авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Вопросы подсудности в международных договорах с участием россии

-- [ Страница 3 ] --

Рассматривая недостаточно разработанный вопрос о процессуальных последствиях рассмотрения тождественного спора в иностранном суде, автор приходит к выводу, что самого факта вынесения решения, что практически возможно, судом государства, с которым у России заключён договор о правовой помощи, недостаточно для наступления процессуальных последствий в виде отказа в принятии российским судом тождественного иска (прекращения производства по делу). Прекращая производство по делу (отказывая в принятии искового заявления), российский суд должен установить потенциальную возможность придания решению иностранного суда юридической силы на территории России, что подразумевает не только наличие соответствующего международного договора, но и отсутствие оснований для отказа в признании (и исполнении) решения иностранного суда на территории РФ. При этом, по мнению диссертанта, не требуется признания (и исполнения) решения иностранного суда в рамках отдельной процедуры с учетом универсальности судебной формы защиты прав и законных интересов. В этом плане российское законодательство (ч. 1
ст. 406 ГПК РФ), как отмечается в диссертации, требует уточнения, поскольку формальное толкование его положений может привести к выводу о том, что в приведённом случае достаточно лишь факта принятия судом страны, с которой у России имеется международный договор, решения по тождественному спору.

Российский суд, по мнению диссертанта, должен отказать в принятии искового заявления или прекратить производство по делу и в том случае, если имеется признанное (и исполненное) на территории РФ решение суда третьего государства по тождественному иску.

На основании анализа положений некоторых международных договоров с участием России15, касающихся параллельного рассмотрения тождественных дел, делается вывод о том, что практика применения ч. 1
ст. 252 АПК РФ должна складываться с учётом принципа приоритета ранее начатого процесса, в силу которого арбитражному суду в Российской Федерации, принявшему иск к своему рассмотрению ранее иностранного суда, следует продолжать производство по делу в общем порядке.

Основываясь на положениях некоторых договоров с участием России16, автор предлагает включить в АПК РФ и ГПК РФ следующую норму: суд вправе приостановить рассмотрение спора по предъявленному иску, если по спору между теми же сторонами и по тем же обстоятельствам ранее уже принят к производству иск в суде государства, с которым Россией заключен международный договор, регулирующий международную подсудность. Если при рассмотрении иска иностранный суд устанавливает свою некомпетентность, российский суд вправе возобновить производство.

В целом отмечается многоплановость проблемы параллельных судебных процессов, требующей для своего разрешения принятия специальных правовых мер. Самой надежной из них автор считает заключение международных договоров, содержащих соответствующее регулирование. Понятный и действенный механизм для разрешения проблем одновременного производства по одному и тому же спору в судах нескольких государств способствует чёткому функционированию судебных систем договаривающихся государств и, соответственно, эффективной защите нарушенных прав и интересов. Диссертант анализирует соответствующие нормы международных договоров с участием России и судебную практику по данному вопросу.

В третьем параграфе «Проверка международной подсудности в ходе рассмотрения гражданских дел с участием иностранцев» рассматриваются процессуальные вопросы, связанные с установлением судом по делам с иностранным элементом своих полномочий в отношении международной подсудности. Диссертант считает, что в современных условиях недопустимо рассмотрение судами споров с участием иностранцев, которые в силу норм международного договора отнесены к исключительной компетенции судов другого государства. Не соглашаясь с высказанной в литературе позицией, согласно которой несоблюдение правил международной подсудности само по себе не является достаточным основанием для отмены судебного акта, а обосновывать «неправильность» акта должно лицо, оспаривающее решение17, диссертант считает, что принятие дела к рассмотрению с нарушением правил международной подсудности должно рассматриваться как существенное нарушение, которое в любом случае должно влечь за собой отмену вынесенного по этому делу судебного акта, поскольку нарушается основное предписание о законном суде и, следовательно, само право на судебную защиту. Наличие международной подсудности как самостоятельной предпосылки ведения судебного процесса с участием иностранцев должно проверяться судом ex efficio.

Отмечая, что правила подготовки к судебному разбирательству дела с участием иностранцев в российском законодательстве недостаточно разработаны, автор останавливается на вопросе о моменте принятия судом решения о международной подсудности, анализируя позицию доктрины, соответствующие положения международных договоров и решения судов по конкретным делам. На сегодняшний день вопрос о международной подсудности выясняется российском судом, как правило, на стадии принятия искового заявления. Автор обосновывает целесообразность решения его в предварительном судебном заседании в ходе подготовки дела к судебному разбирательству с учётом мнения сторон и представленных ими доказательств.

Действующее в России процессуальное законодательство не предполагает вынесения отдельного судебного акта по вопросу о наличии международной подсудности и возможности его обжалования в самостоятельном порядке. Внесение подобных дополнений в арбитражный и гражданский процессуальные кодексы, как отмечается в работе, позволили бы избежать финансовых затрат и потери времени на бесполезное разбирательство, что в настоящее время можно констатировать лишь по результатам обжалования принятого по существу спора решения.

Принимая во внимание принцип perpetuatio fori в сфере действия международной подсудности, диссертант отмечает, что подсудность процессуального соучастия18 сохраняется, даже если соответчик, по месту нахождения которого предъявлен иск, в ходе рассмотрения спора выбывает из процесса вследствие отказа истца от иска к данному лицу. Несмотря на то, что положение о неизменности места рассмотрения спора по делам с участием иностранцев сформулировано в российском процессуальном законодательстве в общей форме без каких-либо изъятий, такое исключение, по мнению диссертанта, должно быть сделано в случае, когда лицо в ходе рассмотрения дела получит судебный иммунитет. Это объясняется тем, что рассмотрение дела в отношении лица, пользующегося иммунитетом от гражданской юрисдикции, относится к исключительной компетенции национальных судов данного лица.

Отмечая, что национальный суд, не компетентный рассматривать спор в силу правил международной подсудности, не может связывать своим решением суд иностранного государства, диссертант подчёркивает, что вывод российских судов о невозможности передачи дела на основании ходатайства одной из сторон на рассмотрение суда другого государства в большинстве своём обусловлен замкнутостью правовых систем государств, их настороженным отношением к иностранным судебным актам. Однако более тесное сотрудничество государств, их стремление обеспечить координацию судебных систем в ряде случаев позволяет в интересах стороны осуществить в рамках соглашения государств передачу компетентным судом дела суду другого государства-участника такого соглашения19.

Обобщая практику судов по проверке ими международной подсудности, автор выявляет трудности, с которыми сталкиваются суды при рассмотрении конкретных дел, предлагая свои решения.

Глава вторая «Международный договор с участием Российской Федерации как источник правового регулирования компетенции российских судов по гражданским делам с участием иностранцев» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе «Унификация правил международной подсудности в многосторонних договорах универсального и регионального характера» показано значение и широкое использование международного договора, являющегося наиболее распространённой правовой формой, опосредующей отношения между государствами, для унификации правил гражданского процесса. Особым направлением сотрудничества государств в процессуальных вопросах, как отмечается в работе, стало разграничение международной подсудности, поскольку минимизация возможности существования конкурирующих судебных процессов и создание уверенности в том, что противоречивые судебные решения не будут вынесены в двух государствах, отвечают интересам правосудия. При этом наиболее эффективным инструментом международно-правовой унификации правил международной подсудности является универсальная унификация.

Среди таких универсальных договоров в работе под углом зрения международной подсудности рассматриваются: Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 г. (ст. 31), Конвенция Организации Объединенных Наций о международных смешанных перевозках грузов 1980 г. (ст. 26), Конвенция о договоре международной перевозки пассажиров и багажа по внутренним водным путям 1976 г. (ст. 15), Конвенция о перевозке морем пассажиров и багажа 1974 г. (ст. 17), Международная конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1992 г.20 (ст. IX), Международная конвенция об ответственности и компенсации за ущерб в связи с перевозкой морем опасных и вредных веществ 1996 г.21 (ст. 38), Международная конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения бункерным топливом 2001 г.22, Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 г. 23 (ст. XI). Особое внимание в работе уделено анализу правил международной подсудности, содержащихся в ст. 28 Конвенции об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, 1929 г.24 и Конвенции для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок 1999 г.25 (п. 1 ст. 33).

Анализируя некоторые международные договоры, автор утверждает, что процесс унификации права обладает своей внутренней логикой, в соответствии с которой установление единообразного регулирования в сфере материального права влечёт за собой необходимость соответствующей унификации в области процессуального права и наоборот. В некоторых случаях вопросы права и процесса соприкасаются столь тесно, что невозможно представить себе их обособленное регулирование в международном договоре.

Диссертант также приходит к выводу, что тенденцией в процессе унификации правил международной подсудности посредством заключения международных договоров является включение в такие договоры всё большего количества диспозитивных норм, в основе которых лежит принцип свободы договора и автономии воли участников правоотношений (договорная подсудность). Эффективность и гибкость такого подхода подтверждена в рамках унификации норм о международном коммерческом арбитраже. В связи с этим подробно рассматриваются правила Гаагской конвенции о соглашении сторон об исключительном выборе суда 2005 г.26, которая предусматривает в качестве основного критерия для установления международной подсудности заключение соответствующего соглашения сторонами гражданско-правовой сделки (спора). Выбор сторонами суда, который будет рассматривать дело, с одной стороны, обеспечивает интересы сторон, которые определяют приемлемые для них условия рассмотрения спора, а с другой – свидетельствует об уровне доверия к тому или иному суду. Конвенция обеспечивает пророгационное (дерагационное) действие соглашения о подсудности, исполнимость судебных решений и устанавливает единый вариант права, применимого для проверки действительности соглашения. Многие нормы Конвенции, как о международной подсудности, так и об исполнении судебных решений, предусматривают возможность оговорок, что в конкретной ситуации, на взгляд диссертанта, позволило бы приспособить данный инструмент к специфическим интересам России, которая могла бы участвовать в Конвенции вместе с ведущими странами Западной Европы и государствами системы общего права.

Среди договоров, затрагивающих вопросы международной подсудности, которые заключены странами-членами СНГ, автором затронуты, прежде всего, два документа. Во-первых, Киевское
соглашение 1992 г., которое было призвано снять проблему отсутствия договоренности между государствами о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности.
Во-вторых – Минская конвенция 1993 г., в которой сформулировано общее правило о рассмотрении исков к физическим лицам по месту жительства ответчика, независимо от гражданства, а к юридическим лицам – по месту нахождения органа управления, представительства либо филиала юридического лица (п. 1 ст. 20). Участие России в данных международных договорах, как отмечается в работе, способствует сближению правовых систем государств участников СНГ и созданию основ для формирования единого правового пространства, в том числе в области разграничения международной подсудности.

В сопоставлении с договорно-правовой унификацией правил международной подсудности автор затрагивает и другие формы сближения этих правил.27

В работе обращается внимание на то, что в настоящее время успешное правовое регулирование внутригосударственных отношений становится всё в большей мере зависимым от согласованности норм национального права с международным правом. Неизбежно возникает вопрос о соотношении подлежащих применению норм российского законодательства и международного договора РФ. Автор всесторонне рассматривает этот вопрос применительно к международной подсудности, широко привлекая судебную практику.

Во втором параграфе «Вопросы международной подсудности в двусторонних договорах России о правовой помощи» утверждается, что рост роли многосторонних договоров не ведёт к умалению значения двусторонних соглашений как в отношении регулирования конкретных отношений, так и в отношении создания единообразных норм права. За последнее время значительно возросло число двусторонних договоров России по вопросам правовой помощи, в которых содержатся нормы, регулирующие компетенцию судебных органов договаривающихся государств. Заключение таких соглашений, охватывающих своим регулированием обширный круг жизненно важных правоотношений, служит, по мнению автора, ещё одним убедительным доказательством того, что международные договоры представляют собой важное средство унификации норм гражданского (арбитражного) процесса.

Особенностью договоров о правовой помощи является то, что решение в них вопросов международной подсудности тесно связывается с разрешением вопросов выбора подлежащего применению материального права: в одних случаях договоры прямо устанавливают компетентность суда того государства, право которого подлежит применению в соответствии с коллизионными нормами28, в других случаях, наоборот, устанавливается компетенция и далее определяется, что компетентный суд применяет право своего государства29.

Несмотря на то, что по своему содержанию договоры о правовой помощи, заключенные Россией с другими государствами, близки друг к другу, говорить о полном совпадении круга регулируемых вопросов нельзя:
в одних договорах наряду с общим правилом о компетенции сформулированы специальные правила подсудности в отношении отдельных категорий дел30, в других компетенция судебных органов разграничивается лишь по некоторым видам дел, общей нормы о разграничении международной подсудности не предусмотрено. Ряд договоров вообще не содержат норм о разграничении международной подсудности31.

В процессе совершенствования договоров многие пробелы восполняются, новые договоры по сравнению с ранее заключенными содержат дополнительные нормы. Например, это касается международной подсудности споров, вытекающих из трудовых правоотношений32.
По мнению автора, при дальнейшем совершенствовании договоров о правовой помощи желательно расширение круга дел, по которым разграничивается международная подсудность (по делам о правах на объекты интеллектуальной собственности, по делам о правах потребителя и др.). Поскольку некоторые договоры не содержат правил о разграничении международной подсудности, следует ставить вопрос об их дополнении соответствующими правилами.

В работе рассматривается вопрос о распространении договорных норм, касающихся правоотношений между родителями и детьми, на дела о взыскании алиментов в пользу нуждающихся родителей с их совершеннолетних детей. Автор считает целесообразным при дальнейшей работе по обновлению действующих договоров России о правовой помощи, вносить в договоры соответствующее дополнение, предоставив родителям, претендующим на получение алиментов, возможность выбрать суд, который будет рассматривать их спор. Таковым может быть суд, где совместно имели место жительства истец и ответчик, либо суд государства, гражданином которого является истец33.

Серьёзного внимания, на взгляд диссертанта, заслуживает проблема расширения сети двусторонних договоров России, содержащих нормы о разграничении подсудности, поскольку отсутствие таких договоров, например с Израилем, США, странами Латинской Америки, может повлечь ограничение права на судебную защиту. Правовое сотрудничество с такими странами, как, например, Англия, Германия, Франция, было бы естественно продолжить путём заключения отдельного соглашения с Европейским союзом, в состав которого входят упомянутые государства, взяв за основу некоторые двусторонние договоры РФ о правовой помощи, заключенные, например, с Италией, Испанией, Польшей.

Наряду с расширением объёма регулирования в договорах вопросов международной подсудности в диссертации выявляется тенденция к усложнению этого регулирования по мере активизации международных связей. Усложняется и взаимодействие договоров о правовой помощи с другими международными договорами разного уровня, с разным составом участников, разного времени заключения, регламентирующими судебную компетенцию. Определение соотношения действия норм отдельных международных договоров должно решаться на основании общепризнанных принципов и норм международного права.

Глава третья «Отдельные виды подсудности в международных договорах с участием России» разделена на три параграфа.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.