авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Правовая природа согласия супруга на совершение другим супругом сделки по распоряжению общим имуществом

-- [ Страница 2 ] --

Первая глава «Понятие и классификация оснований возникновения гражданских и семейных прав и обязанностей» посвящена рассмотрению системы юридических фактов, которые могут находиться
в основе гражданских и семейных правоотношений, а также определению места в этой системе односторонних сделок, к числу которых относится согласие супруга на совершение другим супругом сделок по распоряжению их общим имуществом.

В параграфе 1.1 «Основания возникновения гражданских и семейных прав и обязанностей» дана общая характеристика системы юридических фактов, порождающих, изменяющих или прекращающих как гражданские, так и семейные правоотношения. Обосновано, что статус субъекта гражданских правоотношений корректируется, если он одновременно является субъектом правоотношений семейных. При этом плодотворное изучение вопроса о том, каким является должное
и сущее соотношение статуса лица как участника гражданских правоотношений и члена семьи, состоящего в брачных отношениях, невозможно без анализа юридических фактов, порождающих гражданские
и семейные права и обязанности и их соотношения.

Приводится множество разработанных в теории гражданского права и получивших отражение в законодательстве классификаций юридических фактов. Отмечая традиционность их подразделения
в юридической литературе и законодательстве на действия и бездействия, автор обращает внимание на то, что в ст. 8 ГК разграничение действий и бездействий как юридических фактов отражения не получило: бездействия в качестве юридических фактов в ней не упомянуты. Во избежание юридической неопределенности на практике перечень оснований возникновения гражданских прав и обязанностей, содержащихся в ст. 8 ГК, предлагается дополнить указанием на бездействия, предусмотренные законом. При этом в соответствии со смыслом п. 2 ст. 35 СК одним из случаев такого бездействия как юридического факта, порождающего право супруга совершать сделки по распоряжению общим имуществом, следует считать отсутствие действий второго супруга, выражающих несогласие с совершением соответствующей сделки (за исключением случаев обмана и других проявлений злоупотребления таким доверием со стороны супруга — участника сделки).

Наряду с действиями и событиями как единовременными (разовыми, краткосрочными) юридическими фактами существуют юридические факты-состояния. Согласие супруга на совершение вторым супругом сделки по распоряжению общим имуществом как юридический факт в соответствии со ст. 35 СК может иметь две формы: молчаливое правоотношение — состояние, подразумеваемое правовой презумпцией, либо выраженное вовне действие, а именно письменная (простая или нотариально удостоверенная) или устная односторонняя сделка.

В параграфе отмечается, что в основе гражданских и семейных правоотношений могут находиться одни и те же виды юридических фактов. При этом гражданско-правовые по своей природе действия или события могут выступать основаниями возникновения, изменения или прекращения семейных прав и обязанностей и, наоборот, семейные юридически значимые обстоятельства могут порождать, преобразовывать или ликвидировать гражданские права и обязанности. Ярким доказательством последнего является недопустимость совершения лицом, состоящим в браке, сделок по распоряжению имуществом, находящимся в общей совместной собственности супругов, без согласия другого супруга.

В параграфе 1.2 «Сделки в системе оснований возникновения, изменения и прекращения гражданских и семейных прав и обязанностей» дана характеристика особенностей юридической природы, признаков и системы сделок как специфического вида юридических фактов, лежащих в основе гражданских и семейных правоотношений, места в их системе согласия супруга. Автор критикует легальное определение сделки (ст. 153 ГК), обращая внимание на его неточность: сделки порождают не только гражданские, но и иные отраслевые права и обязанности, в частности семейные. С учетом данного обстоятельства определение сделки в ст. 153 ГК предложено скорректировать.

Анализируя соответствие закону как признак сделки, автор приходит к выводу о том, что нарушения закона при совершении сделки могут быть как деликтными, так и неделиктными. Для обозначения нарушения закона, совершенного под видом сделки (как деликтного, так и неделиктного), предлагается использовать понятие псевдосделки. При определенных условиях — признание их действительными судом, истечение срока давности — псевдосделки приобретают качества настоящих сделок. Но они могут оставаться и латентными, если они совершены с нарушением закона, исполняются в пределах срока давности и не обжалованы в суд.

В данном параграфе обосновано, что односторонняя сделка по выражению самого согласия супруга может быть признана в зависимости от оснований не только оспоримой, но и ничтожной. Что же касается сделки по распоряжению общим имуществом супругов, совершенной одним из них без согласия другого, то прямого указания в законодательстве о ее ничтожности или оспоримости не содержится. На основании толкования ст. 35 СК можно прийти к выводу, что она может быть только оспоримой. Автор не согласен с таким подходом законодательства. Исходя из общих начал семейного и гражданского права, сделки, совершаемые с нарушением п. 3 ст. 35 СК, следует считать ничтожными как ставящие второго супруга в крайне невыгодное положение. Указанием на ничтожность таких сделок следует, по мнению автора, дополнить п. 3 ст. 35 СК.

Российское семейное законодательство не употребляет термин «сделка», однако целый ряд соглашений и односторонних волеизъявлений, регулируемых нормами семейного права, являются, по мнению автора, именно сделками особого вида — семейно-правовыми сделками. К числу таких сделок относится и согласие супруга на совершение вторым супругом сделок по распоряжению общим имуществом. С целью наилучшего понимания юридической природы соглашений и односторонних волеизъявлений членов семьи, в том числе согласия супруга на совершение другим супругом сделки по распоряжению общим имуществом, представляется целесообразным включить в правовой оборот понятия «гражданско-правовые сделки» и «семейно-правовые сделки», причем с указанием на то, что обе эти разновидности сделок могут порождать, изменять и прекращать как гражданские, так и семейные правоотношения. Естественно, первый из предложенных терминов следует использовать преимущественно в гражданском законодательстве, а второй — в семейном.

В параграфе 1.3 «Понятие и характеристика односторонней сделки. Односторонние сделки как основания возникновения, изменения и прекращения семейных прав и обязанностей» исследуются различные подходы к понятию односторонней сделки, выявляются их особенности, проблемы теории и практики односторонних семейно-правовых (пользуясь предложенной в предыдущем параграфе терминологией) сделок. Автор подчеркивает, что односторонняя сделка как правоотношение предполагает возможность участия в нем и иных, кроме лица, совершившего сделку, лиц (при наличии их волеизъявления), но в качестве именно сделки односторонняя сделка предполагает достаточность участия в ней и волеизъявления лишь одного лица. Односторонним семейно-правовым сделкам присущ ряд особенностей: особая область применения, особый субъект, особенности правового регулирования не только гражданским, но и семейным законодательством, ориентация на общие начала семейного законодательства — направленность на защиту интересов семьи (преимущественно — несовершеннолетних детей) и др.

Предложены различные классификации семейно-правовых сделок. Обоснован вывод о том, что согласие супруга на распоряжение общим имуществом по своему характеру следует отнести к сделкам, которые могут быть совершены только лично. В числе проблем правового регулирования условных односторонних сделок выявлено несовершенство юридической техники п. 1 и 2 ст. 157 ГК: «Сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны…»,
т. е. при буквальном понимании данной нормы предполагается наличие как минимум двух сторон сделки. В связи с этим обосновывается необходимость внесения изменений в ст. 157 ГК в виде включения
в текст п. 1 и 2 данной статьи после слова «стороны» слов в скобках «(сторона в односторонней сделке)».

Отмечается, что закон не устанавливает «срока действия» согласия супруга на распоряжение другим супругом общим имуществом. Приводятся аргументы о необходимости введения разумного (не более одного года) срока, по истечении которого согласие, в случае необходимости, должно быть получено вновь.

Обосновывается целесообразность законодательного закрепления в нормах, предусматривающих такое согласие, возможности аннулирования субъектом, его совершившим, в любое время до тех пор, пока сделка, на которую дано согласие, не совершена и правоотношение, в связи с которым получено согласие (усыновление, передача
в приемную семью и т. п.), не возникло.

Поскольку односторонняя семейно-правовая сделка совершается с использованием преимущественно норм гражданского права о сделках вообще и односторонних сделках в частности и в то же время она регулирует в основном семейно-правовые отношения, можно говорить об усилении взаимовлияния, в определенной степени — взаимопроникновения (конвергенции) норм гражданского и семейного права при совершении односторонних сделок в семейных правоотношениях. Исходя из приведенных выше соображений односторонняя семейно-правовая сделка представляет собой урегулированное нормами как гражданского, так и семейного права и основанное преимущественно на принципах семейного права одностороннее волеизъявление физического лица — субъекта семейных правоотношений, направленное на возникновение, изменение или прекращение семейно-правовых отношений.

Вторая глава «Особенности согласия супруга как односторонней сделки» посвящена анализу юридической природы согласия супруга, в ней рассматриваются сущностные черты такого согласия, общие
с иными односторонними сделками, выявляются его особенности,
в том числе применительно к различным видам односторонних сделок.

В параграфе 2.1 «Согласие супруга как односторонняя сделка, ее содержание и условия действительности» выделяются основные элементы содержания односторонней семейно-правовой сделки согласие супруга, урегулированной нормами как гражданского, так и семейного права. Правовой целью такой сделки признается юридическая возможность другого супруга воспользоваться своим правом на совершение того или иного действия. Главной особенностью субъектного состава сделок данного вида является то, что единственным участником односторонней сделки в данном случае является лицо, состоящее в браке (супруг). Формулируется и обосновывается вывод о целесообразности установления законом предельного срока, в течение которого имущество после расторжения брака сохраняет режим общей собственности супругов. По истечении этого срока (оптимальным представляется срок в один год, достаточный для осмысления каждым супругом своего имущественного положения и принятия решения по нему) имущество при условии, если в суде не начато рассмотрение дела о разделе имущества, утрачивает свой прежний режим и считается принадлежащим тому из бывших супругов, на кого оно зарегистрировано, а не подлежащее регистрационному учету — тому, у кого фактически находится. Если они не изменили сложившееся положение в течение года (добровольно или через суд), следует признать презумпцию согласия супругов, брак которых расторгнут более года назад, на признание за каждым из них права собственности.

Совершая согласие супруга, субъект такой сделки реализует секундарные (от лат. secundans, secundatis — «содействующий, помогающий») права — особую разновидность прав, реализация которых заключена в одностороннем волеизъявлении и направлена на создание другого субъективного права. В отличие от всех иных видов прав секундарные права выполняют служебную роль и не приводят к получению блага, а призваны сформировать субъективное право на получение блага. Кроме того, наличие института согласия супруга является результатом ясно сознанных законодателем особенностей правового положения общего имущества супругов, т. е. данную сделку следует относить к сингулярным сделкам.

Исследуется правовая природа односторонней сделки согласия супруга на совершение другим супругом сделки по распоряжению общим имуществом. Отмечается, что она является одним из правомерных ограничений свободы договора.

Обосновывается необходимость законодательно закрепить обязательность получения нотариально удостоверенного согласия супруга на распоряжение имуществом, стоимость которого превышает определенную сумму. Ориентиром для определения этой суммы может быть норма Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающая, что крупным размером при совершении преступлений в сфере экономики является стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб. Эта сумма и может быть признана гражданским и семейным законодательством минимальной стоимостью имущества, на которое требуется согласие супруга. Приводятся аргументы в пользу того, что согласие супруга как односторонняя сделка по своему характеру относится
к тем сделкам, которые могут быть совершены только лично. К существенным особенностям такой сделки отнесены характер правового регулирования нормами как гражданского, так и семейного права; целевая направленность; вспомогательный характер; субъект совершения сделки — супруг; требования закона к форме сделки — нотариальное удостоверение в случаях, предусмотренных ст. 35 СК.

В параграфе 2.2 «Круг сделок, для совершения которых требуется согласие супруга» отмечается, что, исходя из общего понимания норм гражданского и семейного права, регулирующих имущественные отношения супругов, совершение одним супругом любой сделки должно происходить с согласия другого супруга. Но в большинстве случаев такое согласие не должно выражаться в какой-либо юридически закрепленной форме. Чаще всего оно презюмируется.

Сделки по распоряжению недвижимостью в силу своей значимости в имущественном обороте супругов требуют согласия супруга
в большинстве случаев по всем трем указанным в ст. 35 СК основаниям или двум из них: как сделки по распоряжению недвижимостью
и как сделки, требующие государственной регистрации. Согласие супруга на совершение другим супругом сделок с недвижимостью, в том числе договора об ипотеке, осуществляется в целом по общим правилам, установленным законодательством для совершения одним из супругов сделок, требующих нотариального удостоверения или государственной регистрации. Некоторые особенности, однако, связаны, во-первых, с наличием специфических оснований возникновения права общей собственности супругов на такие объекты недвижимости, как земельные участки и жилые помещения; во-вторых, с существованием в законодательстве более значительных по сравнению с правовым режимом движимого имущества ограничений оборотоспособности недвижимости; в-третьих, с предусмотренным законом правом супруга
и иных членов семьи, не являющихся собственниками жилого помещения, пользоваться им при наличии на это оснований, что порождает возникновение у них ряда прав (и обязанностей) в отношении соответствующего помещения.

На основе анализа норм земельного, гражданского и семейного законодательства, судебной практики формулируется вывод, что приватизированный гражданином в период брака земельный участок должен признаваться (даже несмотря на безвозмездную передачу соответствующего имущества, что делает его внешне похожим на безвозмездную сделку) совместной собственностью супругов.

Систематизирован и выделен в отдельную группу круг сделок
в отношении общего имущества (не являющегося недвижимостью)
и не требующих государственной регистрации сделок, в отношении которых закон устанавливает требование обязательного нотариального удостоверения. К ним отнесены: доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы; договор о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен; соглашение залогодателя и залогодержателя об удовлетворении требований залогодержателя за счет заложенного недвижимого имущества без обращения в суд; уступка требования, основанная на сделке, совершенной в нотариальной форме; договоры ренты и пожизненного содержания с иждивением; сделки, направленные на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.

Приводятся дополнительные аргументы в поддержку позиции
о том, что устранение двойной регистрации и отмена регистрации так называемых отчуждательных сделок призваны облегчить порядок их юридического оформления, способствовать активизации гражданского оборота. Гарантии защиты имущественных прав участников сделки, равно как и прав супругов, могут быть обеспечены введением обязательной нотариальной формы сделок по поводу имущественных прав, переход, установление или прекращение которых подлежат государственной регистрации.

Определены признаки юридически значимых действий состоящего в браке лица, требующих наличия обязательного нотариально удостоверенного согласия второго супруга: совершение супругом лишь такого юридически значимого действия, как сделка; установленная законом необходимость нотариального удостоверения или государственной регистрации соответствующей сделки; нахождение имущества, с которым совершается сделка, в общей собственности супругов; непосредственная направленность сделки на распоряжение общим имуществом супругов; участие в совершении сделки только одного из супругов.

В параграфе 2.3 «Порядок и условия удостоверения согласия супруга на совершение другим супругом сделки по распоряжению общим имуществом» делается акцент на том, что даже в усеченном виде презумпция согласия супруга на распоряжение другим супругом общим имуществом не является универсальной, и подвергаются исследованию случаи, на которые в соответствии с СК не распространяется общее правило об относительной правовой презумпции согласия супруга. Указанные исключения затрагивают сделки, способные кардинально изменить имущественное положение каждого из супругов
и всей семьи. Это сделки, требующие нотариального удостоверения
и (или) государственной регистрации. При этом мало того, что выражение вторым супругом согласия на совершение сделки без его участия обязательно, оно должно быть выражено в особой форме,
т. е. быть письменным и нотариально удостоверенным.

В данном параграфе раскрываются выделенные диссертантом ранее признаки юридически значимых действий состоящего в браке лица, требующих наличия обязательного нотариально удостоверенного согласия второго супруга.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.