авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Институт строгого и сурового тюремного заключения (peine forte et dure) в средневековом английском праве

-- [ Страница 3 ] --

2) желание сохранить хотя бы недвижимое имущество для наследников и избежать порока титула: имущество лица, осужденного за измену или фелонию, подлежало конфискации. При этом в случае измены в собственность короны переходило как движимое, так и недвижимое имущество, в случае фелонии движимое имущество преступника переходило королю, а недвижимое, разумеется, с учетом правила «одного года и дня короля» - в качестве выморочного в итоге поступало лорду, от которого преступник держал землю; наследники осужденного должны быть навсегда лишены наследства17. В случае смерти лица при применении к нему строгого и сурового тюремного заключения, такое лицо с юридической точки зрения осужденным не считалось, поскольку судом не был вынесен приговор по делу, а, следовательно, невозможно было что-либо сделать с имуществом покойного. В принципе правовой статус такого лица не был определен вообще. Однако с учетом презумпции виновности, характерной для стран Западной Европы эпохи Средневековья в целом, а также неослабного желания короны увеличить свое благосостояние, даже за счет имущества, конфискованного у преступников, можно предположить, что логика в данном случае была примерно следующей: если лицо, не будучи осужденным, преставилось во время строгого и сурового тюремного заключения, то ничего нельзя взять из имущества покойного; но из данного имущества все-таки можно взять, хотя бы и часть, т.к. преставился не честный гражданин и праведный мученик, а несознавшийся и нераскаявшийся закоренелый преступник (notorious felon), поскольку только эта категория лиц, согласно закону, могла быть подвергнута строгому и суровому тюремному заключению. Земли, принадлежавшие указанному лицу, переходили его наследникам, правовой титул которых сохранялся без ущемления;

3) нежелание судиться судом с участием рекогниторов (жюри), проистекавшее, прежде всего, из способа формирования такого суда. Формирование жюри в XI – XIV вв. происходило следующим образом: бейлиф / шериф назначал двух достойных доверия людей из жителей сотни, которые затем избирали двенадцать человек опять же из жителей сотни для сообщения суду о правонарушениях и подозреваемых в них лицах. При этом как бейлиф / шериф, так и назначенные им лица произносили присягу, которая гласила, что их выбор не падет на лиц, заподозренных или обвиненных в изменах и уголовных преступлениях, в нарушении мира ссорами и драками, равно их помощников и укрывателей, но только на людей хороших, честных и не находящихся в подозрении18. Показательным здесь является явно выраженная возможность «навешивания ярлыков» подозреваемого или хорошего и честного человека, осуществлявшаяся лицами, формировавшими жюри, по своему желанию и усмотрению. Если же принять во внимание тот факт, что жюри должно было сообщить суду обо всех правонарушениях, совершенных со времени последнего судебного разъезда, с указанием подозреваемых в их совершении субъектов, то здесь открывалось широкое поле деятельности в смысле включения в список подозреваемых просто неугодных кому-либо лиц. Таким образом, местная администрация имела вполне реальную возможность подобрать жюри целиком из «нужных» людей и тем самым воздействовать на судопроизводство.

По мнению диссертанта, еще одной причиной нежелания судиться судом с участием рекогниторов было тяжелое процессуальное положение подозреваемого, который до XV в. включительно не был вправе ни выдвигать своих свидетелей, ни пользоваться услугами защитника.

Третья глава диссертации – «Институт строгого и сурового тюремного заключения в системе правовых норм средневековой Англии» - состоит из трех параграфов.

В первом параграфе, «Типологизация уголовного процесса средневековой Англии в связи с проблемой определения его юридических признаков», исследуется розыскной тип уголовного производства и выделяются его основные признаки. Традиционно розыскной процесс характеризуется следующими признаками: 1) активная роль суда и совмещение в лице судьи трех процессуальных функций; 2) подозреваемый (обвиняемый) – объект (предмет) исследования со стороны суда, отношения между судом и остальными участниками процесса регулируются методом власти – подчинения; 3) отсутствие сторон; 4) отсутствие спора о предмете дела; 5) тайность, письменность производства; 6) система формальной оценки доказательств, главным из которых является признание; 7) презумпция виновности подозреваемого.

По мнению диссертанта, некоторые из указанных признаков нуждаются в уточнении для адекватного отражения сущности розыскного процесса и его отграничения от других типов уголовного производства. В частности, в работе указывается, что совмещение в лице суда трех процессуальных функций (функция обвинения, защиты и решения дела) не всегда имело место.

Дискуссионный вопрос о правовом статусе подозреваемого в работе разрешается с точки зрения теории правоотношения. Традиционно считается, что подозреваемый в розыскном процессе являлся объектом исследования. По мнению диссертанта, термин объект (предмет) является не вполне корректным и неверно отражает процессуальные возможности подозреваемого. С точки зрения теории правоотношения, а в науке еще с начала XX века утвердилось положение о том, что уголовный процесс следует рассматривать как правоотношение19, человек может быть только его субъектом, но не объектом20. Поскольку правоотношение возникает только между субъектами, то подозреваемый (обвиняемый) должен рассматриваться именно как субъект уголовно-процессуального отношения даже в розыскном процессе. Следовательно, только признавая за подозреваемым «субъектность» можно говорить о методе регулирования отношений между участниками уголовного процесса, а также о правовых статусах этих участников. К тому же на объект невозможно возложить какие-либо обязанности, не говоря уж о наделении его правами. Что касается бесправного, но обязанного субъекта, то в теории правоотношения разработано понятие «пассивный субъект»21, которое и сегодня не утратило своей актуальности.

В ходе анализа других дискуссионных вопросов, касающихся выделения признаков розыскного процесса, автор приходит к выводу, что к признаки розыскного процесса следует сформулировать следующим образом: 1) активность суда и совмещение в его лице, как минимум, двух функций (обвинение и функция решения дела); 2) отсутствие равенства правовых статусов органа, ведущего расследование, и подследственного; 3) обвиняемый – пассивный субъект / субъект со значительно усеченными правами уголовно - процессуального отношения, которое возникает между ним и органом, ведущим расследование (судом). Деятельность обвинителя носит в данном случае характер юридического факта, необходимого для возникновения соответствующего правоотношения; 4) «бумажность» производства.

Во втором параграфе, «Характеристика типа уголовного процесса в средневековой Англии», исследуется английское уголовное производство времени возникновения института строгого и сурового тюремного заключения (XIII в.), осуществляется его юридическая квалификация на основании классических моделей уголовного процесса. Диссертант приходит к выводу о том, что уголовный процесс Англии эпохи Средневековья эволюционировал в общем русле западноевропейских тенденций указанного периода, т.е. от обвинительного к розыскному. При этом, по мнению автора, необходимо различать, по крайней мере, ранний розыск (процесс с участием рекогниторов) и поздний розыск (например, Суд Звездной Палаты), которые отличались друг от друга разной степенью репрессивности, а следовательно – разным «набором» признаков.

Для раннего английского розыска характерны публичность, беспыточная форма, совмещение в лице судьи трех функций – расследования, решения дела, защиты обвиняемого, фрагментарность введения этого типа процесса, применении его только в королевских судах.

Поздний розыск, применявшийся в органах чрезвычайной юстиции (Тайная Комиссия, Звездная Палата) в эпоху Абсолютизма, представлял собой наиболее одиозную форму розыска и характеризовался следующими признаками: 1) формальная система доказательств разработана до такой степени, что судья превращается в простой «счетчик», который лишен какого-либо усмотрения при вынесении решения; 2) широкое применение пытки; 3) сокрытие от подозреваемого не только пунктов обвинения, но и имен свидетелей, а также доносчиков (если имел место донос); 4) широкие возможности всегда возобновить следствие в отношении лица, в том числе – посредством вынесения судом приговора об оставлении под подозрением; 5) распространение ревизионного порядка пересмотра дел и сужение возможностей обвиняемого для подачи жалобы в вышестоящую инстанцию.

В третьем параграфе, «Наказание, пытка, институт строгого и сурового тюремного заключения: проблемы разграничения понятий» проводится разграничение вышеназванных юридических феноменов по десяти критериям, а именно: юридический факт, необходимый для применения соответствующего института; субъект исполнения; адресат; основание применения института; стадия процесса, в которой осуществляется применение института; количественный критерий применения института; цель применения института; принадлежность института к материальному или процессуальному праву; тип процесса, для которого характерно применение института; значение института в рамках процесса.

Результатом разграничения является определение строгого и сурового тюремного заключения как процессуального института, а именно - меры обеспечения производства, основным назначением которой было движение процесса вперед в случае отказа подозреваемых отвечать в суде. При этом, по мнению автора, институт строгого и сурового тюремного заключения содержал в себе в имплицитном виде и идею наказания, т.е. его можно охарактеризовать одновременно и как процессуальную санкцию, поскольку отказ подозреваемых отвечать в суде расценивался как неуважение к суду. Таким образом, юридическая природа института строго и сурового тюремного заключения является сложной, сочетающей в себе функции как процессуально – обеспечительной меры, так и в скрытом виде - процессуальной санкции, первая из которых является превалирующей.

В заключении изложены основные выводы, сделанные в ходе диссертационного исследования.

III. ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

  1. Сидоренко М. К., Честнов И. Л. Источник права как механизм правообразования (на примере института peine forte et dure в средневековой Англии) // Вестник Московского городского педагогического университета. - Серия Юридические науки. - 2011. - № 1 (7). - С. 36 43. 0,4 п.л.
  2. Сидоренко М. К., Честнов И. Л. Источник права как механизм правообразования (на примере института peine forte et dure в средневековой Англии) // Вестник Московского городского педагогического университета. - Серия Юридические науки. - 2011. - № 2 (8). - С. 42 50. 0,5 п.л.
  3. Ивина М. К. Эволюция типа уголовного процесса в средневековой Англии // Юридическая мысль. - 2011. - № 2 (64). - С. 117 121. 0,2 п.л.
  4. Ивина М.К. Институт peine forte et dure: проблемы законодательства и правоприменительной практики в Средние века и Новое время // Ленинградский юридический журнал. - 2011. - № 4 (26). - С. 102 112. 0,7 п.л.
  5. Сидоренко М. К. Влияние религиозных догматов на развитие судебных доказательств в средневековой Европе // Современные проблемы юридической науки в свете творческого наследия И. Л. Спиридонова. X Спиридоновские чтения / Под ред. И. Л. Честнова. - СПб., ИВЭСЭП, «Знание», 2010. С. - 189 – 193. – 0,2 п.л.
  6. Ивина М. К. Герменевтика как метод историко-правовой науки // Общегосударственная и региональная тематика в современных историко-правовых исследованиях: Сборник научных статей / Сост. А. А. Дорская. - СПб., 2012. - С. 14 – 28. – 1 п.л.
  7. Ивина М. К. Метод микроистории в истории права // Общегосударственная и региональная тематика в современных историко-правовых исследованиях: Сборник научных статей / Сост. А. А. Дорская. - СПб., 2012. - С. 57 – 78. – 1,3 п.л.

1 Farrington K. History of Punishment and Torture. London: Bounty Books, 2008.

2 Evans G.R. Law and Theology in the Middle Ages. Oxon: Routledge, 2002; Witte J., Alexander F. S. Christianity and Law: An Introduction. New York: Cambridge University Press, 2008.

3 Esmein A., Trenholme N., Riddell W., A History of Continental Criminal Procedure: with Special Reference to France. New Jersey: The Lawbook Exchange, 2000.

4 King M. The Framework of Criminal Justice. London: Routledge, 1981; Packer H.L. The Limits of the Criminal Sanction. California: Stanford University Press, 1968.

5 Summerson H. R. T. The Early Development of the Peine Forte et Dure // Law, Litigants and the Legal Profession (Royal Historical Society Studies in History Series, 36). London, 1983. P. 116 – 125.

6 Mckenzie A. "This Death Some Strong and Stout Hearted Man Doth Choose": The Practice of Peine Forte et Dure in Seventeenth- and Eighteenth-Century England // Law and History Review, 2005. Vol. 23. № 2. URL: http://www.historycooperative.org/journals/lhr/23.2/mckenzie.html

7 Серегина А.Ю. Сбой системы: применение формулы peine forte et dure в английском судопроизводстве XVI века // Право в средневековом мире. 2008. Сб. статей / Под ред. И.И. Варьяш, Г.А. Поповой. М., 2008. С. 224-249.

8 Об антропологическом подходе к праву и правовой реальности см.: Честнов И. Л. История политических и правовых учений: теоретико-методологическое введение. СПб., 2009. С. 82 - 84; Он же: Правопонимание в эпоху постмодерна. СПб., 2002. С. 150 – 158.

9 Интересно отметить, что проблема адекватного перевода термина peine forte et dure на русский язык существует не только в научной, но и в художественной литературе. Так, в романе В. Гюго «Человек, который смеется» указанный термин имеет три разных перевода (см. Гюго В. Человек, который смеется / Пер. с фр. Б. Лившица. М., 2010. С. 463, 477, 487). По нашему мнению, эта ситуацию вызвана, во-первых, сложностью определения юридической природы вышеназванного института, а во-вторых, отсутствием в современном уголовном процессе каких-либо аналогов, хотя бы отдаленно его напоминающих.

10 Вестминстерские статуты. Пер. с лат. и старо-фр. Гутновой Е. В. М., 1948. С. 15.

11 Попова З. В. Санкции в правоохранительном процессе: понятие, виды, основания применения. Автореф. дисс. … к.ю.н. М., 2008. С. 12.

12 Чельцов - Бебутов М. А. Курс уголовно-процессуального права. СПб., 1995. С. 312.

13 Le Grand Coustumier du pays et duche de Normendie // Nouveau coutumier general, ou corps des coutumes generals et particulieres de France, et des provinces connues sous le nom des Gaules. T. 4. Paris, 1724. P. 29: «Следует знать, что никто не должен преследоваться за убийство до тех пор, пока не будут найдены достоверные признаки убийства. Если никто не преследует лицо или криком не извещает об убийстве, и какой-то человек порицается (молвой / находится в подозрении), он, по обычаю, должен быть арестован по распоряжению суда и помещен в тюрьму сроком на один год и один день на скудном (недостаточном) питании и питье, если он не предоставляет себя (свое дело) для расследования с помощью жюри».

14 Pleas of the Crown for the County of Gloucester before the Abbot of Reading and his Fellows Justices Itinerant in the Fifth Year of the Reign of King Henry the Third and the Year of Grace, 1221 / Ed. by F. W. Maitland. London, Macmillan and Co., 1884. P. 31 – 33, 43, 51, 55, 75 – 76, 79, 98, 103; Select Pleas of the Crown, 1200 – 1225 / Ed. F. W. Maitland. London, 1888. P. 99 – 101, 134.

15 Potter H. An Historical Introduction to English Law and its Institutions. London, 1943. Р. 214.

16 Pleas of the Crown for the County of Gloucester… Р. 79.

17 Britton: The French Text Carefully Revised with an English Translation, Introduction and Notes by Francis Morgan Nichols M.A. Clarendon Press, 1865. Vol. I. P. 36; Glanville R. A Treatise on the Laws and Customs of the Kingdom of England / Trans. by J. Beames. London, 1812. P. 349.

18 Ковалевский М. История полицейской администрации и полицейского суда в английских графствах с древнейших времен до смерти Эдуарда III. Прага, 1877. С. 178.

19 См. об этом: Люблинский П.И. Новая теория уголовного процесса. Петроград, 1916.

20 Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1914. С. 145; Марченко М.Н. Проблемы общей теории государства и права: в 2 т. Т. 2. Право. М., 2007. С. 607-618; Проблемы общей теории права и государства / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М., 2006. С. 372, 382-383; Сапельников А.Б., Честнов И.Л. Теория государства и права. СПб., 2006. С. 237-241; Тарановский Ф.В. Учебник энциклопедии права. Юрьев, 1917. С. 143; Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. 3-4. М., 1912. С. 574-575, 591.

21 Коркунов Н.М. Указ. соч. С. 143; Магазинер Я.М. Избранные труды по общей теории права. СПб., 2006. С. 222; Тарановский Ф.В. Указ. соч. С. 153.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.