авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Международно-правовые вопросы формирования и функционирования единого экономического пространства

-- [ Страница 3 ] --

Как полагает диссертант, такие вопросы должны регулярно пересматриваться (изменяться, дополняться), прогрессивно развиваться с учетом особенностей функционирования ТС ЕврАзЭС, многое в котором является новеллой для государств – участников и проверяется практикой.

В подпараграфе 1.4.2. «Евразийский экономический союз как следующий этап» подчеркивается, прежде всего, что ТС и ЕЭП является лишь этапом на пути к созданию Евразийского экономического союза (ЕЭС), формирование которого оценивается в историческом и предметном контексте.

ЕЭС предусматривает (наряду с общим таможенным тарифом и свободой движения факторов производства) координацию макроэкономической политики и унификацию законодательства в валютной, бюджетной и денежной областях. На этом этапе возникает необходимость в надгосударственных органах, способных принимать оперативные решения от лица Союза при возможном наличии в будущем единой валюты.

Диссертант определяет, что из себя представляют ЕЭП и ЕЭС как юридические образования, сравнивая их, в первую очередь, с опытом Евросоюза. В свое время Суд ЕС определил ЕС как «новое юридическое образование в рамках международного права» – наднациональную организацию, в которой сосуществуют основы конфедерации и федерации, межгосударственная и наднациональная основы.

Подобная характеристика в разной мере применима и к другим интеграционным группировкам. Но, как считает диссертант, в каждом случае ситуация должна рассматриваться отдельно. И соответствующая оценка должна основываться как на формальных критериях, закрепленных в уставных документах интеграционной группировки, так на ее практической деятельности.

Диссертант мотивирует вывод о том, что формируемый Евразийский экономический союз (под ним большинство сегодня понимает ЕврАзЭС) – юридическое лицо, в отличие от Единого экономического пространства.

Глава 2. «Общие международно-правовые вопросы управления в ЕЭП» состоит из пяти параграфов.

В параграфе 2.1. «Концептуальные правовые подходы к управлению в ЕЭП» раскрывается содержание концепции ЕЭП как экономического и международно-правового института, в контексте правовых средств управления в ЕЭП.

Как представляется диссертанту, интеграционные процессы в экономической сфере, происходящие в Западном полушарии с 50-х годов, по управленческим вопросам в достаточной мере испытаны методом «проб и ошибок», но и сегодня нельзя четко сказать: «Да, это отработанное региональное управление».

Автор приводит многочисленные примеры. НАФТА в этом плане дальше других продвинулась в направлении ЕЭП и показывает высокую эффективность региональной кооперации.

Как отмечено в работе, в Евросоюзе в этом отношении существует своя специфика. Здесь, кроме прочего, действует принцип субсидиарности, предполагающий невмешательство центральной власти в те вопросы, с решением которых в состоянии эффективно справиться власти на местах. Наряду с местным, региональным и национальным уровнями управления здесь добавляется коммунитарный уровень (управление на уровне Евросоюза). Как отмечает диссертант, в ряде других регионов и государств эта система неприменима и возникает вопрос о совместимости различных систем управления, кроме прочего, в отношении ЕЭП.

Диссертант положительно оценивает механизм управления ЕЭП, подробно расписанный в Концепции формирования ЕЭП от 18 сентября 2003г. и Соглашении о формировании ЕЭП от 19 сентября 2003г., заключенных Россией, Беларусью, Казахстаном и Украиной, указывая, что за истекший период многое изменилось в этом плане. Если ЕЭП, предусмотренный Соглашением от 19 сентября 2003г., – не организация, то ЕЭС «образца 18 ноября 2011 года» – международная организация. И в то же время – логическое дополнение ЕврАзЭС, в частности, по общности поставленных целей и задач.

К принципиальным аспектам данной тематики диссертант относит проблему наднациональности (надгосударственности) в управлении ЕЭП, функционирования контрольного механизма в данной сфере. В данном контексте им положительно оцениваются следующие факторы, как основные элементы складывающегося наднационального механизма ТС ЕврАзЭС:

– ЕЭК не только исполняет решения, принятые Высшим евразийским экономическим советом. Она, кроме того, осуществляет мониторинг исполнения и обеспечение исполнения международных договоров по формированию ТС и в целом составляющих договорно-правовую базу ТС; содействует Сторонам в урегулировании споров в рамках ТС до обращения в Суд ЕврАзЭС; осуществляет, в пределах своих полномочий, взаимодействие с органами государственной власти Сторон;

– Суд ЕврАзЭС, кроме прочего, обеспечивает единообразное применение Договаривающимися Сторонами действующих в рамках Сообщества договоров и принимаемых органами ЕврАзЭС решений; разрешает споры экономического характера, возникающие между Сторонами, а также между Комиссией и государствами – членами по вопросам выполнению ими обязательств, принятых в рамках ТС.

В работе акцентировано внимание на необходимости учитывать особенности корпоративного регулирования в рамках ЕЭП, отмечено, что в настоящее время трудно сделать однозначные выводы относительно развития международного корпоративного регулирования. Соответственно предлагается развивать процесс экономической интеграции, как исходного начала правовой унификации, с должным вниманием к особенностям преобразований в современном правовом регулировании деятельности международных корпораций.

В параграфе 2.2. «Международно-правовые принципы формирования ЕЭП и управления им» указывается, что участники соответствующего договора о ЕЭП неизменно определяют принципы, которые можно назвать общими (коллективными) и которые находятся в тесной взаимосвязи с основными принципами международного экономического права.

Соответственно отмечается, что первоначально набором намерений и компромиссов в отношении ЕЭП и ТС (как базового этапа ЕЭП) выглядели позиции, касающиеся: обеспечения свободного движения товаров, услуг, капитала, рабочей силы; добровольности и экономической взаимовыгодности; разноуровневой и разноскоростной интеграции; самостоятельности в определении каждым государством сроков и возможного перехода к более высоким степеням интеграции.

Как полагает диссертант, этот «разноскоростной» и «разноуровневый» подход нельзя назвать конструктивным. Он похож на моральное обязательство участников интегрироваться с другими участниками в будущем, а пока что каждый вправе самостоятельно строить свои внешние связи в рассматриваемом вопросе.

Диссертант исходит из того, что подобная сепаратность порождает такую ситуацию в регионе, когда каждая из Сторон принимает на себя все больше договорных обязательств с третьим государствами (не намеренными вступать в ТС и ЕЭП) и между собой. Причем сумма и содержание этих обязательств все более отдаляют формирование ЕЭП. Целесообразно, особенно с учетом опыта Евросоюза последних лет, объединение только «созревших» для этого государств, по вопросам, выполнение которых гарантировано каждым участником.

Среди соответствующих малоисследованных проблем автор обращает внимание на проблему действующих в ЕЭП общих (коллективных) и специальных принципов, в частности на принцип национального режима.

Как известно, формулировки данного принципа отличаются неопределенностью. В частности, неопределенность свойственна вопросу о взаимодействии обязательства государства устанавливать согласно принципу национального режима, по крайней мере, равенство иностранцев перед законом наряду с собственными гражданами, поскольку речь идет о защите их личности и имущества, и с серьезными трудностями, которые испытывают многие государства в выполнении данного обязательства.

Как представляется диссертанту, концепция национального режима действенна и для ЕЭП, но на временной основе, на первом этапе, когда допускаются изъятия по определенным вопросам (как это предусмотрено статьями XX и XXI ГАТТ-47). В последующем в ЕЭП должен действовать специальный режим, который бы сформировал новые бюджетные, фискальные, экономические, инвестиционные мотивы поведения субъектов хозяйствования и власти. Его диссертант предлагает назвать принципом всеучастия, который известен доктрине международного права и раскрывается следующим образом: «участие на основе равенства всех стран в разрешении экономических проблем в общих интересах».

В то же время, как полагает диссертант, следует предполагать появление нового принципа отношений в рамках ЕЭП в связи с заявлением в августе 2011 года канцлера Германии и Президента Франции о том, что государства-члены ЕС должны сами отвечать по своим внешним долгам. До сих пор Евросоюз не подвергался столь серьезному испытанию, когда через его посредничество отдельные члены ЕС пытаются покрыть свои расходы за счет финансовых ресурсов других членов ЕС. Соответствующий принцип диссертант предлагает предварительно сформулировать следующим образом: «Государства – члены Союза / участники ЕЭП самостоятельно расплачиваются по внешним долгам, которые они приобрели в одностороннем порядке, не используя институциональный механизм Союза / ЕЭП».

В параграфе 2.3. «Роль международных организаций в управлении в ЕЭП» отмечается, прежде всего, роль ВТО и ICC – формально некоммерческих организаций, авторитет которых в сфере коммерции (бизнеса) на глобальном уровне весьма значителен. Так, в сфере торговли остаются незыблемыми принципы и нормы, закрепленные в документах ВТО. Как отмечено в работе, существует распространенное мнение, что право ВТО вообще является основой международно-правового фундамента глобальной экономики. А правила ТРИПС mutatis mutandis следует перенести в инвестиционную сферу, в частности, при разработке проекта Международного инвестиционного соглашения.

Диссертант полагает, что в данной ситуации следует опираться на гораздо более широкую институциональную основу отработки концептуальных международно-правовых аспектов ЕЭП, имея в виду, что и многие другие международные организации заняты в рассматриваемой сфере. Таких организаций насчитывается более сорока. Особое место среди них занимает ICC, которая демонстрирует сравнимый уровень организации, активности и профессионализма, дающий основания говорить о ней как о «второй ВТО». Во всяком случае, не только ICC Russia должен активно участвовать в работе ICC, но и Российской Федерации как государству следует открыть представительство при штаб-квартире ICC.

Интеграция мировой экономики в рамках ЕЭП обусловлена не только соответствующими правами государств-участников, но также полномочиями международных организаций, в том числе – неправительственных3.

В параграфе 2.4. «Международно-правовые вопросы управления в Европейском экономическом пространстве»4 раскрываются особенности указанного управления в соответствии с нормами – целями, которые в европейском праве становятся не просто обязательными, но и дополняются механизмом принуждения, т.е. закрепляются санкции за их невыполнение.

Как отмечается в работе, принцип передачи компетенции, будучи одним из принципов разграничения компетенции между ЕС и государствами – членами, определяет, во-первых, что государства-члены добровольно передали часть своей компетенции Европейскому Союзу. Кроме того, именно переданная государствами – членами компетенция составляет компетенцию ЕС. Основываясь на этом, автор делает вывод о том, что компетенция ЕС является ограниченной по своей природе и такое ограничение осуществляется путем закрепления целей и задач ЕС.

Учитывая встречающееся в правовой доктрине превратное токование сути ЕЭП, диссертант раскрывает важную особенность ЕврЭП – распространение его не на все сферы экономики5, а также его подчинение «своему собственному своду законов», регулирующих торговые и другие экономические отношения между его членами. Более того, законодательство государств – членов ЕврЭП должно приводиться в соответствие с теми правилами, которые принимаются Совместным комитетом ЕврЭП6. Это можно понимать в плане соотношения международного договора (Соглашение о ЕврЭП является таким региональным договором) с законодательством государств – членов. Опережающее международно-правовое регулирование с очевидностью здесь имеет место.

Отмечено также, что в рамках четырех свобод (передвижения товаров, рабочей силы, услуг, капитала и осуществления платежей) государства – члены ЕС обладают совместной (смешанной) компетенцией, за исключением Таможенного союза, в котором исключительная компетенция принадлежит ЕС.

Диссертант обращает также внимание на факт наличия у ЕС исключительной компетенции по вопросам регулирования конкуренции в области внутреннего рынка. Распределение данной компетенции осуществляется наднациональными актами, причем как между институтами ЕС, так и путем наделения национальных органов, ведающих вопросами конкуренции, и национальных судов полномочиями по контролю, расследованию и наложению штрафов в случае несоблюдения участниками рынка положений о конкуренции, закрепленных в праве ЕС. Тем самым в праве конкуренции ЕС наблюдается обратная передача компетенции органам государств – членов ЕС с наднационального уровня на национальный. Как полагает диссертант, данный опыт Евросоюза может служить примером и для ЕЭП ЕврАзЭС и ЕЭС.

В работе отмечено также, что в июле 2011 исполнилось 22 года со дня вступления в силу Регламента ЕОЭИ, координирующего деятельность предприятий малого и среднего бизнеса в различных странах ЕС по расширению их рынков сбыта, клиентской базы, получению выгодных заказов.

Диссертант положительно оценивает деятельность ЕОЭИ, отмечая, кроме прочего, что она не облагается налогами, которые взимаются непосредственно с его участников в обычном порядке, которые покрывают также все доходы и расходы Объединения. По мнению диссертанта, тот факт, что для создания ЕОЭИ не требуется уставного капитала и существует свобода выбора способа финансирования деятельности Объединения, содействует налаживанию сотрудничества между предприятиями государств – членов ЕС без привлечения значительных финансовых средств. Это, по оценке диссертанта, делает ЕОЭИ эффективным инструментом формирования и ЕврЭП. И достойным для подражания в рамках ЕЭП ЕврАзЭС.

Оценивая, в какой мере в ЕС действует реальный инструмент управления единой экономикой и валютной системой, диссертант отмечает тот факт, что ЕС наделен также правосубъектностью (ст. 281 Договора о ЕС), а некоторые положения учредительного Договора, такие как ст. 310, наделяют его правом заключать международные договоры с государствами и международными организациями. (Кроме того, Суд ЕС расширил договорную правоспособность, признав за ним подразумеваемую компетенцию). Все это, как полагает диссертант, заслуживает заимствования.

В параграфе 2.5. «Международно-правовые вопросы управления в ЕЭП СНГ и ЕЭП ЕврАзЭС» проводится сравнительный анализ вопросов управления в действующих двух организациях и в предполагаемой третьей (ЕЭС).

Диссертант отмечает, прежде всего, Концепцию формирования ЕЭП от 18 сентября 2003г. и Соглашение о формировании ЕЭП от 19 сентября 2003г., где подробно расписан механизм управления ЕЭП, представляющий большой научный интерес, но ставший историческим.

Как полагает диссертант, и ЕврАзЭС не следует рассматривать как сложившуюся региональную структуру, которая, по сути, проходит начало процесса построения первой стадии. И Таможенный союз Беларуси, Казахстана и России – этап в становлении устойчивой структуры ЕврАзЭС, ЕЭП ЕврАзЭС и в последующем ЕЭС.

Диссертант полагает, что на содержание ЕЭП ЕврАзЭС окажут заметное влияние органы в рамках ТС Беларуси, Казахстана и России.

Особое внимание он уделяет Межгоссовету ЕврАзЭС, высшему органу ЕврАзЭС, который также наделен функцией высшего органа ТС ЕврАзЭС.

В данном случае, поскольку в Межгоссовете представлены все государства – члены и, в силу принятия решений путем консенсуса, каждое государство молчаливо выражает свое согласие с предлагаемым решением, диссертант исходит из того, что данный орган лишен качества наднациональности. (Наднациональность, по мнению диссертанта, свойственна только тем «консенсуальным» решениям международных организаций, которые принимаются руководящими органами, включающими в свой состав не всех членов Организации, но которые обязательны для исполнения всеми членами).

Как представляется диссертанту, с третьими странами соответствующие договоры должны заключаться именно Межгоссоветом, для чего ему должна быть придана соответствующая компетенция. В противном случае ТС ЕврАзЭС и ЕврАзЭС как организацию постигнет участь многих других организаций, которые распались по причине того, что указанные договоры в них заключало отдельно каждое государство – член.

Глава 3. «Международно-правовые вопросы управления специальными видами ЕЭП» открывается параграфом 3.1. «Управление Единым информационным пространством ЕЭП».

Диссертант отмечает, прежде всего, что информационно незащищенный бизнес неконкурентоспособен и, соответственно, Единое информационное пространство (ЕИП), обслуживающее конкретное ЕЭП, должно иметь максимально возможную степень защиты, которая в настоящее время не может быть абсолютной. Отсюда возникают соответствующие угрозы, опасность и риски.

Данный тезис диссертант мотивирует следующим образом:

– информационное поле, воздействующее на информационное поле ЕЭП (ИП ЕЭП), может быть гораздо шире собственно пространственной протяженности ЕЭП, а может полностью совпадать с его границами или оперировать только в части ИП ЕЭП. Соответствующие задачи обеспечения эффективности коммерческого (экономического) использования ИП ЕЭП его субъектами и информационной безопасности ИП ЕЭП будут варьироваться;

– обеспечение информационной безопасности в рамках ЕЭП – вопрос, который должен решаться не каждым государством – участником отдельно, а коллективно с выделением соответствующих средств по решению компетентного органа. Соответственно повышенное внимание правоохранительных органов должно быть уделено проблеме правонарушений в пользовании информацией в ЕЭП;

– самым авторитетным универсальным договором в этом плане является Окинавская «Хартия глобального информационного общества» от 24 июля 2000г. Но это относится к общим вопросам защиты персональных данных, хранящихся в автоматизированных файлах данных, не имеющих специфики в отношении ИП ЕЭП. Проникновение же в информационные системы отдельных экономических структур стало, можно сказать, обыденным явлением. А на пространстве ЕЭП ЕврАзЭС это усугубляется отсутствием отработанной, утвержденной и реализуемой общей политики;

– в Руководстве ООН по предупреждению преступлений, связанных с применением компьютеров, и борьбе с ними особое внимание обращено на основные международно-правовые проблемы, связанные с трансграничной передачей информации (что особенно характерно для ЕЭП и деятельности транснациональных компаний);



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.