участниками, планирование и тщательную подготовку преступлений. Все эти критерии носят факультативный характер, но установление большинства из них позволяет квалифицировать преступную группу как организованную.

В УК РФ понятие «организованная группа» используется в трех случаях:

1) при формулировании конкретных составов преступлений, конститутивным признаком которых выступает наличие соответствующей формы организованной преступности, например, бандитизма или организации экстремистского сообщества. В других случаях создание организованной группы влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана (ч. 6 ст. 35 УК РФ);

2) при конструировании квалифицированных (особо квалифицированных) видов составов преступлений;

3) совершение преступления в составе организованной группы рассматривается как обстоятельство, отягчающее наказание (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

В процессе совершенствования уголовного законодательства при закреплении в качестве квалифицирующего (особо квалифицирующего) признака преступления его совершение организованной группой предлагается руководствоваться следующими правилами. Во-первых, необходимо избегать сочетания в одном квалифицированном составе одновременно нескольких форм соучастия. Во-вторых, совершение преступления организованной группой должно быть отнесено к категории, как минимум, тяжкого преступления, и выделено в квалифицированный (особо квалифицированный) состав отдельно от составов с квалифицирующими признаками «группа лиц» и «группа лиц по предварительному сговору».

Автор поддерживает позицию Пленума Верховного Суда Российской Федерации, согласно которой при совершении преступления организованной группой, преступным сообществом (преступной организацией) лица, входящие в состав соответствующих преступных структур, должны признаваться соисполнителями вне зависимости от выполняемой ими роли. В связи с этим, признается необходимым внести соответствующее дополнение в УК РФ, указав в ч. 21 ст. 33, что «лица, входящие в состав организованной группы или преступного сообщества, вне зависимости от выполняемой в них роли, признаются соисполнителями преступления, совершенного этой организованной группой или преступным сообществом».

В целях приведения российского законодательства в соответствие с положениями Палермской Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности предлагается изложить ч. 3 ст. 35 УК РФ в следующей редакции: «Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой из трех или более лиц, предварительно объединившихся для совершения нескольких преступлений либо одного преступления, требующего тщательной подготовки».

В § 3 «Преступное сообщество как форма соучастия, законодательная конструкция и объект уголовно-правового воздействия» анализируется соотношение понятий «преступное сообщество» и «преступная организация», «структурированная организованная группа» и «объединение организованных групп».

В диссертации делается вывод о том, что законодатель, лишив самостоятельного уголовно-правового значения понятие «преступная организация», вообще не должен был указывать его в УК РФ. Ни зарубежные уголовные законы, ни международно-правовые акты подробно не дифференцируют организованные преступные объединения на виды, видимо, во избежание сложностей при отграничении, терминологической путаницы.

Значительное внимание уделяется такому признаку преступного сообщества, как сложный организационно-структурный уровень. Такого рода преступные объединения состоят из отдельных подразделений (блоков, звеньев, бригад), обладающих относительной самостоятельностью, но действующих строго в интересах всего сообщества. При этом структурные подразделения могут быть равнозначными и осуществлять однотипные функции в интересах сообщества, а могут являться неравнозначными и, соответственно, выполнять различные функции (разведки и контрразведки, решение задач силовыми методами, связь с государственными структурами и т. д.).

Важнейшим элементом структурной организации сложных социальных систем выступает иерархичность, благодаря которой происходит упорядочение взаимодействия между уровнями от высшего к низшему. Как характерная особенность преступного сообщества иерархичность заключается в подчиненности членов данного криминального объединения как структурно, так и функционально. За счет координационного и субординационного построения иерархичность придает соответствующей социальной системе устойчивость, выполняющей роль согласования: в первом случае – по горизонтали, во втором – по вертикали.

В ч. 4 ст. 35 УК РФ указывается на цель создания преступного сообщества – совместное совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Следовательно, преступным сообществом можно признать лишь такое формирование, которое изначально, с момента своего создания преследовало цель совершения не любых умышленных посягательств, а лишь определенной тяжести – тяжких либо особо тяжких. Конечной же целью его преступной деятельности выступает получение прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Преступное объединение, преследующее иные (например, религиозно-экстремистские) цели, преступным сообществом признаваться не может. Впрочем, в ст. 210 УК РФ, устанавливающей ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней), о цели получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды ничего не говорится, что создает коллизию соответствующих норм УК РФ.

Закрепление в ч. 4 ст. 35 УК РФ цели совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений заслуживает критики. Во-первых, определять качество криминальной структуры через тяжесть совершенных (планируемых) ее участниками преступлений не совсем корректно. Для совершения тяжких и (или) особо тяжких преступлений могут быть созданы и группа лиц по предварительному сговору, и организованная группа. Тем самым создается возможность либо неоправданного сужения понятия организованной группы, либо наоборот, необоснованной оценки случаев совершения организованной группой тяжких и (или) особо тяжких преступлений как осуществленных преступным сообществом (В. С. Комиссаров). Во-вторых, цель получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды может достигаться членами преступного сообщества посредством совершения не только тяжких и (или) особо тяжких преступлений, но и преступлений иной категории.

С учетом необходимости устранения выявленных недостатков законодательной техники ч. 4 ст. 35 УК РФ предлагается изложить в следующей редакции: «Преступление признается совершенным преступным сообществом, если оно совершено структурированным, состоящим из двух или более организованных групп, иерархическим объединением, созданным для систематического совершения преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды».

Раздел II «Ответственность за организованную преступную деятельность в истории российского уголовного законодательства, международно-правовых актах и зарубежном уголовном законодательстве» состоит из двух глав.

Глава 1 «Генезис российского уголовного законодательства об ответственности за организованную преступную деятельность» посвящена анализу развития российского уголовного законодательства об ответственности за организованную преступную деятельность в дореволюционный период (§ 1), советский и постсоветский (§ 2) периоды.

Исторический очерк отечественного законодательства позволяет проследить путь совершенствования норм об ответственности за организованную преступную деятельность: от упоминания в нормативных правовых актах о скопе и заговоре до закрепления в процессе последней кодификации института соучастия в преступлении и блока специальных составов преступлений об ответственности за сложное соучастие. Вместе с тем, заметна тенденция преемственности уголовно-правового регулирования, что находит свое выражение, в частности, в выделении традиционных форм организованной преступности, а также установлении дифференцированной ответственности в зависимости от характера и степени общественной опасности содеянного организаторами, руководителями и участниками преступных формирований.

Первое упоминание о таких формах групповой преступности как скоп и заговор обнаруживается при изучении первых законодательных актов Российского государства. Так, в Соборном уложении 1649 г. понятие «скоп» обозначало многочисленность участвующих в преступлении лиц, а «заговор» (complot) подразумевался как уговор относительно совершения одного или нескольких преступлений, предшествовавший приведению их в исполнение (А. Ф. Бернер).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.