авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Международно-правовые вопросы формирования и функционирования единого экономического пространства

-- [ Страница 4 ] --

– соответствующий сервер, с которого вводится незаконный материал в виртуальную среду (совершаются противоправные действия, связанные с воздействием на компьютерную систему) может находиться как в территориальных пределах ИП ЕЭП (соответствующего участника, субъекта ЕЭП), так и на территории третьей Стороны. Но в любом случае место совершения компьютерного преступления необходимо определять по месту нахождения сервера. Такую позицию должно занимать любое государство, на территории которого обнаружен преступник;

– на базе указанных национальных органов, служб и систем предполагается создать Единую Систему Информационного Обеспечения (ЕСИО). Выполнение такой задачи сталкивается с определенными трудностями, связанными как с абсолютным суверенитетом каждого государства в пределах своей территории (в том числе – в отношении «своей» информации), так и с опасностью переноса всякого рода компьютерных вирусов и т.п., уже внедрившихся в национальные информационные системы, на уровень ЕСИО. Это облегчит усилия тем киберпреступникам, которые намерены захватить контроль над всем ИП ЕЭП.

Диссертантом обосновывается необходимость принятия в ближайшее время нового документа в рассматриваемой области в связи с началом функционирования ТС ЕврАзЭС с 1 июля 2011 года и ЕЭП ЕврАзЭС – с 1 января 2012 года.

Диссертанту представляется, что участникам ЕЭП любого вида следует максимально использовать возможности образованной в 1998г. Международной ассоциации компьютерной безопасности (ISCA). (В результате деятельности ISCA на 90% компьютеров, установленных на предприятиях во всем мире, имеется антивирусное программное обеспечение, сертифицированное Ассоциацией, 20%, ее профессиональных услуг реализуется в Европе, Азии и Канаде).

По мнению диссертанта, рассчитывать на успех в ближайшее время в части ЕИП можно только в отношении экологической информации, несмотря на то, что абсолютное большинство предприятий не заинтересовано в раскрытии экологических издержек своей деятельности. И дело здесь, как представляется диссертанту, не в том, что право на доступ к экологической информации является фундаментальным субъективным правом человека и гражданина, затрагивающим основы его жизнедеятельности. Просто экология человеческого общества в целом подошла к той черте, когда информация о ее состоянии отвечает интересам всех. Единое информационное пространство в этом плане, в том числе, и в особенности, на пространстве ЕЭП – императивное требование современности, своего рода – принуждение к экологической безопасности.

Параграф 3.2. «Управление Единым энергетическим пространством ЕЭП» раскрывает международно-правовые аспекты регулирования «энергетических отношений» в контексте вопроса о том, в какой мере может (и может ли?) быть свойственно Единому экономическому пространству единое энергетическое пространство (условное сокращение – ЕЭнП).

Диссертант полагает, то в сфере энергетики ЕЭП ЕврАзЭС слишком преобладает правовой массив «мягкого права», препятствующий реальному единству, в то время как даже в ЕС, приоритетное значение в данной сфере придали не либерализация как таковой, а обеспечению энергетической безопасности ЕС.

В этой связи диссертантом отмечено, что Межгоссовет ЕврАзЭС своим Решением от 28 февраля 2003 года № 103 утвердил «Основы энергетической политики государств-членов Евразийского экономического сообщества». Но это именно рекомендательные основы, которые не сопровождаются конкретными обязательствами членов Сообщества. А созданный в 2001 году Совет по энергетической политике ЕврАзЭС при Интеграционном комитете ЕврАзЭС для формирования общего энергетического рынка обсуждает, в основном, идеи.

Кром прочего, диссертант обращает внимание на тот факт, что в последние годы существенно повысилось значение ряда стран СНГ для России в газовой сфере. Некоторые факты свидетельствуют о том, что России удалось урегулировать отношения в данной сфере с транзитными странами, прежде всего с Украиной и Беларусью. Но, несмотря на то, что Россия обладает крупнейшими запасами природного газа в мире, в стране возникли трудности с ресурсным обеспечением быстро растущих потребностей внутреннего рынка и, соответственно, выполнением ее экспортных обязательств.

В сложившихся условиях отношения России с бывшими союзными республиками, входящими в СНГ / ЕврАзЭС, приобретают большую значимость, кроме прочего, в вопросах энергетики. В этом плане диссертант оценивает как положительные и обоснованные предложения о создании газового альянса стран СНГ как начального этапа формирования трансконтинентальной сети – ЭНЕРГОНЕТ Евразии7.

Диссертант акцентирует внимание на необходимость ускоренного освоения возобновляемых источников энергии, особенно в тех регионах, где уровень доступа к современным энергетическим услугам низок, а запасы естественных возобновляемых источников высоки, как, например, в странах тропической Африки. Соответствующий урок и для ЕЭП ЕврАзЭС и для других ЕЭП данный «энергетический курс» Евросоюза, несомненно, имеет. И в целом, при отсутствии налаженной системы энергетической безопасности ЕЭП (в том числе, в отношениях с третьими странами) в современных условиях практически бесполезно создавать ЕЭП.

Параграф 3.3. «Управление Единым валютно-финансовым пространством ЕЭП» посвящен, в основном, преодолению крупнейшей финансовой катастрофы (весна – лето – осень 2011 года – начало 2012 года) Евросоюза. В этих условиях интерес представляет инициатива России в сфере международных принципов по управлению публичными финансами.

Диссертант полагает возможным ставить вопрос таким образом:

– государство – член ЕЭП, в чьих пределах осуществляется инвестиция другого государства – члена ЕЭП, имеет право на экспроприацию (национализацию) и арест такой инвестиции, если этого требуют государственные (национальные) интересы, с выплатой инвестору компенсации;

– гарантийные обязательства по инвестициям членов ЕЭП в связи с реализацией планов ЕЭП принимают на себя все члены ЕЭП, независимо от того, на территории какого государства – члена ЕЭП реализуется такая инвестиция;

– государство – участник ЕЭП, на территории которого реализуется инвестиция другого члена ЕЭП, обеспечивает реализацию прав иностранного инвестора при осуществлении централизованного контроля со стороны уполномоченного органа ЕЭП;

– в отношении инвестиций третьих сторон более предпочтительным диссертанту представляется вариант заключения договора такой третьей стороной с компетентным органом ЕЭП. Соответственно и с ответственностью такого органа за внедрение инвестиции и гарантию прав ее владельца.

Как представляется диссертанту, свобода движения капитала в рамках ЕЭП в данном случае может быть закреплена в документах ЕЭП, но должна относиться только к инвестициям членов ЕЭП. В отношении инвестиций третьих сторон (стран) – это должно быть предметом специального договорного регулирования.

Параграф 3.4. назван «Международно-правовые вопросы приграничного и межрегионального управления в ЕЭП». Для начала диссертант приводит информацию, служащую основой для последующего анализа данного института:

– указанный экономико-правовой институт именуют по-разному: приграничное экономическое сотрудничество (ПЭС), трансграничное экономическое сотрудничество, приграничная экономика, межрегиональное экономическое сотрудничество и т.п.;

– институт ПЭС опирается на широкий состав его субъектов: государства, органы государственной власти и управления, провинции, штаты, кантоны, вилайеты, области, районы, округа, земли, автономные сообщества, департаменты, города, поселки, муниципалитеты и т.п.;

– территория, на которой осуществляется приграничное сотрудничество, может определяться в международных договорах, соглашениях субъектов государства с иностранными партнерами, заключаемых в порядке, определяемом законодательством государства;

– ПЭС – специфическая разновидность международной деятельности регионов. В европейской рамочной Конвенции о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей от 1980г. (к ней присоединились Молдова, Россия, Украина и ряд других стран СНГ) подчеркивается, что ПЭС является частью внешнеэкономических связей приграничных территорий, которые благодаря своему положению, играют важную роль в системе глобальных и региональных экономических отношений.

В контексте темы настоящей диссертации, именно уровень приграничных (в первую очередь, экономических) отношений является, как полагает диссертант, свидетельством того, в какой мере сохраняются прежние межгосударственные связи (в приграничных районах они объективно долго сохраняются практически без изменений или вообще не изменяются), и в какой мере развиваются новые отношения согласно правому режиму ЕЭП. Особенно данный аспект чувствителен в отношении граждан третьих (применительно к приграничному району) стран – участников ЕЭП, которые первоначально не учитывались в определении правового режима такого района.

Повышенное внимание к данной проблематике в России вызвано, кроме прочего, рассмотрением в Госдуме проекта ФЗ № 75537-4 «О приграничном сотрудничестве в Российской Федерации», обсуждение которого длится уже несколько лет. Данный факт дает диссертанту основания полагать, что эта проблематика весьма трудна для российского законодателя, хотя конкретные международные договоры в данной сфере продолжают активно заключаться. В июле 2010 года Госдума ратифицировала пять соглашений о финансировании и реализации программ приграничного сотрудничества с ЕС, что, по-видимому, является реализацией принятого Президентом РФ в 2006 году решения об участии России в программах приграничного сотрудничества в рамках Европейского инструмента соседства и партнерства (ЕИСП).

Диссертант анализирует также концепцию еврорегионов, которые получили популярность в России и в других постсоветских государствах8. Данная концепция, как полагает диссертант, инициирована в ЕС с далеко идущими политическими планами, способствуя формированию «широкой Европы», не обязательно включая в состав ЕС иностранные приграничные территории, но распространяя на них действие европейских стандартов. В этих целях органы власти регионов и местного самоуправления заключают договоры с аналогичными территориальными органами власти соседствующих государств, а для реализации таких договоров совместно разрабатывают или согласовывают друг с другом необходимые программы.

Диссертант дает объяснение причинам, по которым центральные власти государств – не членов ЕС с «постсоветской стороны» нередко создают препятствия для развития ПС с «другой стороной»: местные власти таких приграничных субъектов, во-первых, еще не привыкли испытывать доверие к партнерам «с той стороны», во-вторых, они часто не располагают достаточным материальным и кадровым потенциалом для сотрудничества «на равных».

Диссертант предостерегает, что в этих обстоятельствах не следует спешить унифицировать «приграничное законодательство» государств – не членов ЕС, касающееся приграничных экономических отношений, с «приграничным законодательством» ЕС. На практике это означает практически полное восприятие последнего, что демонстрируют, например, Украина и Молдова, которые сегодня начинают осознавать негативные последствия своих поспешных решений.

В данном контексте диссертант отмечает следующие аспекты темы:

– действие визового режима на восточных границах ЕС сочетается с расширением доступа на внутренний рынок товаров стран – соседей и финансовой помощью;

– развитие трансграничного сотрудничества способствует созданию единого с ЕС институционально-правового пространства и формированию общего экономического пространства «ЕС – страны-соседи»;

– еврорегионы «Балтика» и «Сауле», вопреки декларируемым ими принципам открытости и развития ПС, фактически осуществляют экономическую блокаду в отношении Калининграда и области ;

– наиболее динамично приграничное сотрудничество России развивается с Казахстаном. Оно основывается на межгосударственном Договоре о сотрудничестве и взаимодействии по пограничным вопросам от 9 января 2004г., межправительственном Соглашении и Программе экономического сотрудничества на 2008 – 2011 гг., Программе приграничного сотрудничества регионов России и Казахстана на 2008 – 2011 гг. и ряде других документов. Всего же в рамках двустороннего сотрудничества действует более 250 различных актов межгосударственного и межрегионального уровня. В партнерские связи с Казахстаном вовлечены 72 субъекта Российской Федерации. В приграничных регионах России и Казахстана действуют более 400 совместных предприятий. Наряду с позитивными процессами, на казахстанском направлении имеются серьезные угрозы национальной безопасности России; через территорию Казахстана идет афганский наркотрафик, контрабанда китайского ширпотреба, проложены каналы нелегальной миграции из стран Центральной Азии. Несмотря на предпринимаемые меры, с каждым годом эти негативные тенденции нарастают ; (Это не может не учитываться при происходящем формировании ЕЭП ЕврАзЭС);

– дальневосточные субъекты РФ подвергаются массированному экспансионизму со стороны государств АТР, которые рассматривают их в качестве источника дешевых сырьевых ресурсов для своих экономик и одновременно как потребителя низкокачественной и бывшей в употреблении продукции (например, подержанных автомобилей). Широкое распространение получило здесь также браконьерство в территориальных водах России;

– российско-китайское приграничное сотрудничество сводится в конечном итоге к приграничной торговле, в результате которой китайская сторона реализует низкосортную и зачастую контрафактную продукцию, а российская – сырьевые ресурсы. Происходит неравноценный обмен металлов, строительных материалов, механизмов и оборудования на китайские ширпотреб и продукты питания. Категорически, вплоть до лишения лицензии на ведение внешнеэкономической деятельности, из КНР запрещено вывозить в Россию продукцию радиоэлектронной промышленности, отдельные виды продуктов питания и передовые производственные технологии. Характерной чертой российско-китайского приграничного сотрудничества является наличие на российской территории многочисленных фирм, как совместных, так и со 100-процентным китайским капиталом. В то же время китайским национальным законодательством запрещена регистрация каких-либо совместных предприятий на китайской территории.

Все это, как показывает диссертант, происходит в обстановке, когда государства оказывают финансовую и иную помощь национальным участникам ПС, ставя их в более выгодное положение по сравнению с соответствующими иностранными участниками. Соответственно в работе указано на существование значительных резервов как в формировании общей (универсальной и региональной) концепции ПС, так и в отработке его предмета, форм и методов на каждом конкретном направлении.

Диссертант еще раз привлекает внимание к позитивному опыту еврорегионов, выступая в пользу необходимости создания «постоянных приграничных структур», в пользу которых говорит европейский опыт. Т.е. приграничному сотрудничеству предлагается придать институциональный характер.

Евросоюз как бы подсказывает более активный подход к экономическим аспектам ПС, спонсировав в 2010 году исследование «Роль приграничного сотрудничества между Европейским Союзом и Российской Федерацией в двусторонних и региональных программах экономического развития», материал которого использован диссертантом.

Диссертант приветствует стремление некоторых субъектов РФ максимально использовать свои возможности в данном вопросе. В этом плане его интерес привлекла Стратегия социально-экономического развития Республики Карелия до 2020 года, которая принята Постановлением Законодательного Собрания Республики Карелия от 27 декабря 2007г. № 706-IV ЗС.

Как факт, отмечается в работе решение приграничных вопросов между некоторыми государствами на федеральном уровне в силу особенностей сложившихся политических отношений. Показательный пример – в ноябре 2010 года министры регионального развития России и Украины подписали Программу межрегионального и приграничного сотрудничества на 2011 – 2016 годы, которая будет действовать в рамках Программы экономического сотрудничества России и Украины.

Существующую в России нормативную правовую базу в указанном вопросе, которая носит рамочный, декларативный характер, диссертант оценивает как недостаточную, тормозящую развитие ПС регионов, полагая, что участие субъектов Российской Федерации в приграничном сотрудничестве в формате еврорегионов – наиболее перспективное направление. В этой связи он положительно отмечает тот факт, что многие положения законопроекта ФЗ «О приграничном сотрудничестве…» закрепляют практику «еврорегионов».

Представлена в работе и оценка некоторых межправительственных актов:

– в СНГ решением глав правительств СНГ 15 сентября 2004 года утверждена Концепция межрегионального и приграничного сотрудничества государств-участников СНГ. Исполнительный комитет СНГ в 2006 году выпустил информационно-аналитический доклад «Межрегиональное и приграничное сотрудничество государств-участников СНГ: проблемы и перспективы», ряд положений которого и сегодня представляют значительный интерес;

– Планом мероприятий по реализации указанной Концепции до 2009 года было предусмотрено выполнение большого количества соответствующих мероприятий, далеко не все из которых выполнены;

– больше конкретики наблюдалось в вопросах иммиграционного контроля через границу РФ, заключении договоров и соглашений о разграничении предметов ведения и полномочий между центральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов, в принятии законов, указов президентов, постановлений правительств и т.п. в некоторых государствах – участниках СНГ. Но в ряде из них такая нормативно-правовая база не создана, а наличие более 600 двусторонних межправительственных соглашений не свидетельствует о предпочтительности межрегионального и приграничного сотрудничества в формате двусторонних отношений.

Резюме диссертанта следующее. Межрегиональное и приграничное сотрудничество не может не испытать на себе новой, наднациональной власти, исходящей от ЕЭК. И потому в дальнейшем неизбежно согласование с ЕЭК инициатив и действий в области трансграничного экономического сотрудничества и исчезновение тех форм такого сотрудничества, которые будут создавать препятствия эффективному функционированию Единого экономического пространства / Евразийского экономического союза.

Глава 4. носит название «Прогрессивное развитие и кодификация норм международного права и внутригосударственного права по вопросам правового режима ЕЭП и деятельности в ЕЭП».



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.