авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Организационно-правовые основы деятельности полицейских органов, действовавших на территории самарской губернии в 1865 – 1905 г.г.

-- [ Страница 3 ] --

Начало 60-х годов XIX века ознаменовалось в России буржуазными реформами, которые коренным образом изменили уклад жизни всего российского общества. Государственные органы, существовавшие прежде, не могли выполнять возлагаемые на них задачи в новых реалиях, поэтому на протяжении десятилетий реформ происходили преобразования всего государственного аппарата, в том числе и его составной части – полиции. Реформирование структуры полиции в столицах Империи и губерниях происходило неоднообразно, что приводило к различию в качественном уровне деятельности полиции, не в пользу губернской.

Общее управление всей полицией, действовавшей на территории Самарской губернии, осуществлял губернатор. Свои полицейские функции губернатор в основном осуществлял через 2-й стол губернского правления, который занимался охраной порядка11. В справочных изданиях с него начинался перечень местных чиновников МВД, официальным сотрудником которого губернатор являлся, подчиняясь Департаменту полиции. Вице-губернатор получал задания на ревизии самарской городской полиции и ее частей.

25 декабря 1862 года были приняты Временные правила об устройстве полиции в городах и уездах. В соответствии с этими правилами начался процесс объединения уездной и городской полиции, в результате были созданы уездные полицейские управления, возглавляемые уездными исправниками. Глава уездной полиции теперь не избирался дворянством уезда, а назначался правительством.

Уезды делились на станы, где полицейские обязанности несли становые приставы. Нижними полицейскими чинами в уездах оставались сотские и десятские, избиравшиеся из крестьян. В городах подведомственных теперь уездному полицейскому управлению, полицейскую службу несли городские и участковые приставы, а также полицейские надзиратели.

Пределы ведомства полиции по наблюдению за исполнением законов, охране безопасности и делам общественного благоустройства ограничивались следующим: обнародованием указов и постановлений правительства; охраной неприкосновенности прав и спокойного совершения обрядов церкви; охраной общественного спокойствия, порядка и должного властям повиновения. Для осуществления вышеизложенных функций полиция должна была принимать меры безопасности от воров и разбойников, их поимку и истребление воровских шаек; осмотр мертвых тел, исследование случаев насильственной и нечаянной смерти. Сведения о происшествиях и производимым по ним дознаниям, в том числе донесения и ведомости, установленных по делам такого рода в одном экземпляре представлялись непосредственно губернатору. Охрана безопасности от пожаров и наводнений в городах и селениях, наблюдение за устройством противопожарной безопасности также возлагалось на местную полицию.

Власть полиции по наблюдению за исполнением законов и постановлений распространялась и на иногородних и иностранцев, находившихся на подведомственной территории.

Таким образом, предмет ведения полиции в губерниях Российской Империи был всеохватывавающим. Государство стремилось использовать полицию как контролирующий и в случае необходимости подавляющий орган любого процесса (политического, экономического, социального) происходившего в стране и в отдельном регионе в частности. В дальнейшем, для усиления полицейской власти по пресечению противоправной деятельности, вводился режим чрезвычайной охраны. Однако, реформы затрагивавшие деятельность губернской полиции шли в отрыве от социально экономического развития губернии и совершенствовали только силовую составляющую (структура полицейских органов, властные полномочия), но совершенно игнорировали социальные моменты, которые в наибольшей степени влияли на предупреждение преступлений (кадровый состав и численность полиции, определение круга задач, непосредственно относившихся к деятельности полиции). Следует отметить, что изменения, происходившие в полицейском аппарате Российской империи и различные нововведения медленно «докатывались» до полиции на местах, в частности и в Самарской губернии.

Второй параграф, «Городская полиция Самары в 1865-1905 гг.» посвящен исследованию одноименной полицейской структуры Самарской губернии, выявлению особенностей ее деятельности, причин недостатков работы.

Основным звеном в структуре Самарской городской полиции была полицейская часть во главе с приставом. В полицейскую часть кроме пристава, входили два его помощника, прикомандированный офицер и письмоводитель. Полицейские части делились на околотки, возглавляемые околоточными надзирателями. Околоточные надзиратели руководили городовыми постовой службы, дворниками, наблюдали за внешним порядком на улицах города, освещением улиц и дворов, проверкой паспортов и другими вопросами, касавшимися жизни околотка. Каждый из околоточных надзирателей обязан был достичь главной цели полиции, а именно «охранение общественной и частной безопасности имущества и жизни обывателей, предупреждения преступлений и обнаружения, виновных в совершении преступлений»12.

Город делился на три части, каждая из которых была разделена на 2 полицейских участка (по 3 000 - 4 000 человек населения) во главе с приставами (чин IX класса Табели о рангах). В участке числились: 2 помощника, прикомандированный офицер и письмоводитель.

Территория полицейского участка делилась на 10 околотков, за каждым из которых присматривал околоточный надзиратель (всего в Самаре их было 60). Околоточные руководили городовыми и дворниками, наблюдали за внешним порядком, освещением, паспортным режимом. Основной силой полиции были городовые. Пеший городовой имел постоянный участок, за состоянием порядка в котором нес полную ответственность. Посты городовых были постоянные и подвижные, суточные, дневные или ночные. В Самаре не было конно-полицейской стражи по образцу столиц, однако, ее функции исполняли команды конных городовых. При этом, участка у них не было, они предназначались для содействия пешим городовым и поддержания порядка и при проведении различных полицейских операций. Конные и пешие городовые входили в единую службу внешней полиции и имели одинаковые права и обязанности.

Помимо чинов регулярной полиции, в Самаре на каждой улице действовали старосты, ночные караульщики, десятские, сотские, которые оказывали существенную помощь полиции в охране порядка и в сборе оперативной информации.

Тем не менее, несмотря на четкую структурированность Самарской городской полиции, ее деятельность была далека от идеала. Это было связано со слабым финансированием структуры и кадровыми проблемами полиции. Возможности городской полиции Самары были рассчитаны на условия середины XIX века и не удовлетворяли требованиям по осуществлению полицейской деятельности сложившимся в конце XIX начале ХХ века, связанным с ростом городского населения, появлением новых видов угроз общественной безопасности, отставанием уровня подготовки и подбора полицейских кадров.

Третий параграф «Уездная полиция Самарской губернии» посвящен исследованию уездной полиции Самарской губернии.

Составным элементом губернской полиции являлась уездная полиция. В состав Самарского уездного полицейского управления входили три стана (участка), позднее (в 1870 году) число станов возросло. Они располагались в селах Екатериновка, Красный Яр и Кошки13.

Обязанности уездной полиции были зафиксированы в законодательстве Российской Империи, в частности в Общих Губернских Учреждениях.

Основная задача уездной полиции, как и всякого полицейского управления, состояла, как в самом исполнении, так и в наблюдении за точным исполнением законов, постановлений и особых постановлений правительства, а равно и в принятии мер для прекращения возникающих беспорядков и в предупреждении возобновления таковых в будущем14.

Все чины и служители уездной полиции должны были постоянно бдительно наблюдать за охраной общественного спокойствия и надлежащего повиновения властям, предупреждая зависящими от них средствами всякое нарушение установленного законами порядка.

В уездах полицию возглавляли исправники и их помощники. В Самарской губернии было 7 уездов, исправников и их помощников также было по 7. Исправник и подчиненный ему штат осуществляли полицейские функции, как в уездном городе, так и в самом уезде. Исправник был одной из центральных фигур уездного управления, входил практически во все важные комитеты и присутствия, а уездное присутствие по питейным делам и распорядительный комитет возглавлял лично.

Уезды разделялись на станы, за спокойствие в которых отвечали приставы. В Самарской губернии работало 27 становых приставов. Становые приставы рекомендовались на должность уездным дворянским собранием из лиц имевших «достойную репутацию» и опыт военной или гражданской службы.

Таким образом, уездная полиция, являясь центральным полицейским органом в уездах губернии, была самой сбалансированной полицейской структурой государства. Положения, регулировавшие деятельность уездной полиции, были зафиксированы в Общих Губернских Учреждениях, что придавало монолитность уездной полиции. Боле того, законодательством были урегулированы вопросы взаимодействия уездной и городской полиций, а также совместные действия с другими правоохранительными структурами. Данное обстоятельство способствовало сохранению низкого уровня преступности в уездах, что также определялось и низкой политической активностью местного населения.

В четвертом параграфе «Сыскная полиция Самарской губернии» освещается деятельность розыскного подразделения Самарской полиции, которое имело особый статус в полицейской структуре губернии.

Организация сыскной полиции в столицах Империи значительно отличалась от организации сыска в губерниях. Показательным является рассмотрение организации и деятельности губернской сыскной полиции на примере Самарской губернии конца XIX века.

Статистика показывала, что лишь в 1860-1863 гг. в Самарской губернии было совершено 47 убийств (в среднем по 16 убийств в год), 11 грабежей, 63 случая нанесения тяжких телесных ран и увечий. Основным преступлением в губернии и губернской столице были кражи. За три года (с 1860 по 1863 гг.) было зафиксировано 1284 случая воровства. Кроме краж, полиции часто приходилось сталкиваться и с распространившимся в губернии конокрадством15.

Положение дел в сыскной полиции в Самаре красноречиво характеризует один любопытный документ – рапорт Самарского полицмейстера, направленный Самарскому губернатору за № 2230 от 01 ноября 1875 г16 В данном документе чиновник пытался обосновать отсутствие необходимости содержать сыскную полицию в Самаре. Основным лейтмотивом рапорта полицмейстера было не устройство эффективной сыскной полиции, а получение в безотчетное пользование денежных средств, предусмотренных на эти нужды.

Из всего вышеизложенного следует, что в губернии сыскная работа как таковая не велась вплоть до создания Департамента полиции. Полицмейстеры полагались при раскрытии преступлений на информацию, которая поступала от городовых, которые должны были хорошо знать свой участок и их нештатных помощников: дворников, извозчиков и пр. Такое положение вещей в Самаре, как в губернском городе, было возможно в 50х-60х годах XIX века, когда город был относительно небольшим и редкое преступление могло пройти незамеченным, но с ростом численности населения и территории самой Самары такие методы сыска не могли привести к требуемым результатам. Кроме того, из указанного документа прослеживается отсутствие централизованного управления и финансирование сыскной полиции в губернии.

Задачей Самарского сыскного отделения являлось негласное расследование и производство дознания в целях предупреждения, устранения, разоблачения и преследования преступных деяний общеуголовного характера, для чего чины сыска обязывались осуществлять систематический надзор за преступными и прочими элементами путем негласной агентуры и наружного наблюдения. Следовательно, работа с негласными сотрудниками и наружное наблюдение устанавливались в качестве основных методов деятельности сыскных отделений.

Штатные должности в сыскных подразделениях были замещены преимущественно бывшими армейскими офицерами, военными чиновниками, служащими гражданских ведомств. Даже среди начальников отделений три четверти должностей занимали бывшие участковые и становые приставы, их помощники и даже околоточные надзиратели не имевшие специальных навыков и опыта агентурной работы.

Следовательно, полицейский сыск на всей территории Российской Империи сталкивался с двумя основными проблемами: разрозненность, а иногда и фактическое отсутствие сыскных подразделений и катастрофическая нехватка кадров. Два этих важнейших обстоятельства и привели в итоге к ситуации, когда государство сначала упустило, а в дальнейшем уже не успело справиться с профессиональной преступностью, сложившейся в России в конце XIX – начале XX века.

Глава четвертая «Полицейская деятельность Самарской жандармерии» посвящена исследованию организационно-правовых основ деятельности таких полицейских подразделений, как Самарское губернское жандармское управление и жандармское полицейское управление железных дорог.

В первом параграфе «Организация жандармерии в России в 1865-1905 гг.» дается общий анализ устройства жандармерии Российской империи. Особое внимание автором уделяется правовому статусу указанного органа и законодательной регламентации данной структуры.

Судебная реформа 1864 г. оказала существенное влияние на функции жандармерии. Новые Судебные уставы о жандармах вообще не упоминали, и корпус оказался в нелепом положении, так как не было понятно, каким нормативным актом регулируется его деятельность. Такая ситуация была исправлена 19 мая 1871 г. принятием «Правил о порядке действий чинов Корпуса жандармов по исследованию преступлений». Этот акт вводил жандармерию в число участников уголовного процесса, предоставив ей право производства дознаний по государственным и уголовным преступлениям, причем жандармам вменялось в обязанность содействовать прокуратуре и полиции в обнаружении уголовных преступлений. Специальный раздел Правил 19 мая 1871 г. определял порядок производства дознаний по государственным преступлениям, в ходе которых жандармы имели право совершать ряд следственных действий - осмотры, освидетельствования, обыски и выемки17.

В 1880 г., при упразднении III Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, заведывание корпусом жандармов было поручено министру внутренних дел, на правах шефа жандармов, причем, в военном отношении корпус жандармов по-прежнему был оставлен в подчинении военного министра.

Несмотря на прекращение деятельности такой структуры, как Третье Отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, указанное обстоятельство существенно не отразилось на действиях губернских жандармских управлений или жандармских полицейских управлений железных дорог вплоть до 1904 – 1905 г.г. Какие-либо преобразования структурного характера: создание особого отдела департамента полиции, охранных отделений, филерских школ и т.п.; все это происходило где-то в столицах.

На местах, в Самарском губернском жандармском управлении в частности, совершенствовалась работа только в методологическом аспекте, дознание же и следствие оставались на одном и том же уровне до первой русской революции 1905 года.

В отличие от полиции Отдельный корпус жандармов структурно не мог представлять из себя полноценный правоохранительный орган государства. Например, собирать оперативную информацию, проводить дознания и расследования по государственным преступлениям в Самарской губернии возлагалось на Самарское губернское жандармское управление, которое согласно строевому рапорту от 24 сентября 1897 года состояло из 39 человек: 1 штаб-офицера (начальник управления), 4 обер-офицеров (помощники начальника в уездах), 2 писаря, 32 унтер-офицера. Причем, из этих 39 жандармов, один офицер, один вахмистр и пять унтер-офицеров находились в ведении начальника Саратовского губернского жандармского управления18. Следует также учитывать, что население Самарской губернии к началу XX века составляло около 3-х миллионов человек. Иногда проблему нехватки людей удавалось решить за счет привлечения чинов полицейских жандармских управлений железных дорог, но узаконил такую возможность только приказ № 145 от 16 мая 1903 г. по Отдельному корпусу жандармов «О привлечении чинов ЖПУ к производству обысков по делам о государственных преступлениях»19.

Следует отметить, что жандармерия была самым реформируемым полицейским органом Российской империи, который прекратил свое существование как самостоятельная структура в 1880 году. За небольшой временной период с 1867 г. по 1880 г. жандармерия преобразовалась из самостоятельной спецслужбы государства в полноценный полицейский орган с последующим слиянием с МВД. Такое слияние было вполне оправданным в смысле централизации полицейских органов государства и позволило объединить под единое начало полицейские органы не только на уровне центрального аппарата, но и на местах, в частности в губерниях. При этом, специфика подследственных дел и самостоятельность в подборе и подготовке кадров позволили сохранить жандармам некоторую обособленность в структуре МВД.

Во втором параграфе «Самарское губернское жандармское управление и Самарское жандармское полицейское управление железных дорог 1865-1905 гг.: специфика выполнения полицейских функций» автором проведено исследование организационно-правовой основы деятельности губернского жандармского управления, а также такой специфичной полицейской структуры губернии, как жандармское полицейское управление железных дорог, которая развивалась параллельно со строительством железных дорог в стране.

С 1867 г. основным звеном структуры Отдельного корпуса жандармов стали губернские жандармские управления. Положение 1867 г. различало жандармские управления столиц, отдельных округов и губернские управления первой и второй категории. Самарское губернское жандармское управление относилось ко второй категории. Различия основывались на размерах губерний, этнографических и экономических условиях выражались в большей или меньшей штатной численности и сумме добавочного жалованья, выплачивавшегося чинам. Самарская губерния была недавно создана (образована в 1851 г.), стратегически важное место в Российской империи, в тот исторический момент, не занимала. Однако, на примере Самарской губернии можно рассмотреть устройство губернских жандармских управлений на большей части территории Российской Империи, так как основу составляли именно управления 2 категории в 43 губерниях.

В штат Самарского губернского жандармского управления с 1867 г. по 1871 г. входили: начальник управления, адъютант, секретарь и два писаря. Состав управления постоянно менялся в сторону увеличения штата, что было обусловлено как увеличением количества жителей губернии, так и изменением размера территории губернии20.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.