авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Вступление в силу международных договоров российской федерации

-- [ Страница 3 ] --

В третьем параграфе «Вступление международных договоров в силу в результате ратификации, принятия или утверждения» диссертантом выделены следующие виды международных договоров, предусматривающих их ратификацию:

  1. договоры, которые вступают в силу с момента обмена ратификационными грамотами или сдачи их на хранение депозитарию (депозитариям);
  2. договоры, которые вступают в день, наступающий по истечении конкретного срока после обмена ратификационными грамотами или сдачи их на хранению депозитарию (депозитариям);
  3. в самом тексте договора прямо указывается, где состоится обмен грамотами;
  4. договоры, которые вступают в силу при определенном количестве ратификационных грамот;
  5. договоры, которые вступают в силу при наличии определенного процента ратификаций;
  6. договоры, которые вступают в силу при условии ратификации определенными государствами;
  7. договоры, которые вступают в силу при условии ратификации всеми государствами.

В этой связи определенный интерес вызывает вопрос использования ратификации, а именно количественного показателя, как способа вступления в силу международного договора в отношении многосторонних международных договоров. С одной стороны, слишком малое количество ратификаций, необходимое для вступления многостороннего международного договора в силу, может привести к значительному сужению сферы применения договора, что в свою очередь может отрицательно сказаться на решении международно-правовых задач, которые ставили перед собой стороны при его заключении. С другой стороны, слишком большое количество ратификаций, на практике, приводит к тому, что многосторонние международные договоры долгое время оказываются в «спящем» режиме, что также не идет на пользу международному сотрудничеству государств.

Не всегда можно определить, подлежит ли конкретный международный договор одобрению парламентом. В Российской Федерации широко распространена практика, когда вступление договора в силу обусловлено необходимостью выполнения сторонами внутригосударственных процедур.

Такой вопрос возникает, когда в договоре используется выражение «о выполнении внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу». Подобная формулировка применяется, если внутригосударственные процедуры выражения согласия на обязательность для государств не совпадают.

В отношении конкретного договора мнения органов законодательной и исполнительной власти Российской Федерации могут не совпадать, так как непонятно, какая процедура необходима: ратификация или, например, соответствующее решение Правительства РФ. Для того, чтобы определить, какую внутригосударственную процедуру должен пройти договор, необходимо в соответствии с внутренним законодательством определить, подлежит ли международный договор ратификации (ст. 15 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации»). Если договор не подлежит ратификации, то депозитарию направляется уведомление о выполнении внутригосударственных процедур, основанное на решении Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации о подписании договора (нота МИД России, посольства Российской Федерации в иностранном государстве, представительства Российской Федерации при международной организации и т.п.).

Вместе с тем, в международных договорах, где одной из сторон выступает Российская Федерация, встречается следующая формулировка: соглашение вступает в силу с даты его подписания, а для сторон, законодательство которых требует выполнения внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу, - с даты сдачи на хранение депозитарию.

Указанное положение представляется недостаточно ясным. В любом случае государство должно ясно выразить свое намерение придать подписанию значение окончательного согласия на обязательность для него соглашения либо уведомить депозитария о выполнении необходимых внутригосударственных процедур.

Более обоснованным юридически точнее представляется использовать в положениях о вступлении в силу в результате выполнения внутригосударственных процедур следующие формулы: Например, «Настоящий Договор вступает в силу … с даты получения по дипломатическим каналам последнего письменного уведомления о выполнении Сторонами внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу»5. В данном случае не возникает неопределенности в моменте вступления в силу и возникновения правовых обязательств по Договору. Такая формула наиболее часто встречается в соглашениях, заключенных в рамках Таможенного союза.

Также юридически верной относительно вступления в силу в результате выполнения внутригосударственных процедур является формула: «Настоящее Соглашение вступает в силу с даты получения депозитарием четвертого письменного уведомления о выполнении подписавшими его Сторонами внутригосударственных процедур, необходимых для вступления его в силу»6. Количество необходимых уведомлений о выполнении внутригосударственных процедур, необходимых для вступления в силу международного договора, на практике бывает различным. Таким образом, для вступления в силу Соглашения о едином порядке экспортного контроля государств - членов Евразийского экономического сообщества 2003 г. понадобилось 5 уведомлений о выполнении внутригосударственных процедур7. Так, для заключительных положений соглашений, заключенных в рамках СНГ, характерно требование трех уведомлений.

Кроме ратификации п. 2 ст. 14 Венской конвенции о праве международных договоров предусматривает также такие способы вступления в силу, как принятие или утверждение.

Принятие или утверждение договора после его подписания имеет те же правовые последствия, что и ратификация, если в самом договоре не предусмотрено иное (п.2 ст. 14 Венской конвенции 1969 г.). Таким образом, государствам предоставляется право выбора между ратификацией, принятием и утверждением в целях получения согласия как можно большего числа государств на обязательность для него договора. Это позволяет в переговорном процессе участвовать тем государствам, которым в соответствии с их конституционными положениями требуется ратификация, и тем, которым достаточно принятия и утверждения. Порядок принятия решений об утверждении, принятии международных договоров в форме федерального закона аналогичен порядку, установленному для ратификации ст.17 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации».

В четвертом параграфе «Вступление международных договоров в силу в результате присоединения» автор рассматривает такое вступление в силу международного договора, как с момента присоединения. Вступление в силу в результате присоединения является специальным видом вступления в силу ввиду того, что с помощью него договор вступает в силу для субъекта международного права, который его не подписал и, как правило, вообще не принимал участия в его подготовке.

Особенностью присоединения, которая отличает его от других способов вступления в силу, является, то, что в основном данная процедура используется в отношении многосторонних договоров. Двусторонний договор становится многосторонним в результате присоединения какого-либо нового участника.

Договоры, допускающие присоединение, бывают двух видов: закрытые и открытые. Закрытые договоры можно охарактеризовать как договоры, где первоначально договаривающиеся стороны не предусмотрели способов для того, чтобы государство, которое не является участником этого договора, стало его участником, тем самым, намереваясь предотвратить от участия в договоре новых сторон. Помимо договоров, заключенных между небольшим числом государств, такие договоры встречаются редко. Тем не менее, существование закрытых договоров соответствует статье 15 Венской конвенции о праве международных договоров, так как все три способа присоединения, перечисленные в статье 15, базируются исключительно на воле договаривающихся государств. Соответственно, к категории открытых международных договоров относятся те международные договоры, к которым может присоединиться любое государство.

Также ряд зарубежных авторов выделяют применительно к процедуре присоединения и такую категорию международных договоров как «полузакрытые международные договоры» в случае, когда выдвигаются определённые требования или условия к присоединяющемуся государству.

Равным образом присоединение представляет собой акт, который вновь возникшее государство может совершить в том случае, если не желает считать себя связанным положениями какого-либо договора в силу правопреемства. Наконец, типичный пункт, касающийся присоединения, резервирует право присоединения за специально приглашенными государствами. Такие приглашения могут быть адресованы конкретным государствам. Этот метод является распространенным, например, для военных союзов.

Присоединяясь к открытому международному договору, государства могут также делать заявления о непризнании ими того или иного из участвующих в этом договоре государств. В некоторых случаях такие заявления можно расценивать как оговорку. Такие заявления не могут повлиять на участие в нем непризнанного государства и единственным правовым последствием в этом случае будет невозникновение правовых связей по данному договору между присоединившимся государством и теми участниками договора, которые возражают против присоединения непризнанного ими государства.

Несмотря на особенности присоединения как вида вступления в силу международного договора, такое вступление в силу безусловно равноценно другим вариантам положений, регулирующим порядок или дату вступления международных договоров в силу.

Глава III посвящена вступлению в силу международных договоров Российской Федерации в зависимости от количества их участников, а также в случае временного их применения и придания им обратной силы.

В первом параграфе «Особенности вступления в силу двусторонних и многосторонних международных договоров Российской Федерации» автор рассматривает вступление в силу в зависимости от количества участников международного договора.

Участвуя в процессе создания норм по вопросам, в отношении которых существует общий интерес в их международно-правовом регулировании, государство неизбежно сталкивается с необходимостью его учитывать. В этих рамках также возможны различные варианты избираемой государством позиции по конкретным вопросам. При этом характер и содержание международно-правовой позиции государства зависит от того, насколько интересы и цели данного государства соответствуют объективным закономерностям развития международных отношений, потребностям международного сообщества государств в решении проблем, представляющим общий интерес.

В принципе решающим фактором возникновения договора является воля сторон. Она определяет ход переговоров, от нее зависит выработанный в результате этих переговоров документ, который должен выражать согласованные позиции субъектов международного права.

Особое значение приобрели общие многосторонние договоры, призванные регулировать отношения, которые представляют интерес для международного сообщества государств в целом. Подлинная эффективность таких договоров обусловлена закреплением права участия в них всех государств без какой бы то ни было дискриминации и обеспечением реальной универсальности таких договоров. Заключение такого договора возможно лишь при наличии у государств общего интереса, общей заинтересованности прийти к соглашению по вопросам, которым договор посвящен. Однако необходимо учитывать, что общий интерес государств выступает в единстве с индивидуальными интересами государств, вырабатывающих международно-правовые нормы. Формирование международно-правовой позиции государства, то есть содержание его воли – это сложный процесс, который образуется под влиянием совокупности многих факторов объективной действительности (например, экономических).

Вопрос о вступлении в силу многосторонних договоров имеет ряд специфических моментов, к числу которых относится: необходимое количество выражений согласия на обязательность для вступления в силу многостороннего договора; срок, определяемый после депонирования последней ратификационной грамоты; обязательность ратификации договора определенными государствами в соответствии с фиксируемыми критериями.

Российская Федерация, заключая многосторонний международный договор, ставит перед собой следующие основные цели: 1) урегулировать определенную сферу международных отношений; 2) урегулировать ее своевременно, т.е. как можно скорее; 3) урегулировать определенную сферу международных отношений с максимально возможным числом участников. Соответственно, в стремлении достигнуть указанные цели, в их сочетании и выявляется оптимальный вариант вступления многостороннего договора в силу.

Во втором параграфе «Значение временного применения международных договоров» отмечается, что сложившаяся международная договорная практика в рассматриваемой сфере не является единообразной. В международных договорах наряду с датой вступления в силу может устанавливаться и дата временного применения. Институт временного применения международных договоров получил достаточно широкое распространение в российской договорной практике. Временное применение способствует, когда это необходимо, более гибкому решению вопросов, требующих неотложного урегулирования, и тем самым является одним из возможных средств противодействия задержки вступления в силу многосторонних международных договоров. Однако анализ временно применяемых международных договоров в Российской Федерации позволяет сделать вывод, что временное применение используется чересчур часто, что дает «широкое поле» для нарушения шестимесячного срока внесения временно применяемого международного договора в Государственную Думу.

По мнению диссертанта, необходимо законодательно ограничить временное применение международных договоров не только сроком в 6 месяцев, но и по кругу вопросов, в отношении которых временное применение не должно применяться. К таким договорам, прежде всего, должны относиться договоры, регулирующие права человека и правовой статус граждан; договоры, регулирующие пограничные вопросы; договоры, в сфере международной безопасности и т.д.

Временное применение международного договора не может и не должно заменить вступление его в силу. Это, скорее, исключение из общего правила, каковым является вступление международного договора в силу. Однако исключение необходимое, что убедительно доказывает обширная договорная практика Российской Федерации.

В третьем параграфе «Об обратной силе международных договоров» диссертантом анализируются пределы действия международных договоров между государствами, которые имеют различные ограничения. Такие ограничения зависят от его сторон (применение ratione personae), его содержания (применение ratione materiae), его территориального применения (применение ratione loci) и времени его применения (применение ratione temporis). Таким образом, действие каждого договора ограничивается по кругу лиц, по предмету и по содержанию, по территории и по времени. В то время как многие статьи Венской конвенции 1969 года регламентируют действие международного договора по кругу лиц (статьи 6-18, 34-38, 41) и по предмету (статьи 19-23, 31-33, 39 и 40), территориальные и временные рамки действия договора регулируются только одним положением Конвенции. Статья 29 относится к территории, ст. 28 относится ко времени действия договора.

Статья 28 является частью так называемого интертемпорального права, то есть определяет правила, направленные на решения временных коллизий законов. Если новый закон вступает в силу, коллизионные нормы призваны определить, является ли новый или старый закон применимым к определенным правоотношениям. Такие коллизионные нормы могут иметь односторонний либо двусторонний характер.

Обратная сила того или иного международного договора никак не отражается и никак не может отразиться на определении момента его вступления в силу. Для того чтобы соответствующая норма могла иметь обратное действие, она должна в установленном порядке вступить в силу, так как без этого невозможно ее применение ни к будущим, ни к настоящим, ни к прошлым отношениям. Обратное действие правовой нормы, как и любое другое ее действие, начинается в определенный момент – в момент вступления в силу.

Вместе с тем, принцип неретроактивности не является абсолютным и из него могут быть исключения, которые, однако, допустимы только по решению самих субъектов международного права. Такого рода исключения могут быть обоснованы как гуманными соображениями (международные договоры в сфере правовой помощи), так и самим характером международного договора (соглашения толковательного характера, которые призваны обеспечить толкование ранее заключенного договора). Ретроактивное действие также может быть вызвано дополнительной или пояснительной сущностью самого договора, например, когда государства стремятся избежать перерыва в применении правил двух последовательно заключенных договоров и т. д. Таким образом, причины отдельных случаев ретроактивности международных договоров можно объяснять в каждом конкретном случае в зависимости от воли и позиции договаривающихся сторон.

В заключении кратко подведены итоги диссертационного исследования и сформулированы основные выводы.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие научные работы:

Статьи, опубликованные в ведущих

рецензируемых научных журналах и изданиях,

указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии

  1. Бальхаева С.Б. О видах вступления в силу международных договоров Российской Федерации // Журнал российского права. 2011. №8. С. 56-64. (0,6 п.л.).
  2. Бальхаева С.Б. История развития законодательства о вступлении в силу международных договоров в советский и современный периоды России// Вестник Бурятского государственного университета. Ежегодник. 2012. №2. С.149-152. (0,4 п.л.).
  3. Бальхаева С.Б. Вступление в силу как завершение процесса заключения международных договоров// Вестник Российского государственного гуманитарного университета. Ежегодник 2012. №3. С.193-201.
    (0,6 п.л.).
  4. Бальхаева С.Б. Особенности вступления в силу многосторонних международных договоров Российской Федерации// Журнал российского права. 2012. №10. С. 82-89. (0,6 п.л.).

Иные публикации:

  1. Бальхаева С.Б. Вступление в силу антикоррупционных конвенций как условие их имплементации// Правовые механизмы имплементации антикоррупционных конвенций. Монография. Отв. ред. О.И. Тиунов. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.2012.
    С. 104-117. (0,6 п.л.).

1 Лукашук И.И. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в условиях глобализации // Журнал российского права. 2002, № 3. С. 115.

2 См.: Doc. A/AC/25L. 38/Add.7. 21 апр. 1966. С.4.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.