авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Правовое положение холдингов, осуществляющих предпринимательскую деятельность в сфере розничной торговли

-- [ Страница 3 ] --
  1. Глава вторая "Юридическая концепция правоотношений между холдинговой компанией, участниками холдинга и органами государственной власти, возникающих при осуществлении предпринимательской деятельности в сфере розничной торговли" состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе "Вертикальные правоотношения между холдинговой компанией и участниками холдинга в сфере розничной торговли" автором анализируется спектр общественных отношений, на основе которых холдинговая компания осуществляет контроль над каждым участником холдинга, и управление всем холдингом в целом.

Автором сформулировано определение холдинговых отношений: - под холдинговыми отношениями предлагается понимать отношения между холдинговой компанией и субъектами холдинга, как объединения обособленных юридических лиц. Основными признаками таких отношений является контроль и экономическая субординация и их "вертикальная" направленность. Иными словами, это отношения властного характера, имеющие в своей основе экономическое, формальное или же организационное подчинение. Такого рода отношения могут быть основаны на договоре об управлении, на иной гражданско-правовой сделке, или же закономерно следовать из участия холдинговой компании в уставных капиталах субъектов холдинга.

Автором обоснована необходимость включения в текст предлагавшейся выше статьи 124 ГК открытого перечня оснований возникновения холдинговых отношений так, как это показано в положении №2, выносимом на защиту.

При этом, автором обосновано, что могут существовать и иные основания, правом по установлению наличия или отсутствия которых должен обладать суд. Вместе с тем автор доказывает, что наличие договора франчайзинга далеко не во всех случаях ведёт к возникновению холдинговых отношений.

Во втором параграфе главы: "Вертикальные и горизонтальные правоотношения, связанные с движением денежных средств, товаров и услуг между участниками холдинга в сфере розничной торговли" автором рассматривается весь спектр возможных сделок, с помощью которых осуществляется финансирование и товарооборот внутри розничного торгового холдинга, а так же вопросы налогообложения таких сделок.

Установлено, что в целях вертикального движения денежных средств в розничном торговом холдинге, между холдинговыми компаниями могут заключаться договоры займа, агентские договоры, договоры аренды, а так же лицензионные договоры о пользовании торговыми знаками. Денежные средства так же могут передаваться на основании вкладов в имущество дочерних обществ, а так же в виде выплаты дивидендов.

Автором показано, что распространённой практикой для розничных торговых холдингов является заключение между участниками холдинга различного рода гражданско-правовых договоров. Предметом этих договоров может быть выполнение различного рода работ, оказание услуг, поставка товаров, равно как и агентирование. К примеру, если речь идёт о холдинге, осуществляющем розничную торговлю бытовой техникой и электроникой, вероятнее всего кроме организаций-операторов розничных магазинов в состав его участников будут входить организации, осуществляющие гарантийное обслуживание проданных товаров и различного рода сервисные центры, транспортные компании, осуществляющие импорт и перевозку товаров между складами холдинга, равно как и доставку покупок розничным покупателям, страховые компании, кредитные организации, осуществляющие расчётные операции холдинга и работающие на рынке потребительского кредитования, равно как и компании, осуществляющие владение и управление торговой недвижимостью. Регулирование ценовой составляющей подобных сделок позволяет управлять и финансовыми потоками всего холдинга, перемещая денежные средства в те его сегменты, где в тот или иной момент времени ощущается потребность в дополнительном финансировании - к примеру, для того чтобы провести успешную рекламную кампанию нового товара, или же построить дополнительные торговые площади.

Однако, при регулировании цен в подобного рода "внутренних", горизонтальных, сделках следует учитывать ограничения, установленные законодательством о налогообложении трансфертных сделок14. В последних изменениях налогового законодательства с одной стороны вопросы налогообложения подверглись более детальной регламентации, но с другой стороны законодателем сделана попытка вывести из под действия положений о контроле над трансфертными ценами широкий спектр "внутренних" сделок. Однако, ввиду множества остающихся ограничений большинство трансфертных сделок, совершаемых в рамках холдингов, осуществляющих розничную торговлю, всё же попадает в сферу контроля над ценообразованием.

Автор обосновывает вывод о том, что горизонтальные сделки в холдинге не являются по своему содержанию рыночными в полной мере, следовательно, в ряде случаев не следует рассматривать сумму таких сделок через критерии рыночных цен и подвергать действию законодательства о трансфертом налогообложении.

Предлагается упростить формирование консолидированных групп налогоплательщиков для того, чтобы холдинги, осуществляющие деятельность в сфере розничной торговли получили возможность приобрести статус такой группы и избежать контроля за трансфертными ценами во внутренних, "горизонтальных" сделках. Подробнее вопрос упрощения критериев создания консолидированных групп налогоплательщиков рассматривается в следующем параграфе.

Третий параграф "Регулятивные правоотношения между холдингом и государственными органами, возникающие при создании розничной торговой сети и консолидированной группы налогоплательщиков" посвящён отношениям, в которых с одной стороны участвует холдинг в процессе розничной торговой деятельности, а с другой стороны – органы государственной власти.

  1. В этом параграфе автор анализирует действующее законодательство, регулирующее общественные отношения, в которых участвует холдинг при создании торговой сети – совокупности розничных магазинов, осуществляющих продажу товаров потребителям, а именно Федеральный закон "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации"15 (далее Закон о торговле). В результате анализа автор приходит к выводу о том, что формулировки этого закона несовершенны. В частности, определение торговой сети - совокупность двух и более торговых объектов, которые находятся под общим управлением, или совокупность двух и более торговых объектов, которые используются под единым коммерческим обозначением или иным средством индивидуализации.16 В определении торговой сети отсутствует толкование того, что предлагается понимать под "общим управлением" - управление магазином, как торговым объектом как недвижимостью, или же непосредственное управление торговым процессом? Примечателен пример больших торговых центров, где собственник, осуществляя в тех или иных формах управление своей недвижимостью, не вмешивается в управление процессами торговли в помещениях, сдаваемых в аренду разным лицам.
  2. Автором сделан вывод о том, что во избежание ошибочных толкований следует указать, что под "общим управлением" торговым объектом понимается как раз непосредственное управление самим процессом торговли, а именно вопросы ассортимента, ценообразования и осуществление сделок розничной купли-продажи товаров.
  3. Кроме того, автором приводятся доказательства того факта, что в определении торговой сети как совокупности двух и более торговых объектов, которые находятся под общим управлением, или совокупности двух и более торговых объектов, которые используются под единым коммерческим обозначением или иным средством индивидуализации17, критерий единого торгового знака ошибочен, так как не может однозначно свидетельствовать о том, что торговые объекты, его использующие, находятся под общим управлением. Автор предлагает изменить формулировки Закона о Торговле следующим образом:

Торговая сеть - совокупность двух и более торговых объектов, находящихся под управлением одного лица, или же нескольких лиц, являющихся частями одного холдинга. При этом под управлением подразумевается деятельность, связанная непосредственно с управлением торговлей, а именно определение ассортимента, ценообразования, параметров расчетно-кассового обслуживания, равно как и руководство прочими процессами, непосредственно связанными с осуществлением торговой деятельности.

Далее автор осуществляет анализ законодательства, ограничивающего рост торговых сетей. Приводятся обоснования, что норма ст. 14 ФЗ "О торговле" ограничивающая рост продовольственной торговой сети свыше 25 % регионального рынка путём запрета приобретения дополнительных торговых площадей, не устанавливает превентивных барьеров на пути чрезмерного разрастания таких сетей. Эту норму можно применить лишь постфактум, признав недействительными сделки по приобретению объектов недвижимости. Кроме того, названная норма не распространяется на такие случаи, когда хозяйствующим субъектом приобретаются не сами объекты недвижимости, а акции (доли в уставном капитале) обществ, которым такие объекты принадлежат.

Автор в описываемом параграфе формулирует ряд предложений, позволяющих исправить названный недостаток правового регулирования:

1. Пункт 1 статьи 14 ФЗ "О торговле" следует изложить следующим образом: "Холдинг, или иной хозяйствующий субъект, который осуществляет розничную торговлю продовольственными товарами посредством организации торговой сети (за исключением сельскохозяйственного потребительского кооператива, организации потребительской кооперации) и доля которого превышает двадцать пять процентов объема всех реализованных продовольственных товаров в денежном выражении за предыдущий финансовый год в границах субъекта Российской Федерации, в том числе в границах города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга, в границах муниципального района, городского округа, не вправе приобретать или арендовать в границах соответствующего административно-территориального образования дополнительную площадь торговых объектов для осуществления торговой деятельности по любым основаниям, в том числе в результате введения в эксплуатацию торговых объектов, участия в торгах, проводимых в целях их приобретения. Указанный в настоящем пункте запрет так же включает в себя и запрет на приобретение долей в уставном капитале (акций) хозяйственных обществ, обладающих в границах субъекта Российской Федерации, в том числе в границах города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга, в границах муниципального района, городского округа, торговыми объектами на праве собственности или аренды.

  1. 2. Учитывая, тот факт, что в настоящее время Федеральная служба государственной статистики (Росстат) осуществляет сбор и анализ информации о доле тех или иных хозяйствующих субъектов на основании методики утвержденной Постановлением Правительства РФ от 04.05.2010 N 30518
  2. , автор полагает, что для реализации превентивных барьеров, препятствующих чрезмерному разрастанию продовольственных торговых сетей, в том числе принадлежащих холдингам, следует применять предложенный регламент предварительного согласования с Росстатом сделок, описанных в предыдущем пункте.
  3. Кроме правоотношений, связанных с созданием торговых сетей, в рассматриваемом автором параграфе проводится анализ правоотношений, связанных с созданием консолидированных групп налогоплательщиков. При анализе определения консолидированной группы налогоплательщиков можно прийти к выводу, что по правовому содержанию этого термина, такая группа является ничем иным как холдингом, который соответствует ряду оговоренных черт и критериев. В качестве ответственного участника консолидированной группы налогоплательщиков предлагается понимать холдинговую компанию – ведь именно она осуществляет консолидацию активов и управление финансовым результатом. При этом понятия "холдинг" и "ответственная группа налогоплательщиков" соотносятся как общее и частное, а понятия "холдинговая компания" и "ответственный участник группы налогоплательщиков" представляются во многом сходными. Следовательно, необходимо соответствующим образом переработать формулировки Налогового Кодекса и сблизить их с нормами, предлагаемыми автором к включению в Гражданский кодекс.

Вместе с тем, автор приводит статистику, согласно которой ни один из ныне существующих в России холдингов, осуществляющих розничную торговую деятельность, не в состоянии образовать консолидированную группу налогоплательщиков, чтобы воспользоваться всеми её преимуществами по тем причинам, что критерии создания этой группы слишком жёсткие. Автор предлагает упростить критерии, в частности, снизить требования по капитализации холдинга, а так же позволить участие в таких группах страховым компаниям и банкам.

Третья глава "Глава 3. Специфика ответственности холдингов, осуществляющих предпринимательскую деятельность в сфере розничной торговли, и их участников." состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе "Ответственность участников холдингов и холдинговых компаний по розничным сделкам купли-продажи с конечными потребителями" автор осуществляет анализ действующего Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей"19 (далее Закон о защите прав потребителей) на предмет применимости его положений к холдингам, осуществляющим розничную торговлю.

В рассматриваемом параграфе автор приходит к выводу, что следует существенно изменить понимание субъектов правоотношений, в настоящее время установленное Законом о защите прав потребителей. Автор обосновывает необходимость в объёме ст. 18 Закона о защите прав потребителей распространить ответственность организации, продавшей товар на холдинговую компанию. Таким образом, потребитель получит возможность заявить свои претензии по качеству товара не только продавцу, производителю, и импортёру, но в саму холдинговую компанию. Последняя же должна оценить обоснованность претензии, и при необходимости удовлетворить её.

Во втором параграфе "Ответственность участников холдингов по горизонтали. Роль процедуры медиации в разрешении гражданских споров между участниками холдинга, осуществляющего предпринимательскую деятельность в сфере розничной торговли" автор анализирует возможность применения процедуры медиации по внутрихолдинговым, "горизонтальным" спорам между участниками холдинга. В ходе анализа автор приходит к выводу, что применение процедуры медиации по "горизонтальным" спорам между участниками холдинга, осуществляющего предпринимательскую деятельность в сфере розничной торговли, представляется весьма оправданным. С этой целью полагаем целесообразным в рамках холдинга заключить между всеми его участниками соглашение о применении процедуры медиации, в котором следует предусмотреть виды споров, подлежащих разрешению с применением такой процедуры, порядок выбора медиаторов и проведения процедуры, сроки её проведения, а так же порядок распределения расходов, связанных с проведением такой процедуры. Кроме того, у такой процедуры существует ряд преимуществ по сравнению с традиционным рассмотрением дел арбитражными и третейскими судами – среди них можно отметить гораздо меньшую забюрократизированность и формализованность, конфиденциальный характер всех процедур, существенно меньшие трудозатраты, связанные с её проведением, а так же отсутствие необходимости в уплате государственной пошлины.

В третьем параграфе главы "Сравнительно-правовой анализ норм зарубежного и российского законодательства в отношении ответственности холдинговых компаний по обязательствам участников холдингов в сфере розничной торговли (ответственность по вертикали). Рецепция правовых норм" автор, принимая во внимание весь спектр предпринимательской деятельности розничного торгового холдинга, исследует нормативную базу и правоприменительную практику США, Великобритании, Германии и Китая, касающуюся вопросов ответственности холдинговой компании по обязательствам холдинга. Так же автором описывается применяемая в англосаксонской системе права "Доктрина проникновения за корпоративный занавес" - набор правил и критериев, позволяющих привлечь холдинговую компанию по обязательствам подконтрольных компаний.

В результате сравнительного анализа автор приходит к выводу, что названная выше правовая доктрина, несмотря на тот факт, что она разработана и сформулирована на уровне судебных прецедентов в англосаксонской правовой системе, может быть успешно применена в континентальной правовой системе, если критерии и правила такой доктрины формулировать в статутных правовых нормах. Озвученное обстоятельство иллюстрируется успешной имплементацией "Доктрины проникновения за корпоративный занавес" в правовую систему КНР.

Автором продемонстрировано, что ввиду несовершенства российского законодательства, привлечь холдинговую компанию к ответственности по обязательствам участников холдинга в подавляющем числе случаев невозможно. Закон исходит из презумпции имущественной обособленности учредителей (холдинговой компании) от подконтрольного юридического лица, и преодолеть эту презумпцию в суде чрезвычайно сложно. Вместе с тем автор приводит многочисленные примеры правоприменительной практики недобросовестного ухода от ответственности холдинговых объединений, в частности тех, которые осуществляют розничную торговую деятельность, путём манипуляций с подконтрольными юридическими лицами и вывода активов. Так же анализируются многочисленные высказывания представителей банковского сообщества (которое является кредитором розничных торговых холдингов), о необходимости расширения возможностей привлечь холдинговую компанию по обязательствам холдинга.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.