авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Гражданско-правовая форма инновационной деятельности

-- [ Страница 5 ] --

Закрепление прав на такие результаты за государством как таковым возможно только в строго определенных случаях, что явилось свидетельством отказа государства от фискального подхода в правовом регулировании данной области. А поскольку признание за государством этих прав ставит задачу, связанную с их реализацией, то Положением установлено, что предоставление хозяйствующим субъектам принадлежащих Российской Федерации прав на результаты научно-технической деятельности осуществляется на возмездных началах на конкурсной основе. При этом исполнитель, в процессе деятельности которого получены результаты, имеет при прочих равных условиях преимущество перед третьими лицами. Данная форма участия государства характеризует его как субъекта гражданско-правовых отношений (ст.ст. 124, 125 ГК РФ). Однако соискатель полагает, что игнорирование публично-правового аспекта может негативно сказаться на полноте решения вопроса об участии государства в инновационной деятельности. Это тем более существенно, так как правовая обеспеченность участников инновационной деятельности предполагает наличие эффективного юридического инструментария, оформляющего отношения ее субъектов не только с другими экономически обособленными участниками рынка, в основе поведения которых лежит законодательно предписанная диспозитивная модель поведения, но и с органами власти, в компетенцию которых входят действия в отношении участников инновационной деятельности по разрешению, содействию, ресурсообеспечению и контролю (субординационные властеотношения). В этой группе отношений государство выступает уже как суверен, носитель властных полномочий. Именно поэтому во всех экономических исследованиях правовая среда инновационной деятельности увязывается с наличием или отсутствием норм, предусматривающих мероприятия по государственной поддержке.

Содействие инновационной деятельности – часть правовой политики государства. Государство заинтересовано в нововведениях и их реализации в материальную сферу, а потому презюмируется, что, оказывая инновационной деятельности поддержку, оно ожидает от функционирования этого института и социального эффекта. Пока структура государственной поддержки в России как целостная система с эффективным механизмом реализации принимаемых решений еще полностью не сформирована.

Проблемы формирования государственной политики в области инновационной деятельности достаточно широко освещены в научной литературе. Вместе с тем анализ публикаций по данной проблематике приводит к выводу, что в настоящее время недостаточно разработана теоретическая и особенно методическая база процессов формирования и управления инновационной стратегией в условиях складывающихся рыночных отношений. Свидетельство тому – допущение определенного субъективизма в подходах к формированию процедуры разработки стратегии, к постановке и решению задач инновационной политики, смешение «горизонтальных» и «вертикальных» отношений в сфере инновационного регулирования, а нередко и нарушение компетенции в принятии норм по инновационной политике.

Глава пятая «Институт интеллектуальной собственности в условиях инновационно-ориентированной экономики». Параграф 1 «Система прав на результаты интеллектуальной деятельности». Российская история правового регулирования отношений, связанных с интеллектуальной собственностью, более краткая по сравнению с историей правового регулирования иных видов общественных отношений. Согласно новому блоку гражданско-правовых норм интеллектуальная собственность – это результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (ст. 1225 ГК РФ). Однако к четкому правовому решению относительно отраслевой принадлежности норм об интеллектуальной собственности, легальной дефиниции этого явления и его правового режима российский законодатель пришел не сразу. Отчасти это обусловлено длительностью формирования интеллектуальных запасов за счет бюджетных ассигнований и унаследованным от законодательства СССР отставанием в развитии правил введения в оборот объектов интеллектуальной собственности. Принятые в начале 90-х гг. прошлого столетия законы, действовавшие в сфере интеллектуальной собственности, определяли, кому принадлежат права на создаваемые результаты, и не предусматривали регулирования важнейшей части отношений «интеллектуальной собственности» – договоров об использовании ее объектов. Фактически это означало, что имущественный оборот таких объектов не был урегулирован. В то же время, как отмечено в Докладе Всемирного банка, выяснение прав собственности на интеллектуальный продукт является необходимым, но недостаточным условием. Наличие четких прав собственности – лишь средство достижения цели. Конечная цель состоит не в выяснении прав собственности как таковых, а в создании действенной системы вовлечения промышленных инноваций и технологий в хозяйственный оборот на основе эффективной передачи и распространения интеллектуальной собственности «от лаборатории до рынка»9.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод, что права на результаты интеллектуальной деятельности образуют сложную систему, включающую несколько институциональных уровней, формирование которых обусловливается спецификой общественных отношений в сфере интеллектуальной деятельности, а также естественными свойствами продуктов творческого труда. Многообразие прав, устанавливаемых по поводу результатов интеллектуальной деятельности, означает, что участники отношений, связанных с их созданием и использованием, обладают значительным объемом возможностей по реализации своих самых разнообразных интересов.

Появление законодательной категории «исключительные права» – не только признание необоснованности отождествления нематериального объекта (идеи, образа) с его материальным носителем, но и возможность законодательного оформления особого гражданско-правового режима, связанного с этой категорией.

Параграф 2 «Гражданско-правовой оборот прав на результаты интеллектуальной деятельности: проблемы теории». Практически во всех трудах ученых в области экономической науки в качестве завершающей стадии инновационного цикла называется стадия распространения инноваций.

Проблема эффективности использования интеллектуального капитала в виде позитивных знаний и опыта во всем их многообразии форм не нова. Существуя прежде в «облике» внедрения, в современной интерпретации она трансформировалась в проблему коммерциализации. Акцент на коммерциализации предполагает наличие соответствующего правового режима. За последние годы принято немало целевых документов, в которых особое внимание обращено на повышение эффективности использования объектов интеллектуальной собственности в хозяйственном обороте. Однако обилие норм, направленных на «вовлечение», не стало полноценной юридической гарантией этого процесса. На сегодняшний день нельзя признать, что национальный рынок интеллектуальной продукции эффективно функционирует. Анализ проблемы в экономической науке показал, что в данной области в абсолютном большинстве предлагаются организационные модели менеджмента, обеспечивающие реализацию механизма взаимосвязи научных подразделений и хозяйствующих субъектов. Успехи здесь немалые, но они относятся не к области оборота новшеств как таковых, а к области менеджмента.

В литературе под коммерциализацией обычно понимается процесс введения новшества на рынок, получение прибыли за счет перемещения технологии от ее разработчика или владельца к новому владельцу или пользователю в процессе выведения ее на рынок; технологический обмен; диффузия инноваций; их трансфер. При этом неизменно подчеркивается связь указанных процессов с рыночным механизмом. По мнению соискателя, легальным и унифицированным термином, опосредующим эти действия в области правового регулирования, является термин «оборот». В современном гражданском законодательстве он используется неоднократно (ст.ст. 5, 129; п. 3 ст. 209, ст. 357; п. 1 ст. 401 ГК РФ). Данный термин фигурирует и в федеральных законах, и в отдельных актах подзаконного уровня. Несмотря на длительный «отрыв» от гражданско-правовых норм, он «прижился» и в некоторых законах, относящихся к сфере интеллектуальной собственности.

Понятие гражданского оборота раскрыл А.В. Дозорцев, указав, что это совокупность имущественных отношений, регулируемых советским гражданским правом. Наиболее широкое определение гражданского оборота дал С.С. Алексеев, указав, что эта категория употребляется для обозначения сферы действия гражданского права, а потому попытка выявить особое, самостоятельное содержание указанной категории вряд ли оправданна10.

Проблема оборота результатов интеллектуальной деятельности тесно связана с общими вопросами гражданско-правового оборота. Исходя из понимания гражданского оборота как сферы действия гражданского права, можно определить объем правомочий термина «оборот» применительно к охраняемым результатам интеллектуальной деятельности, соотнеся его с понятием «вовлечение результатов интеллектуальной деятельности в гражданский оборот». В результате соискатель формулирует вывод о том, что оборот исключительных прав является частью гражданского оборота. Юридическими фактами, обусловливающими динамику этих объектов, являются гражданско-правовые сделки и договоры, поименованные в источниках гражданского законодательства и иных актах, содержащих нормы гражданского права. Нормы обновленного гражданского законодательства, включенные в четвертую часть ГК РФ, «погашают» большое число доктринальных споров относительно характера исключительных прав, снимая сомнения в их оборотоспособности, «давая новый импульс для современной научной доктрины исследовать отношения по введению исключительных прав в гражданский оборот в рамках обязательственных правоотношений11. Во-первых, ст. 128 ГК РФ квалифицирует эти права как самостоятельный объект гражданских прав, которым в соответствии со ст. 129 ГК РФ присуще свойство оборотоспособности. Во-вторых, законодательная кодификация норм об интеллектуальной собственности (четвертая часть ГК РФ) легализовала правомочие распоряжения исключительным правом и детализировала порядок его осуществления (п. 1. ст. 1233 ГК РФ). В связи с этим можно утверждать, что идея отчуждаемости исключительных прав, последовательно и длительно отстаиваемая наиболее последовательным адептом в области интеллектуальной собственности профессором В.А. Дозорцевым, воплощена в нормах действующего российского законодательства.

Все эти процессы вполне закономерны и с точки зрения многообразия объектов гражданско-правового оборота, переставшего строиться по вещно-монистическому признаку, и с точки зрения назначения этого вида прав, возникающих в отношении охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, которые в большей степени предназначены не для потребления создателями, а для извлечения их полезных свойств широким кругом потребителей. Для объектов промышленной собственности это вытекает из их назначения, чье необходимое качество промышленной применимости означает возможность их массового воспроизведения и использования.

Параграф 3 «Договоры, направленные на отчуждение исключительных прав». Условием оборота исключительных прав является наличие в их отношении соответствующего правового режима. Суть его заключается в том, что законодатель, с одной стороны, определяет условия принадлежности прав субъектам, а с другой – предоставляет возможность ими распоряжаться. В силу этого правовой механизм реализации исключительных прав обретает классические черты: на первом этапе в рамках абсолютного правоотношения возникает и легализуется право лица (физического, юридического, публично-правового образования) в отношении созданного им нематериального объекта. На втором этапе происходит дальнейшее «движение» этого права через относительное правоотношение, которое направлено на передачу нематериального объекта. Именно на этой стадии названные объекты, будучи имуществом, вовлекаются в товарный (имущественный) оборот, где и выявляется их реальная экономическая ценность. Иными словами, речь идет о правомочии распоряжения, реализуемом через соответствующие действия. При развитой регламентации общественных отношений нормами позитивного права средством достижения этой цели является механизм обязательственных отношений, с помощью которого у широкого круга лиц появляется легальная возможность использовать результаты интеллектуальной деятельности. Основными юридическими фактами в структуре данного подвида гражданского оборота являются правомерные действия в виде юридических актов, совершение которых влечет возникновение обязательственных правоотношений, «отношений динамики товарного хозяйства» (Е.А. Суханов) – переход благ от одних обладателей к другим. Это и есть этап коммерциализации интеллектуальных продуктов, к числу характерных черт которого относится оперирование исключительными правами как экономической категорией.

Самой распространенной разновидностью актов распоряжения являются сделки как двухстороннего, так и многостороннего характера – договоры, в современных правовых условиях рассматриваемые в качестве «идеальной формы активности участников гражданского оборота» (М.И. Брагинский, В.В. Витрянский). Договор как результат взаимного согласования воли сторон позволяет обеспечить максимальный учет интересов и обладателей благ, и их приобретателей, выступая «типичным средством децентрализованного регулирования в условиях равенства и взаимной неподчиненности субъектов – участников гражданского оборота» (Б.Б. Черепахин).

Анализ соответствующих законодательных положений и норм части четвертой ГК РФ позволяет выделить следующие разновидности договоров, в структуре предмета которых фигурируют те или иные виды прав на результаты интеллектуальной деятельности: договоры залога, купли-продажи и аренды предприятия, доверительного управления имуществом, коммерческой концессии, простого товарищества, лицензионный договор, договоры об отчуждении исключительного права и об отчуждении патента на изобретение на основе публичного предложения автора. В то же время соискатель не исключает возможности передачи имущественных прав как разновидности прав интеллектуальных путем использования непоименованных договорных конструкций. Это можно объяснить тем, что применение устоявшихся договорных форм позволяет ускорить процесс оформления отношений, избежать возможных пробелов в их регулировании и адекватно отразить интересы сторон.

В заключении работы соискатель излагает основные выводы, к которым пришел в процессе проведенного исследования.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в научных работах общим объемом 44, 5 п.л., в том числе: в двух монографиях (22,5 п.л.); в одном учебном пособии (6 п.л.); в 20 статьях научных изданий, рекомендованных перечнем ВАК (9,6 п.л.); в иных изданиях (6, 4 п.л.); две работы выполнены в соавторстве (соавторство не разделено).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.