авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Правореализация в социальной сфере

-- [ Страница 2 ] --

Определение категории «социальная сфера» применительно к предмету диссертационного исследования предполагает выявление различий ее трактовок в социологии и юриспруденции, поскольку являясь многозначной, междисциплинарной категорией, она используется в различных социально-гуманитарных науках, наполняясь конкретным смыслом, исходя из предмета этих наук.

В социологическом смысле социальная сфера, наряду с экономической, политико-правовой и духовной, выступает в качестве одной из подсистем общества, которая в широком смысле определяется как всё, что обеспечивает жизнедеятельность человека (т.е. в данном смысле понятия «социальная сфера» и «общество» совпадают), а в узком смысле – как сфера воспроизводства самого человека, его физических и духовных характеристик.

Социальная сфера как объект государственно-правового воздействия, с одной стороны, представляет собой систему общественных отношений, регулируемых комплексными отраслями законодательства, которые призваны обеспечивать соблюдение, использование, исполнение социальных прав, свобод и обязанностей человеком и гражданином и гарантировать всестороннее и свободное развитие личности, а с другой стороны – систему управленческих отношений, основным субъектом которых выступают органы государственной власти и иные уполномоченные субъекты.

Делается вывод, что в юридическом смысле социальная сфера представляет собой относительно самостоятельную систему общественно значимых социальных практик, институциональными средствами закрепления, стабилизации и развития которых выступают социальное государство и социальное законодательство.

Юридической основой общественных отношений в социальной сфере выступают социальные права, свободы и обязанности, специфические признаки которых сформулированы автором, исходя из анализа теории социального государства и практики его реализации в России. Фундаментальный характер социальных прав и свобод (т.е. они относятся к основным правам и свободам человека), обладают двойственной – естественной и позитивной – природой, что предполагает обязательное закрепление в нормативно-правовых актах государств определенного минимума гарантированных социальных благ, необходимых для полноценного развития человека. Поэтому некоторые из этих социальных прав и свобод принадлежат любому человеку, а некоторые – только гражданину, т.е. их нельзя однозначно отнести к той или иной группе прав, выделяемых по субъектному критерию.

С учетом анализа российского законодательства и международных правовых актов предложено авторское основание классификации социальных прав и свобод, к которым относятся: право на труд (включая свободу выбора профессии; право на справедливые и достойные условия труда; коллективные переговоры и коллективную защиту интересов работников; защиту от необоснованных увольнений; профессиональное обучение; обеспечение занятости, равенство возможностей профессионального роста, равные условия труда и равную оплату труда); право на охрану здоровья и получение медицинской помощи; защита семьи, материнства, отцовства и детства (включая социальные права детей на жилище, медицинское обслуживание и т.п.); права пожилых людей на достойную жизнь, права инвалидов; свободу передвижения и выбора места жительства; право на жилище; социальные права мигрантов.

Во втором параграфе «Субъекты правореализации в социальной сфере» определен круг субъектов, участвующих в реализации социальных прав, свобод и обязанностей.

При определении правового статуса участников правореализации в социальной сфере представляется необходимым исходить не только из предложенного определения социальной сферы, но и учитывать существующие в юридической науке разграничения категорий «субъект права» и «субъект правоотношения», «участник правореализации» и «субъект-правореализатор».

Правореализацию в социальной сфере, по нашему мнению, следует рассматривать в двух аспектах – как процесс и результат.

Правореализация в социальной сфере как правомерно-поведенческий, деятельностный процесс с объективной стороны представляет собой совершение определенных действий субъектами, осуществляющими социальные права, предусмотренные правовыми нормами, а с субъективной стороны характеризуется отношением субъекта к правовым требованиям в момент совершения предписываемых действий. Как конечный результат, реализация права в социальной сфере означает социальную результативность осуществления социальных прав, свобод и обязанностей, когда фактические социальные отношения приобретают правомерный характер.

Следовательно, правореализация в социальной сфере предполагает определенных субъектов, воплощающих в правомерных поведенческих актах предписания правовых норм, что в конечном итоге приводит к достижению субъектом того конкретного социального блага, получение которого гарантирует ему государство.

С учетом двойственной природы социальных прав отмечается, что реализация субъектом многих социальных прав (защита семьи, материнства, отцовства и детства; права пожилых людей на достойную жизнь, права инвалидов; право на жилище; социальные права мигрантов) невозможна без правоприменительной деятельности. Кроме того, с этим связано и отличие правового статуса субъектов-правореализаторов и участников правореализации в социальной сфере, т.е. физического лица и субъекта, наделенного властными полномочиями. Следовательно, большинство отношений, складывающихся в процессе правореализации в социальной сфере, носят вертикальный характер.

Многообразие социальных прав и особенности процесса их осуществления предполагают широкий круг субъектов, реализующих права, свободы, обязанности и полномочия в социальной сфере. При этом отмечается, что именно государство выступает особым субъектом, обеспечивающим и способствующим в лице уполномоченных им органов реализацию гражданином социальных прав, свобод и обязанностей. Государство в целом и его отдельные органы рассматриваются в качестве субъектов, осуществляющих властные полномочия по созданию благоприятных условий для реализации гражданами социальных прав, что находит отражение в социальной политике. В рамках конкретных правоотношений уполномоченные органы государственной власти и местного самоуправления выступают в качестве субъекта-правоприменителя, способствующего субъектам-правореализаторам осуществлять свои социальные права.

Анализ существующих в юридической литературе критериев классификации субъектов правореализации позволил диссертанту среди участников правореализации в социальной сфере выделить две группы субъектов: а) публичных субъектов (государственные органы, муниципальные органы, общественные объединения, учреждения), обладающих правоприменительной компетенцией, и б) непосредственных субъектов правореализации (физических лиц, в том числе специальных субъектов – инвалиды, пенсионеры, дети-сироты и др.).

Во второй главе «Формы правореализации в социальной сфере» формы правореализации рассматриваются согласно сформулированной Ю.С. Решетовым концепции структуры механизма реализации права, которая включает три компонента: «1) целостный участок правомерного поведения, представляющего собой саморегулирование участниками реализации правовых норм своего поведения; 2) целостный участок правомерной деятельности субъектов, осуществляющих индивидуально-правовое регулирование; 3) целостный участок правомерного поведения участников индивидуально-регламентированных общественных отношений»4.

В первом параграфе «Формы саморегуляции в социальной сфере» рассматриваются процессы саморегуляции, которые исследователи связывают с правомерным поведением участников регулируемых отношений, сообразующих свое поведение с действующими нормами права, что выражается в использовании субъективных прав, исполнении юридических обязанностей и соблюдении запретов. Указанные формы саморегулируемого поведения участников правореализации в социальной сфере подробно раскрываются в параграфе.

Использование субъективных прав в социальной сфере выступает в качестве основной формы саморегуляции, однако в данной форме реализуют право только граждане, поскольку должностные лица реализуют свои полномочия в форме правоприменения. В контексте анализируемой формы рассматриваются случаи злоупотребления правом. В качестве примера злоупотребления гражданами социальными правами приводятся материалы судебной практики злоупотребления правом на материнский капитал.

Исполнение юридических обязанностей, в качестве формы правореализующей саморегуляции, определяется как «совершение действий, которые предусмотрены нормой права и (или) заключенным на ее основе договором либо индивидуальным актом применения права»5. Как видно из определения, для реализации юридических обязанностей в социальной сфере необходимы акты применения права или индивидуально-договорные средства, которые адресованы конкретным лицам и определяют конкретную обязанность адресата.

Соблюдение права нередко определяется как воздержание от совершения запрещенных нормами права действий. Вместе с тем, следует согласиться с мнением тех авторов, кто считает необходимым использовать категорию «соблюдение права» для обозначения тех действий, которые по закону требуются для оформления каких-либо юридических результатов, достижение которых не является обязанностью сторон (заключение договора, оформление доверенности, составление завещания, расторжение брака, предъявление иска и т.п.). Именно в таком аспекте проявляется саморегуляция в ходе осуществления социальных прав, свобод и обязанностей гражданами.

В качестве особенности саморегулирующегося поведения в социальной сфере отмечается то, что для возникновения большинства правоотношений, в рамках которых реализуются социальные права, свободы и обязанности, недостаточно только саморегуляции, а требуются различные формы индивидуально-правового регулирования. Поэтому, основной формой реализации социальных прав, свобод и обязанностей выступает именно правомерная деятельность соответствующих субъектов, которые осуществляют индивидуально-правовое регулирование в социальной сфере. Например, среди множества проявлений права на труд (свобода выбора профессии; право на справедливые и достойные условия труда; коллективные переговоры и коллективную защиту интересов работников; защиту от необоснованных увольнений; профессиональное обучение; обеспечение занятости и др.) реализация большинства из них предполагает саморегуляцию как первичную реализацию самой возможности такого рода поведения, но при возникновении конкретного правоотношения подключается индивидуально-правовое регулирование, в частности, правоприменение и (или) договорное регулирование.

Во втором параграфе «Формы индивидуально-правового регулирования в социальной сфере» в качестве форм индивидуально-правового регулирования в социальной сфере выделяются правоприменение и индивидуально-договорное регулирование.

В юридической науке проблеме правового регулирования в целом и отдельным его аспектам в частности, т.е. видам, типам, формам, методам, способам и механизму, уделяется огромное внимание. Однако до сих пор отсутствует однозначность трактовок основных его составляющих. Поэтому в рамках предпринятого исследования была взята за основу трактовка указанных процессов учеными казанской юридической школы – Ф.Н. Фаткуллиным, Ю.С. Решетовым, а также молодыми учеными-теоретиками.

Определение правоприменения в качестве специфической формы правореализации в социальной сфере, а также наличие договорных средств, способствующих реализации социальных прав, свобод и обязанностей гражданами, сказывается на понимании властных и невластных субъектов правореализации в указанной сфере.

Правоприменительная деятельность выступает в качестве «замыкающего» юридического факта, необходимого для возникновения, изменения или прекращения правоотношений в социальной сфере, хотя в современный период отмечается тенденция к расширению действия индивидуально-договорного регулирования социальной сферы (реализация права на медицинское обслуживание, договорный режим имущества супругов, алиментные соглашения и др.). Поэтому применительно к социальной сфере можно говорить о превалировании форм властной (вертикальной) правореализации, но с тенденцией увеличения форм автономной (горизонтальной) правореализации.

В контексте анализа различных форм реализации социальных прав, свобод и обязанностей отмечается проявление преемственности. По нашему мнению, преемственность в правореализации применительно к социальной сфере проявляется в том, что в действующем законодательстве закреплен определенный объем социальных прав и гарантий их реализации независимо от того, какой политический режим действует в стране. Поскольку как сама социальная сфера, так и социальные права, реализуемые в этой сфере, обусловлены объективными потребностями людей, поэтому наиболее устоявшиеся социальные средства и способы достижения индивидами своих целей при реализации социальных потребностей (в жилье, браке и семье, трудовой деятельности и т.п.) постепенно получали правовое оформление. Однако преемственность, проявляющаяся в правоприменительной деятельности и в индивидуальном договорном регулировании, имея те же основания, что и при саморегуляции, в плане проявления обладает некоторыми особенностями.

В третьей главе «Уровни правореализации в социальной сфере» рассмотрение правореализации в социальной сфере как проявление системных связей её компонентов предполагает выделение координационных и субординационных типов их взаимодействия. Если координация выражает упорядоченность компонентов системы по горизонтали, т.е. взаимодействие компонентов одного уровня организации, то субординация как вертикальная упорядоченность – подчинение и соподчинение, т.е. взаимодействие компонентов различных уровней. Данный подход позволил выделить структурный, функциональный и территориальный уровни правореализации в социальной сфере.

В первом параграфе «Структурные уровни правореализации в социальной сфере» при рассмотрении структурных уровней правореализации выделяются два направления воздействия норм права на поведение людей: 1) закрепление в правовых нормах правил требуемого или дозволяемого поведения; 2) установление в нормах мер юридического воздействия в случаях их нарушения6. Соответственно, можно говорить о различных уровнях правореализации: первый – охватывает поведение, составляющее реализацию диспозиций норм права; второй – выражается в поведении, реализующем санкции правовых норм.

В соответствии с отмеченными структурными уровнями правореализации в социальной сфере детально рассматриваются традиционно выделяемые в юридической литературе различные виды гипотез, диспозиций и санкций применительно к реализации гражданами их социальных прав, свобод и обязанностей.

Обозначенные при рассмотрении структурного уровня правореализации два направления воздействия норм права на поведение людей не предусматривают выделения в качестве самостоятельного уровня реализацию гипотезы правовой нормы, что, на наш взгляд, правомерно и теоретически обосновано. Несомненно, что гипотеза, будучи самостоятельным элементом правовой нормы, тем не менее не порождает самостоятельного уровня ее реализации. Однако следует отметить, что в структуре правовых норм, регулирующих отношения в социальной сфере, встречаются все виды гипотез.

Несомненно, наибольшее значение в социальной сфере имеет реализация диспозиций правовых норм. При этом реализация диспозиций правовых норм включает в себя все основные компоненты механизма правореализации – и саморегулирование участниками правореализации собственного поведения, и индивидуально-правовое регулирование, и поведение участников индивидуально-регламентированных общественных отношений. Следовательно, данные уровни реализации норм права проявляются во всех содержательных компонентах процесса правореализации в социальной сфере.

Познанию глубинных процессов правореализации в целом и в социальной сфере в частности способствует использование методологии уровневого подхода, которая позволила сформулировать вывод о том, что структурный и функциональный уровни, «накладываясь» на содержательные компоненты правореализации (т.е. все пласты правомерного поведения), образуют сложный комплекс взаимодействия различных элементов механизма реализации социальных прав, свобод и обязанностей.

Во втором параграфе «Функциональные уровни правореализации в социальной сфере» отмечается наличие объективных устойчивых функциональных связей: 1) между конституционными и остальными структурными частями системы права; 2) материальных и процессуальных норм права7; 3) между отраслями публичного и частного права; 4) уголовных и иных отраслей права8; 5) норм международного и национального права. Делается вывод, что подобные функциональные связи проявляются и в социальной сфере на уровне реализации соответствующих правовых норм.

Детальному анализу подвергаются процессы реализации материально-правовых и процедурно-процессуальных правовых норм, а также обозначаются проблемные аспекты функционального взаимодействия норм международного и внутригосударственного права в ходе их реализации в социальной сфере.

Особенностью функционального уровня реализации правовых норм в социальной сфере является доминирование материально-правовых норм. Такое соотношение представляется закономерным, поскольку социальная сфера регулирует отношения, в которых зачастую участвует специфический субъект. В связи с этим нормативные правовые акты содержат множество материально-правовых норм, определяющих виды социальных услуг, правовой статус субъектов-правореализаторов, полномочия органов государственной власти и местного самоуправления и т.д. При этом наличие большого количества материальных норм может как положительно, так и отрицательно сказываться на процессах правореализации. С одной стороны, незначительное количество процедурно-процессуальных норм упрощает процесс получения социальных услуг, а с другой – усложняет процесс реализации материально-правовых норм в социальной сфере при недостаточной урегулированности отдельных вопросов.

Одним из условий эффективной реализации материально-правовых норм, отмечается в работе, является реализация процедурно-процессуальных норм. Следовательно, лишь в совокупности материально-правовые и процессуально-правовые нормы могут обеспечить эффективную реализацию гражданами их социальных прав, свобод и обязанностей, в ходе которой достигаются заложенные законодателем цели, максимально полно удовлетворяются потребности индивидов и проявляется социальная ценность самого права.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.