авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Международно-правовые вопросы формирования и функционирования единого экономического пространства

-- [ Страница 5 ] --

В параграфе 4.1. «Правовые (международно-правовые) проблемы гармонизация законодательства государств – участников ЕЭП» подчеркивается, что гармонизация национального законодательства и правоприменительной практики превратились в обязательный элемент деятельности любой государственной власти.

Россия уже более десяти лет приближает свое законодательство к европейскому, дерегулируя экономику, реформируя финансовый сектор и естественные монополии, в связи с чем диссертант отмечает неясность в том, каким образом ОЕЭП (в котором участвовать будет только Россия из числа государств – членов ЕврАзЭС) может сочетаться с ЕЭП ЕврАзЭС. Соответственно подчеркивается необходимость таким образом структурировать институты власти и сформировать такие методы приспособления к европейскому законодательству, чтобы в процессе его дальнейшего развития стало возможным защищать российские интересы.

По убеждению диссертанта, в случае принятия Россией практически всего массива европейского законодательства в рамках ОЕЭП, она должна рассчитывать на то, что все государства, входящие в ТС ЕврАзЭС и ЕЭП ЕврАзЭС также воспримут этот массив. Трудно представить ситуацию, в которой в России действовали бы «два законодательства»: одно рассчитанное на «европейский вектор», другое – на «вектор ЕЭП ЕврАзЭС». (Соответственно тогда предполагалось бы и два вида гармонизации и унификации законодательства и подзаконных актов).

Как полагает диссертант, европейские государства в этом отношении подсказывают выход из положения. В частности, Норвегия и другие страны, входящие в ЕврЭП, и даже Швейцария, отказавшаяся участвовать в этом проекте, просто сотрудничают с ЕС во всем, что касается: «четырех свобод», конкурентного законодательства, регулирования в области экологии, социальных вопросов, защиты потребителей, образования, культуры, законов об учреждениях компаний, малого и среднего бизнеса, аудиовизуальной сферы, туризма, статистики и др.

Норвегия, например, сделала это по отношению к таким стратегически важным для нее отраслям, как рыболовство и сельское хозяйство: их она продолжает регулировать самостоятельно. Швейцария последовательно добивалась, чтобы соглашения с ЕС не затрагивали банковский сектор и транспорт. Этот путь не закрыт и для России, но к исключениям следует подходить очень обдуманно, используя их лишь как крайнее средство.

Пока же, по оценке диссертанта, особенности переходного периода, когда члены ТС ЕврАзЭС приводят свои законодательные и подзаконные акты в соответствие с учредительными и другими документами ТС ЕврАзЭС, положениям Таможенного кодекса ТС ЕврАзЭС, не позволяют считать, что «европейский вектор» в этом плане учитывается должным образом.

Параграф 4.2. назван «Правовые (международно-правовые) проблемы унификация законодательства государств-участников ЕЭП».

Отметив содержание понятия «унификация», диссертант выражает мнение о том, что международный опыт экономического сотрудничества / интеграции свидетельствует о невозможности полностью полагаться на заключенные договоры между участниками, согласованные ими «Основы законодательства» и типовые проекты законов. Они, как правило, не могут быть актами прямого действия. И поэтому, в конечном счете, как полагает диссертант, следует добиваться унификации экономического законодательства государств – членов (рассматривая его гармонизацию как предварительный этап).

Особо актуальной проблема унификации законодательств государств-участников ЕЭП, по мнению диссертанта, является для ТНК, действующих в правовом поле ЕЭП. В этом плане государства – члены СНГ / ЕврАзЭС многое сделали, но недостаточно.

В работе подчеркивается, что в настоящее время международно-правовое регулирование деятельности ТНК, как правило, ограничивается двусторонними инвестиционным соглашениям, которые приносят мало пользы. В качестве исключения диссертант называет опыт государств – членов Андской группы, который имеет свое лицо: данные государства противостоят многонациональному капиталу в своем регионе и всячески поддерживают собственные ТНК. Этот опыт, по мнению диссертанта, применим далеко не во всех регионах, и его не следует перенимать в ЕЭП ЕврАзЭС.

Параграф 4.3. носит название «Соотношение международных договоров государств – участников ЕЭП с «правом ЕЭП». Пакетный принцип». В переходный период, как отмечается в диссертации, следует считаться с тем, что в рассматриваемом случае у всех членов ТС ЕврАзЭС существуют и действуют двусторонние договоры с третьими странами по таможенным вопросам. И до окончательно формирования ТС ЕврАзЭС неизбежно будет сохраняться действие таких двусторонних договоров, если государства – участники не пойдут на добровольную и заблаговременную их унификацию. Кроме прочего, это будет свидетельствовать о намерении трех (в последующем четырех, пяти… ?) государств – членов ТС ЕврАзЭС скорее сделать ТС эффективным. Необходимо определить, какие из многочисленных договоров, заключенных ранее в рамках СНГ, должны сохранить свою силу. На пространстве СНГ их действие оценивается весьма неоднозначно. Государства – члены ТС ЕврАзЭС связаны ими и сегодня.

Реально действующий ТС, упраздняя таможенные пошлины между государствами – членами и разрабатывая единую торговую политику по отношению к третьим странам, оценивается диссертантом положительно, поскольку он создает предпосылки для перехода государств – членов к общему рынку, предполагающему свободу движения товаров, услуг, и факторов производства (капитал и рабочая сила). Это еще не ЕЭП, но более высокий уровень координации экономической политики.

Положительную оценку диссертанта получает также «Протокол о порядке вступления в силу международных договоров, направленных на формирование договорно-правовой базы таможенного союза, выхода из них и присоединения к ним», подписанный в Душанбе 06.10.2007г.9.

Данный Протокол предусматривает пакетный принцип вступления в силу документов, формирующих правовую базу Таможенного союза, устанавливая, что выход Стороны из любого соответствующего соглашения означает выход из всех международных договоров, направленных на завершение формирования договорно-правовой базы Таможенного союза.

В этой связи диссертант предостерегает от поспешных решений о выходе из какого-либо документа, составляющего нормативную базу ЕЭП, если пакетный принцип будет перенесен и в ЕЭП, что, по его мнению, целесообразно.

Параграф 4.4. «Роль субъектов Российской Федерации в системе Единого экономического пространства».

Прежде всего, диссертант отмечает, что в системе ЕЭП ЕврАзЭС действует ряд субъектов, обладающих правами вступать в отношения между собой и с «третьими» субъектами по вопросам внешнеэкономических связей. Это, прежде всего, сами государства – участники и их субъекты. Но с началом функционирования ЕЭП ЕврАзЭС с 1 января 2012 года возникает вопрос о корректировке внешнеэкономических связей субъектов РФ с правами и обязательствами РФ в рамках ЕЭП ЕврАзЭС и связей с субъектами других государств – участников ЕЭП. Трудно представить ситуацию, когда бы субъекты РФ продолжали поддерживать свои «относительно автономные» внешнеэкономические связи в пределах ЕЭП, а федеральный центр – проводить свою централизованную внешнеэкономическую политику в тех же пределах.

Как полагает диссертант, ограничительные меры, которые могут устанавливать и устанавливают субъекты государств – участников ЕЭП, не могут не оказывать негативного воздействия и на функционирование системы ЕЭП, лишая его качества действительного единства, поскольку на этом пространстве возникают барьеры в свободном передвижении лиц, товаров и услуг.

В работе подчеркивается, что субъекты федерации и другие административно-территориальные единицы формируют собственное единое экономическое суб – пространство, называемое регионом, а также вступают в отношения с другими подобными регионами. В связи с этим ряд авторов пишут о зарождении «нового регионализма», действующими лицами которого, кроме государств, выступают и другие институты и объединения. Таким образом, отмечает диссертант, в пределах ЕЭП действуют как бы параллельные экономические суб – пространства, непосредственно не связанные международно-правовыми документами, определяющими правовой режим ЕЭП, и нередко пересекающие территориальные границы государств – участников ЕЭП.

Диссертант считает необходимым напомнить о том, что некоторые субъекты РФ (например, Башкортостан) своими законодательными актами вводят для иностранных инвесторов режим наибольшего благоприятствования, расценивая это как отступление от национального режима, установленного федеральным законом. Ни договоры между Центром и субъектами РФ о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий, ни другие нормативные документы не предполагают такого отступления.

В какой-то мере такое отступление, как полагает диссертант, объективно оправдано. Имеется в виду, что положения Федерального Закона «Об иностранных инвестициях» и других федеральных законов по данному вопросу во многом устарели и не действуют. В результате этого многие субъекты РФ стали принимать свои законодательные и подзаконные акты, устанавливающие льготы и гарантии для отечественных и иностранных инвесторов, в том числе (и в первую очередь, если существует такая возможность) – для ТНК. Соответственно в таком случае затруднительно говорить и едином экономическом пространстве на территории данного государства как интегральной части межгосударственного ЕЭП.

В данном вопросе важное значение, как полагает диссертант, имеет тот факт, что многие субъекты федерации вправе заключать международные соглашения в рамках своих полномочий. Иногда этим правом злоупотребляют. Имеется в виду, что часть субъектов РФ, вразрез с международной практикой, стали открывать свои зарубежные представительства, зачастую в соответствии с международными договорами и на взаимной основе. Иногда отмечается даже стремление придать таким представительствам статус, близкий к статусу консульских учреждений.

Но это, что называется, издержки становления новой государственности Российской Федерации. В целом же следует уважительно относиться к этой практике.

Диссертант предостерегает от получившего распространение мнения, что в связи с началом функционирования с 1 января 2012 года ЕЭП, образованного Беларусью, Казахстаном и Россией, отныне на этом пространстве начинается такое свободное передвижение товаров, услуг, рабочей силы и капитала, что отпадает необходимость вообще заключать экономические договоры между этими тремя государствами. А их субъекты (субъекты РФ, в том числе) также прекратят заключать взаимные внешнеэкономические соглашения.

Как подчеркивает диссертант, следует различать нормы, устанавливающие общие правила поведения от соответствующих норм реализационного характера. Последние предполагают строгое правовое регулирование реализации указанных свобод на основе специальных соглашений, контрактов, сделок и др., которые определяют порядок трансграничного передвижения, например, товаров, проверку их качества, соответствия экологическим требованиям, мест размещения пунктов реализации (продажи) и т.д. и т.п.

В работе указано на специфичный характер в рассматриваемой проблематике законодательных и подзаконных актов, а также договоров, заключаемых органами субъектов РФ с гражданами и юридическими лицами РФ и иностранными гражданами, прибывшими на территорию конкретного субъекта пользуясь «свободой передвижения». Эти документы различаются от субъекта к субъекту РФ, устанавливая, кроме прочего, в чем-то различающиеся режимы экономической деятельности. Возможно ли в данном случае федеральное вмешательство с тем, чтобы Россия могла выполнить свои обязательства по Договору о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве?

Диссертант полагает, что ответ должен быть положительным лишь в случае, когда субъект РФ нарушает федеральное законодательство. При этом он подчеркивает, что более корректно следует подходить к институту федерального вмешательства, которое в отдельных случаях может быть единственным средством, чтобы избежать крайне неблагоприятных экономических последствий не только для государства или субъекта федерации, но для всех субъектов, «работающих» в Едином экономическом пространстве.

Отмечен как важный также следующий момент. Со временем в федерациях были сняты почти все ограничения на передвижения лиц, товаров, капиталов и услуг между их субъектами. «Почти» потому, что это должно происходить, но происходит далеко не всегда. Но активность субъектов федераций и в области внешних, особенно внешнеэкономических, связей с иностранными государствами и другими субъектами все более возрастает.

И субъекты федераций, и местные власти, и физические и юридические лица государства, в конечном счете, зависимы в своих действиях от федерального законодательства и международных договоров государства в осуществлении своих внешних (внешнеэкономических, в том числе) функций.

В ЕЭП это проявляется, можно сказать, постоянно. Субъекты федерации в этом плане выделяются среди остальных субъектов правоотношений тем, что они нередко вправе заключать международные соглашения, и необходимо уважительное отношение к этой практике.

Но, как отмечает диссертант, это право всегда касается весьма узкого круга вопросов (пограничных, культурных, полицейских, экономических и т.п.) и реализуется только под контролем или с согласия федерации. Иногда такие права могут предоставляться регионам10.

Диссертант отмечает, что ограничение полномочий субъектов федерации России осуществляется не только на уровне законодательства, но и в рамках международных соглашений, специально заключаемых Российской Федерацией с зарубежными, в том числе федеративными государствами. Это чрезвычайно важно для проблематики ЕЭП.

Параграф 4.5. «Международно-правовые проблемы регулирования конкуренции в ЕЭП». Для темы настоящей диссертации, по мнению диссертанта, имеет особое значение, прежде всего, толкование понятия «конкуренция» и конкретных положений о конкуренции, содержащихся в соответствующих нормативных актах. Примером в этом плане может служить толкование Судом ЕС положений о конкуренции, которые содержатся в Статьях 81 и 82 Договора об образовании Европейского Сообщества.

Данная проблема является достаточно актуальной и для России, поскольку уровень монополизации и концентрации производства в ее экономике остается достаточно высоким и этот уровень имеет, прежде всего, региональный характер, где в силу объективных причин в том или ином регионе сосредоточено значительное количество финансовых, экономических и природных ресурсов.

Что касается конкретных договорных норм в указанном плане, то среди них диссертант полагает возможным рекомендовать соответствующие положения Договора 1999 года (статьи 25-33).

Параграф 4.6. «Участие судебной власти и арбитража в формировании и действии ЕЭП (на примере Европейского союза)».

Пример Евросоюза в данном случае автору показалось необходимым осветить ввиду того, что ЕЭП на пространстве СНГ / ЕврАзЭС только складывается. И если экономические, правовые, управленческие и прочие подобные факторы в этой новой экономико-правовой среде имеют под собой солидную и крепкую основу, хотя проявлявшуюся в несколько иной экономико-правовой среде, то судебная власть и арбитраж начинают свою деятельность в рамках ЕЭП и по вопросам функционирования ЕЭП практически с нуля. В Европе же в этом плане накопился огромный опыт, который полезно тщательно исследовать и заимствовать.

В этой связи отмечается, прежде всего, что суды и арбитраж сыграли важную роль как в образовании европейского Общего рынка и формировании элементов его правовой базы, так и в формировании того института, который называется Европейским экономическим пространством (сокращенно ЕврЭП, для целей настоящей диссертации).

Доктрина верховенства законов ЕС, взаимное признание странами-участницами национальных норм регулирования, связь между внешними и внутренними аспектами интеграции и т.п. сложились в результате деятельности Европейского суда. В отношениях же между Россией и ЕС судебная власть отсутствует, что создает серьезный институциональный дисбаланс и в отношении перспектив формирования ОЕЭП.

Как полагает диссертант, содействовать постепенному достижению совместимости российского законодательства с правовыми нормами ЕС мог бы судебный орган типа Наблюдательного органа ЕАСТ (EFTA Surveillance Authority). К его компетенции целесообразно отнести анализ выполнения Россией обязательств по ОЕЭП11, что даст ряд преимуществ. И, в первую очередь, убедит как участников ОЕЭП, так и европейские органы власти в том, что Россия всерьез намерена трансформировать свое законодательство.

Сомнительно, правда, как полагает диссертант, предложение о том, чтобы новая судебная инстанция при необходимости ограничивала изменение российского законодательства, особенно если окажется, что распространение того или иного акта ЕС на Россию подрывает ее конституционные основы. Но создать целостную систему контроля законодательных норм ОЕЭП она, как представляется, в состоянии и будет выполнять полезную функцию.

Указанные способы, отмечается в работе, облегчат России задачу приспособления к концепции ОЕЭП «в евро-варианте». Но оставят не решенной проблему так называемой асимметричной интеграции, когда Россия принимает на себя обязательства, в разработке которых не участвовала и которые принимает в определенной мере «оптом». Такая интеграция менее выгодна, чем полноценное членство, открывающее большие возможности для переговоров и защиты национальных экономических интересов. Но на ближайшее будущее для России эта цель нереальна.

Диссертанту представляется, что система Суда ЕС будет играть ключевую роль в применении договоров различного вида, направленных на унификацию права (по вопросам единого экономического пространства, точнее – ОЕЭП, его сочетания с ЕврЭП, такая унификация неизбежна). И именно этот Суд станет наиболее притягательным «для всех, связанных с ЕС» форумом решения споров по таким договорам.

В работе отмечено также, что в англосаксонской правовой семье основным источником права выступает судебный прецедент, т.е. ведущая роль в формировании права отводится суду, который в этой связи занимает особое положение в системе государственных органов. Судебная практика здесь стоит на первом месте. Нормы закона фактически входят в правовую систему лишь после того, как будут применены и истолкованы судьями. Поэтому даже в судах обычно ссылаются не на законы, а на те судебные решения, где они были применены.

Как отмечено в работе, на пространстве СНГ / ЕврАзЭС (на постсоветском пространстве) данная проблематика, применительно к ЕЭП, практически не исследуется.

Диссертант обращает внимание на приведенную выше практику, считая целесообразным использовать все в ней полезное.

В Заключении сделаны основные выводы по теме исследования.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.