авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Правовое положение женщин в россии в xix – начале xx вв.

-- [ Страница 4 ] --

В последующих парламентах женский вопрос в таком объёме более не ставился. В условиях спада революционной ситуации, обсуждение в полном объёме проекта закона о равноправии женщин, становится не возможным. С большим трудом, в результате острейших дебатов на заседаниях Государственной думы, удаётся принять законы лишь частично расширяющие права женщин, но не предоставляющие им равные с мужчинами права. Так в 1909 г. был принят закон «О мерах пресечения торга женщинами в целях разврата», в соответствии с которым ужесточается наказание за сводничество. В 1911 г., обсуждая законопроект о выборах уездных земских гласных, III Государственная дума принимает решение о предоставлении женщинам избирательных прав в волостном земстве, но без права быть избранными в председатели и члены волостной управы.

В этом же 1911 г. судебная комиссия III Государственной думы принимает законопроект о допущении женщин в адвокатуру, который активно обсуждается с марта по июнь 1912 г. Законопроект о «Желательности законодательного предположения о предоставлении лицам женского пола права быть присяжными поверенными» был принят в третьем чтении и передан в редакционную комиссию, после чего, без существенных изменений поступил в Государственный совет, который отклонил его в январе 1913 г.

В 1912 г. Государственная дума обсуждает и утверждает проект закона о расширении наследственных прав женщин. В отличие от ст. 10 проекта закона о равноправии женщин 1906 г., предусматривающей равенство женщин и мужчин в наследственном праве, закон «О расширении прав наследования по закону лицами женского пола и права завещания родовых имений», подписанный императором 3 июня 1912 г., уравнивал женщин с мужчинами лишь при наследовании движимого имущества. В наследовании земельного имущества, доля сестры при брате составляла одну седьмую часть35.

В 1914 г. Государственная дума IV созыва вносит ряд поправок в брачное законодательство, итогом которых стал закон 12 марта 1914 г. «О некоторых изменениях и дополнениях действующих узаконений о личных и имущественных правах замужних женщин и об отношениях супругов между собой и к детям».

Анализируя материалы Государственной думы, автор приходит к выводу о том, что вопрос о женском равноправии не рассматривался парламентариями, как вопрос первостепенной важности. Большая часть депутатов Думы, не считало необходимым решать его немедленно. Несмотря на прогрессивную позицию отдельных фракций и депутатов, деятельность Государственной думы по законодательному регулированию правового положения женщин и решению вопроса о равноправии полов была инертной. За 11 лет существования Государственной думы четырёх созывов так и не были решены вопросы предоставления женщинам равных с мужчинами политических и гражданских прав, вопросы улучшения условий труда женщин, а также правовой охраны материнства и детства.

Глава II «Эволюция гражданско-правового положения женщин в России в XIX начале XX вв.» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Законодательное регулирование положения женщины в семье и браке» даётся характеристика правового положения замужней женщины в России, определяются особенности личных и имущественных прав замужних женщин, а также их прав состояния, определённых в Своде законов Российской империи.

Исследуя положение замужней женщины в рассматриваемый период, автор приходит к выводу о законодательном закреплении института власти мужа, в силу которого жена была обязана повиноваться ему и проживать с мужем совместно, следовать за ним, в случае перемены места жительства, пребывать к нему в любви и неограниченном послушании.

Ограничение личных и имущественных прав замужних женщин, как свидетельствует автор, проявлялось также в том, что женщины не могли без согласия своих мужей давать на себя векселя, заключать договоры личного найма, получать отдельный вид на жительство, поступать на государственную и общественную службу, или в учебные заведения, а также участвовать в гражданском процессе, защищая свои права.

Проведя сравнительный анализ отечественного и зарубежного законодательства, закрепляющего правовой статус замужних женщин, автор отмечает, что в отличие от западноевропейских законов, признающих мужа естественным попечителем своей жены и предусматривающих институт раздельного жительства супругов, отечественное право закрепляет принцип раздельного владения имуществом супругами, что предполагает известную самостоятельность замужних женщин в решении имущественных вопросов.

Приданое жены, равно как и имущество, приобретённое ею или на её имя во время замужества, через куплю, дар, наследство или иным законным способом, признавалось её отдельной собственностью (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, ст. 110).

В виду изъятия из общего правила о полной раздельности имущества супругов, законодательство России допускало в Черниговской и Полтавской губерниях общность владения и пользования супругами приданым жены, которое поступало в распоряжение мужа.

К числу прав и обязанностей между супругами, установленных Сводом законов, относилась обязанность мужа доставлять жене пропитание и содержание «по состоянию и возможности своей» (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, ст. 106). Автор отмечает, что в отличие от законодательства Германии, Саксонии, Италии, Франции и Швейцарии, предусматривающего обязанность для жены содержать своего мужа, если он сам не в состоянии содержать себя, отечественные законы подобной обязанности для жены не устанавливали.

В начале ХХ в. Свод был дополнен статьёй 1061, в соответствие с которой право жены на содержание сохранялось за ней даже в том случае, если она, по вине мужа, не проживала с ним совместно. Вместе с тем, жена не в праве была требовать себе содержания, если она уклонялась от совместного жительства с мужем, несмотря на требование мужа вернуться к нему.

Потребности жены, которые должны были приниматься во внимание при определении алиментов (жильё, одежда и т.д.), не устанавливались ни законом, ни судебной практикой. Сенат указывал лишь на то, что ст. 106 не обязывает мужа хоронить свою жену. Оценка потребностей жены, как чисто фактическое обстоятельство, предоставлялась на усмотрение судьи, решающего дело по существу36.

Автор отмечает, что ограничение замужних женщин в правах в XIX веке проявлялось и в определении взаимоотношений родителей с детьми, что было характерным не только для отечественных законов, но и для европейского законодательства. Институт отеческой власти устанавливал преимущественное право отца в деле воспитания детей и избрания для них образа жизни, управлении и пользовании имуществом несовершеннолетних детей, а также представлении детей во всех делах37.

Вступление в брак с человеком высшего сословия сопровождалось для женщины повышением её правового статуса. Право жены на все права и преимущества мужа, сопряжённые с его состоянием, чином или званием она сохраняла и во вдовстве и при разводе. Жена именовалась по званию своего мужа и не теряла данного права, даже если мужа по приговору суда лишали прав его состояния (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, ст. 101).

Жена была обязана принять фамилию мужа, хотя могла сохранить и прежнюю (по отцу или прежнему браку) фамилию, прибавив её к фамилии мужа. В отличие от законодательства европейских государств, в России, женщины могли сохранить фамилию своего мужа даже в случае расторжения брака, вне всякой зависимости от причины развода38.

Рассматривая содержание Закона 12 марта 1914 г. «О некоторых изменениях и дополнениях действующих узаконений о личных и имущественных правах замужних женщин и об отношениях супругов между собой и к детям», автор приходит к выводу о существенном улучшении правового положение замужних женщин, которым предоставляется право отклонять требования мужей о совместной жизни, если она «представляется невыносимой», свободно обязываться векселями, без согласия мужа получать отдельный вид на жительство. Замужние женщины, проживающие отдельно от своих мужей, по новому закону, могли не спрашивать их разрешения при найме на службу, а также и при поступлении в учебные заведения.

Во втором параграфе «Наследственные права женщин в России» раскрывается порядок наследования женщин по нисходящей и боковой линиям, даётся характеристика наследственных прав вдов, анализируется деятельность Государственной думы и Государственного совета по проблеме наследования женщин.

Наследственные права женщин выражались в праве дочери при сыновьях наследовать 1/8 в движимом и 1/14 в недвижимом имуществе. Если же дочерей было так много, что за выделом им восьмых и четырнадцатых долей, доля сына была бы меньше, всё имущество делилось поровну. Исключением из указанного правила служил тот случай, когда наследство, состоящее из благоприобретенного имущества, распределялось между дочерьми и усыновленным, – в этом случае наследство всегда делилось на равные доли без преимущества в пользу лиц мужского пола (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, ст. 1561). При отсутствии сыновей, сёстры делили между собой имущество родителей в равных долях (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, ст. 1130, 1132).

По боковым линиям сёстры при братьях устранялись от наследования.

Из общих правил наследования женщин предусматривались следующие исключения. В губерниях и уездах закавказского края, образовавшихся в пределах Грузии, Имеретии и Гурии, исповедующие христианскую веру братья и их потомки имели право оставить за собою указную часть сестры из недвижимого имущества, выкупив её (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, примечание к ст. 1130).

В Черниговской и Полтавской губерниях порядок наследования определялся нормами Литовского статута. Здесь, из отцовского имения, дочери при братьях не получали указных частей, а наделялись приданым, которое определялось или по усмотрению отца, или, если он не оставил завещания, в размере 1/4 части всего, оставшегося после него имения. Материнское же имение сыновья и дочери делили между собою поровну. Имение, доставшееся умершему от его матери, также делилось между его родными братьями и сёстрами поровну (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, ст. 1005, 1133, 1139).

Острая полемика среди юристов возникла по вопросам о разделе наследства между нисходящими одной и той же линии, одинаково близкими к наследодателю, например, между внуком и внучкой, о праве племянниц на указные части из наследства, о наследовании супругов друг после друга и др.

Рассматривая особенности права наследования женщин в XIX в., автор соглашается с правоведами, отмечавшими противоречивость и неудовлетворительность русских законов, допускавших совместное наследование женщин и мужчин в нисходящей линии и не допускавших такого совместного наследования в боковых линиях. Кроме того, в нарушение общего правила отечественного наследственного права, предусматривающего выделение меньшей доли наследницам, при совместном наследовании мужчин и женщин, супруги наследовали друг после друга в равных долях без различия пола, в размере 1/7 части недвижимого и части движимого имущества. За вдовой также признавалось право потребовать выделения ей указной части из имения живого свёкра.

Автор подчёркивает, что право вдовы требовать указной части из имения живого свёкра противоречило основным началам наследственного права, по которому наследовать можно было только в имуществе, оставшемся после умершего.

Пробелы и недостатки закона служили источником разногласий и недоразумений в судебной практике. Приводя многочисленные примеры из судебной практики, автор приходит к выводу о том, что решения судов во многом зависели от точки зрения судьи.

Анализируя доводы сторонников и противников расширения наследственных прав женщин, а также обсуждение этого вопроса на заседаниях Государственной думы, автор соглашается с мнением юристов, считавших что ограничение женщин в праве наследования не являлось оправданным никакой государственной или общественной необходимостью.

Вместе с тем, в законе от 3 июня 1912 г. «О расширении прав наследования по закону лиц женского пола» женщины уравнивались с мужчинами лишь при наследовании движимого имущества, а также в «городском имуществе» благоприобретённом и родовом. При наследовании земельного имущества доля сестры при брате составляла одну седьмую часть39.

Автор подчёркивает, что, не смотря на громкие заверения правительства о том, что уравнение мужчин и женщин в праве наследования находится в полном соответствии с общим направлением правовой политики, законодательных актов, в которых бы женщины получили действительно равные с мужчинами права, в XIX – началеXX вв. принято не было.

Глава III «Публично-правовое положение женщин в России в XIX начале XX вв.» состоит из трёх параграфов, в первом из которых – «Право женщин на участие в избирательном процессе» раскрывается вопрос о политических правах женщин в России, приводятся мнения как сторонников, так и противников женского равноправия, анализируются законодательные акты, предполагающие возможность участия женщин в выборах в органы государственного управления и местного самоуправления в России.

Первым законодательным актом, в котором при определении порядка выборов в органы местного самоуправления, упоминались «лица женского пола», стало «Положение о губернских и уездных земских учреждениях» 1864 г. Женщины, чьё состояние отвечало принятому имущественному цензу, могли по доверенности передавать своё право участия в выборах не только родственникам (отцам, мужьям, сыновьям, братьям и зятьям), но и всяким другим лицам40.

При обсуждении проекта городской реформы, местные комиссии некоторых городов вновь поднимают «женский вопрос» и высказывают предложения не только допустить женщин к выборам, но и разрешить им занимать должности в органах городского самоуправления. Тем не менее, по Городовому положению 1870 г., женщины не только лично не допускаются к избирательным урнам, но и ограничивается круг лиц, которым они могли передавать свои голоса. Теперь, женщины обладающие цензом, могли передавать свои полномочия только родственникам (отцам, мужьям, сыновьям зятьям, внукам, родным братьям и племянникам)41.

В избирательной системе, по новому Положению о земствах 1890 г. и Городовому положению 1892 г. сохранялось поражение в избирательных правах женщин, которые не могли участвовать в выборах лично, но имели возможность передать свой голос близким родственникам. Указ Сената от 29 марта 1912 г. ограничивает круг свойственников, которым женщины могли передавать свои голоса. Теперь к выборам в органы местного самоуправления не допускались лица, предоставившие доверенность от мачехи своей жены.

Характеризуя законодательство о выборах XIX в. автор приходит к выводу, что от участия в политической и общественной жизни России было отстранено более половины населения, поскольку по данным переписи 1897 г. женщин насчитывалось на 711 тысяч больше чем мужчин42.

При обсуждении проекта закона о выборах в Государственную Думу, Совет Министров изъял статьи, позволяющие женщинам передавать свои голоса своим родственникам мужчинам. Данные изменения объяснялись тем, что «политическое право личное и не может быть передаваемо»43. Вместе с тем, Положение о выборах в Государственную Думу от 6 августа 1905 г. предусматривало право для женщин, отвечающих цензовым требованиям, передавать свои голоса по доверенности своим мужьям и сыновьям (п. 9)44. Таким образом, девицы и вдовы, не имеющие сыновей, лишались представительства даже через доверенных лиц.

Анализ доверенностей на участие в выборах в Государственную думу, написанных женщинами своим мужьям и сыновьям, позволил автору сделать вывод о том, что мужчины были свободны в своём выборе. Очень часто в тексте такой доверенности присутствовала фраза: «Во всём законно учинённом по сей доверенности я тебе верю, спорить и прекословить не буду»45.

В вопросе о политических правах женщин субъекты государственной политики подчас имели противоположные точки зрения. Правительственные учреждения, представлявшие интересы монарха и централизованной власти, были однозначно против вовлечения женщин в общественно-политическую деятельность. Поэтому только в ходе Февральской революции женщинам предоставляются равные с мужчинами избирательные права.

Впервые женщины получают право принять участие в голосовании при формировании органов местного самоуправления по новым законам о выборах в земства и городские думы 1917 г. В постановлениях Временного правительства «О производстве выборов гласных городских дум» и «О выборе волостных земских гласных» говорилось о том, что «правом участия в выборах гласных пользуются Российские граждане обоего пола, всех национальностей и вероисповеданий…»46.

В сентябре 1917 г. состоялось утверждение III (последнего) раздела Положения о выборах в Учредительное Собрание, в соответствие с которым лицам женского пола предоставлялось равное с мужчинами активное и пассивное избирательное право. Участие женщин в выборах характеризовало пробуждение их к активной общественной и политической жизни, что означало важный социокультурный сдвиг в российском обществе. Тем не менее, женщины-кандидаты встречались в избирательных списках крайне редко, что свидетельствовало о сложившихся в общественном сознании стереотипах, ориентирующих женщину на семью, а также о существовавшем в обществе недоверии к женщинам и их способностям полноценно решать вопросы государственной политики.

Второй параграф «Уголовно-правовой статус женщин в России в XIX начале XX вв.» характеризует женскую преступность в России рассматриваемого периода, а также особенности положения женщин по Уставу о наказаниях уголовных и исправительных, Уставу о содержащихся под стражею и Своду учреждений и уставов о ссыльных.

Правовое положение женщин, осуждённых к лишению свободы характеризовалось особым статусом беременных женщин и женщин, поступающих в пенитенциарное учреждение с малолетними детьми, а также в изъятии женщин от некоторых наказаний и в смягчении или замене одних наказаний на другие. По законам России, женщины раньше мужчин были освобождены от телесных наказаний, кроме того, вместо исправительных арестантских отделений женщинам, также как и подросткам, престарелым, «дряхлым» и не способным к работе назначалось тюремное заключение.

Женщины-арестантки, содержащиеся в одних тюрьмах с мужчинами, в соответствие с тюремными уставами, помещались в особые отделения. Заключённые женщины не могли выполнять работы вне тюремной ограды и работали в помещении, а также во дворе и огороде. Для женщин с грудными младенцами предписывалось искать такие работы, которые позволяли бы им продолжать заботиться о своих детях. По достижении детьми полуторагодовалого возраста, детей забирали у матерей, отбывающих наказание в тюрьмах и передавали на попечение заведений общественного призрения. Вместе с тем, заключённым-женщинам, так же как и мужчинам предоставлялось право на переписку, на свидание с родственниками, на получение передач и денежных переводов, право на получение бесплатного питания и одежды, право на прогулку, медицинскую помощь и т.д.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.