авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Правовое положение женщин в россии в xix – начале xx вв.

-- [ Страница 5 ] --

Характеризуя деятельность женского тюремного патроната, основной целью которого являлось обучение женщин различным профессиям, с целью облегчения освободившимся поиска работы, автор в качестве важнейшей причины его неэффективности отмечает недостаточное государственное финансирование.

В соответствие с Уставом о ссыльных издания 1909 г., следующие в ссылку женщины делились на два разряда: идущие по собственной воле за своими осуждёнными мужьям и те, кто был отправлен в ссылку по приговору суда. Женщины, добровольно отправившиеся в ссылку за своими мужьями не должны были отделяться от них и не подлежали строгому надзору. В отношении осуждённых женщин действовали те же правила, что и для мужчин47.

По Уставу уголовного судопроизводства, приговор в отношении беременной женщины, или недавно родившей, откладывался до истечения сорока дней после родов. Приговорённые к ссылке женщины, кормящие грудью младенцев, если сами не просили об отмене отсрочки наказания, не ссылались до достижения их детьми полуторагодовалого возраста, если сами не просили о скорейшем их отправлении48.

Осуждённые к ссылке женщины с грудными детьми не разлучались с ними, если сами не изъявляли желания оставить их с мужьями или родственникам. Женщины, осуждённые к бессрочным каторжным работам, по ст.94 «Устава о ссыльных» должны были также, как и мужчины содержаться в ножных и ручных оковах, но менее тяжёлых.

По истечении определённого срока, после зачисления ссыльных женщин в сословие крестьян или мещан, им разрешалось вступать в брак на общих основаниях, но при условии, что их мужья дадут подписку не вывозить их и самим не переселяться на постоянное место жительства из местностей, назначенных для ссылки. Если женщина вступала в брак с мужчиной, принадлежащим к более высокому сословию, ей не сообщались права и преимущества её мужа и не возвращались права, которые ей принадлежали до её осуждения49.

Особые правила в Уставе о ссыльных устанавливались для евреек. Они могли следовать за своими осуждёнными мужьям, взяв с собой детей: сыновей не старше 5 лет и дочерей не старше 10 лет. Более взрослые дети могли следовать за родителями только по собственному согласию. Если приговором суда была осуждена женщина – еврейка, то за ней в ссылку не могли следовать ни муж ни дети. Грудных младенцев матери могли брать с собой только с согласия мужей50.

Подводя итог, автор приходит к выводу о том, что законодательство России XIX – начала XX вв., определяющее положение осуждённых женщин, не смотря на мелкие уступки, не обеспечивало женщинам права на личную неприкосновенность, а также репродуктивные и материнские права.

В третьем параграфе «Правовое положение женщин, занятых трудом в промышленности и на службе» раскрываются особенности правового положения различных категорий трудящихся женщин, даётся общая характеристика законодательства о женском фабричном труде конца XIX – начала ХХ века, определяется положение женщин, находящихся на государственной и общественной службе.

Выявляя причины активного привлечения женщин к фабричному труду в XIX – начале ХХ века, автор выделяет техническое усовершенствование рабочего процесса и интенсивное внедрение машинного производства, а также то, что труд женщин оплачивался значительно ниже, чем труд мужчин.

Раскрывая содержание Закона «О воспрещении ночной работы несовершеннолетним и женщинам на фабриках, заводах и мануфактурах» 3 июня 1885 г., Устава о промышленном труде 1913 г. и других нормативно-правовых актов, автор приходит к выводу что, законодательство о женском фабричном труде лишь касалось таких важных вопросов, как ночной и сверхурочный женский труд, работа на вредных для здоровья женщин предприятиях и проблемы страхования. В отличие от зарубежного законодательства, в России отсутствовали нормы, предусматривающие отпуск для беременных женщин, материальную помощь роженицам от государства и владельцев фабрик и предприятий, создание особых условий для кормящих матерей. Кроме того, повсеместно отмечались нарушения закона со стороны работодателей.

Особое внимание уделяется правовому регулированию трудовой деятельности женщин – служащих в России, а также процессу создания института присяжных поверенных в России и судьбе вопроса о предоставлении женщинам права заниматься адвокатской деятельностью.

Раскрывая процесс разработки и обсуждения проекта закона «О допущении лиц женского пола в число присяжных и частных поверенных» на заседаниях Государственной думы и Государственного совета, автор приходит к выводу о том, что не смотря на существовавшую потребность в женщинах-адвокатах и значительный процент женщин, имеющих высшее юридическое образование, юристы-мужчины видели в женщинах нежелательных и опасных конкуренток. Таким образом, в России до 1917 г. женщины имели право получать юридическое образование, но не имели права на применение своих знаний выступая в судах в качестве адвоката.

5 августа 1917 г. Временное правительство принимает постановление «О расширении предоставленных лицам женского пола прав на поступление на государственную службу». В нём устанавливались равные права и равные обязанности женщин и мужчин при поступлении на государственную службу во все гражданские ведомства51. Реализовать намеченные изменения Временному правительству не удалось, в силу непродолжительности его существования.

Анализ правовых актов, регулировавших трудовую деятельность женщин, позволил автору прийти к выводу о том, что традиционно женскими профессиями, по мнению законодателя, являлись педагогическая, врачебная и канцелярская деятельность. Не смотря на то, что женщины являлись значимым субъектом экономической жизни, они испытывали дискриминацию во всех профессиональных сферах, а также имели ограниченный доступ к профессиям, требующим высшего и специального образования. Расширение прав трудящихся женщин, в значительной мере, было связано с революционной ситуацией и активным участием женщин в забастовочном движении.

Глава IV «Обычно-правовое положение женщин» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Положение женщины в крестьянской семье» определяются особенности обычно-правового положения женщин в России, характеризуются обычаи, существовавшие в различных губерниях дореволюционной России, а также практика волостных судов по жалобам крестьянских жён.

Женщина в крестьянской семье была обязана выполнять многочисленные работы по дому и хозяйству, помогать мужчинам в поле, заботиться о детях, муже и родителях. Незамужняя дочь не имела права голоса в управлении общим хозяйством и, помимо приданого, своей доли в имуществе семьи. Жениха для дочери определяли родители. Вместе с тем, случаи отказа от брака со стороны невесты, подтверждавшиеся многочисленными примерами из практики волостных судов, позволили автору прийти к выводу о том, что мнение невесты имело в крестьянской среде определённое значение.

Вступая в брак, женщина попадала в зависимость от мужа, который определял её место жительства, являлся хозяином дома и главой семьи. Без согласия мужа жена не имела права распоряжаться семейным имуществом, за исключением принадлежащего ей приданого. Если же муж уходил на заработки, то жена пользовалась свободой во всех повседневных хозяйственных делах. Вместе с тем, при сильном характере жены и слабости мужа, жена могла приобрести главенство в семье, признаваемое общиной. В таких случаях жене разрешалось выступать на сельском сходе и отвечать за исполнение различных повинностей. После смерти мужа, главы семьи в неразделённых крестьянских семьях, вдова приобретала все права хозяйки дома и управляла имуществом всей семьи.

Жена находилась под властью мужа и не могла оставлять дом последнего без его разрешения. Волостные суды строго следили за исполнением данной обязанности и не ограничивались одним лишь водворением или внушением, а нередко подвергали виновную женщину и её родителей уголовным наказаниям – штрафу, аресту на несколько дней, присуждению к общественным работам, а подчас и телесным наказаниям.

Нежелание крестьянских жён проживать совместно с мужем, чаще всего объяснялось не способностью мужа прокормить семью и жестоким обращением с женою, причинами которого являлись практическое отсутствие возможности расторжения брака и в крестьянском воззрении на жену, как на собственность мужа.

Отмечая, что на раздельное с мужем проживание, по обычаям, жена имела право только с его согласия, автор приводит примеры из практики волостных судов, когда и без согласия мужа, в том случае, если он растратил семейное имущество, женам выдавался отдельный вид на жительство.

Признавая власть отца в крестьянской семье, обычное право предусматривало также родительские права матери, которые при жизни мужа, сводилась к праву требовать от детей послушания и уважения, что санкционировалось решениями волостных судов.

Используя материалы различных архивов, большая часть из которых впервые вводится в научный оборот, автору удалось выявить специфику обычно-правового положения женщин в России рассматриваемого периода, которая заключалась в том, что обычай, в отличие от закона, предусматривал для жены право жаловаться суду на поведение мужа, в возможности применения телесных наказаний к жёнам, не желавшим проживать совместно с мужьями, а также в праве супругов проживать отдельно по их взаимному согласию.

Во втором параграфе «Имущественные права женщин по обычаям в Российской деревне» выявляется специфика приданого по обычаям России, раскрываются имущественные права замужних крестьянок, порядок наследования в крестьянском быту.

После смерти крестьянина его вдова могла сохранить пожизненное главенство над хозяйством, и в отношении других членов семьи к ней переходили права, которыми ранее располагал её покойный супруг. По представлениям общинного крестьянства мать – вдова, имевшая взрослых и женатых сыновей, была правомочна возглавлять хозяйство и отвечать за повинности, падавшие на него. За вдовами-матерями, возглавлявшими хозяйство, оставался решающий голос при выделах сыновей или полных разделах семей.

Крестьянская вдова имела право не только решить вопрос об определении доли каждого из своих детей в семейном имуществе, но и потребовать от них расплатиться по своим долгам и ежегодно выплачивать ей определённое содержание. Вдова могла сохранить за собой право пользования земельным наделом, приходившимся на душу её покойного мужа. В этом случае община учитывала, прежде всего, сможет ли она «тянуть подати» и есть ли у неё наследники мужского пола.

Имущественные права женщин, не способных возглавить крестьянское хозяйство (не вышедшие замуж дочери, сёстры, тётки, бездетные или имевшие только дочерей снохи или невестки) были существенно ограничены. Они, по нормам обычного права, не получали доли в общем семейном имуществе. Если кто-либо из них желал выделиться и жить самостоятельно, то им предоставлялось минимальное имущество, размер которого зависел от семейных обстоятельств и заранее нигде не фиксировался52. Бездетная вдова, чаще всего, не получала определённой части семейного имущества, следовавшей её мужу, а возвращалась в родительский дом. Семья мужа была обязана возвратить ей только приданое, если она его с собой принесла.

В обычном праве женщины обыкновенно не участвовали в разделе отцовского имущества, но братья были обязаны давать сёстрам содержание и выдать их замуж, снабдив приданым. Исключением являлись решения волостных судов, в соответствие с которыми дочерям выделялась часть из наследства, преимущественно из движимого имущества. Вместе с тем, в некоторых местностях, сёстры могли получить и равную с братьями долю в движимом имуществе, а при отсутствии братьев и всё имущество отца. Такие примеры были отмечены комиссией М.Н. Любощинского в Звенигородском уезде Киевской губернии, Клинском уезде Московской губернии, Моршанском и Шацком уезде Тамбовской губернии и Купянском уезде Харьковской губернии53. В Ярославском уезде были установлены случаи деления отцовского движимого имущества поровну между братьями и сёстрами. Подобный же порядок наследования устанавливался в Валдайском уезде Новгородской губернии и в Юрьевецком уезде Костромской губернии54. В этом случае, дочь могла унаследовать недвижимое имущество только при условии, что возьмётся «тянуть подати». Если дочь, унаследовавшая землю своего отца, выходила замуж за крестьянина принадлежавшего к другой общине, унаследованное ею имущество признавалось выморочным и возвращалось общине55.

По обычаям, также как и по закону, приданое считалось собственностью жены и в большинстве случаев возвращалось ей при уходе от мужа, или в случае его смерти, но при этом всегда учитывалось сколько времени она прожила в семье и по прошествии известного числа лет, тленные вещи считались прожитыми женой или обоими супругами с их общего согласия и возвращались только те, которые сохранились56.

При составе дома из родственников разных степеней, наследство переходило не к более близким и не по праву представления, а делилось поровну между всеми взрослыми работниками. Отделившиеся от семьи родственники, независимо от степени близости к умершему, в разделе имущества не участвовали. Отчуждать общее семейное имущество допускалось только с согласия всех домохозяев, причём не только мужчин, но и женщин.

Рассматривая дела о наследовании вдовы после мужа, автор приходит к мнению, что волостные суды старались руководствоваться постановлениями закона об указной части. Вследствие этого вдове с детьми выделялось из имущества мужа 1/3, 1/4, но чаще 1/7 часть57.

Различные экономические условия хозяйственного строя «большой» и «малой» крестьянской семьи отражались и на имущественном обеспечении вдовы после смерти мужа: в то время, как «малая» семья, по своей хозяйственной организации, отводила крестьянской женщине самостоятельное место, экономические условия «большой» семьи являлись весьма неблагоприятными для наследственных прав женщин.

Сноха, т.е. жена не отделённого сына, оставшаяся после смерти мужа с одними дочерями, ничего не получала на них из доли семейного имущества, следующей их покойному отцу, или же ей выделялось на содержание дочерей, по усмотрению свёкра, некоторая «малая часть мужниной доли», например, немного хлеба и скота. Таким образом, в «большой» крестьянской семье дочь, даже при отсутствии сыновей, в лучшем случае получала лишь незначительную часть из имущества своего отца.

По общему правилу, вдова-сноха при детях мужского пола получала на них при отделе всю часть имущества, которая следовала бы умершему её мужу, если бы он был жив. Право вдовы-снохи на выдел указанной части не зависел от того, вступила она во второй брак или нет.

Подводя итог, автор приходит к выводу о том, что, крестьянские акты свидетельствуют о безусловной самостоятельности обычного права и его независимости от государственных узаконений. Имущественные права крестьянок, в отличие от представительниц других сословий, определялись не столько родственными отношениями, сколько их участием и ролью в ведении общего крестьянского хозяйства.

В заключении диссертационного исследования подводятся итоги выполненной работы, в обобщённом виде формулируются основные выводы, а также отмечаются проблемы, нуждающиеся в дальнейшем более глубоком изучении.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ

Монографии

  1. Ворошилова С.В. Наследственные права женщин в России XIX – начала XX вв. / под ред. Ю.М. Понихидина. Саратов: Наука, 2009 (10,6 п.л.).
  2. Ворошилова С.В. Гражданско-правовое положение женщин в России (XIX – начало XX века) / под ред. О.Ю. Рыбакова. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010 (13,02 п.л.)
  3. Ворошилова С.В. Эволюция правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв. / под ред. О.Ю. Рыбакова. Саратов: Саратовский источник, 2011 (22 п.л.).

Публикации в ведущих рецензируемых научных изданиях

и журналах, перечень которых утверждён ВАК

  1. Ворошилова С.В. Городские выборы в истории России второй половины ХIХ века // Вестник СГАП. Саратов: Изд-во «Саратовская государственная академия права», 2003. № 4(37) (0,5 п.л.).
  2. Ворошилова С.В. Право женщин на участие в избирательном процессе в России в ХIХ – начале ХХ вв. // Вестник СГАП. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2006. № 1(46) (0,7 п.л.).
  3. Ворошилова С.В. Правовая политика России в Х1Х – начале ХХ вв. в сфере прав женщин при наследовании по закону // Правовая политика и правовая жизнь. Саратов; М.: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2008 № 2(31) (0,5 п.л.).
  4. Ворошилова С.В. Порядок наследования лиц женского пола по Х т. Свода законов Российской империи // Вестник СГАП. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2008. № 3(61) (0,6 п.л).
  5. Ворошилова С.В. Институт власти мужа в законодательстве России XIX в. // Вестник СГАП. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010. № 1(71) (0,6 п.л.).
  6. Ворошилова С.В. Право наследования вдовы в законодательстве России XIX века. // История государства и права. М.: Юрист, 2010. № 8 (0,5 п.л.).
  7. Ворошилова С.В. Правовое положение замужней женщины в России XIX в. // Правовая политика и правовая жизнь. Саратов; М.: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010. № 3(73) (0,5 п.л.).
  8. Ворошилова С.В. Правовое положение женщин, осуждённых за преступления в дореволюционной России // Вестник СГАП. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010. № 5(75) (0,6 п.л.).
  9. Ворошилова С.В. Рецензия на монографию С.В. Полениной и Е.В. Скурко «Право, гендер и культура в условиях глобализации» (в соавторстве с Н.И. Матузовым и О.И. Цыбулевской) // Государство и право. М.: Наука, 2010. № 6 (0,2 п.л./ 0,1 п.л.).
  10. Ворошилова С.В. Юридическая природа приданого в XIX в. // Вестник ПАГС. Саратов: Изд-во Поволжской академии государственной службы, 2011. № 2(27) (0,5 п.л.).
  11. Ворошилова С.В. Аспекты борьбы с женской преступностью в дореволюционной России // Информационная безопасность регионов. Саратов: Изд-во СЮИ МВД РФ, 2011 № 1(8) (0,5 п.л.).
  12. Ворошилова С.В. Правовое положение женщин в России (XIX – нач. XX вв.) // Правовая культура. Саратов: Изд-во СЮИ МВД РФ, 2011. № 1(10) (0,5 п.л.).
  13. Ворошилова С.В. Правовая политика России в XIX – начале XX вв. по привлечению женщин к государственной службе // Правовая политика и правовая жизнь. Саратов; М.: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2011. № 2 (0,3 п.л.).
  14. Ворошилова С.В. Правовое положение замужней крестьянки в России XIX в. // Право и политика. М.: Изд.группа «nota bene». 2011. № 6 (0,8 п.л.).

Публикации в иных изданиях



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.